Цитата из произведения в авторской редакции:

 Пыль осела матовой мягкостью на листьях, превратив их недавнюю свежую зелень в серый удушливый туман. Они трепетали, поднимая в воздух тысячи крошечных частичек, снова затем опускавшихся на прежнее место.

Дышать я не мог: от колебания воздуха, выходившего из моих легких, листва трепетала еще интенсивнее, намекая им о моем местоположении. А они были совсем близко. В такие моменты я научился не дышать вовсе, а точнее вдыхать и выдыхать как можно реже, почти не нарушая вязкости и неподвижности горячего южного воздуха. Новичкам тяжело это освоить, равно как и искусство не храпеть во сне, особенно если до это этого ты все ночи проводил, безмятежно сотрясая стены громовыми раскатами, исходящими из собственной глотки; но со временем привыкаешь и обучаешься всему – даже способности не дышать и контролировать сознанием свой храп. Человек слишком силен для того, чтобы что-то было ему неподвластно.

Кусты, служившие мне прибежищем, накрыла толстым слоем пыль и земля, поднятая на воздух очередным взрывом. У меня свербило в носу, легкие заполнились частицами пыли, и я зажмурился, собирая всю волю в кулак, чтобы не чихнуть и не кашлянуть: они не должны меня заметить.

За время частых командировок я наловчился понимать их язык и знал, что они готовят группу для переброса ее через перевал. Мы не могли этого допустить, и это был мой последний шанс: завтра их здесь уже не будет.

Я уже давно не чувствовал своего тела: наверное, в другой жизни, еще лет пять назад, окажись я в подобной ситуации, начал бы жаловаться на неудобство позы,  онемение рук и ног, отсутствие малейшей возможности пошевелиться или хотя бы вдохнуть полной грудью, но сейчас я уже не замечал всего этого. Снайпер не имеет права быть простым человеком. Он создан для того, чтобы убивать. Я – идеальная машина-убийца. Ну, хоть в чем-то я идеален…

Из укрытия снова послышались голоса, и через несколько секунд в прицел оптики попала вязаная трикотажная шапка – пыльная и рваная. Если бы я только мог, я бы расхохотался во весь голос: неужели они до сих пор ведутся на подобную глупость? Военному искусству эту шайку бандитов никто не обучал, поэтому они и проигрывают войну, по крайней мере, когда этого хотят наверху. Шапка исчезла, и из-за укрытия показалось лицо одного из них. Мой палец чуть плотнее прижался к курку – сейчас они будут выходить, к утру им нужно быть за перевалом, а уже вечерело...