HTM
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2019 г.

Денис Чебаненко

Тем утром я выехал из Шпандау на север...

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Карина Романова, 3.07.2009
Оглавление

10. Часть 10
11. Часть 11
12. Часть 12

Часть 11


 

 

 

Моник умерла через неделю. Мишель, обнаруживший ее, долго кричал. На его крик сбежался все обитатели лагеря. Моник лежала на спине, свесив голову с кровати. Из носа мимо глаз и лба пролегла дорожка запекшейся крови.

– Полицию звать не будем, – громко сказал Чжан. – Они разгонят весь лагерь.

Мишель сидел на полу и выл, раскачиваясь взад-вперед.

– Из-за одной дохлой наркоманки нарушать планы всех я не хочу, – все повторял хозяин. – Нужно перетащить ее на яхту. Отвезем на какой-нибудь островок и похороним.

Я понимал его. Он получал большие деньги, сдавая домики и палатки, и совсем не хотел бы потерять этот заработок. Более того, если бы власти узнали, что здесь есть наркотики, он бы сам оказался в тюрьме.

Отвезли мы ее втроем: Чжан, Хун Тин и я. Вилма, узнав о смерти Моник, расплакалась. Слезы проложили свои тропинки на ее лице, и я ничего не мог с этим поделать. Да и не слишком пытался. Смерть Моник вдруг ввела меня в странное состояние. Мною овладела знакомая апатия. Казалось, что теперь Вилма совсем не интересна и не нужна мне, что я вполне готов плыть на этой яхте дальше на восток, через все моря и континенты.

Море волновалось, быстро темнело. Странно, но потом, когда я вспоминал этот момент, мне казалось что Вилма сидит в кресле на причале, и смотрит на нас мокрыми глазами в подтеках туши. Я до боли в глазах вглядывался в берег, но не смог разглядеть ничего.

Где-то около часа мы искали подходящую скалу. Когда стало уже довольно темно, я предложил выбросить Моник за борт, завернув во что-нибудь, но Чжан возразил, объяснив, что при таком волнении тело легко может оказаться на берегу.

Наконец мы нашли подходящее место. Чжан остался на яхте, а мы с Хун Тином на резиновой лодке перевезли труп Моник на островок. Небо было совсем темным, дул пронзительный, холодный ветер. У берега мы случайно уронили труп в воду. Хун Тин что-то приговаривал, но я не пытался его понять, а только тащил ставшее страшно тяжелым мертвое тело девушки. Где-то кричали птицы. Лицо Моник, с широко открытыми глазами и безвольным ртом казалось кривозеркальным отражением низкого неба.

Мы положили мертвую Моник в небольшое углубление между высоких кустов и забросали всем, чем было можно – песком, галькой, ломаными ветками. Хун Тин задержался у могилки, глядя на нее так, словно сейчас хоронил не Моник, а свою Таню. На лице его блеснули слезы. Или то был дождь?

Лодку швыряло так, что мы не могли никак перебраться на яхту. Наконец мы оказались на ее борту, и Чжан сразу отругал нас – мы забыли одеяло, в которое была завернута Моник. Но на скалу возвращаться уже не хотелось. И я сомневался, что Чжану пригодилось бы оно.

Когда мы шли обратно к берегу, я почувствовал странный озноб. Через несколько минут меня била крупная дрожь. Хун Тин заметил это и принес плед, заботливо накинув его мне на плечи.

– Ты замерз?

Я отрицательно покачал головой. Здесь не было настолько холодно.

Что-то происходило со мной. Я вдруг подумал, что это совсем не я – бывший житель Ибицы, лучший бармен Гатова, любимец девушек не может хоронить труп мертвой наркоманки на одной из безлюдных скал китайского побережья на пару с полузнакомыми китайцем и корейцем. Этот человек определенно не может быть мной. Тогда кто я?

Кто же он? Человек, который сидит вместо меня на лавке внутри яхты и смотрит на Чжана, яростно сражающегося с рулем. Накрытый одеялом, мокрый, дрожащий от страха познания себя самого, человек, у которого были самые лучшие девчонки там, в Берлине – и которого на берегу ждет девушка в инвалидной коляске, которую он совсем не знает и даже где-то внутри боится. Кто он?

– Ты в порядке? – крикнул Хун Тин. Я посмотрел ему прямо в глаза – а ты, ты знаешь кто ты?

– Все хорошо…

– Точно?

– Да!

– Тогда помоги нам.

У берега волны были достаточно велики, чтобы я, нечасто ходивший на яхте, испугался. Но Чжан только ухмылялся.

В темноте причалить было совсем нелегким делом. Но нас ждали. Таня с большим фонарем и в дождевике, какой-то китаец и жена Чжана. Они помогли нам.

– Все в порядке? – крикнула Таня, светя фонарем мне прямо в лицо.

Я кивнул. Хун Тин возился на яхте, помогая Чжану с тросами. Я спрыгнул на причал. Ветер хлестал по лицу, казалось, что доски причала ходят ходуном. Я почувствовал на лице капли дождя.

– Вилма ждала здесь тебя, – сказала Таня. В обычно спокойных глазах ее была какая-то затаенная боль. – Совсем промокла. Я отправила ее в домик.

Я кивнул. Спасибо?

Ей не была нужна моя благодарность. Таню уже обнимал Хун Тин.

Я пошел прочь. Ноги увязали в мокром песке, по спине и плечам барабанил дождь. Хотелось кричать… Нет, хотелось упасть в песок и беззвучно плакать, обнимая землю и пожирая мокрый песок раскрытым в муке ртом. Хотелось не видеть себя, исчезнуть, раствориться, стать тенью в тени, чтобы никто никогда не нашел, не узнал и не понял.

Вдруг я наступил на что-то твердое. Под ногами лежала оранжевая планшетка Вилмы, размокшая от воды.

Я поднял ее и поискал глазами наш домик. Совсем рядом. Сжимая в руках планшетку так, что из нее текла вода (хотя мне почему-то в тот миг казалось, что планшетка истекает кровью), я подумал, что кем бы я ни был, кто бы я ни был – в руках я держу часть человека, который мок под проливным дождем на причале, дожидаясь меня. И если я так важен для Вилмы, стоит ли мне бояться чего-то на этой планете?

Я направился к домику. Скрипнул ступеньками. Дверь была не заперта.

Внутри горел свет маленькой переносной лампы – подарок Сун Сока. Тихо гудел генератор, питающий и лампу и обогреватель. Пахло мокрой одеждой и красками.

Вилма сидела спиной ко мне, в кресле, бессильно в нем обмякнув. Мокрые волосы свисали на лицо, у колес кресла натекла маленькая лужица воды. Она не двигалась.

Словно была мертва?

Я представил это так ясно и четко, что непроизвольно кинулся вперед. И замер. Отсюда мне было видно, как вздымаются ее плечи. Она дышала.

Тихонько подойдя, я сел рядом на корточки. Смотрел на нее, ее затылок и плечи и вспоминал свои ощущения в тот миг, когда вдруг решил что потерял ее. Слишком сильно. Слишком много. Невозможно.

Она была той, которую я боялся потерять также сильно, как хотел потерять себя на пляже. И я был готов убить любого – и каждого отвозить на ту скалу и хоронить в самый сильный шторм.

За каждый упавший с ее головы волос.

За каждую морщинку на ее лице.

За дрожание уголков ее губ перед тем, как они раскроются в улыбке.

За пепел, который она так просто и естественно сбивает со своих сигарет.

За то, как подкуривает, и как в этот момент огонек спички отражается в ее зрачках.

За то, как она играет на гармонике и как улыбаются звуки, которые она извлекает.

За то, как она спит…

– Ты ведь меня боишься, да? – вдруг рывком повернулась она ко мне.

От неожиданности я отпрянул.

– Ты не спишь?..

– Я вижу это в твоих глазах.

– Я не боюсь.

Но голос меня подвел. В нем не было уверенности.

– Что не так, Маркус? Ты боишься чего?

– Я не боюсь…

– Того, что я такая?

– Я не боюсь.

– Того, что могу повиснуть на твоей шее и не дать тебе спокойно лететь к твоей мечте? Вечный холод, одиночество и мертвое ожидание – и только для того, чтобы тебя жалели… Только для этого. Но ничего не будет. Там будет все так холодно и мертво, что некому будет тебя жалеть.

Я смотрел ей прямо в глаза.

– Что ты такое говоришь?

– Зачем я тебе?

Она вдруг отвернулась и закурила. Глаза ее были мокрые.

– Ты иногда так кричишь, – я пересел на топчан. – Что я действительно… опасаюсь за тебя.

– Не нужно, – отрезала она.

– Переживаю.

– Не маленькая.

– Вот сейчас ты так легко переходишь от криков к спокойному разговору…

– Это не спокойный разговор, – спокойно возразила она.

– Если бы я боялся тебя, я бы не поехал сюда за тобой. И ты…

– Правда?

– Да, – соврал я.

– И что я?..

– Я хотел сказать, что ты это знаешь. Что я тебя не боюсь. И этот спектакль нужен тебе потому, что ты сама боишься. Меня. Себя. И нас.

Она едва не швырнула в меня сигаретой.

– Ах ты, мерзкий, грязный, пошлый барменишка…

– Я отвез труп девушки, с которой мы жили и общались почти месяц. Я хоронил ее. Начался чертов шторм – и я добрался домой чуть живым. Я пришел сюда – и, увидев тебя такой, испугался, что ты умерла…

– Каков герой, – усмехнулась она.

– Я бы не стал дергаться каждый раз только потому, что якобы боюсь тебя…

– Ну конечно.

Она покачала головой.

– Иногда, Маркус, – она посмотрела мне в глаза и тут же отвела взгляд. – Я готова на какие-то жертвы… Ради других. И дело не в том, что я тебе не доверяю и боюсь отдавать какие-то свои чувства. Все прозаичнее. Я боюсь себя. Ты прав. И тут ничего не изменить. Ты только одно пойми… и сделай: верь в меня.

– Я верю.

Она махнула обеими руками, упрямо наклонив голову: – Не перебивай. Ты не понял. Верь. Я не сумасшедшая. Я не ненормальная. Я – такая же как вы все…

В ее голосе послышались жалобные нотки.

– И если я кажусь нестабильной в себе, своих эмоциях и мыслях, то знай, что когда ты нестабилен в своих чувствах – тогда ты способен на любовь. Знай. Ты понимаешь?

Я придвинулся и обнял ее за плечи.

– Да.

– Пообещай…

– Что?

– Что не дашь похоронить меня, если я кончу как Моник.

Я посмотрел в ее смертельно уставшие глаза.

– Сожги меня…

Я кивал, глядя ей в глаза, но они смотрели сквозь меня.

– Купишь на Крите какую-нибудь амфору… Пепел положишь туда. И в море меня… – она сфокусировала взгляд на моем лице. – Хорошо?

– Хорошо.

Губы наши соприкоснулись.

– Не забудь, – бормотала она, когда я покрывал поцелуями ее шею и лицо. – Только на Крите… или Лесбосе… Но лучше Крит. Саламин. И там можно… И на самое дно…

 

 


Оглавление

10. Часть 10
11. Часть 11
12. Часть 12

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

04.11: Художественный смысл. Я в ужасе (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!