Цитата из произведения в авторской редакции:

- Познакомьтесь, - это мой помощник Сергей Усольцев и приглашённый специалист  по маркам Аполлон Алексеевич Гречухин.

    Сергей оказался парнем лет тридцати, или чуть старше. С наголо обритой головой, недельной щетиной на круглом лице, он приметно отличался от своего дяди. Кожаная плоская сумка на длинном ремне опоясывала его заметно выделяющийся животик, который немцы обычно называют «Bierbauch» («пивной живот»).

    Эксперт выглядел до чрезвычайности колоритным типом – невысокий, пожилой, в тёплом пальто с бобровым воротником, фасон которого уже устарел лет на тридцать, и шапке из такого же меха. Он долго снимал меховые ботинки, переобувался в принесённые с собой кожаные тапки и тщательно причёсывал свои тёмные с сединой (как говорят французы «соль с перцем») волосы.

 - Ну, прямо, чеховский «Человек  в футляре», - подумал Козловский.

Гости отказались от чая и устроились за обеденным столом в гостиной.

   Ростислав Викентьевич, мы поступим так, - с места в карьер  начал старший Усольцев.  – Как только коллекцию посмотрит специалист и даст своё добро, мы её запечатываем в сейф-пакет, который используется  для денег и ценных документов. Пакет оставляем у Вас и, если с марками всё в порядке, - при этом он посмотрел на консультанта, - отдаём деньги. Вот и все дела. А сейчас, предлагаю  переговорить с глазу на глаз.

   Козловский кивнул головой и предложил пройти на кухню:

- Ростислав Викентьевич, сколько Вы хотите за Ваши марки? – глядя в упор, без обиняков спросил Усольцев. Козловский заранее предусмотрел такой вопрос. Из бухгалтерского опыта он знал, что не следует называть круглую цифру, намекающую на то, что она «взята с потолка».

- Я рассчитываю получить за коллекцию  девяносто тысяч долларов, - твёрдо произнёс он, и посмотрел в глаза собеседника. Усольцев, не отводя взгляда, тут же согласился,

- Хорошо, пусть будет девяносто тысяч баксов. Меня не будет  неделю, и если мы убедимся, что  марки не «фальшак», то с Вами  расплатится Сергей.

  Козловский даже пожалел, что не назвал большую цифру. Конечно, где-нибудь на западном аукционе можно было бы получить гораздо более  значительную сумму. Вместе с тем,  в его ситуации приходилось  рассчитывать только на себя - ни Анюта, ни Вадим ему в этом деле не помощники. С помощью этих денег он надеялся хоть как-то «заштопать» финансовые прорехи своих непутёвых детей, заранее понимая, что через какое-то время возникнут те же проблемы.

   Заглянув в гостиную, Усольцев помахал рукой  присутствующим и ушёл.  Аполлон Алексеевич достал из старинного саквояжа японскую лупу с десятикратным увеличением и подсветкой, несессер с филателистическими пинцетами немецкой фирмы SAFE и натянул свежие белые нитяные перчатки.