HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2017 г.

Архив публикаций за сентябрь 2017

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  2010  2011  2012  2013  2014  2015  2016  [2017]  

январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   [сентябрь]  


21 сентября 2017

Александр Левковский

Рассказ-памфлет «Авангардист Пискунов и Мировая Революция»

...– Вашим соавтором в написании этого романа был Павел Афанасьевич Иконников. Правильно?

– Правильно.

– Пискунов, продолжали ли вы сотрудничество с Иконниковым после публикации вашего первого романа?

 

Почему он задаёт этот вопрос? Видно, хочет что-то выведать о Пашке, чтобы тоже арестовать его... Нет, хер тебе! я друга Пашку не предам!

 

– Нет, – сказал я. – Наши дороги разошлись, и я его больше никогда не видел. Он уехал из Москвы и стал, по слухам, работать сценаристом в кино.

Калягин взглянул на милицейского капитана и приказал:

– Введите обвиняемого Иконникова.

Капитан исчез за дверью и через минуту ввёл в кабинет моего старого друга Пашу Иконникова.

Я не поверил своим глазам! Я с трудом узнал его! В кабинет Калягина вошёл не вечно улыбающийся толстяк, женолюб и острослов, жизнерадостный любитель умеренно выпить и обильно закусить а смертельно исхудавшее подобие Паши Иконникова, моего старого друга и соратника.

Калягин промолвил казённым голосом – видимо, для протокола, фиксируемого на видео:

– Объявляется очная ставка обвиняемого Андрея Кирилловича Пискунова с обвиняемым Павлом Афанасьевичем Иконниковым. Гражданин Иконников, можете сесть.

Иконников придвинул стул и сел в двух-трёх метрах от меня.

Калягин помолчал, покопался в бумагах и промолвил:

– Гражданин Иконников, вы были соавтором авангардистского романа «Подонки», написанного вами в сотрудничестве с обвиняемым Пискуновым. Расскажите о вашем нынешнем отношении к этому произведению.

Иконников откашлялся и произнёс еле слышным, монотонным голосом:

– Я считаю это произведение возмутительным образчиком аморальной литературы, свойственной сошедшему в могилу гнилому капиталистическому обществу. Этот наш роман был написан с человеконенавистнических позиций, наносящих огромный вред делу пролетариата и самой гуманной в истории человечества Мировой Революции. Я искренне раскаиваюсь в своём авторстве!

– Паша, – привстав со стула, с трудом вымолвил я, совершенно ошеломлённый, – ты что такое пи..дишь?!

– Пискунов, – прервал меня Калягин, – не мешайте следствию!..

20 сентября 2017

Русская миссия

Статья «Чем хуже, тем лучше: США объявили санкции всему миру»

Политика есть искусство возможного. Данное определение, пожалуй, наиболее верно при взаимоотношениях равных партнёров: от отдельных личностей и особенно до сверхдержав, когда от последних зависит судьба всей человеческой цивилизации. Ключевое в сказанном – равные партнёры, что на самом деле величина сугубо гипотетическая, особенно в современном сложном мире, скованном паутиной бесчисленных связей, как явных, так и тайных, как объективных, так и предельно субъективных. Разбираться в этих связях – удел учёных специалистов, причём специалистов, что называется, узких направлений, ибо охватить всё и сразу, как показала практика, невозможно никакому супермозгу, тем более человеческому. Тем не менее, мы попробуем.

Для начала давайте в общих чертах определимся, в какой парадигме мы все живём, делаем выборы и совершаем те или иные поступки. Лично моё мнение: главным императивом современной цивилизации является ложь. Ни больше, ни меньше: ложь всепроникающая и ложь всеподавляющая. Ложь во всём: от банального быта до геополитики, между которыми горы таких же ложных фактов и их интерпретаций. Ложь, прикрывающая и маскирующая процессы, имеющие строгий вектор, направленный на уничтожение человеческой личности и превращения всего человечества в послушное стадо на потребу узкому кругу избранных. Не согласны? Что ж, давайте разбираться, хотя бы ретроспективно и хотя бы в некоторых гранях, лежащих, кстати, на самой поверхности...

19 сентября 2017

Художественный смысл

Критическая статья «Мистическая жуть»

...Всё – предательство.

А, получается, по этому Гармашу, играющему Таратуту, что всё – оправдано.

Чем?

Фильм создан в 2017 году.

Россия опять предстаёт пугалом-де перед той же Литвой.

А это – высшая миссия, которая предназначена России.

В том нецитируемый художественный смысл фильма.

СССР был свыше, красно говоря, предназначен для спасения планеты от коричневой чумы нацизма. А Россия теперь…

Тут я хочу отвлечься на эстетику. В ней у меня воззрения диковинные. И – подтверждаются! Например, фактом написания этой статьи подтверждаются.

Меня на смотрение фильма навёл человек, от которого никак нельзя было ожидать слов, что он считает, что вообще-то фильмы хуже литературной основы, но в данном случае – нет.

По-моему, большое искусство – это общение между подсознаниями: автора и восприемников. И такое общение настолько отличается от всех иных переживаний, связанных с искусством, что… Я боюсь, что не найду адекватных слов. Кинозритель чувствует ЧТО-ТО. Чему слов у него нет. Это переживание очень хорошо описал Толстой в своей «Крейцеровой сонате». Как его герой пережил исполнение сонаты. Слов не было, но были слова Толстого.

Посмотрев фильм и почитав литературную основу его – «Продай свою мать» (1982) Севелы, я получил подтверждение об особости переживания того, что вырвалось из подсознания режиссёра фильмом...

14 сентября 2017

Евгений Синичкин

Антироман-матрёшка «Эра антилопы, несущейся в спорткаре по сверхскоростному шоссе (часть первая)»

Ясень беззвучно плакал, задыхаясь от горячей струи белесо-серого, как остевая шерсть на брюхе тундрового волка, дыма, напористо коптившего крону.

Дом за шершавым хмельным забором, клонившимся к земле с докучливой невоспитанностью нувориша, горел рубиновым пламенем, до крайности возмущенный темной запечальностью июльской ночи. У этой заброшенной хижины, сложенной из кривых, рахитичных бревен, между которыми переплетались обесцвеченные колосья соломы, была странная привычка полыхать каждое лето, бесстыдно пользуясь его гостеприимной натопленностью и игриво-младенческой доверчивостью. Мучительная обида брошенного и забытого существа, покалеченного человеческой легкомысленностью, зрела и крепла на трухлявом чердаке, готовом обвалиться под тяжестью ее настойчивого желания покончить с собой. Агрессия ребенка-маугли, скрывавшего таким способом страх перед неизвестностью, или изувеченного щенка, обезумевшего от сапожной болезненности прошлого, сделали хижину изгоем среди собратьев – ухоженных коттеджей, хвалящихся матовой киноварностью своей кирпичной одежки. Юмористические истории, пропитанные наставительной иронией счастливца в адрес прирожденного неудачника, которые коттеджи, посмеиваясь опасливо, вполголоса, как английские джентльмены, делящиеся в уборной скабрезными новостями, пересказывали друг другу, шелестя черепичными крышами, больно ранили хижину в самую гостиную, где все хорошее давно развалилось и умерло под слоем темно-оливковой гнили.

Четырнадцать лет подряд хижина, разразившись непристойными ругательствами и проклятиями, шокирующими коттеджи до глубины двойных стеклопакетов, ночью возгоралась в знак протеста против притеснений и несправедливости, почти как Тхить Куанг Дык, и всякий раз, погорев одиноким факелом в пещере презрения, к утру гасла и продолжала стоять целехонькой, словно ничего не произошло. Только невысыхающие капельки воды на ветхой крыше напоминали, как луна, появившаяся из-за туч, когда ее никто не ждал, с грустной улыбкой на пшенично-песочном лице, посылала на хижину вихри лилейных снежинок, принимавших на себя всю обордовленную ярость клыкастого огня. Однако в пятнадцатый год, в год великого плача ясеня, о котором в поселке Z будут вспоминать не одну сотню лет, в годовщину принося на то место возле забора, где он когда-то рос, букеты кровоточащих хризантем, что-то пошло не по плану.

Легким прыжком здоровой белки пламя перекинулось с радостно хохотавшей хижины на забор, который с испугу протрезвел, осознав свою жарко-горькую учесть, и выпрямился в благородной попытке погибнуть гордо, как воин, встречающий смерть лицом к лицу, а не как пьянчужка, тонущий в канаве, где воды от силы по голень. Юнгитически-ангельским ликом всетерпимости на волосатых, щетинистых досках, если верить словам пролетавшей над местом пожара стаи перламутровых воробьев, известных любовью к разным каверзам и циничной лжи, приветствовал забор своего палача. Древесные опоры с воспаленной, как при токсическом миокардите, сердцевиной издавали треск, который был слышен за тысячи километров отсюда, на острове Комодо, где все браминские коршуны в одночасье побелели, стряхнув красновато-коричневое оперение крыльев, и решили стать вегетарианцами. Измученные поперечные брусья, на которых в мрачной пыльности провинциальной паутины сгорали обнявшиеся пауки и мухи, исхудали, как конечности паралитика, и держались на бесчестном слове героического упорства, когда все знания и представления о смерти растворяются в серной кислоте необходимости...

10 сентября 2017

Пётр Згонников

Критическая статья «Зеркальные амаркорды Синичкина»

А что есть искусство, как не наитие, пойманное ручкой, кистью или вспышкой за купанием в фурако?..

Евгений Синичкин

 

Евгений Синичкин закончил первую из трёх частей нового романа – «Эра антилопы, несущейся в спорткаре по сверхскоростному шоссе». Эпиграф выше – из него. Полуавтобиографическое, экспериментальное, новаторское произведение. Написано двойным акротекстом. По первым буквам предложений терпеливый читатель сложит авторский манифест об искусстве, по заглавным буквам манифеста – строфу из стихотворения советского поэта.

Я сложил и подивился – из шести поэтических строк получилось 367 страниц изящной, задумчивой и яростной прозы. Без сцен насилия, без конвульсий обнажённости, принятых по «Галевину» людьми сомнительного эстетического чутья за фирменный стиль писателя, в котором они увидели певца ужаснодушия и блудописи.

Не для них роман.

Для душ, ждущих от литературы откровений слова, полёта и майской свежести мысли. Для тех, кому вечное блуждание в поисках спрятанной в джунглях рукописи дороже заведомой находки баттерфляйного сачка за ухоженным кустом сирени на пятачке таунхауса. В «Эре антилопы» сошлись в вальсовом брейк-дансе метапрозичи, маги-реалисты, словотворцы, метафоростиляне, аллюзионисты, слились в трепестрастных объятьях с тонкогубыми ироничанами, широкоротыми юморцами, изжёлченными саркастцами, стебущимися гороховцами, эпиграммёрами и лиропоэтами.

Роман-крик, роман-возражение, роман-протест – против штампованного бетона традиционализма, против покрытых архивной пылью образов, против пережёванных до безароматности слов, против сероплесенных метафор, против болванчикового пиетета перед лампадными ликами. Разговор-спор о творчестве, о литературе, об искусстве, о метах их истинности, о счастье рождения новых форм, о десакрализации заурядности, прячущей свою скудость в пурпурные тоги имён и кумачовость знамён. Откровение литературной души, из замазанных швов которой струится кровь отчаяния и озонируют атомы надежды...

9 сентября 2017

Александр Левковский

Рассказ «Потомок имама Шамиля»

На конверте был отпечатан обратный адрес: город Алболоте, провинция Андалузия, королевство Испания. И дальше в штампе шли непонятные слова по-испански.

Я вертела в руках конверт, недоумевая, почему он адресован мне. За все шестьдесят восемь лет моей жизни мне не довелось иметь каких-либо родственников или друзей на Пиренейском полуострове.

Алболоте?.. Испания?..

Почему Испания? Почему какой-то абсолютно не известный мне город Алболоте? Кто пишет мне оттуда?..

...И внезапно догадка сверкнула передо мной – и я всё поняла! Нет сомнения – это он, забытый мною Дауд! Это он пишет мне из тюрьмы! Почему же я не вспомнила сразу, что Дауд отсиживает свой срок в Испании, где он совершил своё страшное преступление?! Накануне суда над ним, пятнадцать лет тому назад, ходили слухи, что Россия требовала его выдачи, но испанские власти не согласились. И вот теперь он сидит уже шестнадцатый год в тюрьме города Алболоте, где-то в испанской Андалузии. И почему-то решил написать мне письмо...

Я надорвала конверт, вынула одностраничное письмо и глянула на подпись. Да, моя догадка подтвердилась! У меня вспотели ладони и бешено застучало сердце. Я опустилась в кресло, уронив злосчастное письмо на пол...

8 сентября 2017

Мастерство перевода

Сборник переводов «Джеймс Рассел Лоуэлл. "Молитва"»

Джеймс Рассел Лоуэлл (1819–1891) – известный американский поэт, журналист, критик и дипломат. По окончании в 1838 г. Гарвардского университета получил степень магистра права, но от юридической практики отказался, полностью посвятив себя литературе. В течение 15 лет основным занятием Лоуэлла была журналистика. Он писал статьи, очерки, памфлеты, рецензии, был редактором многочисленных общественно-литературных журналов. В 1855 г. унаследовал от Г. У. Лонгфелло профессорскую кафедру в Гарварде, которую занимал более 30 лет. Кроме того, около 8 лет был американским посланником в Испании, а затем – в Англии.

Но главным призванием Лоуэлла всегда была поэзия. Стихи он начал писать, ещё будучи студентом, и не оставлял поэтических занятий почти до конца жизни. Широко образованный человек, блестящий знаток древней, новой и новейшей поэзии, Лоуэлл был крепким мастером поэтического цеха. У себя на родине он прославился в первую очередь своими сатирико-юмористическими произведениями «Басня для критиков» и «Переписка Биглоу».

Однако немало в поэтическом наследии Лоуэлла и лирических стихотворений: сонетов, элегий, любовных посланий. В них перед нами возникает образ совсем другого человека – тонкого, ранимого, страстного, хорошо понимающего и чувствующего женскую душу (о чём свидетельствует, например, цикл сонетов, где он всего в нескольких строках точными, выразительными штрихами рисует портрет какой-нибудь из своих знакомых, безошибочно подмечая самое главное в её характере).

Именно с таким – романтическим – Лоуэллом я и хотел бы познакомить вас, уважаемый читатель, в своей небольшой поэтической подборке.

Александр Васин
7 сентября 2017

Андрей Усков

Рассказ «Чем пахнет клубника»

...Кошка грациозно вызывается быть проводником в экспедицию на балкон. Она идёт в сторону шумящего цинком, пробуждающегося проёма балконной двери. Видно, там дождь. И те самые, вышеупомянутые гражданские сумерки. «Как упоительны эти длинные летние утренние сумерки, с неторопливым дождём! Как медлительны и спокойны. Серая наволочь туч теперь даёт ровный свет. В нём уже можно отличить собаку от волка, проходимца от постового, старость от юности. Но на улице – ни-ко-го. Теперь где-то до восьми часов будет такая картина. Нынче же ещё воскресенье. Улица ещё спит и видит свой десятый сон». Балкон Иван Макарыча смотрит на уютный двор, заросший старинной липой. Под деревьями разноцветными бликующими рыбами дремлют машины. В долгожданных лужах сочится и цепенеет белое небо.

Выпряжкин, как ревнивый старьёвщик, перебирает глазами все артефакты двора. Ему кажется, что появись в эту рань у него соперник по надзору за этим двором, он бы просто его уничтожил. Наповал. «Никто не имеет права отбирать у человека право на жизнь. Никто! А это – и есть моя жизнь. Тихая, старая и чуть запущенная летняя улица с сомкнутыми ртами пучеглазых автомобилей. Тихое старое утреннее небо с накрапывающим дождём. Тихая и немощная старость, рассматривающая свою жизнь, будто ящерица, размышляющая над своим оторванным хвостом. Всё это уже – и моё и не моё одновременно. Как ни крути, время сожжёт и эти мосты. Другие люди будут рассматривать этот двор, всматриваться в начинающийся день, зевать, стряхивать пепел сигарет, шутить, плакать, строить планы, очаровывать, разочаровываться, негодовать, приходить в исступление, смягчаться, стареть, думать о пустяках, вздрагивать, завидев похоронную процессию, размышлять: чем же пахнет клубника?».

Последняя мысль вызвала в старике приступ нежной привязанности к жизни. Иван Макарыч не боялся смерти. Сколько раз она была рядом на фронте, чего уж сейчас-то её страшится?.. Нет, он не боялся её. Просто она смущала его. Она смущала его некоей необустроенностью, непонятностью, неизвестностью. Старик допускал, что душа – бессмертна. Но ведь что-то же ей там да нужно-то будет? Она ведь и здесь при жизни покоя не знала. «Сколько она построила домов?». Иван Макарыч кивнул головой, мол, да, домов было построено предостаточно. «Сколько она восстановила мостов?». И ещё раз голова кивнула в знак согласия. «Сколько она здесь на земле выучила законов, предметов, понятий, буквально проникнув в суть каждой вещи?». Голова застряла в пространстве. Она недоумевала: «Как можно такой багаж просто так забыть, похерить, исключить за ненадобностью?».

В переселение душ старик Выпряжкин верил с трудом. Ну, переселится он в другое тело, ну начнёт потихоньку всё осваивать заново. Но это ж сколько бесполезного времени, сколько бесполезной энергии будет затрачиваться? Зачем? Неужели такая мудрая природа, что разместилась от атомов до галактик, упустила этот момент? «Невероятно глупо. Либо там наверху наша душа и ломаного гроша не стоит, либо мы до сих пор чего-то не уяснили. Жалко, конечно, если это знание существует, а мы его так и не узнали. Очень жалко»...

6 сентября 2017

Сергей Жуковский

Рассказ «Подвиг»

...В армию, кстати, Пашку не взяли. Несмотря на подбитый вражеский танк. Нашли плоскостопие. И Пашка, недолго думая, после школы поступил в нархоз. А что? Экономисты всегда государству надобны. После пар, коллоквиумов и семинаров Пашка возвращался домой, падал на диван и закрывал глаза. «Пашечка… – однажды в его комнату тихо вошла мать. – Сбегай, сыночек, за квартиру заплати… Да? А я пока курочку тебе потушу… С перчиками…Проголодался, небось, в своих институтах… Да, Пашечка?»

В сберкассе, как всегда, была толпень. И – духота. «О-о-ой… – зевнул Пашка и повертел в руках «жировку». – Народу-то… До вечера простоишь…» В эту же секунду металлическая дверь сберкассы с грохотом распахнулась, и трое крепких мужчин в масках ворвались в набитое людьми помещение. «Лежать! – заорал один из налётчиков. – Всем лежать!» Прогремел выстрел. «Мамочки!» – тонко завопил женский голос. «Это – ограбление! – как в кино, рявкнул другой налётчик. – На пол! Я сказал: всем – на пол!» Пашка глянул на воронёный ствол пистолета в руке грабителя и, стремительно крутанувшись на одной ноге вокруг своей оси, носком ботинка другой ноги саданул по этой вооружённой руке. Пистолет взлетел и глухо шлёпнулся на линолеум пола. Снова громыхнул выстрел. Пашка в прыжке перекатился через голову и, схватив второго бандита между ног, с жутким грохотом швырнул громадное тело в зарешёченное окно сберкассы. «Дядечка, дядечка, не бейте! – тонким голоском вдруг взмолился третий, совсем молоденький грабитель. – Я больше не буду!» «Пашечка! – мать Пашки снова открыла дверь комнаты. – Опять? Опять ты мечтаешь?! Ну, сколько ж можно? Ну, вот чему ты улыбаешься?! На кого ты смотришь?! А?! Что ты молчишь?! Ой, горе ты луковое! Никуда не ходи… Слышишь? Слышишь мать?! Никуда не ходи! Не надо!»...

5 сентября 2017

Лев Гуревич

Рассказ «Рейс SU101»

...О том, чтобы убежать с места происшествия, и мысли не было, ведь не мы затеяли драку, и, казалось – правда на нашей стороне. Вскоре подъехала скорая помощь, спустя минут десять – милицейский газик, и нас с Юркой отвезли в ближайшее отделение милиции, где составили протокол, в котором, в числе прочего, было записано, что «гражданин Скалкин Ю. П. и гражданин Матюшин В. П. находились в состоянии алкогольного опьянения средней тяжести». Затем нас поместили в «обезьянник» – большую металлическую клетку с деревянными лавками, в которой никого не было. Вскоре Юрка, лёжа на лавке, заснул, а я сидел, прокручивал в памяти драку в троллейбусе и пытался сообразить, во что мы влипли. Хмель давно прошёл, хотелось пить, но голова была ясная. Потихоньку я забылся, как вдруг услышал громкий голос,

– Скалкин, с вещами на выход!

Смотрю, перед открытой решётчатой дверью стоит милицейский сержант, а рядом с ним Юркины родители – Пётр Прохорович в адмиральской форме и Зоя Андреевна, вся сверкающая бриллиантами, на высоких каблуках и превосходно причёсанная. Юрка пошёл на выход, а я, как дурачок, спрашиваю:

– А как же я, Матюшин Владимир Павлович?

– А вот насчёт Владимира Павловича команды не было, – с издёвкой отвечает мне сержант и запирает дверь. Юрка, не говоря ни слова, пошёл с сопровождающими на выход, а я кричу:

– Юрка, позвони мне домой!

Скалкин-младший, не оборачиваясь, помахал мне рукой и исчез в глубине коридора. Кто и когда сообщил Юркиным родителям о его задержании, так и осталось для меня загадкой, но, думаю, что Юрка потихоньку, пока возились с протоколом, сунул милиционерам номер телефона и деньги – такие вещи он всегда умел ловко проворачивать...

4 сентября 2017

Художественный смысл

Критическая статья «Обожаю мистику»

...Учёные (Черниговская и др.), из-за разговоров которых я стал разбираться, чем движим был Кэрролл при сочинении свой сказки, – из-за разговоров о, например, квантовом устройстве мира (меньше кванта ничего нет в ЭТОМ мире, что случился после Большого Взрыва 13 миллиардов лет назад из субстанции лишь предполагаемой), – учёные эти меня бесили. Я сразу понял, что их цель, – может, и неосознаваемая, – состоит в том, чтоб сбить народ с панталыку.

Ведь сейчас что происходит в мире? – Столкновение американского глобализма с традиционализмом. Изменчивости со стабильностью. США и России. Цветных революций и противостояния им.

Оранжевые (так я называю тех либералов, кто не додумывает, что их действия приведут Россию к полному подчинению США, если не к просто уничтожению её), – оранжевые за революционность. А народ России – за стабильность (не перенесёт Россия ещё одну революцию). – Значит, надо сбить народ с его установок. Надо ввести в обычную жизнь законы, например, микромира. Квантовую механику. И всё. И сбитое с толку большинство послушает оранжевых глашатаев, дескать, мы ждём перемен. И… Грубо говоря, не проголосует за Путина через год.

Вот почему Познер (сам несколько раз менявший мировоззрение, чего не бывает у человека, приверженного традиционализму) в своём интервью с Черниговской так с нею любезен...

3 сентября 2017

Николай Шульгин

Рассказ «Город Плача»

...Через полчаса, за которые моя супруга перещупала всю обувь в лавке, у меня в руках оказалось что-то коричневое, пахнущее то ли дёгтем, то ли гудроном…

– Хорошо померял?.. Нигде не жмут?.. А дешевле никак не получится?.. Я ведь по отцу тоже Шупрович, – жена управляла мной и Руфью одновременно.

– По отцу не считается… У нас всё по матери… – ответила усталая Руфь.

– У нас тоже, – встрял я…

– Ладно, – сказала Лидия Федосеевна, залезая в лифчик за деньгами, – по матери у них... Хоть гарантия есть?

– Гарантия только до порога магазина… А если что, есть карточка от сапожника Иосифа… Он за полцены делает ещё новей!

– Ладно, – повторилась жена, – давайте коробку, туда старые сунем… А ты одевай новые… Может, успеешь сломать до порога, если совесть есть…

Не успел. Сломал сразу после порога…

– Бессовестный! – сказала жена. – Иди теперь, меняй, сам же выбирал эту дрянь…

– Я же после порога каблуком ступеньку задел… Вон, и камера подтвердит, – показал я на какую-то дырку в стене…

– Вот гады! Обо всём заранее позаботились… Хорошо хоть, карточка есть...

– Слушай, а, может, давай не пойдем к Иосифу? Там один удар молотком двадцать копеек был ещё при коммунистах… Без штанов оставит… Я лучше дома «восемьдесят восьмым» заклею…

– Балбес, а карточка?.. – напомнила опытная в шопинге жена. – В крайнем случае, одни штаны останутся, и это будут мои!..

Мы перешли через дорогу к Иосифу…

2 сентября 2017

Русская миссия

Очерк «Свет померк, время остановилось, звуки умолкли»

...Приближалась третья ночь бешеной гонки. Заветный FASTNET обогнули, как положено, левым бортом и легли на обратный курс в Плимут, нахлобучивая по ходу лодки соперников, одну за другой. Поскольку шли на зафрахтованной английской яхте, то, как и полагается, особенно радовались нахлобучиванию лодок французских.

Лёгкий 5-ти узловой ветерок стабилизировался, полностью совпадая с прогнозом и наконец можно было расслабиться, растянувшись на наветренном борту, не очень заботясь о качественной откренке и без всякой штормовой страховки.

Паруса уверенно и без рывков тащили 45-ти футовый INCISOR к финишу быстрее ветра почти на 2 узла. Рулевой, он же начальник вахты, он же Артём, не препятствовал расслабону, давая вахте возможность отдохнуть после напряжённых прыжков по 3-х метровым волнам и героической борьбы со встречным ветром до 26 узлов.

Расслабон особенно был в тему мачтовому, то бишь мне, лежащему на палубе на предыдущем переднем парусе (стаксель №2), убранному в длинный чехол, длиной около 5 метров. До окончания вахты оставалось минут 20 надежды на её мирный исход…

Александр Дубровский
1 сентября 2017

Художественный смысл

Критическая статья «Ура Беляеву-Гинтовту»

...А когда я смотрю на такую репродукцию, я сразу чувствую это бессловесное ЧТО-ТО. Хоть и тут политика кричит вовсю: кто за, кто против Сталина теперь. (Для тех, кто не знает и не догадывается, о чём это произведение – о речи Сталина по радио 3 июля 1941 года по поводу нападения на СССР Германии. Заводчане собрались и слушают громкоговоритель. Тот висит где-то высоко.)

...Но я должен признать, что это ЧТО-ТО является субъективным явлением. И у меня слабая позиция перед теми, кто считает, что субъективное не может быть объектом науки. И когда я выступаю от имени науки об искусстве (а я именно от такого имени выступаю), то слабая позиция мне мстит. Ни меня научное сообщество не принимает, ни читатели, чтоб всерьёз. «Лайки» на ФБ не в счёт. Даже, если б их было много (на ФБ веют поветрия).

Что я был прав (что ЧТО-ТО тут есть), подтвердит только история. Если через несколько сот лет имя Беляев-Гинтовт будет известно, пусть и не как имена Пушкин, Шекспир, Гомер, но всё-таки, то я сегодня прав.

Однако для моих читателей у меня есть и сегодня доказательство. ЧТО-ТО – это нецитируемое. Есть теория художественности, которая объясняет психологический механизм его появления в наших душах. Механизм этот имеет входы через нечто объективное. А объективное – уже предмет науки. Этим объективным является наличие «текстовых» противоречий. Геометрическая, так сказать, сумма сопереживаний этим противоречиям и есть то ЧТО-ТО. То есть ЧТО-ТО становится косвенно объективным.

Проблема науки в том, чтоб найти прямо объективные «текстовые» противоречия. Они хоть и не спрятаны художником, но – так получается – по разным причинам люди их зачастую в упор не замечают...

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

20.08: Юрий Гундарев. Консультант (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за май 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!