HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 г.

Андрей Елагин

Максим-лесник

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 10.01.2007

В воздухе, по-летнему сухом и жарком, повеяло свежестью. Лёгкий бриз, нагоняющий слабые волны к берегу, немного облегчал моё существование.

Я лежал на берегу, покрытом травой и редкими кустарниками, как всегда гадая, с какой стороны появится Та, Кого Я Жду.

Вдруг чьи-то холодные, мокрые ладошки закрыли мои глаза.

– М-м-м… улыбнулся я. – Александра?

– Не угадал, – смешливо ответила Ритель.

– Тогда… Маша? – я продолжил игру.

– Ну же, Макс! Я сейчас обижусь.

– Э-э-э… Вася?!

– Сам ты Вася! – Ритель рассмеялась и, нежно проведя ладонями вниз от моих глаз до плеч, легла напротив меня.

Она растянулась на траве, полностью голая, и её бледная влажная кожа искрилась на солнце.

Это тело манило и влекло к себе; красивая грудь, небольшая, но упругая и моей любимой формы. Стройные ножки были созданы только для того, чтобы раздвигать их.

О чём это я?

– Как дела, Ритель?

Она откинула голову назад, нежась на солнце.

– Да как обычно.

– Неужели ничего нового за целую неделю? Каждый раз, когда ты приходишь, я слышу эту фразу.

– А что ты хочешь знать? – она посмотрела на меня исподлобья, её тон был немного резким. – Хорош ли в постели водяной? Или о чём мы болтали с подружками? Или как зовут парня, которого мы недавно словили?

– Опять беспредельничаете? Мне кажется, я запрещал вам завлекать.

– Смешной ты, – улыбнулась Ритель.



* * *


– Они идут, – тон Эльсенора был мрачным и безнадёжным.

Наш партизанский отряд расположился в кустах по обочине просёлочной дороги. Никто не думал о смерти, но и не надеялся выжить. Лесной Народ очень немногочисленен, в отличие от их соперников людей.

В лунном свете стали видны очертания огромной армады, их доспехи тускло блестели серебром.

Хана.

Они всё надвигались и надвигались, и тут передовой отряд конницы достиг нашего схрона.

– За Лес, Мать-Землю и Мир Во Всем Мире! – вскричал Эльсенор, выхватил огромный кривой меч, оттолкнулся и в прыжке рубанул ближайшего всадника. Лучники тут же прикрыли его градом стрел, пока остальные подтягивались в битву.

– Засада! – разлетелся крик по людскому отряду.

Я сдёрнул с плеча двустволку и шмальнул из обоих стволов по людской толпе. Перезарядил. И снова.

Снова.

Снова.

Люди, ошарашенные внезапным нападением, вскоре начали в беспорядке отступать, открывая спины для наших стрел и мечей. Через минуту на дороге остались только горстка эльфов и тяжеловооруженный всадник. Каждый удар его меча уменьшал население Лесного Народа, а их мечи лишь царапали прочную посеребрённую сталь

Я вспомнил, что пуля из мушкета пробивала даже самый прочный доспех, и именно из-за пороха произошёл закат рыцарства. Два последних патрона нырнули в ствол, прицел прилип к голове всадника, а мой палец нажал курок. Жертва прогресса закачалась, выронила меч, и рухнула с коня, придавив парочку эльфов.

И настала тишина.

– Слава Лесу! – вскричал Эльсенор, поднимая меч уже единственной рукой, и без чувств упал на поверженного рыцаря.

Мы сидели у костра, усталые после битвы. Раненые лежали в наспех сооружённом шалаше. Им не оказали помощи, все усилия лекарей были направлены на Эльсенора.

Он умирал.

Я уже и вспомнить и не могу, из-за чего началась эта война. Может быть, люди вырубили поле Святой Травы. Или эльфы потоптали чью-то пшеницу. Бессмысленная, никому не нужная война, всё равно утерянного не вернёшь…. А, стоп, вспомнил – сожранное поле кукурузы! Причём мной.

М-да. Интересно, об этом больше никто не знает?..



* * *


– Все вы, русалки, озабоченные.

– Да, – проурчала Ритель, – так уж мы устроены.

Хм, русалки. По сути утопленницы, возращенные к жизни водяным. Они хладнокровные, но обладают вполне человеческим разумом и воспоминаниями о прошлой жизни. Любое тепло вызывает у них кайф, в любом месте и любого происхождения.

Ритель провела рукой от шеи до паха, немного замедлясь на груди, отчего её соски задорно подпрыгнули.

Ширинку стало рвать.

– Ты всё ещё меня хочешь? – любопытная Ритель не могла удержаться.

– После того, как я тебя утопил, или после твоей мести?

– Хм… – Ритель задумалась. – Конечно, после мести, но раз уж на то пошло….

Это было ещё тогда, когда Ритель была человеком. Мы занимались любовью прямо на этом месте, где я сижу сейчас. Один раз. Второй раз. Она сводила меня с ума. Я ещё не испытывал такой звериной страсти ни к одной женщине. Третий раз был в воде. Я нежно обхватил её великолепные волосы, и легонько потянул под воду. Ей понравилась моя игра, и она стала работать ртом. Вскоре ей перестало хватать воздуха, но попытка всплыть не увенчалась успехом – я был в экстазе, отрешённый от мира, и на автомате держал очень крепко. Ритель была растеряна и сопротивление, до того, как она захлебнулась, было не долгим.

Я вынес её мёртвую на руках и с ещё теплым телом довёл дело до конца в третий раз, грубо и бездушно. После Ритель отправилась в вольное, но не долгое плавание.

У раков был бы достойный ужин, но развратник-водяной решил пополнить свой гарем, дав утопленнице, если можно так сказать, «жизнь», правда, в несколько ином качестве.



* * *


Я шёл по узкой лесной тропинке, торопясь быстрее попасть домой. Эльфы напоили меня своим чудесным отваром, кажется из 136 трав или вроде того. Мой путь пересекла асфальтированная трасса. Было уже далеко за полночь, и лес замер в ожидании рассвета. Ветер задул сильнее, и вскоре мрачные тучи открыли луну, её яркий жёлтый диск осветил дорогу.

Я поёжился. Полнолуние – плохое время.

Вдруг вдали раздался шум заведённого мотора.

Лунный свет вычеркнул из всеобщего мрака тёмный плавник, матовую горбатую спину и разомкнутую пасть; нижняя челюсть находилась под дорогой, а верхнюю усеивал ряд длиннющих зубов.

Акула – землеройка.

Сорвав с плеча двустволку, я сделал выстрел.

Монстр, мчавшийся на меня, и оставляющий за собой взрыхлённый асфальт от своей нижней челюсти, немного замедлился, дал вправо и остановился. Второй выстрел заставил его заглохнуть.

Матёрый экземпляр – асфальт бороздить! Дитя Чернобыля.

Расплодились, засранцы.



* * *


– Да, после того, как я тебя утопил, я тебя хотел, но не долго. Мёртвая, ты была не очень привлекательна.

– Да? А кто выносил моё тело на берег?

– Ты была ещё тёплая

– Понятно, – Ритель улыбнулась. – А после моей мести?

– Да… – я усмехнулся. – Первый раз в жизни меня изнасиловали. Я думал, ты хочешь моей смерти.

– Хотела. Так тебе и надо. Интересная была бы смерть – через затраханье, – Ритель рассмеялась – Просто ты единственный мужик на многие километры. Водяной в последнее время предпочитает мальчиков.

– Да он теперь ваш конкурент, – подметил я.

– Ага. Прям жизни нет, – Ритель вздохнула.

Мы помолчали.

– Кстати, – сказал я заманчивым голосом. – После твоей «мести» я тебя хочу. Даже больше, чем раньше.

– Правда? – Ритель эротично облизнула губы и слегка раздвинула ноги, – И чего же мы ждём?

Я пододвинулся, раздвинул её ноги и провёл языком по клитору.

– М-м-м… мой лев… – она откинулась на спину.

Её соски разбухли от поцелуев; нежная, пахнущая свежестью кожа, уже сухая от солнца, стала объектом моего влажного языка.

Влагалище Ритель было узким и холодным – всё – таки она была русалкой.

Я вытянул оттуда руку.

– Сейчас мы тебя согреем. Изнутри.

Она потянулась ко мне, сняла с меня ремень, расстегнула штаны и обхватила мой уже измождённый желанием член.Затем провела вдоль него языком, а потом полностью его заглотила. Немного пососав, она осторожно, но крепко прикусила головку, одновременно лаская её языком.

– М-м-м…, отпусти.

– Не-а – промычала Ритель, озорно стрельнув глазами. И прикусила сильнее.

– Слышь, ты…

– Что испугала? – рассмеялась Ритель, выпустив мой член изо рта. – Правильно, бойся.

– Ах ты так?!

Я набросился на неё и трахал, грубо и не останавливаясь. Стоны Ритель даже испугали пару птиц на соседнем дереве.

Весь смысл в том, что кончить русалка не может по определению. А я могу. Но дыра Ритель была настолько холодна, что греть её надо было ещё долго.

Тварь она ненасытная.

За Ритель из земли выступал корень какого-то дерева, вроде бы крепкий. Она держалась за него руками. Я взял с земли ремень и быстро привязал руки Ритель к этой коряге.

– Хочешь поиграть? – выдохнула она. – Тебя возбуждают связанные русалки?

– Да. Как тебя связанные люди.

Я возился ещё десять минут, пока не кончил. Ритель облизала мой член, снова приводя его в готовность.

– Продолжим?– сказала Ритель.

Ага. Сейчас продолжим.

Я встал, медленно оделся, и пошёл к лесу.

– И что это значит? – крикнула мне вдогонку Ритель. – Силы кончились?

– Да нет, – сказал я, не оборачиваясь. – Я могу ещё, ты же знаешь. Подожди.

Найдя длинную, около метра, и толстую, сантиметров в десять палку, я подошёл к Ритель.

– Ну что, хочется тепла? Сейчас устроим тебе силу трения по-настоящему.

– Максим, ты сдурел? – Ритель начала извиваться, но я связал её крепко.

– А-а-а, Не надо!

Я аккуратно пропихнул ей в дырку сантиметра три палки. Это было сложно.

– Не надо! Стой!

А потом с удара, достойного Зидана, я загнал ей палку до половины.

– А-а-а! – вскричала от боли Ритель. – Урод!

Палка была с корой и сучками, думаю, ей понравилось.

Я схватил сук двумя руками и начал трахать ей Ритель, то почти высовывая, то загоняя на половину, умудряясь проворачивать. Показалась первая кровь.

Я думал, что на крики Ритель сбегутся все эльфы, русалки, нимфы и водяной в придачу.

Вот тебе, сучка ненасытная.

– Ещё тепла хочется?

Я встал, пнул ей в дыру палку ещё раз, отчего тело Ритель содрогнулась. Она уже не кричала, будучи в болевом шоке.

Я встал, пошёл к лесу, собрал веток потолще, и обложил их вокруг Ритель. Выбрав хворост из общей кучи, я подложил его под ветки и поджог.

Сухое дерево схватилось мгновенно.

Ритель очнулась, как только огонь непосредственно коснулся её тела.

Она подняла голову.

– Макс, гад…… а-а-а!... – её голос сорвался на визг.

– Теперь надеюсь, тепла тебе хватит.

Костёр мирно трещал сухими ветками, плавно бились волны о зелёный берег, Ритель, объятая огнём, стихла.

Я развернулся и пошёл домой.

Кстати, наверное Вам интересно, почему я не попытался оживить Ритель, когда вынес её на берег?

Она не верила а русалок.



* * *


– Э, мужик, прикурить не найдётся?

Передо мной стоял чёрный кот, наглый, как все чёрные коты, обутые в белые кеды.

Я задержал свой взгляд на них.

– Буржуй вы, товарищ, белые кеды носить, – я передал ему зажигалку.

– Нормально, это сочетается с белым кончиком моего хвоста, – сказал кот сквозь зубы, прикуривая.

– Смотри усы не подпали.

Кот затянулся и с благостным видом разлёгся на земле.

Дым его папиросы был странным.

– Собаки в округе есть?

– Только сучки.

– Не подерусь, так поебусь, му-у-ур-р-р….

– Так они тебя и ждут, – мне уже стало интересно.

– Конечно ждут – ни одного ж кобеля в округе!

– Да и действительно.

Кот затянулся ещё раз и медленно выпустил дым.

– Хочешь?

– Да нет, спасибо. Мне по жизни хватает.

– Ну смотри, лесничок…

Ещё одна затяжка.

Буржуй.

В мою голову пришла мысль. Здравствуй, родимая.

– Опять в прихожей насрал? Вот гад! – изобразил я возмущённого хозяина.

У кота изменился взгляд. Он стал испуганным и выражал непонимание, когда же он успел насрать и где в лесу прихожая.

– Ух, сейчас тапочкой тебя! – я занёс пустую руку, но рефлексы у кота сработали.

Он выронил беломорину, поджал хвост и замер.

Я притопнул.

Со скоростью укушенного в жопу мангуста кот умчался в ближайшие кусты.

Подобрав ещё дымящийся косяк, я присел на землю и затянулся.



* * *


Мой путь проходил через лес, который окружал небольшую деревушку, расположенную около единственной трассы.

Был вечер, вдали иногда раздавался гул проезжающей машины.

Тропинка вывела меня на поляну. На большом пне сидела девушка, легко одетая и довольно привлекательная.

Я решил познакомиться.

– Девушка, а что вы тут одна сидите? Могу составить компанию.

– Да, пожалуйста, буду очень рада, – улыбнулась та.

– Может выпьем?

– Нет спасибо.

– Сигарету?

– Нет.

– Ну, может вы ещё чем балуетесь?

– Нет, ничем.

Какая хорошая девушка, подумал я. Редко таких встретишь.

И тут культурная мадмуазель повалила меня на пень, а потом села верхом.

– Развлечёмся, парниша?

Вот тебе и хорошая девушка. Хотя, это как посмотреть…

– Что, за просто так?

– Ну… тебе нужно удовольствие, а мне твоя сперма.

– В смысле?

– Я ей питаюсь.

– Да? Вот оно как. Голодаешь, значит?

– Есть чуть-чуть.

Она расстегнула ширинку на моих штанах и достала мой член.

Я положил руки за голову и расслабился. Да, девочка действительно оголодала. Всё было сделано профессионально и с большим аппетитом.

– М-м-м…. – сказала она, облизывая губы. – Ещё мужчины в округе есть?

– Да, в деревне.

– Проведёшь?

– Ну давай.

Когда мы вошли в деревню, я обратил внимание на большой коровник, ещё открытый.

– Вот что, пойдём в коровник – подождёшь там, пока я всех приведу.

– О, в доярку поиграю.

Мы вошли в коровник.

Справа от нас стоял огромный жбан с бычьей спермой для ассеменения коров.

– Подожди-ка… – я заглянул в жбан.

Он был заполнен до верха, а сам жбан закрывали крышкой.

– Слушай, ты хочешь много-много спермы?

– Да!

– Залезай в жбан.

– Это сюрприз? Посмотрим.

Она наклонилась над жбаном.

– Неужели… – сказала девушка, а потом зачерпнула в ладони спермы и выпила.

-О-о-о!..

Она пила из жбана, как собака из лужи.

– Ты ещё залезь туда!

– М-м-м...!

Она спрыгнула в жбан и сперма полилась оттуда на пол, так как он был полон почти до краёв.

Моё нежное сердце так и просило закрыть крышку жбана. Помогла доярка, идущая в коровник.

Мне кажется, девушка даже не заметила, что её закрыли.

Я сел на крышку.

– Э, ты что тут сидишь? – спросила вошедшая доярка.

– Мужиков жду. – Я улыбнулся и закурил.

– А, опять бухать будете, скоты?

Я почувствовал удары по баку, видно даже таким культурным мадемуазелям с экзотическими способами питания нужен воздух.

Я тоже стал стучать, мотая ногами, стараясь заглушить девушку.

– Ну, хочешь, тебе тоже нальём?

– Мне мамка не разрешает.

– Мы и ей нальём.

– Кобели позорные! А ну слезай!

– Иди лучше мужиков позови, красавица!

– Ну ладно, сейчас…. – раскраснелась доярка.

Когда она вышла, я открыл жбан.

Девушка была уже мертва.

Вот засранка! Не была она голодная, значит, соврала. Была бы голодная, отпила бы побольше, продержалась ещё….

Я вышел из сарая.

– Э, слышь, не зови мужиков! Домой пойду.

– А… ну и правильно, иди ты лучше, не спаивай тут всех – сенокос скоро!

– Не спаивай, не спаивай…. Дярёвня…..

– Шо?

– Ух, щас догоню, на сеновал потащу!

– Ма-а-амк-а-а-а!!!! – понеслась прочь доярка, разгоняя тишину испуганными воплями.

Меня ждала ночь.



* * *


Я проснулся оттого, что в мою дверь стучали. Точнее это больше было похоже на шлепки.

Я снял со стены берданку и выглянул в окно. Ночь в моём лесу не очень– то и спокойная. Впрочем, как и день.

Никого.

Я подошёл к входу.

Шлёп-шлёп.

Ударом ноги я открыл дверь и наставил ружьё на теоретическое Нечто за ней.

Никого.

Я вышел из избы. Справа от меня что-то шумело.

– Эй, мужик, ты что?

Голос был довольно писклявым, но громким. Я посветил фонарём.

Рядом со мной с земли поднимались два человечка, не больше 10 см ростом.

– Осторожнее надо быть, – сказал один, отряхиваясь.

– Вы кто? – спросил я. Таких чудес я ещё не видел. – Гномики?

– Ага… гномики-гомики… – проворчал другой. – Привет с Марса, чувак!

– Земля рада приветствовать вас, – я отложил ружьё. – Что надо?

– Это мы тут заглохли, не поможешь?

Я почесал затылок.

– Сотня.

– Полтинник, и по рукам.

– Семьдесят пять.

– Ладно, – гуманоид вздохнул и полез в карман. – Чеком возьмёшь?

– И что я, на Марс полечу деньги снимать?

– А вас что, нет отделения Единого Марсианского Банка? – удивился пришелец. – Провинция.

– Да вообще лес глухой. Если ты не заметил. Давай нашими российскими рублями.

– Рублями? Надо обменять. Слышь, Зигмурду, какой нынче курс на наши марсики?

– Хм… – ответил Зигмурду. – 1 марс за сто рублей. То есть 7500 рублей.

– Э…. круто…. В смысле, а что так мало?! Да и обменять негде.

– М-да. Короче, мужик, помоги, а? Платить нам нечем. Рублей нет.

– Как нечем… – я сделал хитрую рожу. – Технологиями.

– Хе… – улыбнулся гуманоид. – Насчёт технологий, это ты к свому правительству обращайся, там же и насчёт курса возмутись, и марсик обменяй.

Он протянул мне малюсенькую бумажку, вроде как даже с нарисованным на ней каким– то уродцем.

– Настоящая?

– Настоящая – настоящая. Всё, пойдём, подтолкнёшь. В Москву спешим.

– Ладно.

Мы пошли в чащу. Их тарелка, не больше кастрюли, торчала наполовину из земли.

– Ну давай, мужик, спасибо тебе заранее, – сказал пришелец и вместе со вторым залез в тарелку.

Я отковырял её из земли.

Она была лёгкая, не больше кило.

Вспомнив дискометателей, я повернулся вокруг себя и метнул тарелку. Через пару секунд она засветилась и умчалась в небеса.

 

Наутро.

– Петька, тарелку!

– Так точно, Василий Иванович!

Тарелка полетела по утреннему небу, быстро вертясь.

Бах.

– Тарелку!

Ещё одна тарелка подлетела и была жестоко застрелена.

Мужик преклонного возраста, в шортах, майке и сдвинутой набок офицерской фуражке стал перезаряжать ружьё.

Вдруг из-за горизонта показалась тарелка, не больше кастрюли, и, лишь когда нагло пролетела над генералом, тот поднял голову.

– Петька! Ёбаный свет, плац долбать будешь! Не было приказа «тарелка»!

– Василий Иванович! Это не наша, это наверно с участка профессора Штофмана!

– А, гражданка, интеллигенция, ни хрена стрелять не умеет! – сказал генерал, защёлкнул ствол и быстро нацелился на тарелку.

Бах.

Та лишь дала в сторону, накренилась, но через секунду выпрямилась.

– Ух, бля… – пробурчал Василий Иванович.

– Ух, бля! – сказали хором два друга-марсианина и переглянулись.

Тарелка полетела зигзагами и ускорилась.

Бах.

Секунд пять тарелка летела, как ни в чём не бывало, а потом задымилась, ушла в крен и упала где-то в лесу. Раздался взрыв.

– Ебать перископом, да что за тарелки у Штофмана! Собственной лаборатории производства? А если б до Москвы долетела? Петька, сбегай, скажи ему, чтоб больше никаких стрельб по тарелкам с его участка! А чтоб понял, передай, что в следующий раз буду ПВО подключать, и за каждую ракету будет платить его еврейская душа!

– Так точно, Василий Иванович!

Вот так и начинаются межнациональные конфликты.



* * *


Пение птиц, солнце, свежесть леса. Я люблю природу, люблю гулять, наслаждаясь миром.

Я шёл по тропинке, радостно безбашенный, и просто отдыхал.

Треньк.

Над моей головой пролетела стрела и вонзилось в дерево.

Я замер.

Из лесной чащи показалась девушка с нацеленным на меня луком. Оглядевшись, я понял, что окружен.

Эльфийки. Плохо.

– Свяжите его, – приказала одна из них. Властный голос выдавал в ней бывалого командира.

Хочу сказать, что эльфы-мужики нормальные, но бабы у них – просто ужас. Нет, они очень красивы, но с характером и психикой у них не лады. Во-первых, их доводит недостаток секса, так как эльфы или на войне, или в отрубе. Так что Лесной Народ сексом не занимается, а лишь изредка размножается. Во-вторых, эльфы постоянно принижают эльфиек, считая их за лишнюю кожу вокруг пизды, которая, правда, собирает Святую Траву, и этим полезна. В-третьих, эльфийки имеют высокое самомнение, чисто женскую стервозность и были не согласны со своим положением, но изменить ничего могли, отыгрываясь на всём живом за свою судьбу. Повышают самооценку, так сказать.

Меня привязали спиной к дереву. Разговаривать с эльфийками бесполезно.

– И что делает человеческий самец на нашей территории? – спросила старшая.

– Гуляю.

– А если ты шпион?

– Да меня ваши знают, Эльсенора позовите, подтвердит.

Эльфийка усмехнулась.

– Он мёртв. А ты шпион.

Самое интересное, что она действительно меня знала. Стерва.

– Короче, ты наша добыча, – старшая подошла ко мне ближе.

Я человек, не боящийся ничего. Но как-то раз наблюдал, как одна эльфийка, с выражением лица, полным эйфории, кастрировала жеребца.

Эльфийка по-хозяйски засунула руку мне в штаны, крепко сжав мой член.

– Однако… Девчонки, у нас игрушка. Развяжите-ка его.

Две эльфийки выполнили приказ старшей и повалили меня на землю. Ещё четверо сели на мои руки и ноги.

Мне стало невесело.

Главная разделась и села своей кисой мне на рот.

– Лижи.

А что делать?

– А! А-а-а…..да….. – эльфийка кайфовала.

Кто-то снял с меня штаны, растеребил мой член и начал его дрочить. Рука у девушки была слишком уж крепко сжата, и удовольствия я получал мало.

– Инесса, зачем ты это делаешь? – раздался голос.

– Мне интересно, что будет. Я никогда не была с мужчиной.

– Так давай, попробуй.

У меня стал уставать язык. Эльфийка уже кончила два раза, судя по всему.

Тем временем Инесса осторожно, неглубоко вставила мой член себе в дыру и резко опустилась.

– А!

Мой градусник почувствовал кровь.

Инесса трахала меня в позе наездницы, ускоряя темп. Её дыра была такой же узкой, как и её сжатая ладонь в прошлом.

Через полчала старшая уже отвалилась на траву рядом со мной, новоиспечённая женщина уже кончила и просто восседала на моём члене, устав.

– Ну ладно, – главная поднялась. – Позабавились и хватит. Пойдёмте.

– Может это…. Его того… – сказала одна из эльфиек, поигрывая ножичком и смотря на мой член.

– Да ладно. Пусть живёт, тупая скотина.

– Сейчас, погодите, – сказала Инесса. – Он так и не кончил, а мне интересно.

– Ну давай быстрее.

Теперь я мог разглядеть молоденькую. Эх, словил бы я её одну.

Она снова сжала мой член рукой и начала дрочить. Скоро я кончил, и капля спермы попала ей на лицо.

Инесса слизнула.

– А ничего… – сказала она и обсосала мой член.

– Фу, Инесса, какая мерзость…. Так и быть, спишем это на твоё детское любопытство.

Ни сказав ни слова больше, они исчезли в чаще.

Я встал, одел штаны и закурил, глядя в небо.



* * *


И тишина.

Я сидел на пеньке около своей избушки, пил чай и курил. Чай был налит в стакан, подстаканник был серебряный, как и ложка, которую я никогда не вынимал. Кусочек лимона и одна ложка сахара – кайф.

Вдалеке на дороге показалось облачко пыли, а это значит, что у меня будут гости.

Милицейский уазик, с городскими номерами, припарковался около меня.

Из машины вылез наш районный участковый и двое мужчин в гражданском.

– День добрый, – один из них ко мне, – старший оперуполномоченный капитан Лихачёв, – он показал удостоверение. – Вы Максим Сергеевич Никифоров?

– Да, я.

– Мы насчёт пропажи гражданки Евсеевой Маргариты Петровны. Насколько я знаю, вы с ней знакомы.

– Да, конечно, – я отхлебнул из стакана и выкинул бычок, – Пойдёмте, я вас чаем напою.

– Не откажемся.

Я налил всем троим чая, поставил на стол мёд и печенье.

– Так вот, Максим Сергеевич, вы что– нибудь знаете о местонахождении гражданки Евсеевой? По нашим данным, вы были с ней в близких отношениях и она уехала к вам месяц назад, – выдавил мент, пожирая моё печенье.

-Да, она была у меня. Тут, понимаете ли, история вышла.

– Пойду прогуляюсь, – сказал второй опер и вышел.

– Одним словом, – продолжил я. – Она стала русалкой.

Наш участковый, сидящий чуть позади опера, поперхнулся чаем и покрутил пальцем у виска, бросив на меня выразительный взгляд.

Ну, знаю, знаю, Колян, но правда ж!

– Вы это о чём? – насторожился Лихачёв.

– Ну, понимаете, русалкой она стала.

Я снова посмотрел на участкового. Знаешь же всё, гад, что ж ты молчишь?..

Тот отвёл глаза в пол.

– Максим Сергеевич, не порите чушь, я вас спросил конкретно – где гражданка Евсеева?

– Ну русалкой она была, русалки – то не люди, на них законы не распространяются, и в Красную Книгу не занесены…

– Где Евсеева, мать вашу!

– Понимаете…. Вот тут такое дело вышло….

В дом ворвался второй опер.

– Серёга, там у реки обгоревшие кости, вроде человеческие.

Колян поставил кружку на стол и, закрыв голову руками, начал раскачиваться на стуле.

Предатель.

– Максим Сергеевич, вы задерживаетесь по подозрению в убийстве гражданки Евсеевой. Николай, вызывай криминалистов. Сержант Королёв, я вам сказал! Да вы что, все тут с ума посходили!

Участковый медленно поднялся и вышел из дома.

На лес надвигалась тьма.



* * *


– Максим Сергеевич, вы несёте полную чушь. Понимаете?

Следователь по моему делу, Анастасия Львовна, поправила очки.

– Да не понимает он, не понимает!– влез в разговор мой адвокат, – вы же видите – он больной.

Я посмотрел на него злым взглядом.

– Заткнись, урод. Анастасия Львовна, я могу отказаться от адвоката?

– Можете. Но я бы вам не советовала. Убийство Евсеевой, потом убийство проститутки в деревне – мы свидетеля нашли, она с вами даже разговаривала, найденная «травка» у вас в избушке. Нет, от адвоката не отказывайтесь.

– Анастасия Львовна, – вскричал адвокат, – конопля используется и в лечебных целях, Максим Сергеевич увлекается травничеством!

– Во – первых, козёл, не конопля, а Святая Трава, во-вторых – не в лечебных целях, а ритуальных воскуриваниях.

– Ну же, видите – он псих!

– Иди ты на хуй – простите Анастасия Львовна – и твою комиссию туда же. Я нормальный.

Адвокат поджал губы и вышел из кабинета.

Анастасия Львовна нервно закурила.

– Максим Сергеевич… дело в том, что ваши показания действительно похожи на бред. А точнее, это и есть бред. Я и сама думала о комиссии, хотя, сами понимаете, я должна думать о том, как вас посадить. Мне кажется, вы действительно больны. Русалки, эльфы… У вас найдена марихуана. Я думаю, ваше психическое расстройство плюс наркотики могли дать такой результат.

Ну да, конечно.

– Хорошо, – сказал я, – Анастасия Львовна, чем для вас является секс?

Лицо у следователя стало «кирпичом».

– Нет, ну а всё же, между нами? Вы же хотите меня понять?

– Ну… выражение Любви к другому человеку, конечно же….

Лицо «кирпичом» стало у меня.

– Выражение… Любви… – бормотал я. А ведь это действительно так. Должно быть. Наверное, просто я всегда так и думал… Да… Интуиция… И убийства не зря… А может быть и зря… Ведь это никого ничему не научило…

– Анастасия Львовна, можно закурю?

– Да я и сама ещё одну….

Мы закурили.

– Знаете, Анастасия Львовна…. То, что я сделал… я был прав в общем-то… по сути, но не по форме конечно же… Но это стоило того – я встретил Вас – Ту, Кого Я Жду.

Настя посмотрела мне в глаза взглядом, который я не встречал и не встречу больше никогда. Только в её глазах.

Девушка затянулась. Пепел упал на стол.

– Знаете…. Алексей…. Меня часто пытаются охмурить преступники. Но… вы… ты не такой. Если то, что ты говоришь, рассмотреть не вдумываясь в то, что этого не может быть, то ты – необыкновенный человек. И был прав. Но... этого всё же не может быть. Вы просто больны. Просто больны, – закончила она уже шёпотом.

– Да, наверное… Что ж, можете меня посадить, или лечить – то, что я встретил Вас, и то, что я понял с помощью Вас – это не просто того стоит – это бесценно.

– Хм… – грустно улыбнулась Настя, – Насчёт секса – я думала, все так считают.

Знала бы она, как ошибалась.



* * *


Я сидел на лавочке, вокруг ходили санитары, и ко мне присел некий молодой человек в такой же больничной пижаме, как и у меня.

– Дима, – он протянул руку.

– Максим, – мы обменялись рукопожатием.

– Тебя за что сюда?

– За реальность.

– А… понятно. Вроде как нормальный выглядишь. Лицо интеллигентное. Я тут вообще ни с кем не общаюсь

– Я тоже. А тебя за что?

– Приколись, короче, еду на байке. Тут впереди какой-то пидар с мигалкой. Ну я его и подрезал. Оказался депутат. Поймали меня через неделю. Ну, я понял, что дело плохо, дал кому надо 200 баксов, сделали мне справку – типа болезнь у меня такая – сверкающих объектов боюсь, – Дима рассмеялся. – В гараже в рамочке повесил. А сюда снова попал, когда на тусовке таблеток нажрался. А там цветомузыка, народу куча, музон колбасный…Так впёрло, решил с чего-то что в ад попал, молиться стал, крестик нагрудный всем в хари совать… ну и упекли сюда. А двести баксов, которые для справочки пригодились, я на таблетки и спустил…

– А может ты и прав был… там и правду ад.

– Не, всё же ты псих. Хоть и не идиот. Нам препод по философии говорил – типа, Новый Мир наступает, логика человеческая уходит, или не срабатывает, короче типа того, а приходящая на смену ей интуиция ещё не принимается ни самим человеком, ни его окружением. Только когда мозг отключается, тогда типа, интуиция на полную хреначит.

– Ага, – сказал я. – У меня один раз очень уж сильно схреначила…а окружение не восприняло…

– Да ладно, ты ещё ничего. Тут всяких магов, целителей полно, экстрасенсов. Даже известные есть. Так что гордись компанией.

– Эх… – вздохнул я.

Ритель, Ритель… куда же ты меня завела… Или я сам себя завёл. Но совесть моя чиста. Что ж, если это не наказание, то испытание – Судьба сама знает, что делает. Интуитивно чувствую.

– Все на процедуры! – как всегда завопил лысый санитар, в очках и очень злой.

Но я любил процедуры, потому что после них всегда приходит Та, Кого Я Жду.





















Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

10.12: Константин Гуревич. Осенняя рапсодия 5 (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!