HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2018 г.

Юрий Хор

ОНМ-474

Обсудить

Повесть

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 25.12.2010
Оглавление

6. Рома снова лжет
7. Рома получает по заслугам


Рома получает по заслугам


 

 

 

Проснувшись рано утром, первое, что почувствовал Рома, это то, как у него трещит голова. Он повернулся на спину, увидел потолок, увидел окно, увидел свет в окне. Рома лежал на самом краю просторной двуспальной кровати и просто чудом не валился на пол. Он повернул голову и с другой стороны кровати увидел Воксона. Рита была тут же. Воксон и Рита лежали рядом в обнимку. Рита сладко спала, уткнувшись носом в подушку. Воксон спал, но продолжал одной рукой обнимать Риту. Его закрытые глаза шевелились под тонкими веками. Рома перекатился на бок и с силой, но осторожно, чтобы не разбудить Риту, ткнул Воксона в плечо. Воксон немедленно проснулся, сел и уставился на Рому. Рома сделал ему отчаянный жест выметаться вон. Воксон поднялся, совсем не стесняясь, набросил на плечи клетчатый Ромин халат, сунул ноги в его тапочки и не спеша пошел вниз. Рома сразу забыл про головную боль, натянул штаны, майку, что валялись на полу, и бросился вслед за Воксоном.

 

Воксона он нашел внизу на кухне. Воксон стоял и совершенно безмятежно пил воду из любимой Роминой чашки. Он пил так же, как и Рома, крупными глотками, кряхтя от удовольствия, высоко запрокидывая дно чашки. Капля воды упала ему на голую грудь. Шумел электрический чайник. Холодильник несколько раз вздрогнул и затих.

 

– Что же ты делаешь, подлец? – зашипел Рома, подступаясь ближе. – Что ты наделал?

 

Воксон оставался совершенно невозмутим. От большого количества выпитой воды лицо его приятно разгладилось, глаза еще раз посмотрели в окно на зарождающийся день и в предвкушении длинного, свободного от работы и поездок дня, ласково заблестели. Рому он не замечал.

 

– Что же ты устроил? – топал Рома ногами, тряс кулаками и орал, что есть силы.

 

Воксон некоторое время спокойно размышлял, прислушиваясь к тем ощущениям, что оставил после себя в его организме вчерашний праздник. В животе его булькнула выпитая вода. Голова была тяжелой, но самую малость. Здоровый и крепкий сон основательно взбодрил его и прибавил ему сил. Хороший качественный отдых и хорошее настроение позволили ему быстро восстановиться после пережитого испытания. Тело его окрепло, мышцы снова заиграли молодостью, и теперь нужно было куда-то девать все прибывающую силу. Он решил, что самочувствие его достигло той приятной точки, что разделяет «хорошо» и «очень хорошо», и если так пойдет дальше, он окрепнет окончательно. Он с удовольствием вспомнил те особенные подробности, какими вновь одарила его переменчивая судьба. Это совершенно новые отношения с Ритой. Они произвели на него впечатление, и он радовался сейчас, что, наконец, благодаря его вмешательству в этих отношениях появилось надежное и прочное основание, фундамент, что позволит этим отношениям развиваться дальше. Он склонялся сейчас к мысли, что свежесть этих отношений, их особенная новизна действуют на него лучше любого лекарства. Наконец, Воксон повернулся и заметил Рому.

 

Рома был бледен, взъерошен, и видно было, что он страдает. Его жег внутренний огонь, лицо его осунулось, посерело, а рот высох. Вид он имел страдальческий, несчастный. Воксон приветливо кивнул и сразу предложил кофе. Он сделал это молча, вопросительно вздернув брови, указал на банку с кофе и выставил два пальца Роме под нос. Рома согласился и сел на стул. Сесть велел ему Воксон, указав на стул, а сам принялся хозяйничать, затеваясь не только с кофе, но и с бутербродами.

 

– Все же ты подлец! Ты хочешь занять мое место! – сказал Рома, отхлебнув из чашки. – Он уже понял, что Воксон его не слышит. Губы Воксона что-то сказали в ответ, вытянулись трубочкой, как при слове «ну», и проплясали короткий танец. Рома ничего не услышал, а читать по губам он не умел. Он ничего не понял, но решил, что Воксон оправдывается.

 

Воксон поискал глазами, нашел лист бумаги и наспех нацарапал на нем короткую фразу.

 

«Не волнуйся! Я поступил, как джентльмен… сделал признание. …Рита запретила нам секретничать!» – прочитал Рома.

 

Пока Рома пытался сообразить, что это значит, Воксон собрал на поднос кофе, бутерброды и отправился наверх к Рите угощать ее завтраком.

 

Рома слышал, как скрипит лестница, как хлопнула дверь их спальни. Недоумение на лице Ромы сменилось отчаянием. Он кое-как дожевал бутерброд, допил кофе, поднялся и ощутил страшную слабость во всем теле. Ноги его подкашивались, руки повисли, словно плети. Ему еле хватило сил, чтобы дотащиться до дивана, упасть и забыться. Полностью лишенный сил, он уснул тревожным поверхностным сном, каким обычно спят нервные люди.

 

Проснулся Рома так же неожиданно для самого себя, как и заснул. Голова его перестала болеть. Он неподвижно лежал на диване, притворившись спящим, и слышал рядом с собой два голоса. Глаза его предусмотрительно оставались закрытыми.

 

– Какой кошмар! Неужели все это правда? – женский голос принадлежал Рите.

 

– Говорю тебе, совершенно ничего не помнит. Начисто забыл о твоем запрете, милая. Как ты вовремя избавила меня от его докучливого пьяного общества. Заметь, когда ты рядом, мы имеем возможность общаться самым обычным способом, разговаривать и слышать друг друга. Но стоит тебе удалиться, как наши слова проваливаются в вакуум, как будто у телевизора выключили звук. – Это говорил Воксон. Рома с болью в сердце услышал те доверительные нотки в интонации, что бывают только между близкими людьми, каких раньше между Ритой и Воксоном не было. – Он продолжает находиться в прежнем качестве, говорю тебе. Когда ничего не радует и совершенно ничего не хочется. Ты не веришь мне? Вот только сейчас, мы сидели здесь, и я заметил, как озлоблен этот человек. Хуже всего то, что все его неудовольствие и раздражение направлено на самых близких ему людей, на нас с тобой. Я это чувствую. И как можно находиться в таком настроении? …Когда ничего не радует и совершенно ничего не хочется!

 

– Человеку трудно избавиться от собственных недостатков, – возразила Рита. Рома почувствовал, как внутри него затеплилась надежда. – Лучше, когда за тебя это сделает прибор. – Надежда потухла.

 

Рома услышал смешок, не относящийся к теме разговора, и незаметно приоткрыл один глаз. Теперь он понял, что за странный посторонний звук он слышал. Рита и Воксон были заняты игрой в мяч. При этом их больше увлекал разговор, чем мяч. Это был пляжный надувной мяч, раскрашенный в разноцветные дольки. Рома вспомнил, что мама Женя часто заставляла всю семью играть в мяч. Подвижные игры на воздухе, и особенно игры в мяч, очень здорово объединяют людей, так объясняла мама Женя, и все Лососевы с ней соглашались.

 

– Странно другое, дорогая! – продолжал Воксон, подкидывая. – Как лживый человек способен запутаться и как, сам того не понимая, затягивает в собственную ложь близких ему людей?

 

Воксон, конечно, из кожи вон лез, чтобы завладеть вниманием Риты. Рома это сразу понял, но таков Воксон. Не в силах слышать этот разговор дальше, Рома повернулся и сел. Воксон поймал мяч и прекратил игру. Рома сидел с опущенной головой, от стыда и отчаяния он не мог смотреть в их сторону. Рома поднялся, медленно и тяжело ступая, направился наверх. Оцепенение, что бывает после сна, никак не отпускало его. Прибор ждал на прежнем месте. «Ну вот, сейчас вы у меня получите!» – злорадно подумал Рома, глядя на стрелку. Стрелка достигла красной зоны и, вздрагивая, уже касалась последнего финального штриха, упираясь в край шкалы. Прибор мог сработать в любое мгновение. Рома не спешил, тонкая хищная улыбка скривила его губы. Он подождал, пока в комнату войдут Воксон, а за ним Рита. «Видишь, он брезгует нашим обществом!» – услышал Рома слова Воксона, произнесенные на лестнице.

 

Рома спокойно ждал, пока Воксон и Рита усядутся на кровати, но Рита осталась стоять. Рома придвинул к себе прибор, ухватил его руками, довольный, что высшая справедливость все же существует. Он был совершенно уверен в своей правоте, и только чистые насмешливые глаза Воксона, что неотрывно следили за ним, смущали его.

 

– Стоило появиться моей лучшей половине у меня в доме, как эта самая лучшая половина вознамерилась отнять у меня все самое лучшее, – сказал Рома громко. – У Воксона всегда лучше, чем у меня, получалось ладить с людьми. Особенно с женщинами. Он молодец. Он не ленится играть в мяч и делать комплименты чужой жене (Рома преждевременно назвал Риту своей женой). Глядя на Риту, я сейчас вижу, что она счастлива. Но это моя Рита, и она здесь, потому что пересеклись наши дороги…

 

Рома повернул голову и посмотрел в глаза Рите. Рита ждала. Она давно догадалась, что Рома и Воксон – это один человек. Две половины одного человека оказались сейчас перед нею, лучшая и худшая. Чувствовала она, что обе эти половины дороги ее сердцу, особенно чувствовала сейчас, когда Рома отчаянно пытался найти дорогу к ее сердцу. Но один из них был подлый лжец. Мириться с обманом Рита не могла. Она не могла оставаться с тем и любить того, кто врал ей. Все это Рома знал, и потому напрасно надеялся.

 

– Странно, как мимолетную связь, будем говорить прямо, с беспутной женщиной можно хранить, как святыню, в своих воспоминаниях и противопоставлять ее своему настоящему семейному счастью? – слова Воксона прозвучали, как приговор.

 

– Это он! Этот человек провел с Леной Косторовой полгода в одном номере, – быстро сказал Рома в прибор, указывая пальцем на Воксона.

 

– Ничего удивительного! Я любил ее, – спокойно ответил Воксон. – Я ждал, я надеялся, что она ответит на мою любовь. Но она закрылась в ванной комнате, и мне пришлось ждать целых полгода…

 

– Видишь, он все еще надеется на взаимность с ее стороны. Бедный несчастный Воксон! Посмотри, Рита, он по-прежнему ждет ответа. Он любит Лену Кострову. – Рома поднялся и с видом справедливого обличителя обвел взглядом всех присутствующих, включая прибор.

 

Повисла долгая и напряженная пауза. Рита и Воксон переглянулись. Воксон поднялся и подошел к Рите.

 

– Это ложь! Я люблю тебя, только тебя! – сказал он Рите. – Послушай, как бьется мое сердце. – С этими словами пройдоха Воксон взял повисшую руку Риты и приложил ее ладонью к тому месту, где стучало его сильное, здоровое и благородное сердце.

 

– Я верю тебе! – прошептала Рита.

 

– Он лжет!

 

– Он говорит правду! Этот благородный, честный человек не мог поступить иначе. Он не мог поступить бесчестно даже с беспутной женщиной. Я все знаю, он честно мне во всем признался.

 

– Мы договорились! – Рома подпрыгнул на месте, ошарашенный таким поворотом дела.

 

– О чем вы договорились?

 

Воксон обнял Риту за плечи и привлек к себе. Рита уперлась руками в его грудь и с вызовом ждала продолжения, глядя то на Рому, то на Воксона, что крепко держал ее.

 

– Дорогая Рита! Дорогая моя, любимая… единственный мой ненаглядный человек. Прошу тебя, открой глаза, выйди из плена. …Этот хитрый человек обманывает тебя, он ловкач, он склонил тебя на свою сторону уговорами, ложными признаниями, лестью, наконец. Неужели не видишь ты, как он издевается над нами, тычет своим благородством? Что его благородство? Не пустые ли слова? – Рома вертелся ужом.

 

– Не слушай его, Рита! – прогремел Воксон с угрозой. – Этот человек не любит тебя. Заметь, он только и хочет, чтобы откреститься от любви к тебе. Я, говорю тебе, – люблю! А что говорит он? …Что бормочет этот жалкий скоморох? Говорит ли он слова любви? Способен ли он, этот изворотливый змей, сделать женщину счастливой?

 

Рома видел, как руки Риты слабеют, и она вот-вот упадет на грудь Воксона, окажется в кольце его объятий, согретая его громкими, но пустыми словами.

 

– Мы договорились! – вскричал Рома. – Договорились, что после ресторана Лена вернется в номер и будет ждать. – Если я приду, то останусь с ней навсегда, и пусть меня убьет Кокс. А если я не приду, значит, я выбрал Риту. Рита, ты понравилась мне с первого взгляда. Я остался с тобой, Рита! Я дал тебе слово, которое сдержал, а этот человек сделал все наоборот только для того, чтобы насолить мне.

 

– Да, Рита! Только представь влюбленного мужчину в одном номере с шикарной рыжеволосой красавицей. Представь, полгода мы провели в одном номере! Два пылких любовника, которым целая вечность покажется одним мгновением! – издевался Воксон. – Захотят ли они расстаться, спрашиваю я тебя? Есть на свете сила, способная разлучить двух влюбленных?

 

Рита подняла на него глаза, полные слез и надежды.

 

– Не верь ему! – призвал Рома. – Слышали? Слышали, что он сказал сейчас? – обратился Рома к прибору, изогнувшись.

 

– Только неутоленная страсть! Только слепое влечение к этой женщине способно породить такое! – ответил Воксон сам на свой вопрос.

 

Рома не заметил, как Воксон украдкой ущипнул Риту за талию, а затем подмигнул ей левым глазом так, чтобы Рома не видел. Рита вскинула на него свои пронзительные глаза. Сердце ее разрывалось на части. Она чувствовала, как она теряет сейчас и как находит одновременно. Ее непреодолимо влекло к этому сильному и уверенному в себе мужчине, что обнимал ее. Одновременно с этим она чувствовала отвращение к тому, другому мужчине с которым провела под одной крышей долгих и скучных шесть месяцев и который, как оказалось, все это время изворачивался в собственной лжи.

 

– Ты лжец! Ты животное! – отрезала Рита.

 

Рома упал на колени.

 

– Клянусь! Между нами ничего не было. Ничего, совсем ничего! – запричитал Рома. – Я поставил цветы в вазу, оглянулся, а она уже в ванной. Ничегошеньки не было… ну, верь мне, ни одного прикосновения. Я не изменял! – успел Рома прокричать прибору.

 

Воксон вовсю хохотал, запрокинув голову. Разъяренная Рита освободилась от его объятий и подошла вплотную к онемевшему Роме. Рома проговорился – он нарушил данное Рите слово.

 

– Жалкий червяк! Все шесть месяцев ты только и делал, что мечтал о ней!

 

Рома жалобно заскулил.

 

– Вон отсюда!

 

Тут произошло невозможное событие. Раздался щелчок, кнопка прибора вернулась в первоначальное положение, «отсекатель ненужной мысли» автоматически отключился. Рита указывала на дверь, Рома рыдал, стоя перед ней на коленях. Внезапно некая невидимая сила подцепила его за шиворот невидимым крючком, приподняла, и Рома повис, загребая руками воздух. Ужас исказил его лицо. Рита пронзительно закричала. Воксон перестал смеяться и с удивлением смотрел на подвешенного за шиворот Рому.

 

– Не гони! – взмолился Рома.

 

– Ты подлый обманщик! – вскричала Рита.

 

Невидимая сила поволокла Рому вон из комнаты. Он сучил ногами, касаясь пятками пола, хватался руками за поручень, но все тщетно, крепко тянул его вниз невидимый крючок. У входной двери сила ослабла и Рома, как щенок, стал на четвереньки. С лихорадочной быстротой он напялил на себя старое пальто, накрутил шарф на шею, на голову натянул вязаную шапку. Ботинки, в которых пришел Воксон, были вычищены, вымыты, высушены и стояли приготовленные на полке. Рома едва успел надеть ботинки, как невидимая сила потащила его вон.

 

– Рома! – закричала Рита и бросилась к нему с лестницы.

 

Рома тянул к ней руки, но было поздно. Входная дверь сама собой распахнулась, Рома повис и в следующую секунду оказался выброшенным за калитку. Рита неистово кричала. Воксон, как мог, успокаивал ее. Они остановились на крыльце, обнявшись.

 

Рома никуда не исчез. Он упал на мягкую землю, встал, отряхнул пальто и подошел к калитке. Калитка оказалась запертой. Рома посмотрел в щель над калиткой. Воксон помахал ему рукой на прощанье и пожелал удачи. Рита бросилась в дом, собрала ему еды и попыталась отдать ее, но как только она приблизилась к калитке, Рома снова взмыл в воздух, и невидимая сила потащила Рому прочь. Рита оставила еду на камне, Рома вернулся и взял пакет.

 

Еще долго так стоял он. Долго, до самых сумерек. Воксон и Рита видели его глаза в щели над калиткой. В доме зажегся свет, заиграла музыка. Многие люди праздновали годовщину свадьбы Лососевых два дня подряд. Рома видел, как входная дверь распахнулась, он услышал звонкий смех, смеялась Рита. Затем на крыльцо выскочил Воксон, выстрелил из хлопушки и спрятался. Конфетти закружились в воздухе. В окне Рома заметил мелькнувшее счастливое лицо Риты. Стало темно. Рома повернулся и двинулся прочь.

 

Он шел полем по пахоте, пока не вышел на дорогу. По скоростному шоссе мчались автомобили. Стало холодно, но холода Рома не чувствовал, он шел на юг по широкой обочине. В воздухе кружили редкие снежинки. Рома засунул руку в карман и понял, что денег у него нет ни копейки. Ничего не могло в эту минуту омрачить его счастья. Рома был счастлив, наверное, впервые в жизни. Счастлива была Рита, Рома запомнил ее счастливое лицо, мелькнувшее в окне. Такой он ее никогда не видел. Он шел к себе в родной город, в гостиницу, к Лене Костровой, что ждала его, закрывшись в ванной комнате. Рома надеялся, он верил, что, как только он появится в гостиничном номере, вода перестанет шуметь и Лена выйдет к нему из душа, завязанная в полотенце. Второе полотенце Лена чалмой повяжет на голову, она всегда так делает. Потом они поедут в ресторан. По-другому быть не может, думал Рома, счастливый. Он знал, что Лена его ждет, ведь полгода, проведенные в душевой кабинке, это вполне достаточный срок, чтобы по-настоящему проверить свои чувства…

 

 

 

Декабрь, 2010

 

 

 


Оглавление

6. Рома снова лжет
7. Рома получает по заслугам

Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.12: Владислав Шамрай. Рождающая дождь (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!