HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Аркадий Макаров

Утин…

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 2.02.2013
Оглавление


1. Часть 1
2. Часть 2

Часть 1


 

 

 

Нож, соскальзывая, прошёл по касательной, не доведя дело до конца. То ли рука была неверна, то ли густая, сваленная шерсть мешала лезвию проникнуть в горло и располосовать шейные жилы так, чтобы кровь красным полотнищем хлыстнула по оцинкованной жести таза, освобождая жертву от жизни.

Топоча и перебирая ножками часто-часто, как балерина в танце, подо мной, обезумев от страха и боли, билось несчастное существо, обречённое на заклание.

То, что я намеревался совершить, надо было делать быстро и хорошо. Во-первых, в глазах двух пожилых женщин я бы потерял лицо как начинающий мужчина, на которого можно положиться, во-вторых, я бы не оправдал доверия своего нового школьного товарища Пашки Мотовилова, с которым я недавно близко сошёлся. Показать себя слабым и беспомощным в нужный момент – самое последнее дело в товарищеских отношениях.

Мотовилов приехал из дальней, периферийной, как называли наши учителя, деревни после семилетки продолжать учёбу в средней школе.

 

У нас в Бондарях, как в районном центре, была десятилетка, одна в округе пятнадцати километров на восемь деревень. Школа старая, земская, с хорошими учителями, с небольшими, но светлыми классами. Учись, коли есть такое желание!

Конечно, за десять-пятнадцать километров каждый день в школу не находишься и не накатаешься, да и велосипеды были не у многих.

Школа находилась в кирпичном двухэтажном здании, переделанном когда-то земством из бывшего трактира. Спальными помещениями под интернат никак не располагала. Родители размещали своих рвущихся к учёбе и постижению житейских мудростей чад на квартиры к знакомым или родственникам, или вообще за небольшую плату снимали квартиры у одиноких вдовствующих женщин, которых у нас в селе было – через дом.

В то время деньги за обучение в средней школе уже не брали, так что желающих получить десятилетнее образование было немало.

За седьмым количество параллельных классов в нашей школе увеличивалось вдвое, и в каждом – по сорок и более человек. Нагрузка для учителей – неимоверная, но, надо отдать должное, несмотря на это, учили они нас тогда на совесть, как говорится, «с пристрастием».

 

После осенних погожих дней, как только начиналась распутица, классы редели, но всё равно в школе было тесно, и старшие классы занимались в разные смены. Мы с Пашкой учились с утра, поэтому послеобеденное время и ранние вечера были наши.

Мы вольничали.

Мотовилов раз или два в месяц по выходным дням уезжал в деревню за продуктами: мучицы, пшенца привезти, а если повезёт, то и сальца или даже мясца.

Сальце и мясцо съедалось всегда почему-то быстро, но остальных продуктов хватало до следующей поездки – в колхозах вожжи приспустили, и жить было можно.

Пашкиной жизни, вольной, без родительского глаза и руки, я всегда завидовал. Пашка был уже хозяин своей судьбы, мужик, а я кто? Всё ещё сынок! Нудная жизнь. Вечер – на улицу охота, а у меня за спиной: «Когда будешь учить уроки? Когда за ум возьмёшься?»

Пашке хорошо. Придёшь к нему (а он жил на квартире у двух старушек-сестёр, монашек нашей церкви, сестёр всегда не было дома), придешь к нему в избу, а он сидит на чепурочках перед голландкой, подбрасывает дровишки и покуривает самокрутку настоящую, из домашней махорки. Затянется, цвиркнет струю в огонь и снова затянется, и никто ему ни слова, ни полслова – дядёк! А то ещё привезёт бутылку самогона, нажарит картошку со свининой, лучку накрошит, и давай меня угощать. Сам выпьет и мне нальёт, и смотрит, чтобы я не схалтурил, а всё подобрал до дна, иначе – какая закуска? Не хочешь пить – и закуску не тронь, добро не переводи.

А картошка на плите скворчит, салом плюётся, аромат во всю избу – не удержаться. Дома, вроде, мать станет кормить – а всё не то! Не хочется. А здесь – слюну не подберёшь, язык проглотишь. Вроде жареной картошки никогда не ел.

Вздохнёшь и садишься, проталкивая в себя вонючую, как керосин, жидкость.

Но вот, когда выпьешь, обмакнёшь краешек свойского, деревенского хлеба в кипящий жир, положишь в рот, и вся противность сивухи сразу исчезает, только ещё больше есть хочется.

Мой отец, любитель крепкого словца, на этот случай всегда говорил, что у чужого барана яйца всегда больше.

Да, кстати, о баранах, с чего я и начал свой рассказ...

 

В те времена хрущёвского послабления, по осени, где-то после первых заморозков, у нас в Бондарях на рынке бараны были нипочём. Может быть, чуть больше стоимости мешка картошки.

Овец на базар воскресным днём из ближайших деревень сгоняли десятками. На трудодень денег не платили, а всякая живность была ходовой валютой, конвертируемой во что угодно. Сюда за дешевизной приезжали не только из Тамбова, но даже московские гости старались по случаю прикупить к отъезду пару-тройку ярочек, чтобы потом, набив чемоданы первоклассной бараниной, обрадовать гостинцами своих домашних.

Овец покупали живьём. Это было гораздо выгоднее, чем покупать мясо на развес, к тому же голова, ноги, кожа и внутренности – «гусёк», как у нас называли, шли задарма, так сказать, в нагрузку.

 

 

 


Оглавление


1. Часть 1
2. Часть 2

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.07: Максим Хомутин. Зеркальце (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!