HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 г.

Цитаты и классики

Психология эгоиста. "Эгоист" Джорджа Мередита

Обсудить

Цитаты из романа

 

Купить в журнале за январь 2016 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года

 

Перевод с английского Татьяны Литвиновой.
Отбор цитат, вступительное слово, комментарии и замечания
Владимира Соколова.

 

На чтение русскоязычной части потребуется 40 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 19.01.2016
Оглавление

3. б) авторские характеристики внутреннего мира эгоиста
4. в) эгоизм в действии (проявление чувства эгоизма в конкретных обстоятельствах)
5. г) самохарактеристика; внутренний монолог

в) эгоизм в действии (проявление чувства эгоизма в конкретных обстоятельствах)


 

 

 

1. He looked on her, expecting her to look at him. But as soon as he looked he found that he must be in motion to win a look in return.

Сэр Уилоби направил свой взгляд на это светило в уверенности, что светило ответит ему тем же.

2. …as soon as he looked he found that he must be in motion to win a look in return. He was one of a pack; many were ahead of him, the whole of them were eager.

…оказалось, что, для того чтобы привлечь ответный взгляд, следовало находиться в беспрестанном движении; он был всего лишь одним из своры. Многие его опередили.

3. He had to debate within himself how best to communicate to her that he was Willoughby Patterne.

Ему пришлось задуматься: как бы половчее дать ей понять, что он – сэр Уилоби Паттерн?

4. the contrast of his recent language and his fine figure was a riddle that froze her blood.

Контраст между благородной осанкой её жениха и его странными речами леденил ей кровь.

5. The melodious bass notes, expressive of conviction on that point, signified as well as the words that no answer was the right answer. She could not dissent without turning his music to discord, his complacency to amazement. She held her tongue, knowing that he did not know her, and speculating on the division made bare by their degrees of the knowledge, a deep cleft.

Я ли вас не знаю! – воскликнул он.

Мелодичные басовые ноты этого возгласа, не меньше самих слов выражавшие глубокую убеждённость, означали, что вопрос этот не требует ответа. Малейшее несогласие с её стороны нарушило бы гармонию этой музыки, и его спокойная уверенность перешла бы в недоумение. Разумеется, он её не знал! Но она промолчала и только задумалась над глубиной пропасти, обозначившейся между ними.

6. Supposing Clara heard the world's version first! Men whose pride is their backbone suffer convulsions where other men are barely aware of a shock, and Sir Willoughby was taken with galvanic jumpings of the spirit within him, at the idea of the world whispering to Clara that he had been jilted.

А что, если Клара уже слышала об этой истории в той версии, которая имеет хождение в свете? Там, где иной почувствовал бы булавочный укол, не более, человек, у которого гордость поглотила все прочие страсти, испытывает муки ада. При мысли, что свет мог нашептать Кларе, будто его – его, сэра Уилоби! – бросили, душа у него затрепетала, словно через нее пропустили электрический ток.

7. «I propose to make a man of him», said Sir Willoughby.

 

«What is to become of him if he learns nothing?»

 

«If he pleases me, he will be provided for. I have never abandoned a dependent.»

– Я хочу сделать из него человека, – сказал сэр Уилоби.

 

– Но что с ним станет, если он так ничему и не научится?

 

– Если я буду им доволен, его будущность обеспечена. Ещё не было случая, чтобы я бросил человека, которому оказывал покровительство.

8. «With me he would have to respond to affection.»

 

«Would you secure to him a settled income?..

 

«He has only to please me, my dear, and he will be launched and protected.»

 

«But if he does not succeed in pleasing you?»

 

«Is it so difficult?»

– А я требую только одного: чтобы на мою любовь отвечали любовью.

 

– И тогда он мог бы рассчитывать на постоянный доход?..

 

– Дорогая моя, от него требуется только одно: заслужить моё расположение. И тогда его будущее обеспечено.

 

– А если ему не удастся вам угодить?

 

– Разве это так трудно?

9. The smile of Sir Willoughby waxed ever softer as the shakes of his head increased in contradictoriness.

Чем энергичнее сэр Уилоби тряс головой в знак своего несогласия, тем мягче становилась его улыбка.

10. «And yet,» said he, with the air of conceding a little after having answered the Rev. Doctor and convicted him of error.

 ...сказал он тоном человека, только что убедившего собеседника в ошибочности его взглядов и готового даже кое в чём ему уступить.

11. The presence of Miss Dale illuminated him as the burning taper lights up consecrated plate. Deeply respecting her for her constancy, esteeming her for a model of taste, he was never in her society without that happy consciousness of shining which calls forth the treasures of the man; and these it is no exaggeration to term unbounded, when all that comes from him is taken for gold.

В присутствии мисс Дейл он начинал сверкать как серебряная утварь в церкви при зажжённых свечах. Её постоянство вызывало в нём глубокое уважение, её безукоризненный вкус восхищал его. При ней он воодушевлялся собственным блеском, и это, в свою очередь, вызывало к жизни всё лучшее, что было в нём заложено.

12. He had no fear of that fiery dragon of scorching breath–the newspaper press – while Vernon was his right hand man; and as he intended to enter Parliament, he foresaw the greater need of him. Furthermore, he liked his cousin to date his own controversial writings, on classical subjects, from Patterne Hall. It caused his house to shine in a foreign field; proved the service of scholarship by giving it a flavour of a bookish aristocracy that, though not so well worth having, and indeed in itself contemptible, is above the material and titular; one cannot quite say how. There, however, is the flavour. Dainty sauces are the life, the nobility, of famous dishes; taken alone, the former would be nauseating, the latter plebeian. It is thus, or somewhat so, when you have a poet, still better a scholar, attached to your household. Sir Willoughby deserved to have him, for he was above his county friends in his apprehension of the flavour bestowed by the man; and having him, he had made them conscious of their deficiency.

С подобным секретарём сэр Уилоби мог не страшиться огнедышащего дракона, именуемого прессой. А так как он к тому же намеревался со временем баллотироваться в парламент, то предвидел, что ему ещё очень и очень понадобятся услуги Вернона. Кроме того, ему импонировало, что под полемическими трудами его кузена в области классической филологии стоял гриф Паттерн-холла. Это окружало родовое гнёздышко Паттернов ещё и неким академическим ореолом, тем самым показывая, что и учёность на что-то годится; ведь благодаря ей с именем Паттернов, помимо всего прочего, связывалось ещё и представление об аристократах духа – приправа, сама по себе, быть может, и не слишком почтенная, однако представляющая известную ценность, как нечто стоящее якобы превыше богатства и титулов. А подобная приправа в обществе котируется. Изысканный соус – душа прославленного блюда, его жизнь; взятый сам по себе, он может вызывать тошноту, но без него блюдо покажется плебейским. Так и поэт или, того лучше, учёный. Сэр Уилоби был достоин того, чтобы таковой числился среди его домочадцев, ибо, не в пример своим соседям, умел оценить аромат, который подобная приправа сообщала его имени.

13. Vernon's project of leaving the Hall offended and alarmed the sensitive gentleman. «I shall have to hand Letty Dale to him at last!» he thought, yielding in bitter generosity to the conditions imposed on him by the ungenerousness of another. For, since his engagement to Miss Middleton, his electrically forethoughtful mind had seen in Miss Dale, if she stayed in the neighbourhood, and remained unmarried, the governess of his infant children, often consulting with him. But here was a prospect dashed out.

Намерение Вернона покинуть Паттерн-холл и оскорбляло и пугало нашего джентльмена, наделённого столь чувствительной душевной организацией. «Придётся всё-таки уступить ему Летти Дейл», – подумал он, испытывая горечь благородной души, вынужденной пойти на компромисс, навязанный человеческой низостью. Дело в том, что сэр Уилоби со свойственной ему дальновидностью, едва состоялся его торжественный обряд обручения с мисс Мидлтон, отвёл мисс Дейл роль гувернантки его детей, которая то и дело обращается к нему за советом об их воспитании. План этот не предусматривал её замужества.

14. Having no taste for a discussion with Vernon, whom it was his habit to confound by breaking away from him abruptly when he had delivered his opinion.

С Верноном у сэра Уилоби выработался определённый полемический приём – приведя свои доводы, тотчас, не дожидаясь ответных возражений, удаляться.

15. dinner-parties were soon to be given and a pleasing talker would be wanted, where also a woman of intellect, steeped in a splendid sentiment, hitherto a miracle of female constancy, might stir a younger woman to some emulation.

Он задумал целую серию званых обедов, а поэтому не мешало заручиться приятной собеседницей; к тому же умная женщина, являющая собой чудо преданности и постоянства, может послужить молодой девушке образцом для подражания.

16. He began to feel in their conversations that she did not sufficiently think of making herself a nest for him. Steely points were opposed to him when he, figuratively, bared his bosom to be taken to the softest and fairest. She reasoned: in other words, armed her ignorance. She reasoned against him publicly.

Однако что-то в её разговоре всё больше начинало его беспокоить. Она как будто совсем не стремилась к тому, чтобы сделаться уютным гнёздышком для его души. Он доверчиво обнажал свою грудь перед прекрасной подругой, а та встречала его холодом стальных копий. Она рассуждала – иными словами, противопоставляла ему своё воинствующее невежество. Она спорила с ним при посторонних...

17. …by his tone she understood that she was now in the inner temple of him: «I tell you these things; I quite acknowledge they do not elevate me. They help to constitute my character. I tell you most humbly that I have in me much–too much of the fallen archangel's pride.»

 

Clara bowed her head over a sustained in-drawn breath.

 

«It must be pride», he said, in a reverie superinduced by her thoughtfulness over the revelation, and glorying in the black flames demoniacal wherewith he crowned himself.

 

«Can you not correct it?» said she.

 

He replied, profoundly vexed by disappointment: «I am what I am. It might be demonstrated to you mathematically that it is corrected by equivalents or substitutions in my character. If it be a failing – assuming that.»

…по его тону она поняла, что он подвёл её к самому алтарю своего святилища.

 

– Да, я признаюсь вам и в тех чувствах, которые меня не возвышают, ибо они должны дать вам представление о некоторых сторонах моего характера. Говорю вам со всем смирением, что во мне слишком много той самой гордыни, которою так щедро наделён отпавший ангел, враг человеческий.

 

Клара опустила голову и подавила вздох.

 

– Да, да, это, конечно, гордыня, – сказал он, задумчиво любуясь своим открытием и осеняя себя чёрным пламенем демонизма.

 

– А вы не можете от неё избавиться? – спросила она.

 

– Я таков, каков есть, – ответил он, глубоко уязвлённый и разочарованный её вопросом. – Я мог бы вам доказать с математической точностью, что в моём характере имеются эквиваленты, которые вполне уравновешивают этот недостаток – если и считать его за недостаток.

18. Full surely this immovable stone-man would not release her. This petrifaction of egoism would from amazedly to austerely refuse the petition. His pride would debar him from understanding her desire to be released.

Этот человек-скала не отпустит её добровольно. Этот застывший эгоизм, эта окаменелость выслушает её просьбу с изумлением и наотрез откажется выполнить её. Гордость помешает ему даже понять её желание быть свободной.

19. Courage was coming to enable her to speak more plainly, when his discontinuing to insist on her wearing the jewels, under an appearance of deference of her wishes, disarmed her by touching her sympathies.

Прекратив, как бы из уважения к её воле, настаивать на том, чтобы она надела жемчуг, он её обезоружил в ту самую минуту, когда она собралась было с духом, чтобы высказаться более решительно.

20. She said, however, «I fear we do not often agree (a), Willoughby.»

 

«When you are a little older! (не-а = 'ты дурак')» was the irritating answer.

 

«It would then be too late to make the discovery.»

 

«The discovery, I apprehend, is not imperative, my love.»

 

«It seems to me that our minds are opposed.»

 

«I should», said he, «have been awake to it at a single indication, be sure.»

 

«But I know», she pursued, «I have learned that the ideal of conduct for women is to subject their minds to the part of an accompaniment (б)

 

«For women, my love? my wife will be in natural harmony with me (не-а = 'ты дурак')

– Боюсь, что мы часто расходимся с вами во взглядах, Уилоби, – успела она всё же сказать.

 

– Вы ещё так молоды, моя дорогая! – последовал обидный ответ.

 

– А если это расхождение не пройдёт с возрастом?

 

– Я отказываюсь даже представить себе такое, душа моя!

 

– Мне кажется, что у нас с вами от природы противоположные натуры.

 

– Если бы это было так, я бы непременно это почувствовал, – заверил он Клару. – По первому же намёку!

 

– Да, но я слыхала, – продолжала она, – мне говорили, будто от женщины требуется, чтобы она была подголоском своего мужа и вторила ему во всём.

 

– Быть может, это и требуется от других женщин, душа моя! Моя жена будет пребывать в состоянии естественной гармонии со мной.

 

NB Увод диалога в сторону; проявление характера в отклонении диалога.

21. His ingratiating droop and familiar smile rendered «All myself» so affectionately meaningful in its happy reliance upon her excess of love, that at last she understood she was expected to worship him and uphold him for whatsoever he might be, without any estimation of qualities: as indeed love does, or young love does: as she perhaps did once, before he chilled her senses. That was before her «little brain» had become active and had turned her senses to revolt.

 

It was on the full river of love that Sir Willoughby supposed the whole floating bulk of his personality to be securely sustained; and therefore it was that, believing himself swimming at his ease, he discoursed of himself.

Он улыбнулся ей, как улыбаются только очень близким людям, и доверчиво склонился к ней, всей своей позой показывая, что эти два слова «всего себя» исполнены для него нежного смысла и означают счастливую уверенность в ее беззаветной любви. И только теперь начала она догадываться, что от неё ожидают одного лишь обожания и восхищения, независимо от его достоинств, – иначе говоря, ждут того, что, собственно, и бывает при настоящей любви или, во всяком случае, при молодой любви; того, что, быть может, и было у неё вначале, прежде чем он заморозил её чувства и «эта маленькая головка» начала размышлять, подбивая мятежное сердце на бунт.

В спокойной уверенности, что полноводная река любви несёт на своих волнах весь внушительный груз его личности, сэр Уилоби беспечно разглагольствовал о собственной персоне.

22. Mutually timid, they were of course formally polite, and no plain speaking could have told one another more distinctly that each was defensive. Clara stood pledged to the fib; packed, scaled and posted; and he had only to ask to have it, supposing that he asked with a voice not exactly peremptory.

Робели оба, и, разумеется, оба соблюдали все формы, которых требовали приличия; да и без слов понятно, что каждый занял оборонительную позицию. Клара была вынуждена лгать – у неё не было иного выхода; она была связана по рукам и ногам. Сэру Уилоби оставалось только попросить – не прибегая, конечно, к слишком категорическому тону, – и она с готовностью преподнесла бы ему желанную ложь.

23. ...he had been wounded, and he never could recover immediately. Coming on him in a mood of sentiment, the wound was sharp. He could very well have calculated the lady's age. It was the jarring clash of her brazen declaration of it upon his low rich flute-notes that shocked him

Но ему причинили боль, а сразу оправиться от боли он не умел. Удар был тем чувствительнее, что пришёлся в минуту, когда сэр Уилоби пребывал в состоянии душевной разнеженности... Его расстроило бесстыдство, с каким [удар был нанесён]. Оно заглушало сочные флейтовые рулады его песни.

24. Her wish to be free of him was his anguish. In his pain he thought sincerely. When the pain was easier he muffled himself in the idea of her jealousy of Laetitia Dale, and deemed the wish a fiction. But she had expressed it. That was the wound he sought to comfort; for the double reason, that he could love her better after punishing her, and that to meditate on doing so masked the fear of losing her – the dread abyss she had succeeded in forcing his nature to shudder at as a giddy edge possibly near, in spite of his arts of self-defence.

Её желание расстаться с ним было для него сущей пыткой. Острая боль вынуждала его быть искренним с самим собой. Но стоило боли этой отпустить на минуту, как он начинал, точно в плащ, кутаться в собственную выдумку о Клариной ревности к Летиции Дейл и уверять себя, что её желание порвать с ним не больше как блажь. И тем не менее такое желание было ею высказано. Вот эту-то рану он и пытался залечить, придумывая наказание для Клары. Его мечты несли двойную службу: во-первых, наказав её должным образом, он мог позволить себе полюбить её сильнее прежнего, и во-вторых, сосредоточившись на мысли о наказании, отодвигал от себя страх её потерять. Страх этот разверзся перед ним бездной, Клара подвела его к самому её краю и, несмотря на его высокоразвитый инстинкт самосохранения, заставила туда заглянуть.

25. Considering that she wounded him severely, her reversal of their proper parts, by taking the part belonging to him, and requiring his watchfulness, and the careful dealings he was accustomed to expect from others, and had a right to exact of her, was injuriously unjust.

Мало того что она причинила ему страдание, она к тому же узурпировала роль, которая должна была по справедливости принадлежать ему: ведь это он был вправе требовать от всех – и от неё в первую очередь – особенной чуткости по отношению к себе.

26. He placed an exceedingly handsome and flattering young widow of his acquaintance, Lady Mary Lewison, beside Clara for a comparison, involuntarily; and at once, in a flash, in despite of him (he would rather it had been otherwise), and in despite of Lady Mary's high birth and connections as well, the silver lustre of the maid sicklied the poor widow.

 

The effect of the luckless comparison was to produce an image of surpassingness in the features of Clara that gave him the final, or mace-blow. Jealousy invaded him.

Он невольно представил себе рядом с Кларой леди Мери Люисон, чрезвычайно красивую и обольстительную молодую вдову, но в ту же минуту, словно нарочно (ведь он рассчитывал на противоположный эффект), несмотря на благородное происхождение и связи леди Мери, серебристый блеск юной девушки затмил бедную вдову.

 

Это неудачное сравнение, заставив Кларины черты выступить во всей их несравненной прелести, нанесло ему последний сокрушительный удар: ревность завладела всем его существом.

27. At last he believed in her reluctance. All that had been wanted to bring him to the belief was the scene on the common; such a mere spark, or an imagined spark! But the presence of the Third was necessary; otherwise he would have had to suppose himself personally distasteful.

Он наконец уверовал, что Кларе и в самом деле претит мысль о браке с ним. Для того чтобы в этом убедиться, видно, не хватало как раз сценки на выгоне – этой малой искры, к тому же, быть может, воображаемой! Другой, впрочем, был необходим: иначе пришлось бы признать, что в основе Клариного нежелания вступить в брак лежало отвращение к нему самому, к сэру Уилоби Паттерну.

28. She waited for Willoughby's approval, and took his nod for a mandate.

 

Traitress! he could have bellowed.

 

He had read of this characteristic of caressing obedience of the women about to deceive.

Клара вопросительно взглянула на Уилоби и, приняв небрежный кивок, которым он её удостоил, за одобрение, пропела и тосканскую песенку.

 

О, коварная! Уилоби готов был рычать от негодования.

 

Где-то он вычитал, что подобная кротость у женщины – верный признак, что она замышляет измену.

29. [he said] still treating temper as a part of policy, without any effect on Clara; and that was matter for sickly green reflections.

 

The lover who cannot wound has indeed lost anchorage; he is woefully adrift: he stabs air, which is to stab himself. Her complacent proof-armour bids him know himself supplanted.

Уилоби всё ещё казалось политичным делать вид, будто он сердит на Клару. Но его пресловутая стратегия по-прежнему не оказывала на неё никакого действия, и это, в свою очередь, наводило на тягостные, ревнивые размышления.

 

Любовник, утративший способность ранить любимую, потерял всё: его ладья плывёт по воле волн. Кинжал его вонзается в пустоту, и несчастный ранит им лишь самого себя. А неуязвимость брони его возлюбленной говорит о том, что другой владеет её сердцем.

30. He was bound to marry: he was bound to take to himself one of them: and whichever one he selected would cast a lustre on his reputation. At least she would rescue him from the claws of Lady Busshe, and her owl's hoot of «Willow Pattern», and her hag's shriek of «twice jilted». That flying infant Willoughby – his unprotected little incorporeal omnipresent Self (not thought of so much as passionately felt for) – would not be scoffed at as the luckless with women. A fall indeed from his original conception of his name of fame abroad! But Willoughby had the high consolation of knowing that others have fallen lower. There is the fate of the devils to comfort us, if we are driven hard.

Так или иначе, он женится – не на той, так на другой, – и в обоих случаях вырвется из когтей леди Буш, избавится от вороньего каркания этой Сивиллы. И тогда над маленьким, беззащитным, бесплотным и вездесущим «я» сэра Уилоби (о котором не столько думалось умом, сколько болелось сердцем) – над этим Уилоби никто уже не будет смеяться как над неудачником в любви. И пусть он и упадёт с высоты, которую завоевало его имя, – Уилоби мог черпать благородное утешение в мысли, что другим доводилось падать ещё ниже. Когда нас очень прижмёт, мы готовы утешаться судьбой самого Люцифера.

31. He could desire such a thing only in a temporary transport; for above all he desired that no one should know of his being deceived; and were he a dupe the deceiver would know it, and her accomplice would know it, and the world would soon know of it: that world against whose tongue he stood defenceless.

 

Within the shadow of his presence he compressed opinion, as a strong frost binds the springs of earth, but beyond it his shivering sensitiveness ran about in dread of a stripping in a wintry atmosphere.

Мысль, что и другим станет известно, что он обманут, была всё же нестерпимее всякой другой муки. Ведь если он согласится быть обманутым, об этом будут знать и обманщица, и её сообщник, а следовательно, и весь свет. Против молвы он был бессилен. Тень, которую он от себя отбрасывал, сковывала общественное мнение, подобно тому как сильный мороз сковывает ручьи, но за пределами этой тени он был беспомощен, и его чувствительность трепетно сжималась от страха, как бы её не обнажили на зимнем ветру.

32. [The attitude] had a certain black-angel beauty for which he felt a hugging hatred: and according to his policy when these fits of amorous meditation seized him, he burst from the present one in the mood of his more favourable conception of Clara, and sought her out.

…в этом было демоническое очарование, вызывающее одновременно и ненависть, и жажду прижать преступную к груди. Как и всегда, когда на него находили эти припадки любовной тоски, он старался вызвать в себе другой образ Клары – тот, который он создал в своём воображении.

 

Но оттого, что ненавистную нельзя прижать к груди, ненависть к ней отнюдь не возрастает.

33. He found her protected by Barclay on the stairs.

 

«That letter for me?» he said.

 

«I think I told you, Willoughby, there was a letter I left with Barclay to reassure you in case of my not returning early,» said Clara. «It was unnecessary for her to deliver it.»

 

«Indeed? But any letter, any writing of yours, and from you to me! You have it still?»

 

«No, I have destroyed it.»

 

«That was wrong.»

 

«It could not have given you pleasure.»

 

«My dear Clara, one line from you!»

 

«There were but three.»

 

Barclay stood sucking her lips. A maid in the secrets of her mistress is a purchaseable maid, for if she will take a bribe with her right hand she will with her left; all that has to be calculated is the nature and amount of the bribe: such was the speculation indulged by Sir Willoughby, and he shrank from the thought and declined to know more than that he was on a volcanic hillside where a thin crust quaked over lava. This was a new condition with him, representing Clara's gain in their combat. Clara did not fear his questioning so much as he feared her candour.

[Клара написала опрометчивое письмо Уилоби, которое однако не попало в его руки, но содержание которого он хотел бы знать]

Он настиг Клару на лестнице. Общество её камеристки Баркли служило ей надёжным прикрытием.

– Моё письмо? – спросил он.

– Ах да, я ведь говорила, что оставила Баркли записку для вас, с тем чтобы она её вручила, на случай если я задержусь, а вы будете беспокоиться, – сказала Клара. – Но, как видите, всё обошлось.

– Вот как! Но любое ваше словечко! От вас – ко мне! Ваш почерк! Вы его сохранили, конечно?

– Нет, порвала.

– Напрасно.

– Оно бы не доставило вам радости.

– Возлюбленная моя Клара! Всякая строчка из-под вашего пера!..

– Их всего-то было три.

Баркли стояла, поджав губы. Служанку, владеющую тайной своей госпожи, всегда можно купить, ибо если правая рука берёт взятку, то возьмёт и левая. Надо лишь сообразить характер и размеры взятки. Так размышлял сэр Уилоби – и одновременно отгонял от себя эти мысли. Он не хотел знать больше того, что знал, а именно – что он стоит на склоне вулкана и что всего лишь тонкий пласт земли отделяет его от кипящей лавы. Эта новая ситуация давала Кларе некоторый перевес: она меньше боялась его расспросов, чем он – её откровенных ответов.

Но робели оба, и, разумеется, оба соблюдали все формы, которых требовали приличия; да и без слов понятно, что каждый занял оборонительную позицию.

34. Sir Willoughby caught signs of a probably smiling commerce between his bride and his cousin. He raised his face, appeared to be consulting his eyelids, and resolved to laugh.

Сэр Уилоби по каким-то неуловимым признакам почувствовал, что его невеста и кузен обменялись улыбкой. Он закинул голову и, казалось, посовещавшись с верхними веками, решил рассмеяться.

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за январь 2016 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение января 2016 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

3. б) авторские характеристики внутреннего мира эгоиста
4. в) эгоизм в действии (проявление чувства эгоизма в конкретных обстоятельствах)
5. г) самохарактеристика; внутренний монолог
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

05.12: Записки о языке. Самое древнее слово (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!