HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Виктория Алейникова

Маленькая девочка, моя душа

Обсудить

Рассказ

 

 

Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече…


А. Блок.

 

Опубликовано редактором: Карина Романова, 29.12.2009
Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4

Часть 3


 

 

 

 

Днем Алеша прореживал лес, срубал сухие деревья, собирал валежник, иногда рисовал плакаты с одним и тем же призывом беречь лес от огня, до которого, впрочем, никому не было дела (лес многим представлялся чем-то бескрайним, неистощимым, но никак не живым), отца же почти не видел. Мальчишка не думал о доме – он скучал по матери, а одиночество делало его еще угрюмей и молчаливей. Нет, он подолгу проводил время один, работая, думая, и это не было ему в тягость, но физическое отсутствие матери – духовную ее близость Алеша всегда чувствовал как нечто крепкое, незыблемое – он переносил тяжело, словно стал домом, с которого ураганом сорвало крышу.

 Алеша ни разу не заметил поблизости от сторожки ни одного живого существа, не услышал пения птицы, хотя по утрам внимательно вслушивался в каждый звук за окном, и деревья как будто тоже затаились и не шелестели листьями, не вздыхали, не скрипели.

Недельный срок работы минул. Вечером последнего дня отец усадил мальчика за щербатый стол и начал разговор:

– Ты хороший работник.

Алеша равнодушно взглянул на мужчину и стал смотреть в окно. Это была одна из тех редких похвал, которыми его дарили деревенские мужики. Отец продолжал говорить, неестественно сложив на столе руки и хмуря лохматые брови:

– Но ты знаешь, что я никогда не притворялся, что люблю тебя. Собственно, поэтому я стал… жить тут.

Алеша молча кивнул, ничуть не удивившись.

Отец глотнул воздуху и пролаял:

– Я избегаю вас из-за тебя. Об этом, вернее, о твоем… эээ… влиянии на меня я хотел поговорить. Ты уже не маленький и понимаешь, что в жизни не все так просто. Ты все-таки должен быть… – мужчина на миг замялся, – быть благодарным мне за то, что я для тебя сделал.

– А что ты для меня… Для нас делаешь? – поправился Алеша. Он встал и неожиданно оказался очень высоким, выше отца, который слушал, не возражая, смущенный прямолинейностью сына. – Что ты сделал моей бедной матери, кроме того что изредка приносил ей деньги? Что произошло, папа, когда ты впервые не ночевал дома, приходил все реже, а затем поселился здесь, в этой лачуге?

Сильный удар сбил ребенка с ног, заставив замолчать. Мужчина нервно достал из ящика обшарпанного стола – единственной мебели в единственной убогой комнате, кроме раскладушки, белого комода и длинной деревянной скамейки – запечатанную бутылку водки и жестяную кружку. C шибая пробку, он неотрывно смотрел на свои руки, покрытые бурыми пятнами гнева.

Отец и сын долго сидели молча. Первый – пьянея с непривычки с каждым вонзавшимся в горло глотком (лесник практически не пил), второй – украдкой вытирая кровь с разбитой губы.

Потом Алеша встал и направился к двери. Отец мгновенно вскинул голову и закричал:

– Стой, не пущу!

Алеша взглянул на него, сверкая синими глазами. Он как будто стал еще выше и ссутулился.

Ничего не связывало этих чужих друг другу людей, кроме кровного родства. Сын не раз задавался вопросом, почему отец так редко бывает дома и почему так недобр с ним и матерью, но не мог найти ответа. Мать же, словно сосуд, наполнялась болью, когда Алеша робко заговаривал о странностях отца; боль лилась через края ее глаз, наполняла ее вмиг ослабевавшие руки, сгибала спину, и Алеша вскоре прекратил мучить мать терзающими ее расспросами. Он рос, взрослел и переставал чувствовать надобность в отце, которого, как ему стало казаться, у него никогда не было.

А сейчас в мутных, полупьяных глазах отца Алеша вдруг увидел, помимо отвращения и злобы, что-то зыбкое, отдаленно напоминавшее памятную материнскую боль, и отпрянул в изумлении и страхе.

С минуту мужчина молчал, изучая лицо своего старшего ребенка, затем начал говорить необычайно твердо, ясно и зло:

– Я любил твою мать больше всего на свете, а она любила меня. В ночь, когда ты должен был родиться…

Он замолчал, плеснул в кружку остатки дурной водки и протянул ее сыну:

– Выпей, пожалуйста.

Это было первое ласковое слово, услышанное Алешей от отца. Видя, что мальчик решительно покачал головой, отец подскочил к нему и силой влил в испуганного ребенка желтоватую жидкость.

Когда сын подавился, закашлялся, когда наконец умолк и опустился на хромую скамью, отец снова заговорил:

– Твоя мать была очень красивой. Не такой, как ты. У нее были синие глаза… Она умирала, а я был рядом и сходил с ума, ты же кричал и извивался на руках у повитухи, краснолицый, толстый кусок мяса – мой кусок мяса.

Алеша сжался от этих слов, и на лбу у него выступил сверкающий пот.

– Я не взял тебя, потому что не мог представить, что буду жить с ее убийцей. Та, другая, которую ты называешь матерью, помогла мне выжить тогда. Думаю, она любила меня почти так же, как я любил ту, которую ты у меня отнял. Хотя она могла быть просто доброй. Добрые люди творят поистине губительные для себя поступки.

Громкий кашель заставил прерваться говорящего. Справившись с собой, он продолжал, не глядя мальчику в глаза:

– Ее безграничная доброта уговорила меня забрать тебя в нашу семью. Ты был маленьким еще, двух или трех лет, и, к счастью для нее, ничего не запомнил. Но ты уже тогда был словно контуженый.

Отец посмотрел в белое как снег лицо сына, в его широко открытые пустые глаза, сделавшиеся тогда будто слепыми, и почувствовал страх. Разглядывая сидящего перед ним безмолвного призрака, мужчина теребил пустую кружку, изо всех сил стараясь собраться и произнести то последнее, из-за чего он и начал этот жестокий разговор.

Он был из тех несчастных людей, что испытали однажды сильное чувство, которое высушило их до самого дна, не оставив ни единой капли крови – одну лишь воду да упрямые воспоминания о тех, кого с ними никогда не было. Он не желал противиться сладким своим страданиям, разжигая их и всякий раз радуясь мнимому оживлению своему – этим наполнялась его скудная жизнь, на которую он теперь жаловался, боясь смотреть на сына. А Алеша неожиданно для себя подумал, что у его отца два сердца – слева и справа, да такие острые, что чувства нанизываются на них, как маленькие насекомые – на булавку, и мгновенно тускнеют, а отец помнит о них только то, что когда-то они летали, а теперь бережно хранятся в его груди, словно диковинные экспонаты.

– Никто… никто так и не узнал, что ты не ее сын, а она полюбила тебя сильнее своих детей. Я же дышать рядом с тобой не могу: я вижу ее. Я стал жить один в этой, как ты выразился, лачуге, среди глухих елей, я остался один, и рядом со мной нет ее.

«Моей матери», – такой была последняя мысль Алеши. Он медленно поднялся со скамьи и взглянул на отца, вскочившего на ноги и закричавшего срывающимся голосом, наполненным злобой и болью:

– Твое присутствие отравляет мне жизнь! Убирайся обратно в свой детдом!

Глухо прозвучал выстрел (у лесника ружье всегда висело на видном месте, вычищенное и заряженное), и уже ни отец, ни сын ничего более не видели и не понимали, и ветер распахнул незапертую дверь, и дождь гулко застучал по стертому у порога деревянному паркету.

 

 

 


Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.10: Ибрагим Ибрагимли. Интервью (одноактная моно-пьеса)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!