HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Виктор Егоров

Мужской процесс

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Карина Романова, 5.12.2008
Оглавление

13. Часть 2.4.
14. Часть 2.5.
15. Часть 2.6.

Часть 2.5.


 

 

 

У меня есть еще более замечательный пример, как можно сражаться в одиночку с превосходящими силами варваров и диких племен поселковых подростков. Неподалеку от нас, чуть выше по реке, в деревне Чандыри поселились на лето студенты из уральского политеха, бойцы стройотряда "Факел". А коли они – бойцы, мы не могли ими не заинтересоваться. Традиция была такая, да и сейчас есть, нагрянуть однажды к бойцам и погонять их по деревне .

Выдвинулись мы туда вечером шумной моторизированной колонной: Саша Гауль со взрослыми ребятами на зилке, Миханя, Шмыт и Жигарь на мотоцикле "Урал" миханиного папани, а я с Дымиком в арьергарде на моем мопеде "Верховина".

Саша Гауль – поселковый лидер того времени, тот, кто назначает общий сбор перед походом на чужую территорию или для отражения агрессии извне.

Когда моя "Верховина" вьехала на окраину деревни Чандыри, в ее центре уже вовсю чандырили мои дикие соплеменники. Шел погром стройотрядовского лагеря: на летней кухне переворачивали котлы и чайники, с веревок срывали постиранные студенческие шмотки, их рабочие резиновые сапоги разбрасывали по ближайшим огородам, а посуду, стеклянные граненые стаканы, швыряли в стены колхозной конторы, где затаился весь студенческий отряд – шесть девушек-штукатуров и четверо юношей, вольных каменщиков. Им надо было небольшую котельную построить, поэтому и приехали в таком малом количестве.

– Попрятались как муравьи, чем бы их выкурить оттуда? – спрашивал Саша Гауль у своих одногодков.

– Может, бензином облить и поджечь? – предложил один из них, самый пьяный.

– Сливай с зилка бензин, вон ведро на кухне возьми! – приказал ему Гауль. Тот поднял валяющееся ведро и побежал кривой траекторией к зилку.

Дверь конторы открылась, и на крыльцо вышел юноша в футболке с надписью на груди – "Факел". Наши загоготали: "Во, бля, этого первого запалим!"

– Мы позвонили в милицию, сейчас сюда милиция приедет! – крикнул нам студент.

– Ты чего, сука, провода не отрезал? – зло спросил Гауль у другого своего товарища, стоявшего с ним рядом.

– Я отрезал, Саня, он на понт берет.

– Ах ты, скотина! – зарычал Гауль и взбежал на крыльцо.

И вдруг он полетел с крыльца, будто его кто сзади за веревку дернул. Никто из нас, даже самые опытные, даже сам Гауль не заметил, что студент вышел с железной кочергой в руке. Студент и врезал кованной кочергой Гаулю по уху. Наших это не напугало, но они замерли от неожиданности и смотрели, как Гауль на четвереньках отползает от крыльца. Вот если бы студент сделал шаг к нему, накрыл бы его еще одним ударом, а потом бы пошел в нашу сторону, это бы точно напугало, этого хватило бы, чтобы мы бросились врассыпную. Но студент стоял и молчал, опять спрятав кочергу за ногу.

– Дайте мне кол! – заорал Гауль, поднимаясь с земли. Ему дали один из привезенных с собой, прямой, тяжелый и с удобной рукояткой. Другие похватали, кто, что припас в деревне, штакетину от палисадника или дрын от изгороди огородной, и толпа окружила крыльцо.

Почему студент не заскочил обратно в контору, не знаю. Наверное, он был очень храбрым парнем.

Студент не мог кочергой отбить все удары, он пытался контролировать только ступеньки крыльца. Его доставали колами и слева и справа, кидали в него доски и силикатные кирпичи, которых вокруг было множество, даже сапог в него полетел и чугунное кольцо от кухонной буржуйки, но студент выстоял среди горы обломков. Майка в крови, сам поцарапан весь, на руках кровавые ссадины от кирпичей и досок, а кочергу свою не выпустил и даже умудрился еще одного нашего ею зацепить по шее. А сколько он рук и пальцев наших потяпал этой железякой – почти каждому досталось.

Мы бы скоро и сами отступились, или бы точно на него кто-нибудь ведро бензина вылил, но тут совсем рядом грохнул оружейный выстрел. У нас оружия не было, значит это кто-то из деревенских стрельбу открыл. По кому? Да по нам, черт бы его побрал. И следом за первым второй выстрел – бах!

Как мы понеслись от крыльца, я чуть свою "Верховину" не бросил. А зилок ребята бросили, на своих двоих из похода вернулись. Да и я не заводил мопед и чуть не километр волоком тянул, думал, заведу, а они на звук как шарахнут.

Дымика лишь на следующий день увидел. Он мне и рассказал, что ночью четырех наших, водителя зилка, Гауля, владельца мотоцикла Миханю и его пассажира Шмыта, увезли менты. На всех, якобы, завели уголовное дело. Но пацанам моторовским в тот раз крупно повезло: студент ни на кого не жаловался и заявления не написал. За разбросанные вещи и мелкое хулиганство дали ребятам по пятнадцать суток. Для Шмыта это был первый срок, для Михани, надеюсь, последний. Миханя умел делать выводы, чему я у него тоже учился.

Жигарь, Дымик и я ходили эти пятнадцать суток проведывать сидельцев. Миханя у здания милиции колол дрова, Шмыт их таскал, а взросляк все это время изображал "правильных" зеков, которым западло работать на "хозяина", поэтому их из камеры не выпускали.

После этого набега, бессмысленного и беспощадного, я перестал принимать участие в общественной жизни подросткового государства. Меня уже не интересовали разговоры про еловских или фанеровских пацанов, как зовут их лидеров, кто самый крутой в команде, чем они знамениты и в каких сражениях отличились.

Когда арестанта Гауля выпустили на волю, его уже поджидали парни с улицы Сталина, которые были в курсе событий, случившихся в деревне Чандыри. Одна из студенток жила в детстве на улице Сталина, один из студентов был братом того, кто сейчас живет на этой улице, и вдобавок половина деревенских мужиков если не родственники половины жителей улицы Сталина, то их друзья или знакомые. Короче, сталинские парни с нетерпением ждали появления Гауля из застенков, чтобы он ответил за ночной погром и беспредел. И он ответил тут же, в ста метрах от здания суда и в пятидесяти – от входа в ментовку. Причем, милиционеры не без удовольствия наблюдали, как вершится истинное правосудие, потому что и у них родственники жили или живут в деревне Чандыри.

В таких городках как Тавда всегда параллельно друг другу функционируют две ветви власти. Одна официальная, неповоротливая и забюрокраченная, скованная по рукам и ногам инструкциями и законами, вторая неофициальная, на бумаге не существующая, но действующая быстро и эффективно. Иногда мне кажется, что никак и нигде не оформленная власть мнения нелегальных "мэров" и "глав поселковых администраций" гораздо сильнее влияет на поведение обитателей поселков и их массовое сознание, чем вся королевская рать чиновников, гроздьями висящих вдоль ствола официальной властной "вертикали" от Москвы до самых до окраин.

Сначала Гауля осудили наши взрослые мужики за то, что он, "как последняя козлятина", повел их детей на разбой, подставил под выстрелы, бросил в чужой деревне и даже взятый в мехцехе зилок и тот обратно пригнать не смог: у зилка после нашего бегства с поля боя продырявили картечью все четыре колеса, обломали зеркала и вышибли все стекла в кабине.

Затем "нижняя палата" подростковых органов власти сформулировала свою позицию по острому внутриполитическому вопросу. В устном варианте она звучала так: да ну его на.., этого Гауля! Чтобы еще хоть раз с ним куда-то пойти – пошел он на...

Дружественные нам соседние государства – Судоверфь и Фанерный поддержали одобренный на всеобщем референдуме гражданами поселка Моторный курс на смену лидера поколений. Референдум в курилках мехцеха и каютах катеров, таскающих по воде лес, шел нешуточный, он охватил самые дальние уголки зоновских лесосек, где ударно трудились наши земляки, отбывая срок. А молодняк провел его на берегу, совмещая с купанием и рыбалкой.

Представители недружественной нам улицы Сталина предложили устроить на их территории Гаагский трибунал. Предложение не было горячо поддержано, но и не было решительно отвергнуто, поэтому сталинские ребята пришли к выводу, что вломить Гаулю можно, но зверствовать не нужно.

Тонкая межпоселковая дипломатия, тут, чтобы не напортачить, мудрости не меньше нужно, чем в кремлевском МИДе. Разница в том, что в поселке у мужиков и подростков мудрость всегда и во все времена находилась и находится, а в МИДе – не у каждого поколения.

Зря многие уповают на официальную власть и полагают, если она будет разрушена, то воцарится хаос. Никакого хаоса не будет, господа! Не понадобится даже длительный переходный период для формирования новых органов власти.

Произойдет естественный и мгновенный процесс передачи управления в руки неофициальных лидеров поселкового племени, которые имеют огромный опыт решения насущных житейских проблем.

Помню, у одной старушки пьяный водила задавил ягненка. Она пошла к Сереже, что сменил на посту Гауля. Сережа выслушал ее и тут же сделал пару звонков. Через час выяснили, кто сегодня зажигает на синем жигуленке, а еще через час его уже привезли с деньгами для оплаты бабушкиной потери. "Бабуля, – спрашивает Сережа, – сколько стоит этот ягненок?". " А не знаю, сынок, он мне как ребеночек был", – отвечает старушка. Сережа пересчитал привезенные деньги, сходил в дом, вынес еще денег и говорит пьяному водиле и сопровождающим его лицам: садитесь на машину, колесите хоть в Казахстан, но купите ей бараненка, иначе этот козел, он показал на водителя, сам в ее стайке блеять будет.

Ясно дело, ребята разыскали ягненка, взяли его под белы копытца и занесли торжественно старушке в дом. Весь поселок их хвалил, они аж загордились от нахлынувшего людского уважения. А для Сережи – это рядовое дело, у него кроме бабушки – полный двор людей с "проблемами".

А если бы бабушка обратилась за помощью в милицию, сколько раз она успела бы умереть, прежде, чем на ее заявление хоть как-нибудь отреагировали?

По-моему, ее бумажку даже бы и не дочитали до конца, а сразу сунули обратно: мы такими, мол, делами не занимаемся. И пришлось бы старушенции тащиться в обратный долгий путь через реку, горюя о судьбе своей одинокой, о старичке, что давно помер, о детях и внуках, что разлетелись из гнезда и живут теперь где-то далеко, о том, что никому она не нужна, и никто ей уже не поможет. И конечно о том, что скорей бы Бог дал смерти, нет никакой моченьки жить так дальше.

Но вернемся к Гаулю, который сразу после освобождения, радостный и счастливый, столкнулся с группой угрюмых парней с улицы Сталина. Он всех их знал по именам и поздоровался первым. Никто не ответил на его приветствие, и для Гауля стало понятно, зачем они здесь так вовремя оказались, в ту самую минуту, что он вышел из милиции. Эти парни у милиции от безделья досуг свой не проводят: им надо было отловить его, пока он не смылся в неизвестном направлении.

В другие времена он бы устроил тут славное гладиаторское зрелище, он был храбрый парнишка и драчун легендарный, но ребята сообщили ему, что его"опустили" по должности, и он не сделал ничего, чтобы защититься и отмахаться.

Вломили ему изрядно, но ничего не сломали и зубов не выбили. Тонкая работа. Кто поселковых парней учит "разумному применению силы", не ведаю. Инстинкты справедливого возмездия, что ли, в их душах и кулаках заложены?

Гауль исчез с поселкового горизонта. Его потом редко, кто видел, он переселился куда-то на Волгу и приезжал на родину всего раза три.

Не знаю, понимаете ли вы, почему не зажилось ему у нас.

 

 

 


Оглавление

13. Часть 2.4.
14. Часть 2.5.
15. Часть 2.6.

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.09: Виталий Семёнов. Сон «президента» (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!