Цитата из произведения в авторской редакции:

В этом году асфальт опять сошёл раньше, чем снег. Сидевшая на лавочке у подъезда Виолетта Арнольдовна с грустью констатировала сей факт. Опять всюду будет непролазная грязища, а на каблуках по всем этим колдобинам будет невозможно пройти. Вот и сейчас соседка Мальвина – девушка с пониженной социальной ответственностью из второй парадной – с трудом вышагивала на высоченных 20-сантиметровых шпильках под руку с молодым человеком – обладателем повышенной пигментации кожи. Проще говоря, с негром. Да и Мальвина никакая, на самом деле, не Мальвина, а обычная Маша, взявшая себе такой творческий псевдоним для общения с иностранными клиентами.

«Проститутка», - подумала про себя Арнольдовна, но вслух обзываться не стала. Да и это было бы никакое не обзывательство, а простая констатация факта, который Мальвина даже и не скрывала. И даже, наоборот, гордилась большим количеством щедрых кавалеров с валютой, в то время как кичившиеся своей нравственностью подружки не могли ни заработать, ни найти себе нормального мужика с деньгами.

Интересно, что саму Виолетту Арнольдовну в течение ее долгой 56-летней жизни тоже неоднократно обзывали проституткой. Виолетте казалось, что во всём виновата ее фамилия. Ее отец, потомственный немец Арнольд Карлович, во избежание проблем с советской властью предпочел взять фамилию жены. Так к благородному, почти царственному сочетанию имени и фамилии Виолетта Арнольдовна добавилась фамилия Собакина. Дети в школе регулярно ее дразнили собакой, а то и с*кой. Лексический переход от с*ки к проститутке большой фантазии не требовал, поэтому состоялся быстро...