HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 г.

Серёга Ландик

Эхо светлой печали (Кукла вуду, манускрипт, Гавриил и дурочка)

Обсудить

Пьеса

 

Мистификация в трёх частях, шести действиях и четырнадцати картинах

 

Купить в журнале за июнь 2018 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за июнь 2018 года

 

На чтение потребуется 6 часов 30 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 29.06.2018
Оглавление

10. Действие четвёртое. Картина девятая. Хитроумный план Насти и его неожиданная развязка
11. Картина десятая. Преображение
12. Картина одиннадцатая. Бабушка берёт ситуацию в свои руки

Картина десятая. Преображение


 

 

 

Гостиная в доме, унаследованном НАСТЕЙ. ОЛЕГ сидит за столиком в кресле и читает газету. ОЛЬГА выходит из столовой с чашечкой кофе и садится на диван за другой столик.

 

ОЛЕГ. Опять кофе на ночь?.. А в стране такие дела творятся!

ОЛЬГА. Неужели опять цены снижают?

ОЛЕГ. Юмористка… Цены не снижают, но дела не менее фантастические. Люди в буквальном смысле делают деньги из воздуха! Объявился в России некий барон Брамбеус и энергично скупает акции, активы и целые компании российских олигархов. А расплачивается за всё это… Чем бы ты думала?

ОЛЬГА. Стеклянными бусами?

ОЛЕГ. Воздухом Месопотамии! Причём на условиях самовывоза. По условиям контрактов олигархи всея Руси передают в собственность барона Брамбеуса всё своё имущество, затем сами и за свой счёт должны ехать в Месопотамию, набирать там в свои же ёмкости предусмотренное договором количество воздуха, а потом распоряжаться им по своему усмотрению… Барон Брамбеус считает, что у семи нянек дитя без глазу, поэтому олигарх в России должен быть один! Обещает большую перемену

ОЛЬГА. Экспроприация экспроприаторов – грабь награбленное.

ОЛЕГ. Самое интересное, что ограбленные безумно довольны этим грабежом. Каждый считает, что заключил чертовски выгодную для себя сделку. Это что – массовое затмение рассудка? Умопомрачение какое-то…

ОЛЬГА. Да у нас давно уже затмение… Вместо того, чтобы жёлтую прессу листать, поговорил бы лучше вон дочерью – вот у кого умопомрачение…

ОЛЕГ. А что с ней?

ОЛЬГА. Не видишь, что в религию девка ударилась? Вся до макушки православная – аж спасу нет!

ОЛЕГ. А что? Православье нынче в тренде, потому что это бренд! Весь российский истеблишмент уже публично признался в своей приверженности православию.

ОЛЬГА. Ты про эту политическую подтанцовку? Так у них работа такая. Они и деньги получают только за свою приверженность. Больше-то делать ни хрена не умеют, кроме как быть приверженцами. Коммунизму, атеизму, монархизму, православию, – для них не важно. Это же всё понарошку и исключительно на публику – реалити-шоу такое… А наша дурочка – по-настоящему!

ОЛЕГ. Да брось ты – по-настоящему… Двадцать первый век на дворе – по-настоящему… От безделья. В институте занятия начнутся – и вылетит вся дурь из головы.

ОЛЬГА. А если не вылетит?

ОЛЕГ. Ну… Есть же какие-то психологические центры реабилитации от сектантских влияний и преодоления их контроля над сознанием…

ОЛЬГА. Меня поражает твоё равнодушие, Олег… Я бы сама поговорила, но у нас с ней… В общем, у тебя лучше получится: ты же постоянно дискутировал с Софьей Семёновной по этим вопросам – Библию вместе штудировали…

ОЛЕГ. Ладно, попытаюсь…

 

В прихожей стукнула входная дверь.

 

ОЛЬГА. (торопливо). Вон – легка на помине… . Только поделикатней с ней, а то она агрессивная стала – происки дьявола кругом ей мерещатся…

 

Входит НАСТЯ с целлофановым пакетом в руке. На ней длинная юбка, с длинными рукавами кофточка, застёгнутая на все до последней пуговки, голова покрыта длинным шарфом, один конец которого ниспадает на грудь, а другой перекинут через плечо назад. Всё обличает в ней девушку прилежной набожности и примерной богобоязненности.

 

ОЛЕГ. Доброго времени суток, дочь наша!

НАСТЯ. Храни и вас господь! (Идёт к лестнице, ведущей на второй этаж.)

ОЛЕГ. Настя, ты можешь уделить нам с мамой немного времени? Мы хотим с тобой поговорить.

НАСТЯ (останавливается). Если вы хотите говорить о мирских делах, то они меня больше не интересуют. Грешно тратить отпущенное Богом время на праздные и пустые разговоры.

ОЛЕГ. Да вот как раз о горнем и духовном мы и хотим с тобою говорить…

НАСТЯ. Вот как? Ну что ж, давайте поговорим. (Садится в кресло – напротив отца.) Вам полезно будет повысить свою духовную грамотность. Может быть, задумаетесь наконец о спасении души.

ОЛЕГ. Вот и поделись с нами опытом, как случилось твоё внезапное… Ну, это твоё преображение

НАСТЯ. Случилось чудо! Как и на апостола Павла на пути в Дамаск, на меня снизошло внезапное откровение. Господь призвал меня в стадо овец Христовых – как же я ему за это благодарна! Мир погряз во зле и грехах, дьявол рыщет повсюду, чтобы поглотить наши души. А я не хочу в ад. Я хочу, как бабушка, предаваться вечному блаженству в раю. А для этого надо усиленно стремиться к духовному…

ОЛЬГА. А стремиться к духовному – это как? Целовать ручки у бородатых мужиков в рясах, стоять на коленях перед деревянными идолами и лобызать останки мертвецов, называемые мощами – это, по-твоему, и есть проявление духовности?

НАСТЯ. Замолчи, мама! И не выставляй напоказ свою духовную безграмотность! Если в тебя вселились бесы – сходи в церковь… А мне остаётся искренне тебя пожалеть.

ОЛЕГ. Оля, сама же предупреждала меня… Мама просто хотела узнать, почему ты выбрала именно православие? На свете же много религий – хороших и разных…

НАСТЯ. Глупый вопрос! Давно доказано, что православие – единственная в мире истинная религия! А православная церковь несёт миру единственно правильное учение!

ОЛЕГ. Но есть ещё и буддисты, и иудеи, и мусульмане, и католики, и протестанты… И каждый из них наверняка думает, что именно его религия, его вера и учение единственно истинные, а другие – ложные.

НАСТЯ. Ежу понятно, что эти люди заблуждаются. Бог, конечно, покарает их за это… Ну, если они не раскаются и не обратятся в истинную православную веру.

ОЛЕГ. Но эти люди то же самое думают о вас, православных: что вы заблуждаетесь в своих верованиях, и ждут от вас покаяния, надеясь, что Бог вас простит.

НАСТЯ (нервозно). Я не знаю, как там у других – что они думают и на что надеются… Не знаю, почему они упорно отвергают истину… Почему я должна за них отвечать? Наш Бог – христианский Бог. Россия православная страна, и в ней живут православные люди. Это наша религия!

ОЛЕГ. Да чем же другие-то люди провинились перед Богом? Разве это их вина, что они родились не в России?.. Да и в России не одни только православные живут…

НАСТЯ. Да мало ли кто у нас живёт… А истинная религия одна – это православие! Не случайно же она признана государственной религией. Никакой же другой религии государство не оказывает такой могучей поддержки, а только нашей! Это же неспроста?

ОЛЕГ. В том-то и беда, что ваша религия без государственной поддержки существовать не может. Другие религии могут, а ваша не способна – всегда государством насаждалась…

НАСТЯ. А тогда почему мы называемся народом богоносцем? Это же неспроста? Если бы православие не было истинной религией, мы были бы еретиками. Но мы же не еретики, а народ богоносец! Значит православие единственно истинная религия!

ОЛЕГ. Убойный аргумент… А вот Иисус Христос исповедовал иудаизм!

НАСТЯ. Это как это?

ОЛЕГ. Ты же у нас читаешь Библию – вот и объясни нам, как это?

НАСТЯ (достаёт из пакета Библию, открывает, листает, что-то вспоминает). Да, но потом же он нашу веру принял – православную! Не принял же он католицизм, протестантизм или ислам там… А выбрал именно православие! Это же неспроста…

ОЛЕГ. И какая православная церковь показалась ему наиболее правильной? Константинопольская? Александрийская? Антиохийская? Иерусалимская? Русская?..

НАСТЯ. Русская, разумеется! Он же был патриот!

ОЛЕГ. Даже так? А какое именно русское православие ему приглянулось? Которое до раскола, – что огнём и мечом насаждал Владимир, – или которое после раскола, – что под страхом четырнадцати статей Уголовного уложения насаждалось государством?

НАСТЯ. А при чём тут расколы?

ОЛЕГ. А при том, что православные, которые после раскола, пытали, казнили, сжигали живьём и беспощадно истребляли православных, которые до раскола. Последние до сих пор ещё по лесам прячутся от того ужаса. Почитай Житие протопопа Аввакума – волосы дыбом встают от тех злодейств, которые вытворяли новые православные! И не такие они белые и пушистые, какими их изо всех сил пытается представить официальная пропаганда. Много крови было пролито, чтобы заставить людей креститься не двумя, а тремя перстами… А недавно раскол православия поразил Украину – и снова православные убивают православных. И кому из них Бог помогает проливать кровь? На чьей он стороне?

НАСТЯ. Бог против пролития крови!

ОЛЕГ. Даже если её проливает единственно истинная в мире церковь?

НАСТЯ. Бог хочет, чтобы был мир во всём мире! И он не любит расколы… Он любит, когда одно стадо и один Пастырь!

ОЛЕГ. Но история и факты говорят нам совсем другое… А факты – вещь упрямая!

НАСТЯ. Вы, атеисты, зомбированы этими историческими фактами, наукой, логикой… Вот как можно разговаривать с зомбированными людьми?!

ОЛЬГА. Настя, мы просто хотим разобраться, понять… Вот и задаём тебе вопросы.

НАСТЯ. Эти ваши вопросы… Они бестактны! Вы задаёте какие-то каверзные вопросы! Бог не любит такие вопросы… Бог любит, когда люди принимают его истины с доверием. Бога надо принимать душой и сердцем. А иначе вы не найдёте Бога и никогда он вам откроется. Бог приходит в сердце человека. Если оно у вас открыто – он придёт к вам. А если вы закрываетесь логикой, наукой, фактами, которыми вы зомбированы… Бог никогда не придёт в закрытое сердце!

ОЛЕГ. А почему же люди, которые называют себя православными, ведут себя как обычные грешники? И пока по церковным праздникам не начнут красить яйца, ставить свечки и крестить лбы – ни за что не догадаешься, что в их сердцах поселился Бог!

НАСТЯ. Да что вы говорите?!

ОЛЕГ. И даже священнослужители допускают вещи, которые никак несовместимы с учением Христа. Христос выгонял из храма торгующих, а в православных храмах идёт бойкая торговля церковной утварью. Говорят, что через таинства и обряды люди получают божью благодать, а сами за каждое действо берут плату. Получается, что батюшки торгуют божьей благодатью? Разве божья благодать может продаваться?

ОЛЬГА. Да что там утварь и благодать, когда они сигаретами и алкоголем в открытую торговали – установленный факт! А недавно очередного попа педофила разоблачили. А другой пьяный поп на своём дорогом «Мерседесе» прямо на пешеходном переходе задавил насмерть молодую мамочку с маленьким ребёнком. Это что – Бог прямо из сердца надоумил его на это?

НАСТЯ. Вот вы опять, как зомби, на факты переходите… Давайте не будем вот это… Торговля благодатью, дорогие «Мерседесы» – зачем всё это?.. Зачем считать чужие деньги? Зачем завидовать? Давайте не будем друг другу завидовать – это большой грех…

ОЛЬГА. А убивать маленького ребёнка вместе с мамой – это не грех?

НАСТЯ. Давайте не будем брать какие-то случаи из жизни… Давайте не будем про людей – люди разные бывают… Среди атеистов тоже совершается много… Главное – какая вера! Мы же говорим о правильной вере, истинном учении… Что православие – единственно истинная религия. Вот что главное!

ОЛЕГ. А если единственно истинная религия не делает людей лучше – зачем нужна такая религия?

НАСТЯ. Вот опять вы… Религия не делает людей лучше… Мы же не протестанты какие-то, чтобы делаться лучше… Религия делает людям лучше! Люди все грешны – на них лежит первородный грех. И не в человеческих силах с ним справиться. А Господь Бог по своей только милости прощает все наши грехи!

ОЛЕГ. Получается, если Бог есть, то всё позволено?

НАСТЯ. И не надейтесь! Иноверцам, еретикам и безбожникам Бог не простит их грехов! А в православных Бог вселяет надежду на счастливую жизнь в раю после смерти!

ОЛЬГА. Наркотики тоже приносят наркоманам иллюзорное счастье.

НАСТЯ. Побойтесь бога! Господь покарает вас за такие сравнения! Да за такие мысли надо просто в морду давать! Вы, безбожники, пользуетесь тем, что православные верующие глубоко моральные люди и не могут ответить вам ударом в морду! Вот вы и говорите о них разные гадости…

ОЛЕГ. Не прибедняйся, Настя. Дай вам волю – и костры инквизиции запылают, и суды Линча нормой станут… Уже к этому идёт. Ни для кого уже не секрет – да и власть уже особо не скрывает, – что в стране устанавливается православный Талибан. Черносотенцы и православные хунвейбины почувствовали уже вкус государственной поддержки: и в морду дают, и одежду на людях рвут, если расцветка не православная, и погромы культурных мероприятий учиняют – лично уже убедился в вашей моральной глубине… Поджигают кинотеатры, где идут фильмы, которые православным не нравятся, машины взрывают. Уже слышны открытые призывы уничтожать людей, мыслящих по-иному… Кого-то хоть осудили? И не подумали! Оказывается: «Провоцировать не надо!» Зато человеку три года дали только за то, что он сказал, что Бога нет.

НАСТЯ. И поделом ему! Кто его заставлял так говорить?! И поделом кинотеатры поджигают: кто их заставлял смотреть кино, которое оскорбляет православные чувства?! И твою выставку разгромили поделом: кто тебя заставлял рисовать своего вещего Олега с его конём и с этим кудесником-волхвом?! Ты же знаешь, что волхвы были противниками христианства! Вот и не надо было выставлять напоказ оскорбительные для православного глаза языческие мотивы!

ОЛЕГ. Но тебе же, я помню, понравилась эта моя картина.

ОЛЬГА. А правда, Настя? Я тоже хорошо это помню.

НАСТЯ. Я тогда ещё не была овцою стада Христова, а была душою заблудшей… Да и вообще… Что вы ко мне пристали? Я лично кинотеатры не поджигала, машины не взрывала и папину выставку не громила!

ОЛЬГА. А кто тебе лично предъявляет претензии? Мы просто хотим разобраться в вопросах, которые пока не понимаем… Вот православная церковь столетиями истребляла весёлых и безобидных скоморохов. А посмотри на одеяния высших церковных иерархов – настоящие скоморохи! Так же магию и колдовство церковь веками осуждала. А что такое чудотворные иконы, святые мощи, кадила, таинства и обряды – та же ритуальная магия и колдовство! Об этом ещё Лев Толстой писал…

ОЛЕГ. И Достоевский мучительно размышлял над вопиющим противоречием между христианством Евангелия и христианством историческим… Всё православие обставлено внешним блеском и мишурой – какая-то комиксовая религия… А учение Христа никого не интересует. И жить по его заповедям никто не стремится. Главное – лбы крестить, поклоны бить да свечки ставить. На первом месте – внешнее выражение религиозности. Всё то, с чем боролся Христос – утвердилось и нашло воплощение в православной церкви. Правильно он говорил: «Святоши! Вы как побеленные гробницы: снаружи они кажутся красивыми, а внутри полны мёртвых костей и всяческой мерзости! Так и вы: снаружи вы кажетесь людям праведными, а внутри полны лицемерия и порока».

НАСТЯ. Не хочу больше слушать этот поклёп! Как вам не стыдно! Я православная верующая, а вы говорите о православных, о нашей религии, о Боге такие нехорошие вещи! Откровенные гадости говорите о них! Разве так можно?! В вас столько агрессии, столько зла, столько ненависти – у вас, у атеистов!

ОЛЕГ. Ну зачем ты так, Настя? По-моему, мы с мамой говорим с тобой как раз доброжелательно и спокойно. А вот ты, наоборот, гневаешься… Юпитер, ты сердишься?

НАСТЯ. Нет, в вас очень много агрессии и зла – я это чувствую! Вы такие гадости говорите… Бог, конечно, накажет вас за это – он карает людей за такие вещи. Он не допустит такое богохульство… И скоро вы узнаете гнев божий! И тогда не удивляйтесь…

ОЛЬГА. Спасибо, доченька, за твои добрые пожелания.

НАСТЯ. Это не мои… Я наоборот… Дело в другом… Я думала, что вы хотите послушать истину божию и принять её – вот в чём дело! А вы не хотите… Вы эти гадости говорите про религию, про Бога… Получается, что вы совсем не уважаете Бога? Так получается? Да?

ОЛЕГ. Так мы же и просим тебя объяснить нам, за что мы должны его уважать!

НАСТЯ. Как же! Это же Бог! Он же… Он сотворил всё! Оглянитесь кругом – небо, земля, звёзды! Вы задавались вопросом, кто всё сотворил? Вот где бы вы жили, если бы не было земли? Что бы вы пили, если бы не было воды? Чем бы вы дышали, если бы не было воздуха? А?! А ведь всё это сотворил Бог! Он и вас создал! Потому что он любит вас! Ведь Бог – это любовь! И как же вы отвечаете на его любовь?! Вообще, я не знаю…

ОЛЕГ. Это от избытка любви он истреблял и стирал с лица земли целые города и народы, не щадя и младенцев. Да ещё и людей учил друг дружку убивать.

НАСТЯ. Это неправда! Бог дал людям заповедь: НЕ УБИЙ!

ОЛЕГ. Ты позволишь? (Берёт Библию, листает.) Вот. Второзаконие, глава 13. Слушай внимательно. «Если будет уговаривать тебя тайно брат твой, сын матери твоей, или сын твой, или дочь твоя, или жена на ложе твоём, или друг твой, который для тебя, как душа твоя, говоря: “пойдём и будем служить богам иным, которых не знал ты и отцы твои…” – то не соглашайся с ним и не слушай его; и да не пощадит его глаз твой, не жалей его и не прикрывай его; НО УБЕЙ ЕГО…» И дальше вот: «Если услышишь о каком-либо из городов… что появились в нём люди… говоря: “пойдём и будем служить богам иным, которых вы не знали…” – порази жителей того города остриём меча, предай заклятию его и всё, что в нём… и да будет он вечно в развалинах, не должно никогда вновь созидать его… дабы укротил Господь ярость гнева Своего…»

НАСТЯ (забирает у отца Библию). Тебе ещё рано читать Ветхий завет. Надо с Нового завета начинать – тогда и Ветхий не так страшно будет читать…

ОЛЕГ. А в Новом завете написано: «Говорю вам, что всякому, кто имеет, будет дано ещё, а у того, кто не имеет, будет взято и то, что он имеет. Однако этих моих врагов, которые не захотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и УБЕЙ ИХ передо мной»… Вся Библия буквально кишит подобными перлами – один страшнее и беспощаднее другого… И вот что интересно! У нас вроде бы запрещают экстремистскую литературу. А вот Библию принуждают изучать в светских учебных заведениях. Объяснили бы, по каким признакам они отличают свой хороший экстремизм от чужого плохого экстремизма?

НАСТЯ. Чтобы постигнуть всю глубину мудрости священного писания, надо сначала до глубины сердца исполниться святым духом!

ОЛЕГ. Интересно… Вот сейчас мы читали о том, как Бог повелевает беспощадно резать и убивать жён, детей, матерей, отцов, братьев, сестёр, друзей, истреблять населения целых городов… Я правильно тебя понял, что когда вот это всё я буду читать не с содроганием, а с умилением сердца – то это будет значить, что я до глубины сердца исполнился святым духом?

ОЛЬГА. А правда, Настя? Мне тоже интересно.

ОЛЕГ. Ведь далеко не всякий, а только, видимо, исполненный святым духом может с благоговением читать Псалом 136, где сказано: «Блажен, кто возьмёт и разобьёт младенцев твоих о камень!» Любой безбожник сказал бы: такого и врагу не пожелаешь!

НАСТЯ. Неправда! Бог любит детей! И Христос любил детей! И православная церковь любит детей!.. Она даже детский православный лагерь и приюты для тетей организовала! А православные священники там добрыми воспитателями работают!

ОЛЬНА. Приюты для детей? А ты слышала, какие страшные пытки применяют к бедным детям в этих приютах? Детский православный лагерь? А ты знаешь, почему дочь Марии в этом детском православном лагере повесилась? А ведь ей было всего двенадцать лет – твоя ровесница. Ты вот живёшь, а она… Знаешь, почему Маша попа хотела убить?!

НАСТЯ. Опять будешь гадости про священников говорить?.. Не педофилы они!

ОЛЬГА. Да что толку тебе говорить… Ты же у нас исполнена сейчас святым духом! И на все православные мерзости смотришь с умилением! Тебе внушили – и ты веришь, – что чёрное, это белое, а белое – чёрное!

НАСТЯ (в гневе). Замолчите немедленно!

ОЛЕГ. Настя, но мы же с мамой просто хотим понять

НАСТЯ. Оба замолчите! Как у вас язык поворачивается такое говорить! Вы же в намоленном доме живёте – здесь всё пропитано православным духом от наших с бабушкой молитв! А вы возводите хулу на Бога Авраама, Бога Исаака и Бога Иакова! Где же ваш патриотизм?! На всех троих – на отца, сына и святого духа хулу возводите! Где же ваша нравственность! Побойтесь гнева божьего! Вот увидите, Бог вас жестоко покарает! Как можно о Боге такое говорить! Ты только посмотри, сколько в них ненависти и злобы! Вот правильно в Библии написано, что враги человеку домашние его!

ОЛЬГА. Настя, что ты такое говоришь? Какие же мы с папой тебе враги?

НАСТЯ. Самые настоящие враги! Вы враги Бога, а значит и мои враги! У нас – Бог, а у вас – пустота! Вы одержимы бесами! Вы во власти сатаны! Вашими устами говорит дьявол! Ну ничего… Скоро сбудется пророчество – и Бог разделит нас!

ОЛЬГА. Как это – разделит? Как же мы без тебя, а ты без нас, Настя?!

НАСТЯ. А вот так! Бог отделит пшеницу от плевел и овец от козлов! Вы останетесь в своей пустоте без Бога, а мне Бог обетования даёт: жизнь вечную в обителях отца небесного! А вы живите с дьяволов, если вам так нравится – и будете гореть в геенне огненной… Обезьяны дарвиновские!

ОЛЬГА. Ты с ума сошла, Настя? Опомнись! (ОЛЕГУ.) Ты слышишь, что она несёт? Что они с ней сделали?.. Я сожгу к чёртовой матери эту Библию!

НАСТЯ (уже в истерике). Библию?! Священное писание?! Слово божие?! Сжечь?! Только посмей! Да я за это… Я за это любому все кости переломаю!

ОЛЕГ. Тихо! Успокойтесь вы. Обе…

ОЛЬГА. Да ты послушай, что она говорит!.. Была девчонка как девчонка – нарадоваться не могла… А теперь посмотри на неё: какое-то зомбированное чудовище… Что там в голове её творится?

ОЛЕГ. Но ты-то хоть будь умнее и не уподобляйся… А ты, православная красна девица, плоховато Библию свою читаешь. В книге Левит написано, что непокорных родителям детей полагается забить камнями насмерть! Так что радуйся, что мы с мамой не следуем библейским нормам морали. Или ты хочешь, чтобы мы прямо сейчас приступили к исполнению слова божия?

НАСТЯ. Это как это?..

 

Слышится звонок входной двери в прихожей.

 

ОЛЕГ. Считай, что тебе повезло… (Уходит в прихожую и вскоре возвращается с конвертом в руке.) Письмо заказное из-за границы. В таких конвертах матери переводы приходили на получение дивидендов по акциям…

ОЛЬГА (бросается к мужу, выхватывает письмо и лихорадочно его вскрывает). Наконец-то! Ребята, мы спасены… Теперь у нас всё будет хорошо! (Извлекает письмо, читает и… меняется в лице.) Не… Не может быть… Нет! Только не это… (Стоит, остолбенев, как громом поражённая.) Всё… Это конец…

ОЛЕГ. Что там случилось?

ОЛЬГА. Это конец… Всё… Полный крах!

ОЛЕГ. Ты объяснить-то можешь?

ОЛЬГА (с трудом выговаривая слова). Дивидендов по акциям больше не будет. Фирма ликвидирована… Без этих денег – я полный банкрот! Что я успела создать, будет арестовано и распродано по долгам. Все мои планы – псу под хвост… Это конец!

НАСТЯ (назидательно). Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют…

ОЛЕГ. Хватит уже скулить, проповедница хренова! Не до твоих проповедей…

НАСТЯ. Это вас Бог наказал! Я же говорила вам, что Господь вас накажет! Вот вам и кара божья! Значит, есть Бог на свете! Может, хоть теперь полюбите Бога…

ОЛЕГ. Я же велел тебе заткнуться! Или у тебя уши на заднице? Возьму вот ремень да так врежу по этой заднице – согласно библейским заветам! И беги потом жалуйся – хоть Аврааму, хоть Моисею, хоть самому… Бене Рабиновичу!

НАСТЯ (присмирев). Это… Как это?..

ОЛЬГА (в остолбенении). Это всё она… Это её козни – её спланированная задумка!

ОЛЕГ. Чья задумка?

ОЛЬГА. Вы её видели?.. Я вас спрашиваю: вы видели её?!

ОЛЕГ. Кого мы должны видеть?

ОЛЬГА. Софью Семёновну! Маму вашу и бабушку! Вы что, ничего не понимаете? Она живёт здесь – в этом доме! (Идёт к зеркалу и тычет в него пальцем.) Вот!.. Она приходила к вам?.. Ну? Что вы молчите?!

ОЛЕГ. Что ты несёшь, Ольга!

ОЛЬГА. А может мне приснились эти похороны?.. Надо будет проверить могилу – может она пуста… С ума сойти! (Идёт на второй этаж, но у двери останавливается.) А может быть вы с нею в сговоре?.. Где вы её прячете?.. Почему вы молчите? Где она?!

ОЛЕГ. Ты в своём уме?!

ОЛЬГА. Ладно… Я сама её найду… Я переверну вверх дном весь дом, но отыщу её… И выгоню её отсюда к чёртовой матери… Её место на кладбище! (С безумным, истерическим смехом скрывается за дверью.)

НАСТЯ (крестится). Бесы... Бесы вселились...

ОЛЕГ (нервно ходит по комнате). Вот семейка досталась! То мать со своей церковью носилась как с писаной торбой, потом у доченьки на той же почве крыша поехала, а теперь и жена какую-то ахинею понесла… Как же достало меня уже это бабье царство! (Решительным шагом уходит на второй этаж.)

НАСТЯ (провожает отца взглядом). В обоих бесы вселились… Меня ремнём и камнями насмерть бить… Неужели так в Библии написано? Надо будет внимательнее почитать… (Становится на полу на колени.) Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого… Ой!..

 

Зеркало вспыхивает ярким голубым светом – из него в своём новом платье величаво выступает БАБУШКА… и таинственное свечение за её спиною гаснет.

 

БАБУШКА. Ну, здравствуй, Настенька!

НАСТЯ (в ужасе). Лукавый!!! (Часто крестится.) Сгинь! Сгинь, нечистая сила!

БАБУШКА (смеётся). Настасья! Да кто ж так нечистую силу изгоняет? Ты же вон тремя перстами крестишься! А это и есть бесовское крестное знамение, из креста Христова Христа упраздняющее. Его еретик Никон по научению дьявола на Руси ввёл – специально на погибель душ человеческих. А попробуй-ка по старому обряду: двумя перстами!

НАСТЯ (крестится двумя перстами). Сгинь! Сгинь, нечистая сила!

БАБУШКА (с притворным удивлением). Надо же – и так не помогает… А ну-ка давай пятью перстами – в память о пяти ранах на теле Христа. И не от правого плеча на левое, а от левого на правое плечо – как это католики делают.

НАСТЯ (неуверенно крестится по-католически). Сгинь… Сгинь, нечистая…

БАБУШКА. Да ты посмотри – опять не действует! Вот незадача-то… А давай-ка мы попробуем не ото лба к пузу, а вспять – от пуза на лоб!

НАСТЯ (с подозрением). Ты… Ты специально меня дразнишь... Да, бабушка?

БАБУШКА. Узнала-таки! А то «нечистая сила, нечистая сила!» Разве можно так бабушку родную называть!

НАСТЯ (и верит и не верит). Ба-буш-ка…

БАБУШКА. Ну конечно же! Бабушка я твоя и есть! Да ты с колен-то поднимись. А то стоишь передо мною как пред иконой чудотворной – мне даже неловко как-то…

НАСТЯ (поднимается на ноги). Бабушка... А ты что, из рая сбежала?

БАБУШКА (весело). Скажу тебе по секрету: я там и не была… Откосила!

НАСТЯ. Откосила? Это как это?

БАБУШКА. О, ты меня ещё не знаешь… Я ведь та ещё оторва!

НАСТЯ. А ты теперь кто? Дух? Призрак? Привидение?

БАБУШКА. Ну как бы это тебе попроще-то… Считай, что я воскресла.

НАСТЯ. Бог тебя воскресил?

БАБУШКА. Ага, держи карман шире! Пока сама не воскреснешь – никто тебя не воскресит: ни Бог, ни царь и ни герой. Всё самой приходится делать, всё самой… Ну что? Пришла в себя? Уже не боишься меня?

НАСТЯ. Так… Маленько…

БАБУШКА (смеётся). Разве я такая страшная? По-моему, наоборот. Посмотри вот, какое на мне платье! Шикарное, правда?

НАСТЯ. Ага. Тебе очень идёт.

БАБУШКА (кокетливо). Да уж и сама знаю!

НАСТЯ. Только всё это мирские заботы… А надо о духовном заботиться.

БАБУШКА. Присядем-ка. (Садится на диван.) Думаю, нам есть о чём поговорить.

НАСТЯ. Угу. (Прихватив Библию, идёт и садится рядом.)

БАБУШКА. Беспокоюсь я за тебя, Настенька. Душа моя не на месте…

НАСТЯ. И напрасно, у меня сейчас всё хорошо. Я ведь, бабушка, в Бога уверовала!

БАБУШКА. Знаю, солнышко, всё знаю… С родителями у тебя разлад пошёл, а это уже неладно.

НАСТЯ. Что ты, бабушка, наоборот хорошо! Это же библейские пророчества сбываются! Теперь моя жизнь в точности по священному писанию исполняется – радоваться надо!

БАБУШКА. Чему же радоваться, когда с родителями разлад?

НАСТЯ. Ну, бабушка, ты вообще! Сама же православная, а сама не знаешь… (Листает библию.) Вот. Евангелие от Матфея, глава 10. Слушай, что Иисус говорит. «Не думайте, что Я пришёл принести мир на землю; не мир пришёл Я принести, но меч; ибо Я пришёл разделить человека с отцом его, и дочь с матерью её, и невестку со свекровью её. Ибо враги человеку домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берёт креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня». (Листает.) А вот ещё. Евангелие от Луки, глава 14. Слушай. «Если кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестёр, а при том и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником; и кто не несёт креста своего и идёт за Мною, не может быть Моим учеником». (Смотрит на БАБУШКУ.) Вот видишь!

БАБУШКА. А тебя не пугает, не настораживает это?

НАСТЯ. Бабушка! Разве может пугать и настораживать божественное учение?! Его надо принимать всем сердцем и неукоснительно следовать ему! Ведь за это Господь и даёт нам обетования на получение награды после смерти в загробном мире. (Листает библию.) Вот послушай, евангелие от Матфея, глава 19. «И всякий, кто оставит дома?, или братьев, или сестёр, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную; многие же будут первые последними, и последние первыми». (Закрывает библию.) Вот видишь!.. На православном сайте мне раскрыли глубокий смысл этих слов: если наши родные и близкие мешают нам заниматься спасением души и любить Бога, мы должны этих богопротивных близких и родных не раздумывая оставить! Иначе не видать нам блаженства на небесах после смерти… И дома? мы оставить должны. Я же неспроста этот дом продавать буду.

БАБУШКА. Продавать дом?

НАСТЯ. Ну да!

БАБУШКА. Да это же твоё родовое гнездо, построенное ещё твоим дедом – твой родительский дом, Настя! Вслушайся в эти слова: родительский дом! Про него люди такие песни слагают, что всю душу пронизывает!

НАСТЯ. Душу, бабушка, спасать надо, а не песнями её пронизывать! Что для тебя важнее: песни или душа?

БАБУШКА. Ну, знаешь, Настя!..

НАСТЯ. А я великий грех совершила… И мне надо его искупить…

БАБУШКА. Да что ж это за грех, который искупить можно только продажей дома?

НАСТЯ. Я же отцу Кондрату так и не отдала миллион, который ты ему по завещанию оставила. Все деньги на новый мамин бизнес отдала.

БАБУШКА. Ну, что касаемо твоей матери – это отдельная тема… А что Кондрату денег не отдала – правильно сделала. Так и завещала я: до прилёта архангела Гавриила денег попу не отдавать. Ещё не хватало!

НАСТЯ. Нет, бабушка, знамения были, что миллион надо отдать…

БАБУШКА. Какие ещё знамения, когда я перед тобой живым свидетелем сижу!

НАСТЯ. Мы не в силах постичь все тайны божии – тут нужны знающие люди. А отец Кондрат – знающий человек. У него особое облачение – он лучше нас с тобой разбирается в знамениях… Продам дом, миллион отдам дяде Кондрату, а остальные деньги все до копейки в церковь отнесу – и меня минует участь Анании и Сапфиры.

БАБУШКА. Чего-чего тебя минует?

НАСТЯ. Ты разве не читала Деяния апостолов? Тебе должно быть стыдно! Анания и Сапфира – это муж и жена. Они продали своё имение, а вырученные от продажи деньги не все отдали церкви – какую-то часть утаили и оставили себе. И тогда Бог умертвил их обоих за это и убил святым духом… Вот со мной такого не случиться: я все деньги от продажи дома отдам церкви – и Бог меня не убьёт.

БАБУШКА. Да сама-то где жить станешь?

НАСТЯ. Ох, бабушка, мне сейчас не до жизни – душу грешную спасать надо! Вот и буду своим спасением заниматься… Планирую вот подвиг какой-нибудь совершить.

БАБУШКА. Подвиг?

НАСТЯ. Ну да. Отправиться, например, в паломничество по святым местам. Или, следуя примеру Иисуса, в пустыню – и сорок дней поститься там буду, предаваясь молитве и покаянию. Или, как Семион Столпник, на столбе хотя бы недельку постою без еды, питья и сна – для наказания плоти за её греховные потребности и устремления… Да много разных подвигов можно совершить. А потом и в монастырь можно уйти…

БАБУШКА. А было время, ты о кругосветном путешествии мечтала – на корабле под белыми совсем как облака парусами…

НАСТЯ. Дурочка была – вот и мечтала… Теперь я изживаю из себя влечения к мирским забавам и все помыслы свои устремляю к божественному и духовному. Неспроста же я деньги от продажи дома церкви отдаю – они пойдут на строительство храма. У нас же, бабушка, храм новый строить будут! Уже и деревья вырубили…

БАБУШКА. Деревья, говоришь, вырубили? Это где же?

НАСТЯ. А помнишь парковую зону? Мы много раз там гуляли с тобой. Ты ещё хвасталась, что сама участвовала в посадке этого парка в своей юности. Ещё искала деревья, которые сама лично посадила… Вспомнила?

БАБУШКА (вздыхает задумчиво). Такое не забывается… В каком же я классе тогда училась?.. А как сейчас помню: вся школа тогда на субботник вышла – от первоклашек до выпускников. И учителя все с нами, и сам директор школы. Все с вёдрами, с лопатами… Машины с саженцами, водовозки подъезжали. Духовой оркестр играл – настоящий праздник был! Обед привозили нам из столовой – Советская же власть была… Представляешь, за один день весь парк высадили!

НАСТЯ. Так за один день и вырубили его!

БАБУШКА. Меня всегда гордость распирала, что посреди города такую красоту живой природы мы людям оставили… Там и сосны, и ели, и тополя, и клёны, и липа, и дуб, и рябина, и ольха, и кедры были… И русская берёза – символ России и самой русской души… А её – топором… Детвора постоянно бегала, мамочки своих карапузов в колясках катали, да и так люди гуляли… Сороки стрекотали – они же там гнёзда вить повадились да птенцов выводить… Белки даже откуда-то появились… А по весне и лету – какой птичий гомон там стоял! Слушать же радостно как было!

НАСТЯ. Что было – то сплыло… Теперь там божий храм стоять будет!

БАБУШКА. Да, настали времена… «Где стол был яств, там гроб стоит…» И нашим салом нам же и по мусалам… Ну а деревья, белочки, птицы и их птенцы в гнёздах – они-то в чём провинились?

НАСТЯ. Ты, бабушка, думать должна о том, сколько народу в новом храме спасение своё найдёт! А ты белочек, птичьи гнёзда и деревья пожалела.

БАБУШКА. Конечно жалко… Не истуканы же мы бессердечные, а люди всё-таки – живые люди!

НАСТЯ. Вот именно – люди! А люди должны думать о своём спасении! Оглянись кругом! Страна сплотилась вокруг святой православной церкви! Народ замер в ожидании царства небесного и вечного блаженства в загробном мире после своей смерти! А ты прицепилась к этим деревьям… Человек для дерева или дерево для человека?

БАБУШКА. А ты знаешь, чем дерево от человека отличается?

НАСТЯ. Человек – живое существо!

БАБУШКА. Дерево тоже живое существо… Я вот слышала, когда человек подходит с топором к дереву – в дереве происходят незаметные человеку вибрации… И даже листочки его начинают шевелиться без ветра – дерево испытывает страх. А когда человек рубит дерево топором – дерево испытывает боль, так же как и человек… А главное различие между ними в том, что дерево не может причинить никому зла. А ещё дерево не умеет противиться злу насилием…

НАСТЯ. В толстовскую ересь впадаешь, бабушка. Скоро и в достоевщину впадёшь: про слезинку ребёнка ещё вспомни!

БАБУШКА. Ты вот правильно сказала, что человек – живое существо. А эти упыри в рясах… Дождались бы хоть того часа, покуда мы все вымрем – поколение, давшее жизнь этому парку… Они ведь не одни только нами посаженные деревья загубили, – они по живым нашим душам прошлись своими православными топорами!

НАСТЯ. Вот слушаю я тебя, бабушка, и страшно становится… Как же много у нас ещё людей, которым чуждо чувство патриотизма! Много нашлось таких, кто не понял благих намерений православной церкви. Тут такое творилось после вырубки парка! Начали нахально возмущаться! И даже письма стали в наглую писать в разные инстанции! Только власть на сторону церкви встала. И правильно! Потому что церковь и власть о нас же пекутся – о спасении наших душ, о нашем счастливом светлом будущем на том свете после нашей смерти!

БАБУШКА. Да нужна ты больно этой власти и церкви… Кроме как отцу да матери – никому ты, дурочка, и не нужна-то больше… Вот о них ты подумала? Где они жить-то будут, когда ты дом продашь? Тоже на столбе прикажешь стоять – для укрощения плоти?

НАСТЯ. Ну, я не знаю… Я буду молиться за них… Бог услышит мои молитвы и не оставит их, наверно… Будем надеяться и уповать на божие милосердие.

БАБУШКА. Да… Среди богобоязненных и немилосердных людей – ничего больше и не остаётся…

НАСТЯ. А ты мне что прикажешь: идти против воли Бога? Вспомни слова Иисуса: «лисицы имеют норы и птицы небесные гнёзда; а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову». Видишь: у Иисуса тоже не было жилья. А писание учит нас во всём следовать его примеру!.. И пусть меня считают ненормальной дурочкой – я буду этому даже рада! Родственники Иисуса – и мать его Богородица, и братья, и сёстры его – тоже не верили в него и считали его сумасшедшим. И он отрёкся от них! Не эти мне матерь, братья и сёстры, – сказал он, – а мои ученики! Ибо те мои истинные родственники, кто исполняет волю божию!.. Вот я и буду покорно исполнять волю божию.

БАБУШКА. Это, конечно, удобно: исполняй божью волю – и не о чём не думай. А что не так – Бог простит! И никаких угрызений совести… А вот человеком, на земле живущим, быть гораздо труднее: перед своей совестью надо ответ держать, а вот она-то прощать не любит – терзать и мучить будет и покоя не даст…

НАСТЯ. Чехова начиталась, да? «Веровать в Бога нетрудно. В него верили и инквизиторы, и… Нет, вы в человека уверуйте!» Так, что ли?

БАБУШКА. А разве не так?

НАСТЯ (возбуждённо). Я прямо не узнаю? тебя, бабушка!.. Ты вроде православная верующая, а рассуждаешь как последняя язычница! Вот что у тебя на уме? Деревья у тебя живые, птенцы в гнёздах, белочки, песни про родительский дом душу тебе пронизывают. Вспомни ещё про небо синее, солнце ясное, дубравы зелёные, реки широкие да поля раздольные… Все мысли и разговоры твои – о низменном, о земном! А где же высокое, духовное, что возвышает душу человека?! Иконы, яйца, кресты, кадила с ладаном, святые мощи – всё то, что необходимо людям для их спасения! Где всё это? А это всё будет в храме, который мы на месте вашего парка построим, – вот где! А ты – деревья вырубили… Ну, вырубили и вырубили. Раскрой глаза и оглянись кругом! По стране ударным маршем шествует духовное возрождение! А это, если хочешь, и есть великий лесоповал! Сама знаешь: лес рубят – щепки летят! Грядёт великое разделение людей на два лагеря: пшеницу и плевела, овец и козлов, праведников и грешников, богоугодных и богопротивных! Одним уготовано вечное блаженство в царстве небесном, другим – стон и скрежет зубовный, вечные муки в геенне огненной! «Кто не со Мною, тот против Меня» – сказал Христос! И тут ничего не поделаешь – сам Господь Бог разделяет людей!

БАБУШКА. Да разделяться-то мы и без Бога умеем. На кого уж мы только не разделялись по своим названиям… Теперь вот кому-то захотелось разделить нас на благодатных православных «овец» и прочих зловредных «козлищ». Уже и царя православного грозятся обратно водрузить. Видно мало им показалось трёх революций и гражданской войны… И конца и края не видно этим разделениям. И неведомо уже: соединимся ли когда-нибудь воедино в одном-то отечестве – или уже никогда…

НАСТЯ. Никогда не найдут примирения плевелы с пшеницей, овцы с козлами, Бог с дьяволом и царство небесное с геенной огненной! И никогда святое не соединится с грешным! Кесарево кесарю, а божие богу!

БАБУШКА. Да вот промеж кесаревым и боговым у нас как раз завидное единство и взаимопонимание – мир да любовь между властью и церковью! Кукушка хвалит Петуха, ну а Петух – Кукушку… А в остальном – хронический Армагеддон… А что ты мне скажешь про девочку Аню, которая теперь в плену у барона Чёрта? К какому лагерю причислит её Бог? И что ей Богом уготовано? Уж, наверно, не царство небесное! Лоб-то, небось, не крестит Анечка тремя пальцами-то?

НАСТЯ (мрачнеет). Ох, эта Аня… Я же делаю всё, чтобы привести её в стадо овец Христовых! Постоянно читаю ей Библию, внушаю божии истины, непрестанно заставляю молиться и учить закон божий... Но она какая-то неподдающаяся! От неё стал исходить какой-то холод, отчуждение… Мы же были с ней как сёстры, а сейчас стали совсем чужие. Между нами словно пропасть какая-то пролегла… Её как будто подменили!

БАБУШКА. Подменили, Настя, тебя... А девочку как раз понять нетрудно. Анечка ждала и искренно верила, что ты её спасёшь из плена барона Чёрта – ведь именно это ты и намеревалась вначале сделать, но потом… И наивная душа ребёнка никак не может понять и принять твою внезапную перемену. С предательством близкого человека тяжело смириться. Да и самому предателю – если он не православный – тоже нелегко живётся… Спроси про это у своей матери…

НАСТЯ. Ты заблуждаешься, бабушка. Отец Кондрат говорит, – а он лучше нас знает, – что Анюта одержима бесами. Как раз завтра он будет проводить с ней обряд экзорцизма: бесов из неё изгонять… Завтра же мы идём с ней в церковь креститься. Только я добровольно, а Анюту… Слава богу, детей можно крестить насильно – мы же не протестанты какие-то… Но Аню я вперёд пропущу – ей нужнее. А потом уже и сама – не надо быть эгоистичной: о спасении ближних тоже надо заботиться.

БАБУШКА. Да ближние не знают, куда бежать от вашей заботы… Оставьте вы с попом хоть ребёнка-то в покое – нет в ней никаких бесов… А вот тебя, Настасья, спасать надо от колдовских чар…

НАСТЯ. Это как это?

БАБУШКА. Твоё обращение в православную веру – это магия барона Чёрта…

НАСТЯ. Заблуждаешься, бабушка! Я по своей воле пришла к истине!

БАБУШКА. Не обольщайся, Настя... Олигархи вон тоже думают, что по своей воле отдают своё имущество барону в обмен на воздух Месопотамии. Да ещё и радуются этому… И профессор Преображенский думает, что по своей рассеянности послал в больницу две машины за Аней и что девочка находится на излечении в клинике иностранного учёного. Хотя Анечку выкрали слуги барона для его магических опытов. Барону нужна чудесная кровь девочки!

НАСТЯ. Чудесная кровь?

БАБУШКА. Анина кровь обладает чудесными свойствами… А известный тебе манускрипт открыл барону секрет изготовления из этой крови эликсира могущества. Вводя его себе в вену, барон обретает магическую силу, которая даёт ему безграничную власть над людьми. Люди безропотно исполняют волю барона, но при этом убеждены, что действуют по своей собственной воле. Барон обращает людей в покорных ему зомби.

НАСТЯ. Тогда бы он и Аню мог сделать покорной ему зомби. Но Анюта почему-то неподдающаяся!

БАБУШКА. Магической силе барона неподвластен сам обладатель чудесной крови – а это и есть наша Аня. Вот лукавый и нанял тебя на службу: для укрощения строптивой… А теперь слушай меня внимательно: я открою тебе тайну! Если ввести в вену Ани самую малость обыкновенной человеческой крови той же группы и резуса – её кровь потеряет чудесные свойства. В тот же миг Анечка исцелится от недуга немоты и снова заговорит. И тогда барон потеряет свою магическую силу. А ты избавишься от его колдовских чар и снова станешь прежней Настей… Барон сейчас в отлучке – приводит в исполнение свой план: стать единственным в России олигархом. Это благоприятный случай. Группа и резус крови у вас с Аней совпадают. Для процедуры тебе понадобится одноразовый шприц… Сейчас всё в твоих руках, Настя!

НАСТЯ. Нет, бабушка, я не могу этого сделать! Барон наш с Аней господин, а по евангельской заповеди овцы стада Христова должны повиноваться господам своим со страхом и трепетом в простоте сердца своего, как самому Христу! Ты же сама знаешь это!

БАБУШКА. А как же Анечка? Что с ней-то будет? Тебе разве её не жалко?

НАСТЯ. Да, Господь послал Ане тяжкое испытание. Но она должна достойно выдержать его, перенести безропотно и покорно. Бог от нас требует смирения, терпения и покорности, а мы не можем противиться воле Бога. Господь лучше нас знает, что для нас лучше; и мы должны довериться Господу, полностью и без остатка отдать себя его воле и руководству. Когда мы надеемся на себя и собственными силами пытаемся изменить свою жизнь к лучшему – мы проявляем гордыню. А это великий грех!

БАБУШКА. Но почему Анюта должна служить расходным материалом для магических опытов барона? Ведь девочка очень страдает. И страдает она несправедливо. Разве правильно допускать несправедливые страдания людей? А тем более – ребёнка.

НАСТЯ. Бабушка, как ты можешь так рассуждать?! Ты же православная верующая! Разве ты не читала священного писания? Там же ясно написано, что угодно Богу!

БАБУШКА. Ну, и что же угодно этому Богу?

НАСТЯ (листает библию). Эх, бабушка… Вот. Первое послание апостола Петра. Глава 2. «…со всяким страхом повинуйтесь господам, не только добрым и кротким, но и суровым. Ибо то угодно Богу, если кто, помышляя о Боге, переносит скорби, СТРАДАЯ НЕСПРАВЕДЛИВО. Ибо что? за похвала, если вы терпите, когда вас бьют за проступки? Но если, делая добро и страдая, терпите, ЭТО УГОДНО БОГУ. Ибо вы к тому призваны; потому что и Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его… Ибо вы были, как овцы блуждающие, не имея пастыря; но возвратились ныне к Пастырю и Блюстителю душ ваших». (Закрывает библию.) Вот видишь, как святое писание всё ясно объясняет: Богу угодно, чтобы люди страдали несправедливо!

БАБУШКА. А ведь будто в угоду дьяволу написано…

НАСТЯ. Нет, бабушка, в угоду Богу! Дьявол, наоборот, искушает нас бороться за свои права, добиваться справедливости. А этого делать ни в коем случае нельзя! Православная церковь учит нас, что всякие разговоры о правах и свободах человека и гражданина – это новая и крайне опасная глобальная ересь! Она преграждает нам путь к спасению! Потому что всё это называется гуманизмом, а гуманизм – это и есть самое настоящее ЧЕЛОВЕКОПОКЛОННИЧЕСТВО!

БАБУШКА. Вообще-то слово гуманизм всегда переводилось как человечность…

НАСТЯ. Неправильно переводилось – церковь лучше знает! Про это по телевизору в православной программе передавали… Раньше я тоже не понимала: почему у нас столько много несправедливости и хорошие люди от этого страдают? И вот Библия и телевизор открыли мне глаза – и я духовно прозрела! У нас же государство православное, а мы – народ богоносец. Вот Господь и насылает на нас разные испытания и несправедливые страдания – и мы должны безропотно всё переносить, чтобы угодить Богу и заслужить его похвалу… Знаешь, о чём я думаю, бабушка?

БАБУШКА. Ну, скажи.

НАСТЯ. Вот если бы православная церковь завоевала власть не только над Россией, а над всем земным шаром, – тогда всё человечество земли страдало бы несправедливо на радость Богу и само радовалось бы вместе с ним! Какое счастье бы наступило на всей земле!!! Правда, бабушка?!

БАБУШКА (сама себе). Чёрт проклятый... Смотри какую порчу навёл на девчонку… Какую страшную порчу!

НАСТЯ. Ты о чём, бабушка?

БАБУШКА. Да так – громко подумала…

НАСТЯ. Бабушка, я тебя не понимаю…

БАБУШКА. Вот это и пугает меня, Настенька… Потом, быть может… А сейчас мне пора.

НАСТЯ. Но, бабушка… Я хотела ещё о многом поговорить с тобой…

БАБУШКА (вздыхает). А как я этого хотела! Но ты же совсем не слышишь голоса моего – как неживая всё равно… Да и я не в силах тебя услышать – слышать то слышу, да будто чужой незнакомый голос всё слушаю… Мы с тобой ещё увидимся – скоро увидимся. Вот и поговорим тогда – когда обе друг дружку слышать и понимать будем. А сейчас мне пора… Не ожидала я таких побочных эффектов – такое в мои планы не входило. Тут нельзя пускать всё на самотёк – надо брать ситуацию в свои руки!..

 

 

БАБУШКА встаёт с дивана, нежно гладит голову внучки и, тяжко вздохнув, поспешно направляется к зеркалу. Зеркало вспыхивает ярким голубым светом, БАБУШКА входит в него – голубое свечение исчезает вместе с БАБУШКОЙ.

 

НАСТЯ (завороженно смотрит на зеркало). Ба-буш-ка…

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за июнь 2018 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению июня 2018 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

10. Действие четвёртое. Картина девятая. Хитроумный план Насти и его неожиданная развязка
11. Картина десятая. Преображение
12. Картина одиннадцатая. Бабушка берёт ситуацию в свои руки
Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

07.11: Виталий Семёнов. На разломе (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!