Цитата из произведения в авторской редакции:

Мне грустно. Грустно потому, что мне надо долго объяснять, чтоб меня поняли. Уж как-то так вышло, что то, что меня восхищает и чем мне хочется поделиться, настолько сложно… Даже не то, чтоб сложно, а непривычно. Что досадно. Могло б быть иначе.

Речь сейчас – о ницшеанстве и о том, как оно меня восхищает, когда я с ним сталкиваюсь в произведении искусства. Я не сразу понимаю, что опять наткнулся на проявление ницшеанства. Но, когда до меня доходит, что это оно, мне хочется поделиться радостью. А как? Когда так не принято ницшеанство понимать. Шалыгина, от которой я больше всего понял, как его по-настоящему понимать, сама не осмеливается (так мне кажется) договаривать до конца. Может, влияет, что Гитлером Ницше был любим? Не знаю. Но философия ж, по-моему, в принципе не включается в запрещённое чтение. Она слишком – как это сказать? – заумна для большинства. Я сам редко какие философские книги могу читать.

Я решил писать о ницшеанском сочинении – «Реки» (2005) Гришковца – когда убедился, что это таки произведение ницшеанца...