HTM
Номер журнала «Новая Литература» за май 2018 г.

Серёга Ландик

Эхо светлой печали (Кукла вуду, манускрипт, Гавриил и дурочка)

Обсудить

Пьеса

 

Мистификация в трёх частях, шести действиях и четырнадцати картинах

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 29.06.2018
Оглавление

14. Действие шестое. Картина тринадцатая. Заколдованный круг, или Утро вечера мудренее
15. Картина четырнадцатая. Эхо светлой печали


Картина четырнадцатая. Эхо светлой печали


 

 

 

Гостиная в большом доме СОФЬИ СЕМЁНОВНЫ. ОЛЬГА и МАРИЯ сидят за столиком на диване в задумчивости – обе под впечатлением непростого разговора…

 

МАРИЯ. М-да! Кого из любимых и дорогих людей принести в жертву – нелёгкий выбор… Настоящий заколдованный круг! Интересно, какое решение приняла бы она, если бы всё произошло в настоящей реальности?..

ОЛЬГА. Решила, что утро вечера мудренее, но… Легла – и забылась в особняке барона Чёрта, а очнулась в больнице – как раз в тот момент и вышла она из комы. После комы и начались её фантазии

 

Из двери второго этажа как угорелый вылетает ОТЕЦ КОНДРАТ и бежит по лестнице вниз, а за ним со скалкой в руке выбегает СОФЬЯ СЕМЁНОВНА, но на площадке прекращает погоню.

 

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. И чтоб духу твоего здесь больше не было! Ни копейки больше у меня не получишь, дровосек проклятый!

ОТЕЦ КОНДРАТ (добежав до входной двери, оборачивается). Этим орудием можно и насмерть замочить, если по голове хорошенько приложиться! (Крутит пальцем у виска.) Совсем уже спятила?! Да?!

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Я тебе покажу – спятила! Это вы там все уже умом тронулись и последнюю совесть потеряли! Лесорубы хреновы! Я этот парк вот этими руками ещё в юности моей под звуки духового оркестра высаживала! А они вырубать его попёрлись – храм они строить там собрались! Кто вас туда звал?! Да вы мне за каждое загубленное деревце… И у него ещё наглости хватает у меня же и деньги на строительство храма просить! Да я тебя этой скалкой щас так профинансирую, что ты у меня навеки позабудешь, чем доллар от рубля отличается! Решили, что если Бог есть, то вам всё позволено – Господь всё простит?! Бог-то может и простит, да вот люди вам никогда этого не простят! Попомни моё слово: великое и страшное проклятие ляжет на ваши храмы, потому что строятся они на страшной обиде великого множества людей!

ОТЕЦ КОНДРАТ. Богохульница непокорная! Ждут тебя муки нестерпимые и вечный скрежет зубовный в геенне огненной! Против государственного патриотизма горло своё она подняла! Думаешь, тебе шутки тут шутятся?! Да я тебя к международному суду привлеку за оскорбление православной чувствительности! Вот как впаяет тебе православный судья лет десять – мигом узнаешь, каково оно с верной дороги сруливать!

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Да ты, я вижу, не уймёшься ещё никак, паразит проклятый! (Спускается по лестнице вниз, угрожающе размахивая скалкой.) Щас я тебе, сучий потрох, все кости вдоль и поперёк переломаю!

ОТЕЦ КОНДРАТ (в испуге хватается за дверную ручку). Не искушай меня на праведный гнев, вероотступница! И не провоцируй православную общественность на решительные действия с применением погромов и поджогов!

 

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА на ходу запускает в ОТЦА КОНДРАТА скалкой, но тот, не будь дурак, выпорхнул опрометью из гостиной – и только хлопнула следом дверь… ОЛЬГА и МАРИЯ покатываются на диване со смеху.

 

МАРИЯ (с театральным жестом в сторону двери). И он бежал – «искать по свету, где оскорблённому есть чувству уголок!..»

ОЛЬГА. Да брось ты! Неужто в сам Кремль ябедничать побежал?!

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Ходят тут всякие, а потом ложки пропадают!

МАРИЯ. Хорошее кино – «Девчата».

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА (подойдя к двери, пристально смотрит на половичок). Опять половичок как попало лежит… Неужели так трудно поправить?

ОЛЬГА (благодушно улыбается). Мама в своём амплуа!

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА (трогает ногой половичок, не сдвинув его практически с места). Ну вот – и посмотреть приятно! А то лежит, как попало… (Смотрит на скалку.) Скалки вон кругом валяются… (Поднимает скалку, хватаясь за спину.) Ой!.. Пока сама не поднимешь – никому до этого и дела вроде как нету.

ОЛЬГА. Мама, ну зачем ты нагибаешься? У тебя же спина болит! Олег уже скоро должен приехать – и поднял бы эту скалку.

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Дождёшься от твоего Олега.

МАРИЯ. А где Олег?

ОЛЬГА. В Китае он сейчас. В Шанхае выставка его картин.

МАРИЯ. Ого!

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Духота такая – и окна закрыты. Пока сама не откроешь… (Распахивает окна, идёт к дивану, садится с ОЛЬГОЙ и МАРИЕЙ.) Оля, а ты почему гостей сухо встречаешь?

ОЛЬГА. Да мы вроде как…

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Они вроде как… А я вот не вроде как! Сбегай-ка, милая, ты в столовую да принеси-ка нам из холодильничка бутылочку винца!

ОЛЬГА (лениво потягиваясь). Это ж закуску надо готовить…

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Какой дурак вино закусывает! Шоколадку прихвати – и хватит с нас.

ОЛЬГА. Ой, мама, без тебя мы точно бы от трезвости сгорели! (Идёт в столовую.)

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Ну, за приезд Марии надо же по шнурочку… А ты, Маша, давно прилетела?

МАРИЯ. Да вчера ещё прилетели. А в самолёте так укачало, что сил уже не было к вам прийти – спать завалилась сразу.

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Ну, и как прошли ваши гастроли?

МАРИЯ. Постоянный аншлаг, Софья Семёновна!

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Ещё бы! В этой Австралии, видать, в диковинку-то русский театр!

МАРИЯ. Да в этой Австралии – половина русских!

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. И в Австралии даже русские живут?

МАРИЯ. А чего им там не жить? Везде живут… Рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше…

ОЛЬГА (выходит из столовой). Вы про Машкины гастроли? (Определяет на стол бутылку вина, три бокала и плитку шоколада, садится на диван.) Поработай, Маша!

МАРИЯ. С удовольствием. (Разливает вино в бокалы.) Люблю банковать!.. Ну, подняли бокалы, а я тост скажу… Три царицы за столом пили поздно вечерком. Кабы я была девица, – говорит одна царица…

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Хватит тут своих Шекспиров мусолить… Говори нормальный тост.

МАРИЯ. Ну, тогда… Пусть сдохнут все наши враги!

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Вот это по-нашему! (Поёт.) Эх, пить будем и гулять будем (ОЛЬГА и МАРИЯ подхватывают), а смерть придёт – помирать будем!

 

Пьют вино, смакуют шоколад.

 

ОЛЬГА. Я как сказала Насте, что ты на гастролях в Австралии – она побледнела, губы кусает… Потом молчком собралась и ушла из дома, ни слова не проронив… Наверно, на лавочку на свою, что у особняка того…

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Ты уже рассказала Марии про нашу беду?

ОЛЬГА. Рассказала.

МАРИЯ. Мы же только про это сейчас и говорили…

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Сто раз уже прокляла себя за этот мотоцикл – лучше бы я кабриолет ей купила… Так ей же вот байкершей загорелось заделаться! Вот не купила б я ей этот проклятый байк – и не случилось бы никакой беды…

ОЛЬГА. Да перестань ты уже корить себя, мама! Кто же мог знать? Задняя мысль всегда умнее передней… Можно подумать, что кабриолет от аварии на сто процентов застрахован… Никто не знает, что было бы, если бы мы… Если бы да кабы…

МАРИЯ (задумчиво). Да, если бы да кабы… Реальность настоящего и будущего зависит от принятых в своё время нами решений. Жизнь наша состоит из череды выборов и решений, которые определяют наше будущее: сделать то или это, пойти куда-то или не пойти, встретится с кем-то или нет… Своими поступками мы создаём вероятностные версии реальности. И когда мы делаем выбор и принимаем решение, мы определяем реальность будущего – создаём сценарий нашей жизни…

ОЛЬГА. Тоже мне открыла Америку!

МАРИЯ. Где-то я читала, что в параллельных мирах существуют альтернативные реальности сценариев наших жизней…

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. А это ещё что такое?

МАРИЯ. Есть миры, в которых наша жизнь сложилась по-другому. То есть, в других мирах существуют другие – альтернативные – варианты и сценарии наших жизней, где мы не приняли тех решений, которые мы приняли в этой жизни, а приняли другие решения, от которых мы в этой жизни отказались. Или другие какие-то не зависящие от нас обстоятельства изменили сценарии наших жизней…

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Мудрёно как… Витиевато и мудрёно!

МАРИЯ. Где-то есть мир альтернативной реальности, где наша Оля не вышла замуж за Олега, – и жизнь её сложилась там по-другому…

ОЛЬГА. Ого, куда тебя занесло! Не на пользу тебе Австралия пошла – на мистику уже вон потянуло.

МАРИЯ. У Насти же всё после комы началось?

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Ну да. После аварии на мотоцикле попала в реанимацию, а потом – кома. А из комы вышла – и начались эти странные фантазии

МАРИЯ. Вот в коме ей и открылась альтернативная реальность, существующая в параллельном мире! Где у всех у нас другие сценарии жизней… Точно вам говорю!

ОЛЬГА. Странные там сценарии жизней – совсем непохожи они на реальность… Кукла ВУДУ, таинственный манускрипт, архангел Гавриил, сильно могучий маг и чародей барон Чёрт и его верный слуга немой Ганс… Девочка Аня из детдома с чудесной кровью… Подруга Катька журналистка, оператор, чудаковатый псаломщик… У Олега разгромили выставку картин, бабушку похоронили, а я раскопала её могилу – и бабушка обратилась в воскресшую ТУЛЬПУ… А ты у нас, Маня, оказывается ведьма Изольда. Да и я помаленьку колдую, да ещё и в психушку попала… И на саму её – Настю-то – барон Чёрт порчу навёл. Потом – спасительное для Ани и Насти переливание крови… А в Австралии ждёт её белопарусная бригантина, подаренная ей вечным странником Яном… Не похоже всё это на реальность – скорее, на обыкновенную и заурядную сказку!

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Сказка, говоришь?.. А мне кажется, что в словах Марии есть какое-то зерно… Вот она говорит, что у будущего много вариантов. И зависит оно от тех решений, которые мы сегодня принимаем. А настоящая наша реальность сложилась из наших поступков и принятых нами решений в прошлом… Вот я и вспомнила, как ездила по путёвке отдыхать в Турцию. И была у нас там морская прогулка на катере…

ОЛЬГА. Ой, мама! Да наизусть мы уже знаем про твой вояж в эту Турцию! И про морскую прогулку на катере тоже наслышаны…

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Про морскую прогулку вы, может быть, и наслышаны, а про букинистический аукцион вы не наслышаны – про это я никому не рассказывала. И Насте тоже ничего не говорила. А теперь скажите мне, откуда могла прийти Насте в голову эта, как ты говоришь, сказочная история про старинный манускрипт?!

МАРИЯ. А что, у вас и в самом деле есть этот манускрипт?

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. В том-то и дело, что нет у меня никакого манускрипта! А в Настиной голове есть! Откуда он там взялся – у неё в голове? А ведь и у меня мог бы он быть! Если бы я не покатила на катере в открытое море, а попёрлась бы на аукцион. Я ведь тогда долго решала и колебалась между прогулкой и аукционом – они совпадали по времени. И наобум как-то дунула в море, а потом жалела всё, что аукцион пропустила… Вот я и думаю, а что было бы, если б я пошла на аукцион и купила там старинный манускрипт?.. А случилось бы, наверно, то, что и есть сейчас у Насти в голове! За манускриптом наверняка охотился господина в чёрном, а я бы его опередила… Потом состоялась бы между нами сделка: он мне акции иностранной компании, а я бы ему манускрипт завещала после своей смерти… Вот и причина для приезда барона Чёрта в наш город, а с ним и его слуги Ганса. К Гансу приехал бы его племянник Ян за драгоценной картой, а Настя пошла бы выручать девочку Аню из плена барона – тогда бы и встретились Настя и Ян! И почему бы потом Яну и не найти сокровища барона Унгерна и не купить или построить для Насти парусную бригантину? А?!

ОЛГА. Чтобы связать в этой сказочной истории концы с концами, нужно одно очень важное недостающее звено, мама. Нам с тобой ещё надо было сделаться лютыми врагами…

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. А может и сделались бы врагами… Кто знает, как бы всё повернулось, если бы ты бросила свою адвокатуру и перешла работать в мой бизнес – помнишь, как я сманивала тебя?.. Выходит, что и ты в прошлом сделала свой выбор, когда не подчинилась моей воле и поступила по-своему – приняла решение, которое и повлияло каким-то образом на сценарий дальнейшей дальнейшей жизни…

МАРИЯ. Послушайте! А ведь и у меня в прошлом было распутье, когда я долго колебалась: отправлять дочку в православный детский лагерь или нет. А потом муж стукнул кулаком по столу – я и согласилась с ним: не отправила… И доченька моя – может быть только поэтому – сейчас жива и здорова! А иначе – тьфу-тьфу-тьфу – я бы точно пошла убивать того попа… И судили бы меня, и муж бы от меня ушёл, и плакал бы мой театр, и некуда было бы мне податься, кроме как в потомственные ведьмы – всё как в Настиной истории… Но она-то об этих возможных вариантах ничего не знала! Откуда тогда взялось всё это в её голове?

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. А я что говорю?!

МАРИЯ. С другой стороны, черносотенцы и хунвейбины православные не разгромили же выставку картин Олега…

ОЛЬГА. Не успел он написать эту картину – Вещего Олега с волхвами… А уже и эскизы были – в мастерской своей где-то прячет… Потащила я его на море отдохнуть. Тоже ведь долго сомневался и колебался – не хотел от работы отрываться… Еле его уговорила. А когда приехали с ним на море – он там морскими пейзажами увлёкся. Сейчас вместе с другими своими шедеврами показывает в Шанхае гражданам китайского народа… А к Вещему Олегу с волхвами планирует всё-таки вернуться…

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Значит, ещё не вечер – разгромят ещё эту его картинку наши блюстители нравственности и святости… с налитыми кровью и ненавистью глазами.

ОЛЬГА. Кстати, о сюжете ненаписанной картины не могла Настя знать – Олег не любит незавершённые работы показывать. Я и то случайно узнала…

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Ну а я что говорю – взялись же откуда-то в её голове эти волхвы с Вещим Олегом?

ОЛЬГА. Она же на телевидении была… Говорит, что встретила там телеоператора, который якобы с Катькой был на освящении нашего дома…

МАРИЯ. Ну вот! До этого они же не были знакомы! Как она его узнала?

ОЛЬГА. Но он-то её не признал!.. Да и самой Катьки-журналистки вообще нет на телевидении!.. Бегала по книжным магазинам и библиотекам, в интернете лазила – искала всё книгу «КУКЛА ВУДУ, МАНУСКРИПТ, ГАВРИИЛ И ДУРОЧКА». Нет такой книги!.. И в детский дом не один раз она ходила – и не нашлось там именно той девочки Ани! И того псаломщика в церкви тоже она не нашла…

МАРИЯ. Настя их искала в этой – нашей – реальности… Да не стала просто эта Катька поступать на журфак, а занимается сейчас спокойненько где-нибудь своей любимой литературой. А девочка Аня… У нас же, в конце концов, не единственный в стране детский дом… А может в этой – нашей – реальности она вообще не попала в детдом. Живёт себе счастливо и без забот с мамой и папой – другой сценарий жизни у неё в этой реальности! А псаломщика… Да скорее всего, посадили его уже за хранение экстремистской литературы – обличающих церковь творений Льва Толстого…

ОЛЬГА. И кладоискатель Ян… Мне надо было позвонить тебе, чтобы ты навела справки о нём там, в Австралии…

МАРИЯ. Да почему он должен жить сейчас в Австралии? Мало ли где его теперь по свету носит… Может, в каком-нибудь Сингапуре сейчас на каком-нибудь траулере рыбку ловит. Или курит бамбук себе на необитаемом острове, если клад нашёл… И даже если бы я и нашла его в Австралии – что бы я ему сказала? Не знает он никакой Насти в этой реальности и ни разу с ней не встречался – не приезжал он в наш город к дяде за картой! У него тоже другой сценарий жизни…

ОЛЬГА. Да это я и сама уже не соображаю, что несу… Из-за Насти всё – мне же смотреть на неё больно!

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Да у меня у самой сердце кровью обливается! Она же верит, что всё на самом деле было – и всю себя вконец уже извела… Каждый день теперь ходит к скверу, что возле особняка, который, по её убеждению, барон Чёрт в аренду снимал… И подолгу сидит там на лавочке… Надеется, видно, встретить там кого-нибудь из тех призраков, которые у неё в голове живут…

МАРИЯ. А кому он принадлежит, особняк тот?

ОЛЬГА. Так по телевизору же… А, ты же в Австралии гастролировала… Особняк принадлежал какой-то бизнес-вумен – сама она не жила там, а сдавала в аренду богатым приезжим… Особнячок приглянулся депутату Государственной думы и лидеру общественно-религиозного движения «СВЕТ ПРАВОСЛАВИЯ» Верхоглядову. Хозяйку он подвёл под банкротство, задействовав весь свой административный ресурс, а особняк купил за бесценок… Видела б ты, какой пышный обряд освящения он там устроил! Из самой Москвы гости пожаловали: важные православные бояре и дворяне – сливки и цвет федерального православия! А с какой помпой телевидение освещало это событие – как яркий наглядный пример духовного возрождения страны всё было представлено!

МАРИЯ. А в Настиной альтернативной реальности Верхоглядов был сенатором. И движение его называлось: «УДАР ПРАВОСЛАВИЯ». А тут, значит, решил возглавить «СВЕТ ПРАВОСЛАВИЯ»… Чувствуется что-то парадоксальное в этом названии… Всё равно что БЕЛАЯ ЧЕРНОТА или ЧЁРНАЯ БЕЛИЗНА…

ОЛЬГА. Ничуть. СВЕТ православию дают церковные свечи. Точнее – их рентабельность. Торговля церковными свечками приносит православной церкви полторы тысячи процентов чистой прибыли. Только торговля наркотиками приносит ещё такую прибыль.

МАРИЯ. Не зря, значит, отец Фёдор из «12 СТУЛЬЕВ» о свечном заводике-то мечтал… Сценарии жизни меняются, а хобби скупать дома за бесценок у Верхоглядова остаётся неизменным… И в той, и в этой реальности внакладе он не остался…

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Он-то не остался… А вот моя родненькая дурочка и в той, и в этой реальности будто распятая осталась… Я и образумить её уже пыталась. Говорю ей: «Настя! Ну, что ты ходишь туда всё время и сидишь там часами на той лавочке?» А она мне: «Память какая-то – о чём-то близком и бесконечно дорогом – тянет меня туда… Там осталось сердце моё – и болит, болит, болит…». Я говорю ей: «Не повстречаешь ты уже там никого из своих знакомцев, которые в голове твоей образовались, – не придут они к тебе никогда!» И знаете, что она мне ответила? Говорит: «Теория вероятности – самая несостоятельная из всех существующих в этом подлунном мире теорий!». Во! И откуда только выражений таких нахваталась?.. Я говорю ей тогда: «Настенька! Ты же вон сама себя всю уже измучила! Ну перестань ты уже душу-то свою терзать!» А она и говорит мне: «Нет, бабушка, наоборот! Я приду туда, сяду на лавочку, закрою глаза – и душа моя будто невесомой становится, отрывается от земли и улетает за горизонт… А откуда-то из далёкого далека начинает до меня доносится что-то до боли знакомое и родное… И тогда мне легко-легко на душе становится!» – «Да что же там до тебя из того далека доносится-то?!» – спрашиваю я её. А она тогда смотрит на меня и как-то грустно-грустно так улыбается мне. А потом тихо так и говорит мне: «Эхо светлой печали…»

ОЛЬГА. Эхо?..

МАРИЯ. Светлой печали?..

СОФЬЯ СЕМЁНОВНА. Да. Так и сказала… Грустно так улыбается и говорит мне: «Эхо светлой печали…»

 

После этого никто из них уже не мог найти нужных слов для продолжения разговора – и воцарилось молчание… И только с улицы, откуда-то из далёкого далека, через распахнутые окна доносилась занесённая вечным странником бродягой-ветром до боли знакомая мелодия стародавней песниЯ люблю тебя, Жизнь…

 

 

 

© Сергей Степанович Ландик. Благовещенск.

 

 

 


Оглавление

14. Действие шестое. Картина тринадцатая. Заколдованный круг, или Утро вечера мудренее
15. Картина четырнадцатая. Эхо светлой печали

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.07: Лев Гуревич. Чардаш Монти (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за май 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!