HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2018 г.

Архив публикаций за январь 2006

2001  2002  2003  2004  2005  [2006]   2007  2008  2009  2010  2011  2012  2013  2014  2015  2016  2017  2018 

[январь]   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  


30 января 2006

Елена Зайцева

Критический обзор «О статье Лачина “Медведь и юноша” (№17)»

...Медведь – Лев Толстой, юноша – Лермонтов, а мысль такая: казалось бы, парадоксально, что “юноша, не сумевший покорить многих и помельче Толстого” покоряет этого малочувствительного к чьим-то авторитетам “первого – и наиболее внушительного – нигилиста русской классики”, однако никакого парадокса в этом нет, напротив, это закономерно, в этом сила Толстого. И в этом сила Лермонтова, “в покорении не сотен тысяч подростковых сердец, а сего кряжистого тяжеловеса, неудержимого никем. В этой вневременной, надвременной встрече медведя и юноши – их звёздный час. В момент этой встречи – нет никого с ними вровень. Выше – нет никого”.

На таком вот подъёме вся статья и идёт, написана очень высокопарно, выспренне, я бы сказала, – уходящее слово, а жаль... Но сначала о самой мысли. Не согласна, конечно. Отнесла бы эту лермонтовскую победу к каким-то “вкусовым флуктуациям”, к пристрастиям. При-страстие, маленькая страсть, что-то иррациональное. Можно, конечно, попробовать её объяснить. “Пристрастить”, например, могла лермонтовская кавказская тема (Толстому – напомню, автору кавказских повестей, рассказов, воспоминаний – совсем не чужая). Или лермонтовская утрированность, сказочность (мрачная сказочность) – тут уж, конечно, чужая и даже противоположная (толстовскому виденью), но ведь противоположности могут и притягивать... В общем, объяснять пристрастия можно, но, боюсь, тут сколько врачей, столько и диагнозов будет. В таких случаях, кстати, наиболее верным обычно признаётся наиболее красивый и ясный. Лачин же туманно, загадочно даже, произносит, что “...Будто в Лермонтове он (Толстой. – Е. З.) понял, уловил нечто такое, что его придавило – раз и навсегда”, и это, собственно, вся версия. Потом ещё, правда, говорится о том, что, увы, в Лермонтове видят “красиво-романтичное”, лишь “первичный слой его достоинств”, а надо бы увидеть, надо бы понять... ЧТО надо бы увидеть и понять – опять не говорится. Вторая часть статьи, казалось бы на это объяснение отведённая, опять уходит на описание “медвежести” Толстого (на что уже была пущена вся первая часть, и весьма щедро)...

28 января 2006

Мария Кузнецова

Сборник миниатюр «Когда из уха лезет зуб»

...Арбуз встал и пошел. У него ножки из семечек растут. А если разрезать, то мякоть вывалится и обмякнет. Тогда он сдуется.

В четырнадцатом веке жили евреи, которые ходили на задних лапах. Они их привязывали к ногам и ходили. И шапки круглые, потому что голова лысая. И банки грабят тоже евреи, потому что завидно другим евреям, у которых банки. Вообще я имела ввиду антиквариат. Так вот, построили они баню, в которой стал жить один лесник, из другого королевства. Он убивал зверей и делал из них сувениры, дешевые такие, чтобы никто не покупал, а сам дома собирал. Однажды у него украли ноги и привязал к своим, чтобы быстрее убежать.

В кубе сидели трое: медведь, лиса и пятачок. Они доедали крекер, вдруг медведь поперхнулся и упал. Пятачок визжал и плакал, а лиса улыбалась и точила ножик. Куб стал расти, а медведь увеличиваться. Внутри него вырос новый куб, потом еще и еще. Мелькало люди и время, назад и вперед, мертвые и больные, умирающие и выжившие. В страшном грохоте и потоке криков. Лиса седела на глазах, ее мозг не вмещал информацию, она умирала и рождалась снова. Пятачок застыл на вечность, замерз. Когда куб остановился, лиса осталась на уровне пятого класса, а пятачок растаял и исчез. Перепуганная девочка-лиса осматривалась по сторонам, к ней тянулись прозрачные руки помощи. Ее мысли звали на помощь. ЕЕ мысли материализовывались, становилось тесно, куб снова стал растягиваться, выбрасывая новую порцию чужих мыслей…

Открытая форточка не может быть больше открытой. ЕЕ можно оторвать и выбросить, тогда ее не будет вообще. Чтобы скрыть свои уродства, надо кушать буряк, чтобы убить в себе микробов. Они перестанут размножаться, короче, будет всё хериться, как бы сказал Рубан...

26 января 2006

Леонид Скляднев

Цикл повестей «Философия провала в стихах и прозе»

...Ну, итак, общежитие. Вы себе представляете, да? Коридор такой длинный, и в концах коридора туалет с умывальником: на одном конце "М", на другом, соотвественно, "Ж". Вечер. По коридору лёгким девичьим шагом в умывальник стремятся студентки столицы. Представляете, да? Первокурсницы – нежность, невинность, молочный младенческий запах. Любопытство, конечно. К умывальнику – лёгким девическим шагом.

Неожиданно – крики, смятение, визги – стайкой ласточек лёгких метнулись куда-то студентки. Что там? Что? Что такое?!

Из умывальника "Ж" выходил обнажённый Иван.

"Это как – "обнажённый"? Это чё – голый, что ли?!" – удивленье скрывая, равнодушно так спросят ребята. И я им отвечу: "Да, голый." Но в романах не принято слово такое. И поэтому лучше уж так я скажу вам, ребята: "Из умывальника "Ж" в белизне ослепительной всей своей правды (ибо телом был бел и прекрасен) первозданным Адамом Иван выходил, помавая концом своего (как сказать бы) мужского начала."

И ни тени стесненья в движеньях его не смогли бы заметить студентки столицы, ибо пьян, да, был пьян он мертвецки и, как и Адам первозданный, не ведал своей наготы. И краска стыда не коснулась ланит его бледных. Напротив – торжеством и спокойствием лик его благородный лучился, и только в очах, устремлённых куда-то за тесные стены общаги в туманные дали, глубоко-глубоко огоньком беспокойным металась тоска.

Студенток испуг, между тем, любопытством сменился. Любопытством таким восхищённым и не оскорблявшим невинности вовсе. Ибо так был естествен Иван в одеяньи Адама, будто сроду не знали штанов эти сильные бёдра.

Так Иван проходил, не спеша, мимо ласточек стаи невинной, благосклонно приемля их взглядов нескромную ласку. Но лишь возле одной замедлили шаг его белые ноги, и очи на миг обрели им присущую ясность. Да, именно так, как в романах – взгляды встретились их на мгновенье, и нечаянно пальцы девичьи коснулись, будто ласточка лёгким крылом щекотнула… Но не пальцев ивановых пальцы девичьи коснулись, а пальцы девичьи косну-улись… конца мужского начала Ивана. И начала конец поднялся.

"Это как? Это хрен, что ли, встал?!" – удивленье скрывая, равнодушно так спросят ребята.

И я им отвечу: "Да, именно так. Но в романах, ребята, не принято так выражаться, что, мол, "хрен его встал". Это будет уже не роман, а параша какая-то прямо. Так вот, чтобы не вышло параши, а вышло красиво, а главное – полифонично, выражаются так вот: "Начала конец поднялся". И образованным людям становится сразу понятно, о начале какого конца, то есть, наоборот, о конце какого начала идёт, в сущности, речь. Потому что, ребята, образованным людям известно, что только мужское начало имеет конец, начало же женское – скрыто, глубинно, бездонно."...

24 января 2006

Павел Парфин

Повесть «Юродивый Эрос»

...Когда я снова повернулся к ребятам, Кондрат, как у себя дома, расхаживал по "Сайту мертвых". Я всмотрелся: карта сайта – типичный план кладбища: крестики повсюду, могилки, надгробные камушки… Ну и ну! Мне начинало это нравиться. Хм, даже могилку себе можно забить.

– "Займи местечко", – с невероятно томным придыханием, будто предлагая секс по телефону, прочла Ален и ткнула пальчиком в точку на мониторе. – Хочу здесь!

– Погоди, успеешь еще, – Палермо инстинктивно схватил Ален за руку, словно она могла и вправду броситься занимать местечко на виртуальном кладбище. Боже, вы только гляньте на Палермо! "Погоди, успеешь еще". Щенячья нежность!.. Как же все-таки он любит ее. Я искренне завидовал Палермо, но Ален мне ничуть не было жаль. Ведь она любила меня.

– Да пускай займет, – вдруг поддержал Ален Кондрат. – Классный прикол – выбираешь могилку и… А черт его знает, что будет потом.

– Неужели? – ухмыльнулся я. – Ты же всегда все знаешь.

– А давайте прикольнемся… над кем-нибудь? – Палермо загорелся, вдохновленный, видимо, только-только пришедшей в его бритую макушку идеей.

– Например, над Андрюхой, – подсказал я. И чего это я вдруг вспомнил Андрюшку Карпова? А фиг его знает.

– Ну хоть бы над Андрюхой, – с явной поспешностью согласился Палермо. Что, дружок, кишка тонка самому выбор сделать? – Андрюха мне вчера о своих жизненных планах рассказывал. Так их за сто лет не осилишь.

– Вот мы ему и поможем, – Кондрат гадко осклабился. – Ну, какой срок назначим ему?

Я с нарочитой серьезностью наморщил лоб:

– Предлагаю пару дней на раскачку.

– Принято. Ален, вбивай, – приказал Кондрат. Я заглянул из-за его плеча: в окошке кладбищенского меню Ален набрала: "13 августа"...

23 января 2006

Григорий Ганзбург

Сборник стихотворений «Из цикла "Стихотворения с заголовками в конце"»

Сорвавшись с небес, прилетела строка.
Тепло и прохлада небесной печали
Флейтовой мелодией Глюка звучали,
Настоянной вечностью в звездном ковше.

Люблю прикасаться душою у душе,
Разгадывать губ шевелящихся шёпот.
Под грохот Вселенной и времени хохот
Душа тишиною ответит душе.

Проходит мгновение Божьего сна.
Исчезнет видение синей эмали...

Сойдёт божество, где его не искали,
Наступит нога на плотину песка,
Ветра загудит от органной педали,
Ручьи зазвенят до кристального дна.

Стремительно, не дожидаясь, пока
Наслушаюся слова небесной скрижали,
В ближайшую близь – словно в дальние дали –
В подземные царства уносит река.
22 января 2006

Сергей Роганов

Эссе «Шинелька»

...Я бы вывернулся даже под гнетом национал-социалистической партии.

Смыться бы не успел, – в голове бы гуляли такие фантастические идеи, грезы о переустройстве всего мирового порядка во имя священной Германии (или СССР, – какая разница?), что остался бы в упоении, в восторге, экстазе и даже за немецкого сверхчеловека побежал бы голосовать и в гитлерюгенд записываться, – словом, как обычно везде бывает.

Но потом, потом я наверняка бы вывернулся.

Прибился бы к какой-нибудь государевой или партийной жопе, зажевал бы в память десяток другой цитат из «Майн кампф», оделся бы соответственно, маршировал бы по праздникам и писал бы программы, статейки, ну не знаю, что именно, но что-то так больше реализма в спасении чести перед лицом Освенцима, потому что, прячась под стульями в рейхканцелярии, непременно блевал бы втихаря от всех ужасов нацизма, да и не нацизма, а от ужаса собственного присутствия среди нацизма. И спасал бы честь, валяясь под стульями, – что ж не сообразил-то раньше, чем все дело пахнет?!

Гиммлер, говорят, тоже разблевался и потерял сознание после знакомства с документальной лентой о подведомственных ему концентрационных лагерях. Ему и карты в руки – он вершитель судеб миллионов. А я, я, разумеется, ничего бы не вершил, но от сознания, даже просто от утробного ощущения, что вот в любое мгновение могу быть брошен в какой-нибудь Освенцим... – вот ужас, так ужас.

Вот и выходит, – как можно спасать честь мышления, да хоть чего-нибудь, перед лицом Освенцима, если убежден, уверен, что никакого Освенцима для тебя не было, быть не могло, и никогда не будет. Мечтать, – да!! Терзать мечтами остатки постсоветского сознания – полезная психотерапия. Изображать мученика пред лицом подрастающего поколения – пожалуйста; даже желваками поводить для острастки, – мол, вот как я могу, и от телеэкрана прочь побежать, от документальных кадров лагерной жизни, но там, во глубине души моей безмерной, знаешь точно, сразу и во веки веков – не попал бы, не пошел бы....

А, интересно, что вы могли бы придумать и предложить перед лицом Освенцима?! Оплывший от академического жира постмодернизм в обнимку с потребительской корзиной из супермаркета – понятно. Но вот там, на плацу, или перед лицом зондеркоманды – что?! Устали от потока бреда? Понимаю, понимаю. Каждый день с утра и до вечера бредить, как не устанешь.....

А все-таки интересно, можно было бы откупиться от этого Освенцима? Во сколько бы обошлось это самое спасение чести?! Откупались ли?

Верю в последнее, поскольку иного мира вообразить себе просто невозможно...

21 января 2006

Евгений Минаев

Сборник стихотворений «Ловцы жемчуга»

Где же вы, ловцы жемчуга?!
Сегодня, как никогда,
много ценной добычи.
На помутневшей глади
стекол оконных и форточных
дождь рассыпал жемчужины
холодными каплями влаги.
Я бы рад приобщится к их хрупкости,
ощутить пересохшими пальцами
недолговечность слез!
Но окно… заклеено на зиму.
Я оставлен до марта на дне,
в пещере, давно погубленной
геометрией белых стен.
Из глубины сознания,
чувствуя ил под ногами,
причесанный ровным паркетом,
наблюдаю, как мягко ложатся
жемчужины новыми брызгами.
А я… прирастаю кораллом
к стулу. Считаю икринки,
из которых, быть может, родится
сама красота океана?
Где же вы, ловцы жемчуга?!
В отличие от кораллов,
способные оторваться
от камня кофейной пружиной.
и устремится на поиски
красоты – как всегда недоступной.
19 января 2006

Владимир Кузин

Рассказ «Горбун»

В дырявых штанах и грязной засаленной куртке, он вошел в вагон электрички на третьей остановке и, взявшись за гармонь, подвешенную к груди с помощью двух кожаных ремней, затянул заунывную песню, время от времени встряхивая головой, будто прогоняя комаров. При этом пряди его длинных волос спадали на морщинистое, в царапинах и ссадинах лицо, почти соединяясь с густой бородой.

17 января 2006

Фёдор Раухвергер

Рассказ «Дочь Самсона»

...Обратный путь давался Таечке нелегко. Мысли об Александре вытеснялись из головы мыслями куда более прозаичными – о муже и детях. Как ни крути, а при любом раскладе дети были тем числом, которое, разрешая формулу своего счастья, необходимо было всё время держать в уме. Она не могла вредить их психике; скандалов в семье никогда не было – охлаждение проходило тихо, никого, кроме Таечки, не тревожа. Может быть, когда они подрастут настолько, чтобы понять, – тогда. Но когда ещё это будет? К тому времени ей, наверняка, уже будет немного за сорок. К тому же, если всё оставить, как есть, это будет постоянный обман. Обман мужа, детей, его, себя самой, в конце концов… Раньше Таечка никогда не сталкивалась ни с чем подобным. На ум приходила только Анна Каренина с Вронским, но как закончилась эта история?! Так или иначе, ситуацию эту надо было решать немедленно. Как? Это Таечка для себя уже решила.

Вернувшись домой, она стала искать бритву; она помнила, что одна должна была лежать в бельевом шкафу. Наконец бритва, оставшаяся после отца, большая острая бритва была найдена. Таечка задумчиво подержала её в руках, а потом положила около зеркала. Затем она взяла ножницы и стала обрезать себе волосы. Длинные роскошные пряди падали одна за другой на пол. Таечкино лицо отражалось в зеркале – глаза её излучали решительность, а губы, после каждого щелчка ножниц, чуть-чуть подёргивались. Закончив, Таечка взяла бритву...

15 января 2006

Юрий Фаюстов

Статья «Каким же путем?»

...Российские политики и прочая «элита», на волнениях народа поднявшиеся к власти в постсоветской России, по отношению к рядовым наемным работникам поступили с большим лицемерием и подлостью. Как если бы выбрались из ямы благодаря помощи снизу находящихся в яме других людей, а затем стали бить по рукам остальным, чтобы не могли подняться. И еще глумиться над ними.

В результате дискриминации в законах рядовых наемных работников зарплата в России занижена в 3 – 5 раз и более. Особенно цинично новые российские власти подошли к размеру минимальной зарплаты, которую установили законом в несколько раз ниже прожиточного уровня, и примерно в двадцать раз ниже, чем даже в малоразвитых странах Европы, как Испания – где минимум 513 евро в месяц, Греция – 560 евро. И средние зарплаты в этих странах порядка тысячи евро, то есть, эквивалентны 30-35 тысячам рублей в месяц.

Так что благодаря очень вредному, порочному экономическому механизму зарплата в цене российских товаров составляет всего 10-20%, а в развитых странах до 50-70%...

14 января 2006

Юрий Фаюстов

Статья «Зарплата и технологическое развитие»

...Конечно, на первый взгляд, работодателям бесправная дешевая рабочая сила очень выгодна и многие из них хотели бы удерживать это состояние, но таким образом российский бизнес подписывает себе приговор на высокие налоги НДС, ЕСН, на высокий процент по кредитам в связи с высокой инфляцией, на массовые бесконечные требования благотворительных взносов. И отрезает пути к интенсивному развитию и массовому технологическому подъему производства. И ведет, ведет к росту социальной напряженности...

12 января 2006

Татьяна Калашникова

Очерк «Венеция севера. Утро 1.01.2006»

Приходилось ли вам, господа, когда-нибудь прохаживаться по полупустынным улицам утреннего города в первый день нового года? Да-да, именно первого января, спустя несколько часов после того, как шумный, праздничный в своем пьянящем веселье город быстро утихает, лениво распластавшись под новогодним небесным сводом. Отщелкали и отыграли грандиозными разноцветными огнями бесконечные ракетницы, отшумели улицы, улочки и подворотни смехом, свистом, громкими поздравлениями и шипящими брызгами шампанского. Тротуары и мостовые покрыты серпантином и мишурой растерзанных хлопушек, а в воздухе все еще звучит, постепенно растворяясь, вечно-старое вечно-новое «С Новым Годом! С новым счастьем!». Признаться честно, лично мне прежде никогда не приходилось наблюдать ничего подобного по той простой причине, что я, как и большая часть жителей нашей планеты, утром после встречи нового года, мирно почивала, утомленная длинной, бессонной новогодней ночью. И вот так случилось, что первого января свежеиспеченного 2006-го года я впервые оказалась в центральной части одного из наиболее интересных городов мира, города, славящегося своими свободными нравами и многочисленными водными сплетениями и каналами. Вероятно, вы уже догадались, что речь идет о столице Голландии, Амстердаме. Мне не хотелось бы слишком забегать вперед и потому предлагаю вам, дорогие читатели, осуществить небольшую прогулку по улицам Амстердама вместе...

11 января 2006

Никита Давыдов

Рассказ «Жертвоприношение»

Очередной день ниспослали Боги Земли в году 400 до рождества Христова.

Третий день пути был, когда на горизонте прямо по курсу Критской эскадры показались паруса спартанских кораблей.

Ксеокс, как и положено капитану «Скироса» – флагмана, лишь немного уступавшего в размере знаменосцу, стоял в это время на мостике – возвышении на корме. Прямо под ним трепыхался навес из промасленной ткани, там хранились продукты и папирус, и могли отдыхать члены команды. Гребцы – чернокожие наёмники и рабы, обычно спали под открытым небом.

Низкий треугольный парус с цветами Крита – коричневым и чёрным и белым быком посередине, не загораживал обзор. Вперёдсмотрящий взмахнул чёрным флагом, предупреждая об опасности, но Ксеокс и без того уже заметил приближающиеся суда и отдал приказ своему кормчему Лидифу атаковать их.

10 января 2006

Фёдор Раухвергер

Рецензия «К вопросу об "Открытой Мысли"»

...На мой взгляд, современная российская литература переживает не самый лучший момент в своей жизни. Давайте попробуем перенестись лет на 70 вперёд и постараемся представить себе, кто же из современных писателей останется в памяти благодарных потомков. Кого из них будут переиздавать, посвящённый кому из них выйдет очередной труд ЖЗЛ, кто будет, в конце концов, включён в школьную программу? К сожалению, у меня на этот счёт идей нет, хотя в голове имеется значительный список авторов. Возможно, таким столпом русской художественной литературы конца XX – начала XXI века станет В.Пелевин. Лично я не поклонник его творчества, но и дарований его отрицать не могу. А, быть может, пальму первенства ему придётся уступить Б.Акунину – в конце концов, А.Дюма также отличался чрезмерной творческой плодовитостью и писал в очень похожем жанре. И, так же, как некоторые из нас помнят Бусинара (но я, к сожалению, уже без инициалов), кто-то из наших потомков вспомнит некую госпожу Донцову. А, быть может, Маринину. Не знаю – мне на их место встать трудно...

9 января 2006

Евгений Никифоров

Сборник стихотворений «Фантасмагория в городе Сомерсета Моэма»

Чей-то комод стоял в пустыне.
Близ него встречались люди,
Пути-дороги расходились.

Никто не забирал комод, не увозил домой.
Громада корни уж пустила,
Покрылась камнем – как скала.

Одаривал всех тенью и прохладой камня.
Благословенным стал,
Курганом стал.

Покоится в нём царь царей, земного шара председатель.
Комод стал обрастать легендами,
Пел ночами сказки, пугал детей, шутливо.

Но старые дороги забылись, позабывались и цари.
Комод, с надеждой, всё продолжал одаривать нас тенью.
Всё напрасно – один стоит теперь в пустыне.

Ещё ходят слухи, что кто-то
Увёз комод домой.
8 января 2006

Соломон Воложин

Критическая статья «Противоречия противоречиям рознь»

Однако оно есть необходимый, но не достаточный признак художественности произведения идеологического искусства. Прикладному словесному искусству, – ораторскому, скажем, призванному убеждать, – достаточно совпадения логичности процесса вывода (длинными сложноподчиненными предложениями) с приемлемостью результата. Вообще «наслаждение от успеха передачи» многое что – нехудожественное – позволяет похвалить: «Как в кино». Необходимым же и достаточным признаком художественности является только столкновение противоречивых элементов.

И все же противоречия противоречиям рознь.

Владимир Кузин. «Встреча».

Начало:

«Кнопка звонка была сорвана и болталась на проводе, поэтому молодой человек постучал в дверь. К его удивлению, она тут же подалась».

Значит, молодой человек впервые сталкивается с такой халатностью.

А потом оказывается, что он тут не впервые, что уговорил хозяйку завещать ему квартиру в обмен за якобы бытовой уход, в том числе и медсестринский, и обеспечение продуктами, а на самом деле – старики понимают – за то, что им однажды сделают смертельный укол. То есть он должен был насторожиться, а не удивиться. Это понимаешь при повторном чтении. Но, наверно, и при первом в подсознании какой-то ретроспективный протест возникает, когда узнаешь, что перед нами убийца.

7 января 2006

Валерий Темнухин

Поэма «Каяла»

Братья, не во благо ли нам будет
Песни тяжкие начать привычным слогом,
Чтобы рассказать правдиво людям
Быль о поражении жестоком?

…Петь и петь о трудных временах
(Всю хулу заранее приемля),
Как вонзились распри, сея страх,
В дар отцов – родную нашу землю…

Ведь в бою погибла самочинном
Игоря могучая дружина!

И потомок, сын других веков,
Старыми словами проникаясь,
Пусть повергнет главных из врагов –
Дух вражды и к братьям злую зависть.

Да воспрянет, дружбою сильна,
Русская великая страна!
6 января 2006

Валерий Темнухин

Статья «Проблема стихотворного переложения и современного издания «Слова о полку Игореве»»

Признанный шедевр древнерусской литературы «Слово о полку Игореве» знает немало переводов и переложений на современный русский язык. Если говорить о стихотворных переводах, охватывающих весь его текст, то следует непременно упомянуть о произведениях, созданных в XIX веке Василием Жуковским и Аполлоном Майковым, а в XX веке – Константином Бальмонтом, Сергеем Шервинским, Николаем Заболоцким, Семёном Ботвинником, Игорем Шкляревским, по праву считающихся лучшими в русской поэзии [1]. Возможно, к ним следует отнести и опубликованный совсем недавно, уже в XXI веке, «переклад» «Слова…», выполненный Евгением Евтушенко.

Однако, как мне кажется, даже лучшие переводы «Слова…» кроме ряда несомненных достоинств имеют и весьма заметные недостатки, позволяющие говорить о том, что проблема переложения древнерусского текста весьма далека от своего решения...

4 января 2006

Бауржан Тойшибеков

Сборник авторских афоризмов «Что позволено быку, то не позволено Юпитеру»

...Если у жены болит голова, то лекарство должен пить муж...

4 января 2006

Михаил Сафин

Сборник стихотворений «Я к тебе не хочу привыкать»

Разве можно тебя разгадать?
Даже если придёт откровенье,
Как ниспосланная благодать –
Угадается только мгновенье.
Лишь явленье – пронзительный срез.
Лист багряный в прожилках зелёных
Искрой с буйного факела клёна
Устремляется в осень небес.
Он в оконном проёме распластан,
А ладони твои холодны,
Как щемящее чувство вины,
Как мгновенных гаданий напрасность.
3 января 2006

Владимир Зуев

Сборник стихотворений «Без кожи и без грима...»

Уму не постижимо,
В тупик заходит разум.
А жизнь проходит мимо,
А всё хотелось сразу.
2 января 2006

Соломон Воложин

Критическая статья «Легавый»

...Я, правда, никакого ни катарсиса, ни сочувствия, ни противочувствия не пережил, читая рассказ «Или я» Владимира Савича. Но, может, я не чуткий.

В материале, откуда я только что цитировал, написано: «Все мы знаем, что русский язык – это язык бытийный, а не язык обладания… У наших детей есть головы, а у немцев они их имеют… Я могу сказать: «давай дойдем до угла и там простоим до обеда», потому что в русском языке заметна склонность фиксировать межпредметные отношения, а не межсобытийные. И ещё. В русском языке есть какая-то особая страсть и предрасположенность… к таким понятиям, как «правда», «судьба», «душа»».

Савич в своем рассказе показал себя вполне русским. Фабула там такая. Илья в юности соблазнен был приятелем на грабеж пьяных в день выдачи тем получки и раз, выручая подельника, ударил куском трубы по голове девушку, удачно отбивавшуюся от подельника, приставшего к ней не из-за денег. Та сошла с ума. Прибыв к новому месту работы, главврачом крупного психо-наркологического диспансера, много лет спустя, Илья Владимирович обнаружил тут ту девушку и от угрызений совести через полгода покончил с собой.

У меня есть еще один критерий в подходе к произведениям. Я требую, - если они относятся к идеологическому, а не прикладному искусству, - чтоб они будили сложные ассоциации, чтоб они были об огромном, т.е. чтоб движимы были идеалом, не меньше. (Противоречивость может быть и в чем-то прикладном, скажем, рассмешить призванном, в анекдоте, например, от которого никто не хочет огромности, сложности и идеала.)

Так Савич, пожалуйста, именно на огромность и претендует. Особенно, если предположить, что рассказ написан недавно, то есть во времена, в-СМИ-немодные для проявлений совестливости. Он, можно сказать, против достижительной морали, отсутствие которой в народной массе веками, как открыл Ахиезер, не позволяет России слиться с Западом, с техногенной цивилизацией, и заставляет оставаться цивилизацией переходной (переход – от цивилизаций традиционных)...

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.05: Роман Рязанов. Безропотная луна (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

18.05: Андрей Ямшанов. Зугдидский чай (рассказ)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!