HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2019 г.

Светлана Клигман

Я ищу, и это очень важно

Обсудить

Пьеса

Опубликовано редактором: Карина Романова, 9.10.2008
Оглавление

3. Судьба настойки
4. Семейные предания
5. Подозрение

Семейные предания


 

 

 

 

 

 

Роща, утро. Давид и Руфь медленно прогуливаются.

 

Давид (улыбается). … да, это смешно. (Пауза . ) Вы не слишком охотно останавливаетесь жить у людей, всё больше в лесу, да?

 

Руфь . Каждое утро объяснять, кто ты и откуда взялся… Зачем? В лесу почти всегда хорошо, во всяком случае, мы привыкли.

 

Давид. Вы не очень-то похожи на отшельников. На дерево при первой же возможности не лезете, не мычите, а, наоборот, изъясняетесь вполне достойно, хорошим человеческим языком.

 

Руфь . Книги читаем. Это многое заменяет. В нашей семье все очень любят читать, даже Ной, только он страницы рвёт.

 

Давид. Это здорово, наверное, когда столько братьев и все умеют читать? Ой, прости, я хотел сказать – любят… любят читать. Извини…

 

Руфь . У нас совсем разные вкусы. Мы рождены одной женщиной, но каждый из нас похож на своего отца, а те все были разные на удивление. Так говорят, я своего отца не помню.

 

Давид. А кто они, ваши отцы? Они тоже ничего о вас не помнят? Они обычные люди или странные какие-нибудь?

 

Руфь . Это плохая тема. Давай лучше о книгах.

 

Давид (немного разочарованно). Давай… Жаль, что вам разное нравится. Мне всегда бывает немного обидно, когда книга, которая произвела на меня глубокое впечатление, другим кажется скучной или просто дурью какой-то.

 

Руфь . Что тут обидного? Когда два разных человека читают одну и ту же книгу, то на самом деле они читают две совершенно разные книги. Если тебе понравилось, а другому нет, то это значит, что тебе повезло и твоя книга оказалась интереснее.

 

Давид . Д ействительно… (Пауза . ) Слушай, я давно хотел спросить, а почему у вас такие имена? Библейские. Это что, какой-то намёк?

 

Руфь . Нет. Это у мамы чувство юмора такое было. Мы не имеем отношения ни к каким религиям, вернее, они не имеют отношения к нам.

 

Давид. Хочешь сказать, никакого христианского влияния?

 

Руфь . Если бы мы были христианами, попросили бы нас канонизировать. Чем мы хуже Георгия Победоносца в конце концов?

 

 

 

Занавес.

 

 

 

Поляна, близится вечер. Давид, Михаил и Серафим разговаривают, Ной перебирает листья.

 

Давид. Слушай, Михаил, а помнишь, ты хотел легенду рассказать, красивую какую-то?

 

Михаил . Всё ещё хочешь послушать? (Давид кивает . ) Это легенда про волчицу. Давным-давно (ну так все порядочные легенды принято начинать, ты уж извини, Лекарь)… так вот, давным-давно отправились люди на охоту, волков отстрелять, а то много их в лесу развелось, на стада нападают. В стае волков как раз была тогда одна волчица молоденькая, впервые на сносях. Началась охота. Бежит она, слышит крики, собачий визг и лай, тяжело ей бежать, устала. Вот она и думает: «Против людей мы не можем выстоять, они несут нам смерть. Жалко моих волчат, не успели родиться, хотя если бы и родились, так и им пришлось бы от людей бегать, как мне сейчас. Вот если бы родился у меня маленький человечек, то смог бы он их перехитрить.» Так бежала из последних сил молодая волчица и молилась, чтобы у неё вместо волчат родился человек. Так уж случилось, что ей повезло, удалось оторваться от преследователей и скрыться в норе. Люди не нашли её. В положенный срок стала она рожать, и родился у неё вместо волчат один маленький человечек…

 

Давид. Как это волчица может родить человека?

 

Михаил (морщится). Это легенда, слушай. Ребёнок был женского пола. От этой девочки и пошёл наш род, поэтому он продолжается именно по женской линии. Так что, согласно этой легенде, мы – потомки воплощения сумасшедшей мечты отчаявшейся молодой волчицы. (Серафим воет, подражая волку .)

 

Давид. Слушайте, а вы… это… в полнолуние…

 

Серафим. Не превращаемся. Обидно?

 

Давид. Да нет, так даже лучше.

 

Михаил . Мы не оборотни, ничего общего. Как это ни печально, наше многовековое и многострадальное житие в мифологии отражено слабо, если не сказать – вообще никак не отражено. Конечно, легенды о всех этих драконоборцах, освободителях невинных дев и прочих славных рыцарях можно при большом желании принять за описание героических подвигов наших предков, но, по-моему, это было бы самообманом.

 

Давид (после паузы). Знаешь, эта легенда ничего не объясняет, кроме почётной роли женщин в вашей семье.

 

Михаил (пожимает плечами). Зато красивая.

 

Ной (неожиданно). Ветер… ветра ветром был, сводил с ума иль ум дарил…

 

Давид. Ной, да ты у нас поэт!

 

Серафим. Кто-кто он? Это по-твоему стихи? А-а… «Стога – снега, рыба – дыба». Смысл так глубок, что недоступен. Ещё один ценитель высокого искусства. Ты ему похлопай, может, он ещё чего ляпнет. (Вскакивает и уходит .)

 

Давид (недоумённо). Что это он?

 

Михаил (с гадкой ухмылкой). Не обращай внимания. Серафим у нас пишет стихи.

Давид. Хорошие?

 

Михаил (пожимает плечами). А кто ж его знает? Нам их он не читает, боится. А Тихоня – тот любит всё рифмовать, вот Серафим и бесится. Да ещё Руфь как-то сказала, что ей нравятся Тихонины стихи. Посмотрел бы ты на нашего среднего – его чуть не разорвало. Давид . Страсти-то какие! Михаил. А ты думал? Кипят. Что мы, не люди что ли? Давид . Ну, знаешь! Тебя не поймёшь: то вы люди, то вы не люди… Михаил. А согласись, Лекарь, иногда приятно, что есть у нас здесь какая-то неопределённость?  

 

 

 

Занавес.

 

 

 

Та же поляна, вечер. Давид и Серафим сидят у костра, иногда помешивают что-то в котле.

 

Серафим. Ну и как там ваш роман?

 

Давид. Какой роман? У нас здесь где-то есть роман?

 

Серафим. Ты мне это брось! Ты мне это… Думаешь, я решил, что ты застрял здесь в лесах для того, чтобы разнюхать, где эта запасливая скотина, мой старший брат, своё варенье прячет?

 

Давид. Свежий воздух, знаешь ли, люблю.

 

Серафим. Так и люби его… в соседнем лесу. Чего к нам прицепился? Давид . А как же я без провожатых? Без провожатых я никак не могу! Я человек городской, заблужусь, погибну во цвете. А дышать-то свеженьким хочется! Цветы опять же, птички-белочки… А вы что, вы – люди бывалые. Дай, думаю, затеряюсь здесь у вас… в толпе.

 

Серафим (фыркает). Белочки… Врун. Наглый врун. И болтун.

 

Появляются остальные.

 

Михаил. А вот и еда!

 

Давид. И тебе здравствуй.

 

Серафим (негромко). Ишь припёрся! Не дам тебе суп. Иди в своих закромах поищи. Только бы чужое жрать!

 

Михаил . Вы слышали этот клёкот, это шипенье? (Усаживается у костра вместе с Руфью и Ноем . ) И как ты не устал, средний? Все эти нападки, мелкие укусы, словно вонючая муха, что пытается докучать величественному льву.

 

Серафим. Это кто лев? Ты что ли? Размечтался! Тебе нет аналогов в животном мире. Если ты на кого и похож, то на уродливого тролля, на горгулью-переростка мужского пола. И это не от меня воняет, а от тебя!

 

Руфь . Мальчики, это очень, очень утомительно. Я ваш суп вам сейчас на головы вылью.

 

Серафим. Не ты варила, не тебе выливать!

 

Давид . Так! Поаккуратнее с супом, пожалуйста. Я его тоже варил, в смысле, мешал. Давайте-ка разольём его по тарелкам, а потом делайте со своей порцией что угодно: на головы лейте, в лесу закапывайте… Я лично свою планирую съесть. ( Серафим разливает суп, все едят. Пауза. ) Слушай, Серафим, а ты какую-нибудь легенду о вашей семье расскажешь? Ну вот как Михаил про волчицу, которая снесла человека.

 

Михаил (возмущённо). Она тебе что – курица, чтобы нестись?

 

Серафим (Давиду). Это про то, какого чёрта мы тут делаем? (Доедает, откладывает тарелку . ) Сейчас расскажу, как нас угораздило. Сотворил, значит, Господь Бог нашу Землю, населил разными тварями, включая людей. Сначала всё вроде хорошо было, а потом смотрит, ай-яй-яй, ошибочка в расчётах вышла. Что-то чуждое и разрушительное стало появляться. Ну, стало быть, противовес какой-то нужен. Вызвал он к себе самых лучших воинов Земли обоего пола и спрашивает: «Кто из вас согласится спасать этот грешный мир? На веки веков взять на себя тяжкий труд удерживать равновесие на этой планете? Тот, кто вызовется, героем самым великим станет. Только предупреждаю: чтобы на Земле люди спокойно жили, лишу я их способности помнить как о страшной опасности, так и о тех, кто их от неё бережёт.» Ну мужики затылки почесали, – кому охота безвестным героем быть? Никому. И тут баба одна, дурища, возьми и ляпни: мол, я готова и все мои потомки Землю от беды беречь. Бабы они, известно, дуры, разжалобить их проще простого. Мужики от облегчения прослезились, руку ей пожали: «Спасибо тебе, – говорят, – женщина, век тебя не забудем!» и забыли сразу, как ушли. С тех пор и страдаем… Бог обратно на контакт не идёт, понимает, что других таких идиотов ему не найти. Вот и остаёмся мы при своём из-за глупости нашей пра-пра-пра (не знаю сколько раз) бабки. (Зверским тоном .) Не люблю родственников!

 

Михаил . Совершенно неизящная легенда, грубая и неотёсанная, в полном соответствии с рассказчиком.

 

Серафим. Чистоплюй! Ему главное, чтоб обложка блестела. На истину ему плевать!

 

Давид. Ребята, вы подрались бы уж, что ли, а то визгу много, а шерсти нет. (Серафим ворчит что-то невнятное. После паузы . ) Руфь, а твоя любимая легенда какая?

 

Руфь . Зачем тебе все эти байки, ума не приложу? Пускай мальчики тебе сказки рассказывают, они это любят, а тут такой благодарный слушатель… (Вспоминает что-то, улыбается . ) Бабочник всегда говорил, что мы как радуга: о ней помнят, только когда видят. Толкают друг друга локтями, говорят: «Смотри-ка, радуга!», а исчезнет она – и никто о ней не вспомнит до следующего раза.

 

Михаил . Это конечно ерунда, хоть и красиво звучит. Большой фантазёр он был, наш Бабочник.

 

Давид. А кто это – Бабочник? ( Все смотрят на Давида и опускают глаза .)

 

 

 

Занавес.

 

 

 

 

 

 

 


Оглавление

3. Судьба настойки
4. Семейные предания
5. Подозрение

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

01.12: Акбар Мирзо. Последняя мишень старого стрелка (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!