HTM
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2018 г.

Цитаты и классики

Андре Моруа. Разные мысли о литературе.

Обсудить

Цитаты из произведений

На чтение потребуется 40 минут | Скачать: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Купить в журнале за апрель 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2015 года

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 15.04.2015
Оглавление

2. Психология творчества
3. Творческий процесс
4. Жанры, стиль

Творческий процесс


 

 

 

«Счастлив тот, кто видит в проделанной накануне работе следы воли» (Ален).

 

«Флобер хочет освободить фразу от беловатого жира и оставить в ней только одни мускулы». Для этого следует убрать все авторские комментарии и абстрактные рассуждения и оставить одни только впечатления и слова персонажей.

 

Бодлер интересует Сартра только в той мере, в какой является сартровским героем.

 

Главный персонаж романа не может быть чем-то посредственным. Забвение этого приводит к неудаче многих современных романистов.

 

Знание нашего себя было бы вполне возможно, если бы ум человеческий отличался достаточной объективностью, чтобы человек, говоря о чувствах, учитывал бы своё происхождение, детские годы, общественное положение, укоренившиеся предрассудки, свойства организма и предел его физических возможностей, круг обязанностей, обстоятельств, вызывающие у человека сопротивление и желание, эпоху, в которую он живёт, причуды, увлечения, суеверия своего времени.

 

Каждый человек есть, в сущности, сочетание разных характеров, и поэтому искренний писатель должен был бы охарактеризовать их все; однако эти характеры настолько противоположны, что писатели идут на это крайне неохотно.

 

Но в ту пору Пруст ещё слишком погружён в жизнь, чтобы изображать её с нужной дистанции.

 

Протей смиряется, память удерживает лишь то, что было привлекательным.

 

Старый учитель возбуждал мысль каким-нибудь резким, но дружелюбным выпадом, и искромётные мысли о сущем, рождённые его поэтическим гением, били ключом.

 

Всякое произведение – это некий сплав мыслей и чувств; это воздействие событий на ум художника и ответное воздействие его таланта на изображаемые события – явление удивительное, представляющее громадный интерес, и мы сами лишаем себя возможности заняться увлекательным исследованием, если станем пренебрегать обстоятельствами, зачастую самыми незначительными, которые послужили непосредственной причиной зарождения пьесы или романа. Ведь такое исследование – его можно уподобить пьесе за кулисами пьесы или роману на полях романа – нередко прекрасно само по себе.

 

Ясность текста: это признак честности ума.

 

 

Замысел

 

Альфред де Мюссе вращается одновременно в 2-х весёлых компаниях; в один прекрасный день он вдруг спохватился и решил, что с него хватит рассеянной жизни... Он надел халат, уселся в кресло и мысленно прочитал себе не менее строгую мораль, чем мог бы сделать отец или дядя. Этот немой диалог послужил впоследствии прообразом сцены между Валентином и дядюшкой Ван Буком. Ведь сцена требует реплик, которые попадают прямо в цель, такой концовки каждого явления, когда актёры с полным правом могут уйти, такой концовки каждого явления, когда непременно должен опуститься занавес.

 

«...Отчаявшись в возможности заинтересовать когда-нибудь кого-нибудь образом довольно глупого и ограниченного лавочника... и вот в один прекрасный день я сказал себе "Надо прославить этот образ, представив его как образ честности"» (Бальзак).

 

«Когда император подавляет настоящее, нельзя забывать о прошлом, которое бросает ему свой вызов; и я считаю себя свободным в изображении того, что предшествовало его славе» (Шатобриан).

 

Ален всегда отправляется от реальности. Птица, дерево, человек за работой, какое-нибудь прелестное чудовище, встреченное у Реца или Сен-Симона, – вот от чего отталкивается его мысль. Реальность – единственное, что направляет наши мысли.

 

Жироду – писатель эксцентрической культуры – посвятил себя коллекционированию странных анекдотических сведений.

 

Лакло думает написать роман, доказывающий, что счастье возможно только в семье. Однако заинтересовать читателя без романных перипетий невозможно.

 

Монтень забавляется составлением перечня обычаев, подчас противоположных, разных народов.

 

Монтеню необходим предлог для раздумий. В своей библиотеке он листает одну книгу, другую, вразброд, как придётся.

 

Поначалу книга Монтеня была книгой неутомимого читателя греческих и латинских авторов, извлечения из которых он классифицировал по их содержанию.

 

Поскольку Лабрюйера ничто не подстрекало, он, может быть, никогда не стал бы писателем, если бы не перевёл «Характеры» Теофраста.

 

Я изведал потребность написать книгу в противовес пережитым разочарованиям.

 

 

Работа над источниками

 

Воссоздать с помощью памяти утраченные впечатления, разработать те огромные залежи, какими является память человека, достигшего зрелости, и из воспоминаний сделать произведение искусства – такую задачу ставит перед собой Пруст.

 

Действительный случай из жизни, который сам переживал или наблюдал писатель, нельзя целиком переносить в пьесу. Такому эпизоду недостаёт того, что называется стилем.

 

«Для истории античного мира мне не хватает справочного материала, для истории современности – его отсутствия» (Пеги).

 

«Париж лишает страсть её характерных признаков; здесь каждый день Федра соблазняет Ипполита, а сам Тезей не обращает на это никакого внимания. Провинция сохраняет за супружеской изменой флёр романтического. Париж разрушает типы, которые в провинции продолжают существовать» (Мориак).

 

«Чем пристальнее я вглядываюсь в прошлое, тем сильнее искажаю, и тем больше изменяю предмет» (Валери).

 

А с другой стороны Арагон обладает огромной культурой. Он прочитал всё, что читают все, и всё, чего никто не читает: он любит «бродить по закоулкам» душевного говора средневековья, ему доставляет физическое наслаждение расталкивать слова во фразе, чтобы поставить причастие прошедшего времени на место, которое было бы естественным у поэта XVI века.

 

Ален читал лекции свободно, импровизируя и насыщая их примерами, взятыми у поэтов, романистов или из повседневной жизни.

 

Все мы, писатели, знаем, что определённые ситуации (воспоминания или стремления) буквально преследуют нас, и что, помимо нашей воли, ситуации эти – в той или иной форме – говорят в большинстве наших творений.

 

Если бы Шатобриан не читал «Исповеди», многие источники красоты, составляющие очарование «Записок», остались бы ему неведомы.

 

За каждой дверью его поджидали выстрелы воспоминаний. «Посылайте мне все сплетни о Сен-Соваре. Это будет мне напоминать, что я родом оттуда».

 

Именно в «свете» французские романисты с успехом находили подлинные комедии и трагедии, которые достигали там полноты развития: прежде всего, потому что у героев времени было вдоволь, а также потому что достаточно богатый словарь давал им возможность выразить себя.

 

Когда я пишу, я уклоняюсь от общества книг и воспоминаний из страха, как бы они не вторглись в мою фирму.

 

Мечтаний и чувств героя недостаточно, чтобы дать роману жизнь. Абстрактные признания надоедают. Их должен подкреплять устойчивый жизненный фон.

 

Образы были бы невозможны без восприятия, так же как восприятие невозможно без реального источника. Это ответ на вопрос: видит ли писатель своих героев.

 

Он проник в личность автора и в его эпоху; он владеет стилем: его повествование динамично; и он по-настоящему понял своего героя.

 

Отбор событий и документов позволяет историку изменить историю, руководствуясь своими предрассудками и (документальными) симпатиями.

 

Писатель, который повествует о прошлом, полагается на память, которая словно актёр или казуист, сама делает первую выборку.

 

Писатель, сочиняющий исповедь, думает, что он воскрешает прошлое. В действительности, он пишет о том, каким это прошлое стало в настоящем.

 

Попытка вывести произведение из одних мечтаний всегда оказывается гибельной для художника. Художник нуждается в сопротивлении природы, так же как птица в сопротивлении воздуха.

 

Словом то, что потом стало «Опытами» Монтеня, была тогда огромная картотека, снабжённая комментариями. Но чем далее, тем явственнее Монтень обнаруживал, что самое живое удовольствие он получает от писания, когда извлекает наблюдения из глубины своего «я».

 

Все, что дю Гар слышал, видел и думал, откладывалось в своеобразный садок, откуда он черпал потом всё нужное ему для творчества.

 

 

Работа над произведением

 

«...уверенные в том, что мы анализируем собственный характер, мы на самом деле создаём совершенно из ничего персонаж романа, не наделённый даже нашими истинными склонностями. Мы присваиваем ему вместо имени местоимение первого лица и верим в его существование столь же твёрдо, как в своё собственное. Так тазываемый роман Риардсона – замаскированные исповеди, тогда как "Исповедь" Руссо – замаскированный роман» (Ларбо).

 

«Для того чтобы надлежащим образом расположить важную сцену, надо хорошо знать эпоху, обстоятельства и точно определить момент, когда интерес и любопытство зрителя достаточно возбуждены, а потому развитие действия может быть приостановлено и на смену ему во всей полноте должны прийти страсть, чистое чувство» (Мюссе).

 

«Но попробуйте хоть иногда возражать мне, чтобы я чувствовал, что нас двое».

 

«Поэму слагают не из чувств, а из слов» (Валери).

 

«С каким жаром подбирал я жемчужины для своего ожерелья! Одно лишь забыл я – нить» (Флобер о своей работе над св. Антонием).

 

«Я хотел бы, чтобы Мопассан начал писать длинное произведение, пусть даже никуда не годное. Главное в этом мире – парить душой в высшей сфере» (Флобер).

 

Болезненная скрупулезность этой патологии чувства создаёт впечатление, что наблюдатель сам пережил описываемые страдания, но... совершенно отделив своё страдающее Я от мыслящего, анализирует свои собственные симптомы болезни с героическим мастерством.

 

Великий поэт не отказывается от строгих законов стиха. Самоограничение служит размеру надежной опорой.

 

Вокруг центрального персонажа, который, будучи одержим страстями, забывает и думать об обществе, Бальзак располагает образы второстепенных персонажей – они-то и воплощают жизнь общества. Ибо всякий роман должен быть связан прочными узами с реальным миром.

 

Воображение – есть мать ошибок, а мечтательность всегда опасна, если остаётся беспредметной. Ведь искусство состоит в том, чтобы направлять её на реальные, устойчивые объекты.

 

Все романы Стендаля – некая игра воображения, и в роли их главного героя неизменно выступает сам Стендаль, разумеется, идеализированный.

 

Голую мысль невозможно связать ни с какой формой.

 

Госпожа де Мертей и Вальмон раскрывают нам те мысли Лакло, о которых не говорят его поступки.

 

Для того чтобы вымышленный мир воспринимался читателем как реальный, одних действующих лиц недостаточно. Необходимы декорации, и притом такие, чтобы они не походили на театральные.

 

Когда Бальзак приступил к работе над «Цезарем Бирото», его подстерегала опасность, неотделимая от самого сюжета романа: он рисковал уступить извечному презрению, которое художник испытывает к мелкому лавочнику, и нарисовать не правдивую картину, а карикатуру на торговую буржуазию.

 

Конечно, Ален повторяется. Он повторяется, чтобы исправить себя, чтобы сильнее и поэтичнее сказать о том, что считает существенным.

 

Лишь в поисках слов, отвечающих размеру, поэт находит выразительные средства и постигает собственную мысль.

 

Он толкает свою песню, исполненную красивыми цитатами, прямо перед собой, сам не зная куда.

 

Особое писатель значение, полагаясь на память, придаёт тем эпизодам, о которых память наиболее ярка, пренебрегая множеством часов обыденной жизни.

 

Суждения Алена – это стихи в прозе на две страницы, писавшиеся каждый вечер для ежедневной газеты. «Без твёрдой решимости писать к определённому дню эти маленькие поэмы никогда бы не были написаны». Это ограничение в две страницы служило ему такой же опорой, как поэту слово. Другое условие: никакой отделки. Всякому слову надлежало оставаться. Фраза должна была приноравливаться к тому, что ей предшествовало. Произведение уверенно шествовало к финишу, отбрасывая любые мысли, которые могли бы его задержать.

 

Схема романов Стендаля относительно проста. Это всегда история молодого человека, который приобретает жизненный опыт. Стендаль сталкивает своего юного героя с двумя женщинами, принадлежащими к противоположным типам, и душа юноши разрывается между ними; у героя всегда находится могущественный покровитель, и ему постоянно вредит враг, негодяй.

 

Творческая фантазия писателя подчиняется не точным документам истории, но тайным наклонностям сердца.

 

У Пеги нет плана. Ему хочется выразить, следуя долгой дорогой, чувства и мысли, подсказанные событиями.

 

Фонтенель строго придерживался нескольких основных принципов, особой дисциплины ума, своего рода приверженности ясности.

 

Художник подобен зрителю в том смысле, что может увидеть своё произведение лишь при одном условии: если создаст его.

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за апрель 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение апреля 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Автор участвует в Программе получения гонораров
и получит половину от всех перечислений с этой страницы.

 


Оглавление

2. Психология творчества
3. Творческий процесс
4. Жанры, стиль

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.03: Художественный смысл. Шутя ли... (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!