Форум журнала "Новая Литература"

14 Август 2018, 18:11:41



Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Страниц: 1 [2] 3   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Обсуждение: Рассказ «Подвиг»  (Прочитано 1744 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Сергей Жуковский
Модератор
Постоялец
*****

Рейтинг: 2
Offline Offline

Сообщений: 119



Просмотр профиля Email
« Ответ #15 : 17 Сентябрь 2017, 06:38:25 »

Рассказ со смыслом, и грустный.

Юлий, о грусти я уже обмолвился. Смысл же... Каждый видит свой. С признательностью!
Сообщить модератору   Записан
Сергей Жуковский
Модератор
Постоялец
*****

Рейтинг: 2
Offline Offline

Сообщений: 119



Просмотр профиля Email
« Ответ #16 : 17 Сентябрь 2017, 06:41:27 »

Если говорить о законности появления данного рассказа на Главной, то у меня здесь сомнений не нет. Хороший новлитовский уровень, всё по делу. Признаюсь, что от давно знакомого, уважаемого автора даже не ожидал подобного выверта. В этом что-то есть. Мухомор живёт впустую, но в нём сердцевина здорового гриба с бальзаминовской фантазией. И смешно и больно. Мне б его стало жалко, если бы не панцирь динозавра, защищающий душу от катарсиса, и это заслуга автора.

Законность и правопорядок здесь определяет Игорь Якушко. А подвиг никто никому не запрещает совершить.
Сообщить модератору   Записан
Сергей Жуковский
Модератор
Постоялец
*****

Рейтинг: 2
Offline Offline

Сообщений: 119



Просмотр профиля Email
« Ответ #17 : 17 Сентябрь 2017, 06:44:11 »

Рассказ со смыслом, и грустный.

Юлий, грусть иногда - оборотная сторона смысла.
Сообщить модератору   Записан
Юлий
авторы
Ветеран
******

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 903



Просмотр профиля Email
« Ответ #18 : 17 Сентябрь 2017, 10:01:03 »

Рассказ со смыслом, и грустный.

Юлий, о грусти я уже обмолвился. Смысл же... Каждый видит свой. С признательностью!

Однажды моя дорогая покойная учительница рассказала потрясающий эпизод. Она шла по улице, и увидела стайку серых воробьев, которые клевали и гнали белого. Что же делать белому человеку с необычными задатками и стремлениями в обществе людей серых? Он мечтает о белопарусном клипере, путешествиях на край света, любви необычной и романтической, потрясающих открытиях, спасению людей. Серые люди удивляются, и предлагают свой вариант свершений. Например, стать бухгалтером, и купить "форд-фокус" в кредит. Ничем не хуже, чем у людей, серых воробьев. Если же воспитуемый не внемлет, а продолжает витать — они набрасываются, и клюют. Жизнь, все общество, Вселенная начинают преследовать. Вроде бы, ничем не грешен: прохожих на переулках не убивает, кошелей не срезает, на ближнего не наговаривает, юных дев не бесчестит — ан нет, грешен, и даже очень.

У меня в школе был случай. На выпускном экзамене десятого класса я выбрал "свободную" тему. Надо сказать, что "свободная" тема считалась среди респектабельных школьников крайне непопулярной. Они предпочитали писать идеологически выверенные сочинения, типа: "Печорин, как "лишний" человек в дворянском обществе России девятнадцатого века", или "Катерина — луч света в темном царстве". Так было покойней. Моей же стихией всегда были именно "свободные" темы. Я писал разного рода упражнения в критике, за которые меня, порой, весьма хвалили.

Диавол не дремлет. Полный простодушной уверенности в понимании учительницы и класса, я решил написать сочинения на тему выбора будущей профессии. Сейчас, знаете, даже жаль того мальчишки с русыми волосами. Я обожал рисовать корабли с надутыми парусами, и всерьез решил стать мореходом. Особенную нежность у меня вызывал клипер "Катти Сарк". Полный смутных грез, я влюбился в статую прекрасной ведьмы на его бушприте. Правда, разрывался между сильнейшим желанием стать смотрителем маяка. Указывать путь кораблям средь морской пучины — что может быть благороднее! Наконец, решил совместить два дела: начать с кораблей, и закончить островом. Воображение мое живо нарисовало целую картину: усталый и суровый человек в бушлате бродит посреди пустынного острова, сжимая в зубах прокуренную трубку. Порой, к нему заглядывают на огонек друзья с материка. Вечером, сидя у камелька с пылающим сухим плавником он рассказывает невероятные истории большеглазому мальчишке с русыми волосами... Он умудрен жизнью, и он большой философ. Комната его схожа с сокровищницей древнего дракона: в углу тускло сверкают иноземные монеты, на стенах висят ятаганы и сабли, диковинные карты, в полутьме смутно видны остроносые силуэты моделей парусных судов.

Как на грех, мне попалась весьма романтическая повесть о смотрителе маяка на пустынном острове, собиравшем древние статуи с бушпритов судов. Полный воодушевления, я написал нечто фантасмагорическое, словно струна в тумане. Изо всех сил стремился я отразить свои грезы; дошло до того, что я начертал нечто вроде краткой похвальбы Пигмалиону, грезившей о своей деревянной Галатее.

Написал я все это, сдал работу, и стал, как говориться, ждать урожая на ниве своей.

На следующий день мы все собрались в классной комнате. Уже были произнесены приличные похвальбы в адрес послушных отличников, столь прилежно выполнивших свою работу по описанию излишества Печорина в русском дворянском обществе России девятнадцатого века; не забыта была и Катерина, светлый луч в темном царстве лабазников. Учительница поднесла к глазам листок, и, — о ужас! — произнесла с непередаваемым артистизмом Смауга, обнаружившего, наконец свою маленькую жертву в старой штольне:

— А вот что написал Максимов... Бред! Полный бред! Статуи там какие-то... остров, маяк, видите ли... Вы только послушайте, что он там пишет! Ну-ка, встань, чтобы тебя все видели, умник ты наш!

И начала читать. Зал увлеченно хохотал. Нет, пожалуй, ржал — как стадо довольных жеребцов и кобыл. Весь заледенев от стыда, я слушал собственные строки; видел, как мои светлую мечту детства бесцеремонно раздевают, срывают с нее платье с прорезными рукавами, изящное нижнее белье, раскладывают на грязной доске посреди мастерской, полной разного хлама и замасленных тряпок; как разводят в сторону нежные девичьи ноги, шарят по белому телу потными руками — и насилуют, невыразимо грязно, и извращенно насилуют... А учительница, этот старый тучный Смауг, поглотивший души не одного поколения глупых школяров, читал, глумливо нажимая на самые забавные, с его точки зрения, места; вызывающе и по-джентльменски вежливо переспрашивал: "...ты это имел в виду, Юлий?"; картинно закатывая свои огненные глаза за толстой оправой очков; шевеля гибким хвостом, и разводя широкими крыльями.

Закончив экзекуцию, Смауг победно проревел:

— Хорош! В жизни никогда не читала подобного бреда! Да к тому же, полно грамматических ошибок... Стоило бы тебе поставить двойку. Но не стану портить тебе жизнь. Ладно... три! Садись.

И я рухнул. Мне очень хотелось плакать. Но остатки гордости не позволяли этого делать. Мои одноклассники искоса посматривали на меня. В этих быстрых, по крысиному быстрых, исподлобья брошенных взлядах читалось торжество серых воробьев, перед которым только что торжественно ощипали белого. Отличники, которым предстояло стать начальниками отдела кадров в крупных корпорациях — а также бухгалтерами, и главными бухгалтерами при новых порядках, уже подступавших к перестроечной России сидели с непроницаемо-невозмутиым видом, с которыми нынче эти дамы и господа проезжают мимо раздавленных автомобилями кошек и усталых бомжей на улицах больших городов.

А я получил урок на всю жизнь: все свои мечты держать при себе. Лачин сторонник свободной любви; но в отношении моих мечтаний я предпочитаю быть гаремным пашой, и любоваться их прелестями в сладкой прохладе женской половины дома. И... не метать бисера перед свиньями. Не выставлять возлюбленную жену на всеобщий свист и осмеяние. Ибо в одной старой мудрой книге сказано, что свиньи могут подняться, и растоптать. К сожалению, разного рода поучптельные советские фильмы о сочинениях школьниц, простодушно признававшихся в своем желании родить детей — и мудрых педагогах, не дающих детей в обиду есть всего лишь навсего одна большая ложь; правда ныне для меня обладает отчетливо манихейским привкусом. Таково начало, середина, и конец смысла, который я увидел в вашем рассказе; и который напомнил мне мое детство, полное пауков и змей.
« Последнее редактирование: 17 Сентябрь 2017, 10:43:59 от Юлий » Сообщить модератору   Записан
Евгений Синичкин
авторы
Старожил
******

Рейтинг: -2
Offline Offline

Сообщений: 343


Просмотр профиля
« Ответ #19 : 17 Сентябрь 2017, 10:11:52 »

Рассказ со смыслом, и грустный.

Юлий, о грусти я уже обмолвился. Смысл же... Каждый видит свой. С признательностью!

Однажды моя дорогая покойная учительница рассказала потрясающий эпизод. Она шла по улице, и увидела стайку серых воробьев, которые клевали и гнали белого. Что же делать белому человеку с необычными задатками и стремлениями в обществе людей серых? Он мечтает о белопарусном клипере, путешествиях на край света, любви необычной и романтической, потрясающих открытиях, спасению людей. Серые люди удивляются, и предлагают свой вариант свершений. Например, стать бухгалтером, и купить "форд-фокус" в кредит. Ничем не хуже, чем у людей, серых воробьев. Если же воспитуемый не внемлет, а продолжает витать — они набрасываются, и заклевают. Жизнь, все общество, Вселенная начинают преследовать. Вроде бы, ничем не грешен: прохожих на переулках не убивает, кошелей не срезает, на ближнего не наговаривает, юных дев не бесчестит — ан нет, грешен, и даже очень.

У меня в школе был случай. На выпускном экзамене десятого класса я выбрал "свободную" тему. Надо сказать, что "свободная" тема считалась среди респектабельных школьников крайне непопулярной. Они предпочитали писать идеологически выверенные сочинения, типа: "Печорин, как "лишний" человек в дворянском обществе России девятнадцатого века", или "Катерина — луч света в темном царстве". Так было покойней. Моей же стихией всегда были именно "свободные" темы. Я писал разного рода упражнения в критике, за которые меня, порой, весьма хвалили.

Диавол не дремлет. Полный простодушной уверенности в понимании учительницы и класса, я решил написать сочинения на тему выбора будущей профессии. Сейчас, знаете, даже жаль того мальчишки с русыми волосами. Я обожал рисовать корабли с надутыми парусами, и всерьез решил стать мореходом. Особенную нежность у меня вызывал клипер "Катти Сарк". Полный смутных грез, я влюбился в статую прекрасной ведьмы на его бушприте. Правда, разрывался между сильнейшим желанием стать смотрителем маяка. Указывать путь кораблям средь морской пучины — что может быть благороднее! Наконец, я решил совместить два дела: начать с кораблей, и закончить островом. Воображение мое живо нарисовало целую картину: усталый и суровый человек в бушлате бродит посреди пустынного острова, сжимая в зубах прокуренную трубку. Порой, к нему заглядывают на огонек друзья с материка. Вечером, сидя у камелька с пылающим сухим плавником он рассказывает невероятные истории большеглазому мальчишке с русыми волосами... Он умудрен жизнью, и он большой философ. Комната его схожа с сокровищницей древнего дракона: в углу тускло сверкают иноземные монеты, на стенах висят ятаганы и сабли, диковинные сабли, в полутьме смутно видны остроносые силуэты моделей парусных судов.

Как на грех, мне попалась весьма романтическая повесть о смотрителе маяка на пустынном острове, собиравшем древние статуи с бушпритов судов. Полный воодушевления, я написал нечто фантасмагорическое, словно струна в тумане. Изо всех сил стремился я отразить свои грезы; дошло до того, что я начертал нечто вроде краткой похвальбы Пигмалиону, грезившей о своей деревянной Галатее.

Написал я все это, сдал работу, и стал, как говориться, ждать урожая на ниве своей.

На следующий день мы все собрались в классной комнате. Уже были произнесены приличные похвальбы в адрес послушных отличников, столь прилежно выполнивших свою работу по описанию излишества Печорина в русском дворянском обществе России девятнадцатого века; не забыта была и Катерина, светлый луч в темном царстве лабазников. Учительница поднесла к глазам листок, и, — о ужас! — произнесла с непередаваемым артистизмом Смауга, обнаружившего, наконец свою маленькую жертву в старой штольне:

— А вот что написал Максимов... Бред! Полный бред! Статуи там какие-то... остров, маяк, видите ли... Вы только послушайте, что он там пишет! Ну-ка, встань, чтобы тебя все видели, умник ты наш!

И начала читать. Зал увлеченно хохотал. Нет, пожалуй, ржал — как стадо довольных жеребцов и кобыл. Весь заледенев от стыда, я слушал собственные строки; видел, как мои светлую мечту детства бесцеремонно раздевают, срывают с нее платье с прорезными рукавами, изящное нижнее белье, раскладывают на грязной доске посреди мастерской, полной разного хлама и замасленных тряпок; как разводят в сторону нежные девичьи ноги, шарят по белому телу потными руками — и насилуют, невыразимо грязно, и извращенно насилуют... А учительница, этот старый тучный Смауг, поглотивший души не одного поколения глупых школяров, читал, глумливо нажимая на самые забавные, с его точки зрения, места; вызывающе и по-джентльменски вежливо переспрашивая: "...ты это имел в виду, Юлий?"; картинно закатывая свои огненные глаза за толстой оправой очков; шевеля гибким хвостом, и разводя широкими крыльями.

Закончив экзекуцию, Смауг победно протрубил:

— Хорош! В жизни никогда не читала подобного бреда! Да к тому же, полно грамматических ошибок... Стоило бы тебе поставить двойку. Ну да ладно... три! Садись.

И я рухнул. Мне очень хотелось плакать. Но остатки гордости не позволяли этого делать. Мои одноклассники искоса посматривали на меня. В этих быстрых, по крысиному быстрых, исподлобья брошенных взлядах читалось торжество серых воробьев, перед которым только что торжественно ощипали белого. Отличники, которым предстояло стать начальниками отдела кадров в крупных корпорациях — а также бухгалтерами, и главными бухгалтерами при новых порядках, уже подступавших к перестроечной России сидели с непроницаемо-невозмутиым видом, с которыми нынче эти дамы и господа проезжают мимо раздавленных автомобилями кошек и усталых бомжей на улицах больших городов.

А я получил урок на всю жизнь: все свои мечты держать при себе. И не метать бисера перед свиньями. Ибо в одной старой мудрой книге сказано, что свиньи могут подняться, и растоптать.

После такого случая можно весь класс с учителями [удалено администратором] на выпускном. Или [удалено администратором]. Или [удалено администратором]. Гуманный подход.

Тем не менее не самое плохое время. Была свободная тема. Ныне и того нет. Осталось какое-то эссе после серии каких-то тестов, где единообразие формы и мыслей не глупость случайной старой мрази, а официальное требование проверяющей инстанции.
« Последнее редактирование: 18 Сентябрь 2017, 07:00:47 от Администратор Форума "Новая Литература" » Сообщить модератору   Записан
Юлий
авторы
Ветеран
******

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 903



Просмотр профиля Email
« Ответ #20 : 17 Сентябрь 2017, 10:49:51 »

После такого случая можно весь класс с учителями [удалено администратором] на выпускном. Или [удалено администратором]. Или [удалено администратором]. Гуманный подход.

Зачем? Они в своем праве. Это их мир, их правила. Глуп был лишь я: который ввел за руку свою мечту, одетую в диковинное платье в общество этих юных дам и господ во главе со старым драконом; и представил ее, и строго наказал сделать книксен; и когда меня оттолкнули, с сделали то, что сделали, скорчился в углу, и закрыл лицо... Правда, у меня было оправдание: я был ребенком.

Тем не менее не самое плохое время. Была свободная тема. Ныне и того нет. Осталось какое-то эссе после серии каких-то тестов, где единообразие формы и мыслей не глупость случайной старой мрази, а официальное требование проверяющей инстанции.

Знаю.
« Последнее редактирование: 18 Сентябрь 2017, 07:01:51 от Администратор Форума "Новая Литература" » Сообщить модератору   Записан
Евгений Синичкин
авторы
Старожил
******

Рейтинг: -2
Offline Offline

Сообщений: 343


Просмотр профиля
« Ответ #21 : 17 Сентябрь 2017, 11:01:53 »

После такого случая можно весь класс с учителями [удалено администратором] на выпускном. Или [удалено администратором]. Или [удалено администратором]. Гуманный подход.

Зачем? Они в своем праве. Это их мир, их правила. Глуп был лишь я: который ввел за руку свою мечту, одетую в диковинное платье в общество этих юных дам и господ во главе со старым драконом; и представил ее, и строго наказал сделать книксен; и когда меня оттолкнули, с сделали то, что сделали, скорчился в углу, и закрыл лицо... Правда, у меня было оправдание: я был ребенком.

Тем не менее не самое плохое время. Была свободная тема. Ныне и того нет. Осталось какое-то эссе после серии каких-то тестов, где единообразие формы и мыслей не глупость случайной старой мрази, а официальное требование проверяющей инстанции.

Знаю.

Нравственный императив Канта. Они вправе унижать, издеваться, измываться, доводить, не считаясь с мечтами и надеждами человека. Следовательно, другой человек вправе поступить с ним тем же образом, не считаясь, например, с их мечтами на счастливую жизнь. Максима их воли становится общепринятым законом.
« Последнее редактирование: 18 Сентябрь 2017, 07:02:29 от Администратор Форума "Новая Литература" » Сообщить модератору   Записан
Юлий
авторы
Ветеран
******

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 903



Просмотр профиля Email
« Ответ #22 : 17 Сентябрь 2017, 11:07:17 »

Нравственный императив Канта. Они вправе унижать, издеваться, измываться, доводить, не считаясь с мечтами и надеждами человека. Следовательно, другой человек вправе поступить с ним тем же образом, не считаясь, например, с их мечтами на счастливую жизнь. Максима их воли становится общепринятым законом.

Евгений, при всем своем скептицизме и знаниях я никогда не осмеливался вступить в поединок с чертовщиной, ревущей с мониторов и экранов гостиных нашей серенькой в своем блеске цивилизации. Она и есть правда; реальность, формирующая наш мир по своему образу и подобию.

Поскольку ничего путного в этом мире я не вижу, и считаю его созданным Демиургом — то я манихей. Единственное, что меня волнует — душу бы спасти. Душа, знаете ли, дороже пятки.
Сообщить модератору   Записан
Евгений Синичкин
авторы
Старожил
******

Рейтинг: -2
Offline Offline

Сообщений: 343


Просмотр профиля
« Ответ #23 : 17 Сентябрь 2017, 11:35:22 »

Нравственный императив Канта. Они вправе унижать, издеваться, измываться, доводить, не считаясь с мечтами и надеждами человека. Следовательно, другой человек вправе поступить с ним тем же образом, не считаясь, например, с их мечтами на счастливую жизнь. Максима их воли становится общепринятым законом.

Евгений, при всем своем скептицизме и знаниях я никогда не осмеливался вступить в поединок с чертовщиной, ревущей с мониторов и экранов гостиных нашей серенькой в своем блеске цивилизации. Она и есть правда; реальность, формирующая наш мир по своему образу и подобию.

Поскольку ничего путного в этом мире я не вижу, и считаю его созданным Демиургом — то я манихей. Единственное, что меня волнует — душу бы спасти. Душа, знаете ли, дороже пятки.

"...с чертовщиной, ревущей с мониторов и экранов гостиных нашей серенькой в своем блеске цивилизации". Это, полагаю, в мой адрес, но я не в обиде, ибо справедливо.

Вкратце объясню свою реакцию на вашу историю. У меня множество хреновых черт характера, делающих меня человеком, мягко говоря, не слишком хорошим с любой точки зрения. Поэтому, наверное, осуждать этих ребяток с драконом во главе мне не по чину. Однако я вижу целую ораву будущих злодеев. Чем эти ребятишки, самоутверждающиеся с помощью группового издевательства над слабым под вдохновенные подначивания тупой скотины, отличаются от детишек из гитлерюгенда, которые кричали "Хайль!", когда один усатый закомплексованный, как та "учительница", индюк орал с трибуны про "безродных жидов"? Разве что иными декорациями. В иных декорациях - это двадцать бездумных убийц, радующихся тому, что потеряли себя, свое "я", в толпе.

"Поскольку ничего путного в этом мире я не вижу" - и вступать в поединок, как вы сказали, не осмеливаетесь. Напрашивается очевидный вопрос: не выход ли само[удалено администратором]? Я ни в коем случае не призываю, но вроде это логичный шаг, если в душу вы верите, а лишения себя жизни душу точно не погубит.
« Последнее редактирование: 18 Сентябрь 2017, 07:29:21 от Администратор Форума "Новая Литература" » Сообщить модератору   Записан
Юлий
авторы
Ветеран
******

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 903



Просмотр профиля Email
« Ответ #24 : 17 Сентябрь 2017, 12:52:13 »

"Поскольку ничего путного в этом мире я не вижу" - и вступать в поединок, как вы сказали, не осмеливаетесь. Напрашивается очевидный вопрос: не выход ли само[удалено администратором]? Я ни в коем случае не призываю, но вроде это логичный шаг, если в душу вы верите, а лишения себя жизни душу точно не погубит.

Вопрос вполне логический, и законный; но проблема в том, что у меня остались долги. А я обязан все возместить; пребывание в ипостаси порядочного человека требует также и порядочного поведения, увы...
« Последнее редактирование: 18 Сентябрь 2017, 07:29:01 от Администратор Форума "Новая Литература" » Сообщить модератору   Записан
Юлий
авторы
Ветеран
******

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 903



Просмотр профиля Email
« Ответ #25 : 17 Сентябрь 2017, 13:02:25 »

"...с чертовщиной, ревущей с мониторов и экранов гостиных нашей серенькой в своем блеске цивилизации". Это, полагаю, в мой адрес, но я не в обиде, ибо справедливо.

Эту мысль я не понял; и я не имел в виду вас. Вы журналист? Работник индустрии развлечений?  Криэйтор? (По выражению Виктора, битого камнями.) Пишете школьные программы, и исторические труды про врагов Великой и Прекрасной России? Как вы можете быть из числа людей сих?
« Последнее редактирование: 17 Сентябрь 2017, 13:05:36 от Юлий » Сообщить модератору   Записан
Евгений Синичкин
авторы
Старожил
******

Рейтинг: -2
Offline Offline

Сообщений: 343


Просмотр профиля
« Ответ #26 : 17 Сентябрь 2017, 13:16:36 »

"...с чертовщиной, ревущей с мониторов и экранов гостиных нашей серенькой в своем блеске цивилизации". Это, полагаю, в мой адрес, но я не в обиде, ибо справедливо.

Эту мысль я не понял; и я не имел в виду вас. Вы журналист? Работник индустрии развлечений?  Криэйтор? (По выражению Виктора, битого камнями.) Как вы можете быть из числа людей сих?

Я бывший журналист.

Юлий, так порядочность, получается, тоже не является чем-то путным, ведь она часть этого беспутного мира. Зачем же утруждаться?
Сообщить модератору   Записан
Юлий
авторы
Ветеран
******

Рейтинг: 0
Offline Offline

Сообщений: 903



Просмотр профиля Email
« Ответ #27 : 17 Сентябрь 2017, 13:27:16 »

Юлий, так порядочность, получается, тоже не является чем-то путным, ведь она часть этого беспутного мира. Зачем же утруждаться?

Потому что иррационализм тоже является частью нашего беспутного мира. Согласитесь, что все наше человеческое есть, в первую очередь, иррациональное. Зачем вы возмущаетесь несправедливостью? Она есть необходимый элемент нашего беспутного мира; все законно. Иерархия доминирования, альфы, беты, и омеги; "слабый должен быть пожран", etc.
Сообщить модератору   Записан
Лачин
Ветеран
*****

Рейтинг: 4
Offline Offline

Сообщений: 3018


Просмотр профиля Email
« Ответ #28 : 17 Сентябрь 2017, 16:55:37 »

     Юлий, жить можно оставаться не только для выплаты долгов, но и для левого движения.
     Один из ваших постов тут на эссе тянет. Мне уже осточертело предлагать вам публиковаться не только на форуме.

     Жуковскому.
     Простите, что я тут не о вас. Это всё Юлий виноват.
     
Сообщить модератору   Записан
Евгений Синичкин
авторы
Старожил
******

Рейтинг: -2
Offline Offline

Сообщений: 343


Просмотр профиля
« Ответ #29 : 17 Сентябрь 2017, 17:22:43 »

Юлий, так порядочность, получается, тоже не является чем-то путным, ведь она часть этого беспутного мира. Зачем же утруждаться?

Потому что иррационализм тоже является частью нашего беспутного мира. Согласитесь, что все наше человеческое есть, в первую очередь, иррациональное. Зачем вы возмущаетесь несправедливостью? Она есть необходимый элемент нашего беспутного мира; все законно. Иерархия доминирования, альфы, беты, и омеги; "слабый должен быть пожран", etc.

Юлий, а ведь нет несправедливости. Есть несправедливость в трактовке конкретного индивида, которая в трактовке другого индивида, напротив, будет идеалом справедливости. Ибо понятие "справедливости" или "несправедливости" - это не природное, не вселенское, а людьми вымышленное с определенными целями.

Грустно, что у вас все так складывается. Я в некотором смысле вас понимаю. Живу отшельником. Друзей не завожу, в свет стараюсь не выбираться, разве что в оперу. Надежд на прекрасное будущее у меня нет, как и сил, настроения и желания что-либо изменить. И от реальности бегу, о чем все мои произведения, в мир фантазий, книг, фильмов, музыки. Вам, очевидно, они пустоту не заполняют. Трагедия, когда такой умный и образованный человек, как вы, Юлий, не находит поводов жить, кроме каких-то долгов, и важных начинаний, где он мог приложить свои знания и таланты на благо мира.
Сообщить модератору   Записан
Страниц: 1 [2] 3   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  


Powered by SMF 1.1.4 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
Manuscript design by Bloc
Поддержите «Новую Литературу»!
Рейтинг@Mail.ru