HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 г.

Сергей Фролов

Тайны золотого чемоданчика

Обсудить

Очерк

 

Купить в журнале за ноябрь 2017 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2017 года

 

На чтение потребуется 23 минуты | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 21.11.2017
Иллюстрация. Название: «Чемодан». Автор: Василий Чешенов. Источник: http://www.photosight.ru/photos/990835/

 

 

 

В начале 1925 года в Крыму под Керчью был найден клад. Крестьянин крымского села Марфовка Семён Нешев на месте распаханного кургана натолкнулся на старинные погребения. Под плитой среди костей лежали золотые украшения. Там были ушные подвески тонкой работы, диадемы и женский головной убор, украшенный сердоликовыми камнями. Столь богатое убранство говорило о том, что погребённая женщина при жизни занимала очень высокое положение в обществе. Это вполне могла быть могила царицы Фидеи, правившей готами в первые века нашей эры.

Уникальную находку по решению советских властей передали в Керченский историко-археологический музей, знаменитый на весь мир своей экспозицией – от древнегреческих скульптур до золотых и серебряных украшений скифов и сарматов. В 1926 году музею исполнилось 100 лет. Это событие было отмечено выходом особой книги, своего рода каталога находок, сделанных на Керченском полуострове за всё время существования музея. Издание стало известно всем историкам и археологам планеты, но и не только им. Сенсационные материалы из каталога перепечатывали газеты других государств. Американец Арманд Хаммер сделал запрос о стоимости этого собрания драгоценностей и получил лаконичный ответ – керченская коллекция бесценна.

В 1941 году началась Великая Отечественная война. Войска гитлеровской Германии вторглись в Советский Союз. Когда немцы вошли в Крым, сокровища приготовили к эвакуации. Сложили в большой чёрный чемодан, закрыли, затянули ремнями, наложили печати и вместе с остальными экспонатами музея отвезли в Керченский порт. Эвакуация драгоценностей проходила в обстановке строжайшей секретности. Общий вес сокровищ составил 80 килограммов. О том, что́ именно находится в чёрном чемодане, знали несколько человек: директор музея Юлий Юльевич Марти, первые лица горкома партии и некоторые высокопоставленные военные. Только вот отправленное в эвакуацию золото обратно не вернулось.

Армавирское местное отделение русского географического общества (РГО) заинтересовалось этой историей и стало выяснять, куда же всё-таки оно пропало. Основным помощником в нашем расследовании был русский и советский журналист, писатель и краевед, уроженец станицы Надёжной Отрадненского района Краснодарского края, бывший главный редактор Отрадненской районной газеты «Сельская жизнь», член Союза журналистов России Станислав Кириллович Филиппов, с которым мы неоднократно встречались в станице Отрадной. Он и посвятил нас в тайны и загадки этой истории. На основании его рассказов и была написана эта статья.

 

Пропажа 80 килограммов золота заставила нас организовать поиски предельно тщательно. Мы начали работать в архивах. В архиве и была сделана самая первая находка, напрямую связанная с пропавшими драгоценностями. Нам удалось разыскать документ, подтверждающий сам факт эвакуации сокровищ. Из найденного акта следует, что 26.09.1941 драгоценности в сопровождении директора музея Ю. Ю. Марти были отправлены из Керчи в Тамань. К акту был приложен список предметов, находящихся в чемодане в момент отправки. Всё это называлось «Спецгруз №15».

В этой описи значилось: «Золотая диадема, украшенная зёрнами граната. Большая золотая пряжка. Наушные подвески. Женские украшения в форме сфинксов. Коллекция монет из червонного золота в колич. 112 штук. Золотые бусы, маски, пояса, браслеты, кольца. Древняя икона в золотом окладе» и многое-многое другое. Всего 719 изделий.

Начало поиску было положено. След чемодана терялся между крымским и кавказским берегами. Драгоценности как в воду канули. Куда же они могли деться? Для очистки совести мы решили убедиться, что сокровища всё-таки не утонули. Вот какую странную картину нам открыли фронтовые сводки тех дней. В конце сентября 1941 года над Керченским проливом непрерывно висели немецкие истребители и гонялись за каждым судном, оказавшимся в их поле зрения. 26 сентября были расстреляны три из пяти катеров, шедших в Тамань. Два из них затонули. Данных о том, что́ стало с катером, перевозившим музейные ценности, в том числе и чемодан с античным золотом, в портовых журналах найти не удалось. Судно могло с равным успехом как добраться до берега, так и пойти ко дну. Катера, уходя от истребителей, наверняка маневрировали, поэтому останки их могли лежать на дне пролива где угодно. Перспективы были совсем не радужные, поэтому, прежде чем решиться на подводные поиски, мы ещё раз хорошенько проанализировали информацию, полученную в архиве. И после изучения списка тех, кто погиб в проливе в конце сентября 1941 года, у нас появилась надежда, что поиски будут продолжены всё-таки на берегу.

 

 

Версия первая
Сокровища на берегу

 

Сопровождал чемодан Ю. Марти, директор музея. В списках погибших или пропавших без вести его не оказалось. Не было его и среди спасённых из воды; это вселяло надежду, что катер с сокровищами всё-таки причалил. Удалось также выяснить, что основной поток переправы из Крыма грузов шёл с побережья на Краснодар. Соответственно, туда могли быть отправлены и разыскиваемые нами ценности. Мы наудачу сделали запрос в местный архив, не попадается ли в документах военной поры фамилия директора Керченского музея Марти, и получили ответ, что обнаружена копия отчёта Юлия Юльевича Марти о проведённой эвакуации музейных ценностей. Оказалось, что их катер тогда каким-то чудом ускользнул от немецкого самолёта. Юнкерс постоянно висел над судном, даже делал вид, что атакует, но… не стрелял.

На берегу спецгруз №15 вместе с другими экспонатами музея перегрузили в военные машины. Из Тамани автоколонна действительно отправилась в Краснодар. Дорога была нелёгкой. Конвой постоянно бомбили и обстреливали немецкие самолёты. Юлий Марти описывает эти события так: «При налётах мы прятались в придорожных канавах, оставляя в машинах всё, кроме нашего чемодана, который приходилось тащить с собой в укрытие. Сберечь ценности я был обязан при любых обстоятельствах. Таково было указание партии».

Когда экспедиция наконец-таки добралась до пункта назначения, все экспонаты, включая и золотой чемодан, были укрыты в краеведческом музее Краснодара. Юлий Марти составил отчёт, подписал акты о передаче музейных ценностей местным товарищам и с сердечным приступом лёг в больницу. Но все 719 предметов керченской коллекции были им сданы в целости и сохранности. Секретный спецгруз №15 в течение пяти месяцев хранился тут, в подвалах музея. Но знать о золоте было положено узкому кругу лиц – директору музея, секретарю партийной организации да начальнику особого отдела НКВД.

 

Тем временем немцы, захватив Крым, развернули наступление на Кавказ. В феврале 1942 года в Краснодаре началась эвакуация. Золотой чемодан отправили подальше от линии фронта, в Армавир. И вовремя. Оказывается, гитлеровцам уже было известно о вывезенных из Керчи древних сокровищах. Поступила команда от самого шефа СС Генриха Гиммлера – драгоценности найти во что бы то ни стало. Одновременно с взятием Краснодара в городе появилась специальная зондеркоманда. В составе её были германские археологи и известный специалист по тайным операциям Карл Лемке. Он был причастен к похищениям и вывозу ценностей из музеев оккупированной Германией стран Европы. А незадолго до войны, как стало известно, он под видом журналиста побывал и в Керчи и лично видел экспозицию музея.

В краснодарском отделении гестапо собрало всех жителей города, кто хоть что-то мог знать о вывезенной из Крыма музейной коллекции. Особо гитлеровцев интересовали золотые украшения. Но информации немцы собрали немного: экспонаты запакованы в 19 ящиках и в чёрном большом чемодане, с которым обращаются особо аккуратно; неделю назад весь груз под усиленной охраной был отправлен в Армавир.

Мы установили имена и должности тех людей, которые приняли на хранение в Армавире керченскую коллекцию, включая и золотой чемодан. В Армавире спецгруз №15 приняла Анна Моисеевна Авдейкина, инструктор секретного отдела горисполкома. И отправила в Москву телеграмму, что все ценности прибыли в целости и сохранности. Со слов Анны Авдейкиной, чемодан снова опечатали сургучом, поставили печать армавирского горисполкома и спрятали в комнате, где хранились особо важные документы. Потом Анна Моисеевна заболела тифом и несколько недель была между жизнью и смертью. Очнулась, когда немцы вплотную уже подошли к Армавиру. Кое-как поднялась с постели и шатаясь побрела к зданию армавирского горисполкома. Дом был разрушен попавшей внутрь авиабомбой. Взрывом уничтожены и ящики с экспонатами Керченского музея. Погибла практически вся коллекция. В уцелевших комнатах всё было вверх дном, двери сорваны. Авдейкина вошла через разбитый проём в свой кабинет и глазам не поверила. Из угла, присыпанный мусором и бумагами, торчал чёрный чемодан.

Этот эпизод со слов Авдейкиной два года спустя записал следователь НКВД: «Нашли председателя, надо было видеть, как он разволновался и стал искать машину. Город бомбили. Вокруг пыльный полумрак и свист осколков. Наконец пригнали старенькую полуторку. Здоровые мужики с трудом подняли чемодан в кузов. Председатель приказал мне и шофёру гнать прямо в горы в станицу Спокойную, и сдать драгоценности в отделение районного банка. Все другие выезды уже контролировали гитлеровцы».

В тот момент, когда Анна Авдейкина с золотым чемоданом покидала Армавир, с другой стороны в город входила немецкая зондеркоманда. В разрушенном здании горисполкома эсэсовцы нашли груду обломков – то, что осталось от крымской коллекции. Археологи подтвердили – это бывшие экспонаты из Керченского музея. Но где же чемодан? Снова начались допросы. Вскоре у гестапо был словесный портрет Анны Авдейкиной и её домашний адрес.

 

По рассказам армавирцев, когда немцы вошли в Армавир, к дому Анны тут же прибыли гестаповцы. Они тщательно обыскали весь дом, даже истыкали штыками стог сена во дворе. Немцев интересовало, когда и на чём Авдейкина уехала из города и что именно взяла с собой. И особенно, как в деталях выглядел чёрный чемодан. Фашистам удалось установить, что Авдейкина с чемоданом выехала на грузовике в южном направлении. Тут же на поиск автомобиля в воздух было поднято звено истребителей. Как выяснилось, пилоты Люфтваффе грузовик всё же подбили. До станицы машина «доползла» уже на спущенных скатах.

В станице Спокойной чемодан с драгоценностями из рук Авдейкиной перешёл в руки Якова Марковича Лободы, директора местного отделения Госбанка. Составили приёмно-сдаточный акт и новую опись, старая осталась у Авдейкиной. Несмотря на то, что приключения золотого чемодана длились уже почти год, ценный груз продолжал оставаться в целости и сохранности.

6 августа 1942 года немцы вошли в Спокойную. В это время из станицы выходил обоз с беженцами, среди них был и Яков Маркович Лобода, который на телеге вёз чемодан с сокровищами и 40.000 рублей наличности, взятой им из банка. Обоз был перехвачен солдатами германской армии, но Якову Лободе повезло: гитлеровцы, вдохновлённые наступлением, были настроены непростительно благодушно. Они не стали мирных беженцев ни расстреливать, ни арестовывать. Бегло осмотрели телеги, нехитрый скарб, в котором и был грязный, полузасыпанный сеном чемодан, так и не привлекший их внимания.

Солдатам вермахта не могло прийти в голову, что в старой телеге, запряжённой тщедушной крестьянской лошадкой, может быть скрыто 80 килограммов антикварных драгоценностей. Яков Лобода домой возвращаться не стал. Свернул с просёлка и направил лошадь с телегой прямо в лес. Как выяснилось позже, он рассчитывал найти партизан. Отряды в Краснодарском крае формировались ещё с весны, по мере продвижения немцев мужики уходили в леса, где уже были подготовлены базы с оружием и даже с продовольствием. По данным наркомата обороны, на территории края с 1942 по 1944 год действовало 89 партизанских отрядов. Один из них, возглавляемый командиром Соколовым, был сформирован из жителей Спокойной и соседних с ней станиц. Его и искал хранитель золотого чемодана Яков Лобода.

В одной из справок из архивов НКВД сообщается: «Местный партизанский отряд был создан 9 августа 1942 года. 27 августа Лобода Яков Маркович сдал ценности Керченского музея на хранение начальнику снабжения отряда Яковлеву. Ценности сданы в присутствии комиссара отряда тов. Малькова, и в полном объёме соответствуют первоначальной описи».

Сдал Яков Маркович и взятые им из банка сорок тысяч рублей, а сам остался в отряде в качестве рядового бойца. Груз ответственности упал с плеч банковского служащего. На оккупированной врагом территории партизанский отряд в лесу был лучшей защитой для драгоценностей. Но тут-то они и пропали, причём при странных обстоятельствах.

 

В 1944 году немцев изгнали с Кавказа. Сразу после освобождения в Спокойную приехали сотрудники НКВД. Им было поручено забрать чемодан с драгоценностями у бывшего руководства отряда. Тут-то и выяснилось, что чемодана ни у кого из них нет. Он исчез. Особистов это удивило и озадачило, тогда как в Москве были уверены, что сокровища находятся в полной сохранности. На место дислокации партизанского отряда была отправлена спецэкспедиция, которая в одной из землянок и обнаружила большой чёрный чемодан, соответствующий описанию. Об этом сразу доложили в Москву. Доклад был коротким, сухим и вовсе не радостным. Чемодан был пуст.

Тут же было начато расследование. Допрашивали не только бывших командиров, но и вообще всех бойцов отряда. Складывалось впечатление, что органы хотят знать про партизанский отряд всё. С первой минуты его существования и до последней. На бумаге выходило, что отряд существовал ещё задолго до подхода немцев. По плану, при появлении врага партизаны собирались в условленном месте в лесу и потом выдвигались к месту своей постоянной дислокации. Яков Лобода, бежавший тогда от немцев с золотым чемоданом, успел в самый последний момент. Вскоре после этого партизаны выдвинулись и спустя семнадцать дней подошли к подножию горы Беден. Как выяснили сотрудники НКВД, к этому времени золотой чемодан уже был пуст.

 

 

Версия вторая
Обогащение по-партизански

 

Нам удалось ознакомиться с копиями допросов, которые проводили особисты. Оказалось, что чемодан исчез в пути следования отряда и вскоре, во время привала, был случайно обнаружен недалеко от леса. Из показаний партизана отряда Квасина явствует: «К ручью в низине спустился боец по фамилии Магдычев, который на водопой пригнал волов, тянувших повозки со скарбом. Он-то и обнаружил чемодан. По его собственным словам, тот лежал на земле уже раскрытым, рядом валялись какие-то блестящие предметы. Магдычев подобрал один из них и тайком пронес в отряд. Некоторое время прятал от чужих глаз, но потом не удержался и показал товарищам».

Об этом стало известно командиру отряда Соколову. Партизана Магдычева обыскали и изъяли отливающую золотым блеском змейку. Выяснилось, что к этому времени многие из партизан уже спускались в яр, к месту, где лежал чемодан. Все как один утверждали, что золота внутри чемодана не было, но в ручье лежало несколько жёлтых блестящих предметов. Они-то и стали добычей бойцов. В отряде возникла атмосфера подозрительности, но, как мы узнали из следственных документов, обыскивать своих бойцов командир отряда Соколов почему-то не стал. Магдычев, не будучи даже допрошен по существу дела, понёс какое-то незначительное наказание и вскоре погиб в первом же бою с фашистами. Сколько было драгоценностей на момент раздербанивания у ручья чемодана, так никто из следователей НКВД и не узнал. Почему командир Соколов запретил обыскивать бойцов, лишь отдав приказ снести чемодан обратно в обоз? Куда делись сокровища?

Следователи одного за другим вызывали к себе жителей станицы. Всем рекомендовалось держать язык за зубами, соблюдать тайну допроса. На следствии некоторые из партизан подтвердили, что действительно находили и хранили при себе необычные вещи, но особого значения им не придавали, относились как к безделушкам. По этой причине все предметы потом куда-то подевались.

Из показаний медсестры отряда М. Шульженко: «Я только нашла золочёный крест, облепленный красной медью. Я не помню сейчас, куда его дела». А вот показания бойца Н. Сысоева «В сентябре 1942 года я нашёл две старинных маленьких монеты. Я их долго носил в кармане, а затем где-то потерял». В результате была выяснена судьба нескольких мелких вещей. Золотая змейка Магдычева после обыска попала к командиру отряда, но больше её никто не видел. Крест, о котором рассказала санитарка Шульженко, был где-то утерян. Две маленькие монеты, найденные бойцом Сысоевым, незаметно для него самого исчезли.

Но куда делись остальные артефакты из чемодана весом более восьмидесяти кило? Семьсот наименований! Неужели их и впрямь разграбили партизаны, но признались лишь в мелких находках?

 

Партизан Магдычев Григорий Иванович утверждал, что обнаружил чемодан уже пустым. А если он говорил правду? Не мог ли кто-то из бойцов, воспользовавшись суматохой, незаметно перепрятать где-то большую часть сокровищ? А услышав топот волов, управляемых Магдычевым, бросить чемодан и потом незаметно вернуться в отряд? Постепенно следователи НКВД добрались и до партизанки Ирины Гульницкой. Она была в отряде в роли казначея. По данным следствия, отряд она покинула самовольно ещё до окончания боевых действий. При ней были тридцать тысяч рублей и небольшой ящичек. Однако ни денег, ни ящичков в ходе следствия у Гульницкой не нашли. Зато обнаружили у неё две необычные монеты. Экспертная комиссия установила, что монеты старинные и вполне могут принадлежать керченскому кладу. Гульницкая с этим не спорила, но утверждала, что нашла монеты в лесу. Тайна чемодана ей также была не известна, как и всем остальным. По её мнению, к исчезновению сокровищ приложило руку командование отряда.

Итак, мы установили, что чемодан с сокровищами не утонул, что он не был утерян в суматохе отступления из Краснодара, не погиб от удара авиабомбы в Армавире, его не захватили немцы, остановившие обоз. Теперь все перипетии с чемоданом происходили в отдельном партизанском отряде, куда он был сдан банкиром Яковом Лободой по приказу властей на ответственное хранение. Мы ещё раз обратились к следственным документам и обнаружили интересную деталь. Бойцы называли предметы, подобранные ими возле раскрытого чемодана, не иначе как «странные вещи цвета бронзы с разноцветными стёклышками». В жизни это были обычные крестьяне, люди простые и малообразованные, не понимающие, какие сокровища у них в руках. А руководство отряда состояло из людей просвещённых, партийных функционеров, советских работников, офицеров. Они понимали, что лежит в чемодане, но при этом были уверены, что рядовые партизаны о тайне чёрного чемодана не догадываются.

Действительно, взять чемодан без тени подозрения мог только кто-то из командиров. Воспользовавшись суматохой, он мог перепрятать сокровища, например, в мешок, а чемодан бросить так, чтобы его обязательно нашли, даже специально оставив там немного золота.

 

Дальше начинается что-то невероятное. Документы архивов органов госбезопасности читаются как пьеса, написанная для театра абсурда. Из них явствует: «18 марта 1943 года бывший комиссар партизанского отряда И. Мальков и замначальника снабжения М. Фёдоров составляют акт, в котором свидетельствуют: все ценности отделения Госбанка, в том числе чемодан и 40.000 рублей были сожжены в лесу ввиду невозможности их эвакуации».

Фиктивность этого акта обнаружилась очень скоро, сразу после освобождения. Партизанский снабженец Фёдоров и комиссар отряда Мальков попались на том, что пытались обменять в банке крупную сумму денег. Якобы купюры промокли, пришли в негодность и их нужно заменить на нормальные. Мальков, к слову, занимал уже пост секретаря райкома партии. Оказалось, что деньги эти – те самые, что Лобода сдал на хранение в отряд вместе с чемоданом, и которые потом были якобы сожжены вместе с драгоценностями. Акт сожжения восьмидесяти килограммов металла абсурден по определению. Конечно, в огне даже небольшого лесного костра можно сжечь банкноты или испортить вид ювелирного украшения, но чтобы были уничтожены или попросту испарились 80 кило золота, это уже из области фантастики.

Может быть, имелось в виду сожжение только чемодана, а не его содержимого? Но, во-первых, чемодан оказался цел, а во-вторых, куда делись сами сокровища? Незаметно рассовать по карманам 719 красивых безделушек командиры не могли – слишком много предметов. Значит, оставалось только одно: спрятать драгоценности в лесу до лучших времён, а потом перетащить их куда-нибудь поближе к цивилизации, например, в собственный погреб. А что если сокровища до сих пор лежат у кого-то под полом? Напуганные следствием, не имея возможности реализовать сокровища в своей стране, похитители могли молчать об этом десятилетиями и унести в конце концов эту тайну с собою в могилу, так и не дождавшись лучших времён.

 

Вдруг, совершенно неожиданно получила развитие тема, которая уже фигурировала в нашем расследовании, но на какое-то время осталась за рамками поиска. В архивах НКВД мы обнаружили протокол допроса партизана Потресова. Он вспоминал об особой зондеркоманде, которая охотилась за сокровищами. Потресов рассказал, что осенью 1942 года отряд Соколова постоянно участвовал в боях с гитлеровцами. Причём соседних партизан немцы особо не тревожили, а вот за партизанским отрядом из Спокойной шла настоящая охота. Разведчики из числа местных жителей докладывали, что эту охоту ведёт именно зондеркоманда СС, в помощь которой приданы дополнительные силы вермахта. Дислоцировались эсэсовцы в Спокойной, были у них в составе и штатские, вроде бы, археологи, и искали они именно чемодан с золотом. Исчезла эта зондеркоманда из окрестностей Спокойной неожиданно, словно нашли то, что искали, и убрались восвояси.

 

 

Версия третья
Сокровища в Германии

 

Изучая деятельность зондеркоманды, мы задались вопросом, откуда немцам было известно о содержимом золотого чемодана? И нашли ответ. Среди документов керченской немецкой администрации была обнаружена копия описи чемодана. Но как она здесь оказалась? Ведь её составляли секретно в присутствии высокопоставленных партийных чиновников. А может, среди наших был предатель, и гитлеровцы с самого начала отслеживали передвижение чемодана? В этом свете по-новому предстаёт переправа сокровищ из Керчи в Тамань. Вспомним, что над катером долго кружился самолёт и так и не открыл огонь, хотя все суда в те дни нещадно атаковались немецкой авиацией. Почему самолёт не стал обстреливать катер? Может быть, просто следил за ним?

Гитлеровцы целенаправленно охотились за драгоценностями из керченской коллекции. На это указывает и посещение ещё до войны музея Карлом Лемке, и все последующие события. Как известно, зондеркоманда действовала по личному указанию Генриха Гиммлера, и то, что в фашистском отряде находились учёные, подчёркивает серьёзность этой миссии. Есть основания предполагать, что античные сокровища давно привлекли внимание «Аненербе», организации изучающей древнегерманскую культуру и наследие предков, которую курировал сам Гиммлер. Цель организации – обоснование расовой теории со строго научных позиций, добыча доказательств былого величия и превосходства индогерманской нордической расы. В различных частях мира – на Тибете, на Ближнем Востоке, в Скандинавии – немецкими учёными проводились раскопки. По их мнению, обнаруженные в Крыму сокровища могли принадлежать легендарной готской королеве Фидее, а стало быть, само собой принадлежали германскому наследию.

Считается, что готы были одним из основных германских племён, и то, что уже 2000 лет назад их предки могли иметь на Чёрном море развитую германскую культуру, делало их великими и древними. Клад, найденный под Керчью, представлял собой богатое готское захоронение. Немецкие музеи не имели практически ни одной вещи, которая бы принадлежала восточной, остготской культуре. По этой причине поискам керченских реликвий и придавалось особое значение. Ценность готского клада для немцев была не просто высока, ведь эти сокровища могли стать важным подтверждением высшего предназначения арийской расы. Загадкой остаётся то, что эти поиски в одночасье прекратились. В конце ноября 1942 года зондеркоманда из станицы Спокойной исчезла. Причин может быть две. Либо немцы узнали, что сокровищ в отряде уже нет и искать нечего, либо они сами же этими ценностями и завладели.

Однако со временем мы пришли к неожиданному выводу, что украшения готов германцам не достались. Косвенным подтверждением этому является то, что предметы из чёрного чемодана за все послевоенные десятилетия ни разу не высветились ни в одной коллекции, ни на каком-либо аукционе мира. Тогда мы очертили весь круг организаций и заинтересованных лиц, которые могли быть причастны к исчезновению сокровищ, и вдруг обнаружили, что самым странным в этой истории оказалось то, как вели себя сотрудники НКВД.

 

 

Версия четвёртая
Добыча НКВД

 

Чекисты вполне могли похитить драгоценности. Прямых доказательств этому нет, но уж слишком странно велось следствие, очень нехарактерно для этой организации. Комиссар Иван Мальков, погоревший при обмене им же украденных денег, всего лишь снят с должности первого секретаря райкома. Казначей отряда Ирина Гульницкая, обвинённая в измене Родине, отсидела в тюрьме три месяца и была отпущена. Для того сурового периода в истории страны такие наказания представляются смехотворными. Но зато всё встаёт на свои места, если предположить: чекисты тайно вывозят сокровища, аккуратно закрывают дело, все виновные наказаны. Золото сдаётся в Гохран и используется для секретных операций Советской власти.

 

Большинство наших версий вполне имеет право на существование. Но, к сожалению, ни одна из них не отвечает на вопрос: где сейчас пропавшее золото? И тут нам в руки попадает письмо бывшего начальника штаба партизанского отряда Комова, которое многое расставило по своим местам. Начштаба сообщает, как он вместе с банкиром Яковом Лободой зачем-то закапывал в лесу ящики с патронами: «Среди ящиков, кажется, был и чемодан, что привёз Лобода. Точного места я не помню. Закапывали где-то у станицы, но место это было отмечено на карте у командира Соколова». Командир партизанского отряда Соколов вскоре погиб в бою, а сама карта пропала. К декабрю 1942 года положение отряда стало крайне тяжёлым. Наступили морозы и, вдобавок ко всему, немцам наконец-то удалось окружить партизан.

 

Итак, подведём итоги. Сокровища не утонули в море. Их не увезли в Германию. Их не переплавили в золотой лом. Их не расхитили партизаны. Не унесли чекисты. По-видимому, сокровища до сих пор лежат где-то в земле.

 

P.S.: Летом 1946 года местные мальчишки нашли в лесу золотую пряжку овальной формы, пряжку из золотого чемодана... Будут ли найдены все сокровища, это вопрос времени. Мы, предоставив специалистам опись, сделали запрос о стоимости драгоценностей, и недавно нами был получен ответ. Сокровища царицы Фидеи оценены более чем в двадцать миллионов долларов. Но ведь есть ещё и культурная, историческая ценность этой коллекции.

 

 

2017

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за ноябрь 2017 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению ноября 2017 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

05.12: Записки о языке. Самое древнее слово (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!