HTM
Номер журнала «Новая Литература» за май 2018 г.

Серёга Ландик

Эхо светлой печали (Кукла вуду, манускрипт, Гавриил и дурочка)

Обсудить

Пьеса

 

Мистификация в трёх частях, шести действиях и четырнадцати картинах

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 29.06.2018
Оглавление

3. Картина вторая. Сеанс шоковой терапии
4. Действие второе. Картина третья. Два неожиданных визита и один привет с того света
5. Картина четвёртая. О том, что порою происходит на кладбище

Действие второе. Картина третья. Два неожиданных визита и один привет с того света


 

 

 

Гостиная в доме, унаследованном НАСТЕЙ от БАБУШКИ. ОЛЬГА сидит за столиком на диване и карандашом делает пометки в блокноте. Звонок входной двери в прихожей. ОЛЬГА уходит в прихожую и вскоре возвращается вместе с АДВОКАТОМ.

 

ОЛЬГА. Неожиданные визиты неизвестных в моих планах не предусмотрены. Излагайте как можно короче – у меня мало времени.

АДВОКАТ. Ну что ж. Буду предельно краток… Позволите присесть?

ОЛЬГА. Зачем присаживаться – и сразу вставать? Вам уходить уже надо…

АДВОКАТ. Ну, как знаете… Тогда позвольте отрекомендоваться. Я – адвокат. В данном случае представляю интересы господина Верхоглядова.

ОЛЬГА. Поздравляю. Но я не знаю никакого Верхоглядова.

АДВОКАТ. Не знаете Верхоглядова?! Быть такого не может! Известный сенатор, лидер общественно-религиозного движения «Удар православия» – фигура довольно популярная… Вы меня удивляете!

ОЛЬГА. Не удивляйтесь. Думаю, он меня тоже не знает… Переходите к делу.

АДВОКАТ. Господин Верхоглядов, сенатор от вашего региона и мой доверитель…

ОЛЬГА. Уже слышала. Короче.

АДВОКАТ. Так вот. Он желает купить этот дом.

ОЛЬГА. Он-то, может, и желает… Да кто ему продаст?

АДВОКАТ. Вот мы как раз и предлагаем вам продать дом!

ОЛЬГА. Передайте вашему сенатору, что дом не продаётся.

АДВОКАТ (ухмыляется). Боюсь, что вы не совсем правильно понимаете цель моего визита… Я ведь не торговаться сюда пришёл, а только сообщить вам желание и волю моего доверителя. Дом этот в любом случае перейдёт в собственность господина Верхоглядова – бывают в жизни вещи неизбежные... Вопрос лишь в том, каким образом это произойдёт – в более благоприятной или в менее благоприятной для вас форме… Я же пока пытаюсь смягчить негативные для вас последствия и решить вопрос в приемлемом для вас формате…

ОЛЬГА. Вы что, угрожаете мне?

АДВОКАТ. Что вы! Всего-навсего пытаюсь помочь вам обрести чувство реальности и взглянуть правде в глаза… А мы, в свою очередь, будем вам крайне признательны за то, что вы избавите нас от необходимости прибегать к административному ресурсу – не хотелось бы тратить по мелочам это волшебное средство… Ну? Как вам такой вариант?

ОЛЬГА. Ваше время истекло. Всего доброго.

АДВОКАТ. Я сейчас уйду. Но вам настоятельно рекомендую обдумать наше предложение. Это в ваших интересах! А время на размышление у вас ограничено…

ОЛЬГА (с очаровательной любезностью). Пошёл вон отсюда!

 

Со второго этажа выходит ОЛЕГ и спускается по лестнице вниз.

 

АДВОКАТ. Думаю, что очень скоро вы пожалеете о своих словах… Но, к сожалению – к вашему сожалению, – будет уже поздно! (Уходит.)

ОЛЕГ (подходит). С кем ты тут беседуешь?

ОЛЬГА. Сенатор Верхоглядов имеет желание и волю купить наш дом.

ОЛЕГ. Кто ему продаст?

ОЛЬГА. Я то же самое сказала его парламентёру… (Берёт со стола блокнот с карандашом.) Олег, посмотри, пожалуйста: здесь у меня все расчёты…

ОЛЕГ. Оля, мы уже говорили на эту тему. Опять ты за своё?

ОЛЬГА. Олег, выслушай меня…

ОЛЕГ. Оля! У нас остался мамин бизнес, остались её акции, которые приносят хорошие дивиденды. Ну какое ещё новое дело тебе загорелось открывать?

ОЛЬГА. Ситуация должна быть под контролем. А уповать на манну небесную от акций неизвестной компании безрассудно. А маминым бизнесом надо кому-то заниматься. Я этого делать не буду – он у меня вот уже где!.. Хочешь – занимайся!

ОЛЕГ (заколебался). Ну, я тоже не очень как бы… А от меня-то чего ты хочешь? У меня денег нет – по завещанию матери единственной её наследницей является Настя.

ОЛЬГА. С Настей проблем не будет… Пойми: под лежачий камень вода не течёт…

 

В гостиную входит НАСТЯ.

 

ОЛЕГ. Ох, Ольга, не знаю… Не пришлось бы потом локти кусать…

ОЛЬГА. Локти кусать мы будем, если оставим всё как есть…

НАСТЯ (крутится перед зеркалом). Эй, родители, у кого собираемся локти кусать? Если у меня – имейте в виду: буду жаловаться уполномоченному по правам ребёнка! Жить с надкусанными локтями мне как-то не в кайф! Это не жизнь, а так – жалкое существование…

ОЛЕГ. Не переживай, ребёнок, локти твои останутся в целости и сохранности.

ОЛЬГА. Да мы тут с папой никак не можем прийти к согласию…

НАСТЯ (потеряв интерес к зеркалу, тяжело вздыхает). Раньше у вас бабушка яблоком раздора была… Сейчас и бабушки уже нет, а вы… (Садится на диван.)

ОЛЕГ. Бабушки нет – вот наша мама и задумала нас по миру пустить.

ОЛЬГА. Богатыми и счастливыми задумала я вас сделать! Прибыльное дело я хочу открыть, Настя.

НАСТЯ. А что за дело, мам?

ОЛЬГА. Проект просто гениальный! Вот в твоём компьютере стоит антивирус?

НАСТЯ. Ну да.

ОЛЬГА. Зачем?

НАСТЯ. Как зачем? Чтобы от вирусов защищал.

ОЛЬГА. Так вот. Телевизионная реклама – такой же вирус! Один народный умелец изобрёл хитрый прибор: приставка к телевизору с программой, блокирующей рекламу. Действует по принципу компьютерной антивирусной программы. И вот вам телевизор без рекламы! Смотрите, люди, на здоровье и радуйтесь жизни!

НАСТЯ. Ух ты!

ОЛЬГА. Хочу наладить массовое производство этого волшебного приборчика. Программу будем постоянно обновлять; с желающими заключим договоры на абонементное обслуживание. А от желающих отбоя не будет! Окупится всё в минимальный срок, а потом рекой потечёт прибыль!.. Ну, как тебе идея?

НАСТЯ. А чё, клёво!

ОЛЕГ. Что за птичий язык, Настя!

НАСТЯ. Ну, в смысле – ништяк!

ОЛЬГА. Да вот… Деньги на раскрутку нужны… Бабушка ведь всё состояние своё тебе по завещанию оставила…

НАСТЯ. Ой, мама! Что за бюрократия и формализм? Надо – бери! Банковские карточки в бабушкиной шкатулке лежат – я даже и не знаю, сколько там… Только это…

ОЛЬГА. Что – это?

НАСТЯ. Миллион бабушка положила на карточку специально для попа Кондрата…

ОЛЬГА. Ну, это после прилёта архангела Гавриила – так в завещании указано. (Усмехается.) Иногда и бабушке мудрые мысли в голову приходят.

НАСТЯ. Да, бабушка мудрая!

ОЛЬГА. Вот и пусть поп ждёт прилёта Гавриила до второго пришествия Христа. А мы будем решать проблемы по мере их поступления… Да, надо будет сделать на меня генеральную доверенность на распоряжение бабушкиным бизнесом. Думаю продать его…

ОЛЕГ. Ох, не нравится мне всё это…

ОЛЬГА. Прорвёмся, ребята! Скоро, Настёна, сделаю я тебя богатой невестой!

НАСТЯ (без вдохновения). Не хочу богатой невестой. Хочу в кругосветное путешествие на корабле с белыми совсем как облака парусами…

ОЛЬГА. Будет тебе и путешествие, и белка, и свисток… Всё будет, Настя!

 

Слышится звонок входной двери в прихожей.

 

Сегодня день неожиданных визитов… Иди глянь, Настя.

НАСТЯ. Угу. (Убегает в прихожую.)

ОЛЕГ. Наверно, подруга твоя – потомственная ведьма.

ОЛЬГА. Да вроде не обещалась.

 

В гостиную в сопровождении НАСТИ входит ГОСПОДИН В ЧЁРНОМ. Визитёр, как и следовало ожидать, был одет во всё чёрное, бесстрастное лицо его обрамляли длинные, ниспадающие на плечи, чёрные волосы, а под носом красовались тонкие чёрные усики; в руке пришелец держал чёрный «дипломат». НАСТЯ спешит поближе к родителям, как бы интуитивно ища у них защиты, и с опаской поглядывает на гостя… Незнакомец, окинув взглядом присутствующих и гостиную, замечает зеркало, подходит к нему и устремляет взор на своё отражение. Наконец, ровным и холодным голосом, лишённым каких либо эмоциональных оттенков, нарушает тишину.

 

ГОСПОДИН В ЧЁРНОМ. Одно из удивительнейших свойств человека – это его способность так выразительно отражаться в зеркале. (Барабанит пальцами по зеркальному стеклу.) Вы не находите?

ОЛЬГА. Вы явились сюда, чтобы отразиться в нашем зеркале?

ГОСПОДИН В ЧЁРНОМ (холодно). Нет. Зеркало у меня и своё есть… (Отходит от зеркала и пристально всматривается в присутствующих.) Странно…

ОЛЬГА. И что же вам показалось странным?

ГОСПОДИН В ЧЁРНОМ. Вид у вас странный… У вас такой вид, словно вы меня совсем не ждали.

ОЛЬГА. А мы должны были вас ждать?

ГОСПОДИН В ЧЁРНОМ. А разве Софья Семёновна не благовествовала вам о моём гипотетическом пришествии?

НАСТЯ. Благо-вест-во-вала… Туманно… Вы же господин в чёрном?

ГОСПОДИН В ЧЁРНОМ (уставившись на НАСТЮ). А вы как догадались?

НАСТЯ. Ну… У вас всё такое чёрненькое…

ОЛЬГА. Настя, тебе что-то известно?

НАСТЯ (растеряна). Нет… То есть, да… То есть… Я не знаю…

ОЛЬГА. Ладно, я потом с тобой разберусь… (Гостю.) У вас к нам какое-то дело?

ГОСПОДИН В ЧЁРНОМ. Как же плохо вы обо мне думаете: посмел бы я разве утруждать вас делами – так, сущая безделица… (Усаживается кресло, открывает «дипломат».) Сию минуту уладим – и отдыхайте себе на здоровье… (Выкладывает из «дипломата» на стол какие-то документы.) Вот. Формальности, если угодно убедиться, все соблюдены.

ОЛЬГА (подозрительно). Что это?

ГОСПОДИН В ЧЁРНОМ. Извольте полюбопытствовать. Да вы присаживайтесь – вот же свободное кресло.

ОЛЬГА (садится в кресло и, отложив на край стола блокнот и карандаш, берёт документы). Ну, давайте посмотрим…

ГОСПОДИН В ЧЁРНОМ (ОЛЕГУ и НАСТЕ). И вы тоже можете присесть – где вам будет удобно… К чему эта излишняя субординация – я не щепетилен в этих вопросах…

ОЛЕГ. Была бы нужда! (Садится на диван.)

НАСТЯ. Вот именно! (Садится рядом с отцом.) Такое самомнение! Да, па?

ОЛЬГА (вдруг меняется в лице, вскакивает с кресла и, как гремучую змею, отбрасывает от себя документы на стол). Что за наваждение! (Схватив блокнот с карандашом, поспешно отходит подальше от стола.) Нет! Она не отпустит нас никогда! Она и оттуда будет морочить нас бесконечно!..

ОЛЕГ. Что там, Оля?

ОЛЬГА. Нет, я больше так не могу…

ОЛЕГ. Да что случилось-то?

ОЛЬГА. Привет с того света! От твоей матушки…

ОЛЕГ. Ты можешь объяснить толком?

ОЛЬГА. Там… Иди сам посмотри… Какое-то завещание – ещё одно – и свидетельство о праве на наследство... Она даже из могилы достанет меня своими невидимыми щупальцами… Я этого не вынесу!

ОЛЕГ. (направляется к столу, берёт документы). Действительно: завещание и свидетельство о праве на наследство по завещанию. Но откуда, чёрт возьми?

ГОСПОДИН В ЧЁРНОМ (спокойно). Число завещаний законом не ограничено.

ОЛЕГ. Сейчас разберёмся. (Садится в кресло.) Так… Книга – средневековый манускрипт… Ну, тут идёт описание… переплёт… толщина… размер страницы… Листы из тонкого пергамента… Текст написан гусиным пером неизвестным алфавитом, им же выполнены иллюстрации. Дата изготовления манускрипта и язык, на котором написан текст, не установлены… А это? Свидетельство о праве на наследство по завещанию… Государственный нотариус государственной нотариальной конторы… удостоверяю, что на основании завещания, удостоверенного государственной нотариальной конторой и зарегистрированного в реестре №… наследником имущества, указанного в завещании умершей является барон… Барон?

ГОСПОДИН В ЧЁРНОМ. Барон, барон.

ОЛЕГ. Барон Шварц Вальтер фон Унгерн… (Поднимает глаза на гостя.)

БАРОН (так и станем именовать его впредь). Ваш покорный слуга.

ОЛЕГ. Простите, а вы случайно не…

БАРОН. Почему же – случайно? Вполне естественным образом…

ОЛЕГ. Потомок того самого…

БАРОН. Вашего знаменитого соотечественника барона Унгерна. По отцовской линии. Так что, хотя сам я сейчас в России не проживаю – только вот прибыл из Месопотамии – и для вас я являюсь иностранцем, но имею вполне крепкие русские корни.

ОЛЕГ. То-то я смотрю, вы по-русски без акцента… Но, насколько мне известно, барон Унгерн не оставил потомства…

БАРОН. Вам ничего не может быть известно доподлинно. Вам ли не знать, что прошлое России непредсказуемо, а её история с удивительной регулярностью перекраивается в угоду очередного правителя.

ОЛЕГ. Да… Есть у нас такая традиция… (Возвращает документы на стол.) Итак, вы хотите…

БАРОН. Вы на редкость проницательны. (Складывает документы в «дипломат» и закрывает его.) Именно этого я и хочу: получить своё законное наследство.

НАСТЯ (в тревожном напряжении наблюдавшая за происходящим, вдруг встрепенулась). Как – получить?.. (И тут же, как мышь, притихла.)

ОЛЕГ (раздумчиво). Хотелось бы знать, за какие такие заслуги моя мать завещала вам этот самый манускрипт?

БАРОН. А когда вы исправно получали дивиденды по матушкиным акциям – вы не задавались вопросом, за какие такие заслуги вдруг свалилась на вас эта манна небесная?

ОЛЕГ (немного обескуражен). Ну да… Это многое объясняет – происхождение акций, по крайней мере… Но шесть месяцев, предусмотренных законом, ещё не прошло… Как это вам удалось?

БАРОН (невозмутимо). А коррупцию пока ещё никто не отменял.

ОЛЕГ (слегка опешив). Послушайте, вы так легко признаётесь…

БАРОН. Да вы не беспокойтесь – в данном случае закон неукоснительно соблюдён. Поскольку, кроме меня, других наследников манускрипта в природе не существует – закон позволяет в таких случаях оформить наследство до установленного срока выжидания… Другой вопрос, что положенное нам по закону в большинстве случаев для нас практически недоступно. Но стоит только дать кому надо денег – и все ваши права и законные интересы соблюдены и защищены. Только благодаря коррупции торжествуют законность и упорядоченность мира. Коррупция – одно из величайших изобретений человечества. После колеса и велосипеда, разумеется. И будь коррупция не нужна – её бы просто не было… Как нет, например, социальной справедливости.

ОЛЕГ. Гм… Допустим, допустим… Но я ещё хотел спросить…

ОЛЬГА. Хватит, Олег, из пустого в порожнее…

БАРОН. Не беспокойтесь, мадам, пусть спрашивает. Иначе откуда он про всё узнает…

ОЛЬГА. Хватит тягомотину разводить, а то мухи скоро дохнуть начнут… Надеюсь, это последний каприз нашей бабушки. И больше она о себе не напомнит. Хотелось бы надеяться… Настя, сходи в бабушкину комнату, найди там эту книгу… манускрипт этот… И отдай его господину барону.

НАСТЯ (панически забегала глазами). А её… Его… Нету… Там…

ОЛЬГА. Кого у тебя там нету?

НАСТЯ. Ну… Книги этого… Манускрипта… Нету…

ОЛЬГА. Что значит – нету?

НАСТЯ. Ну, то есть, он есть… Но там… А здесь нету…

ОЛЬГА. Нету, есть, там, здесь… А-у, Настя! Ты где витаешь: в облаках или в своём кругосветном путешествии? Пора возвращаться домой!

НАСТЯ (понуро). Я нормальная… Просто бабушка перед смертью попросила меня положить книгу ей в гроб… Ну, если умрёт… Мы же не знали… Все же думали, что у неё депрессия…

ОЛЬГА. Кто – все?

НАСТЯ. Ну, я думала… А потом бабушка умерла, и я положила манускрипт ей в изголовье, как она просила… А потом бабушку похоронили. С книгой. И книгу, получается, тоже похоронили. С бабушкой… Вот.

ОЛГА. Да что вообще творится в этом доме? Что за тайны Мадридского двора?

ОЛЕГ. Действительно, Настя? Почему ты молчала об этом? Почему до сих пор ничего никому не сказала?

НАСТЯ. А никто ничего и не спрашивал меня до сих пор! Все же думали, что у неё депрессия…

ОЛЬГА. Напрасно я надеялась, что всё позади… Всё только начинается… Она даже из могилы умудряется держать всех за горло… И эта дурочка: бабушка сказала, я положила… А очки и фонарик ты ей в гроб не положила?

НАСТЯ (насупилась). Она не просила…

ОЛЬГА. А у тебя своей головы на плечах нет? И как теперь, по-твоему, бабушка твоя там – в темноте, без фонарика, без очков – дядину книжку читать будет?

ОЛЕГ (вскакивает с места). Может, хватит уже кощунствовать!

ОЛЬГА. Да ну вас к чёрту! Ваша бабушка и мама учудила – вот и разбирайтесь. Мне лично всё по барабану! (Отходит к окну.)

ОЛЕГ. Сейчас разберёмся… (Прохаживается, напряжённо что-то обдумывая.)

БАРОН (отрешённо думает о чём-то своём). Всё-таки решилась… Ай да Софья Семёновна – недооценил я вас… Любопытно, что из этого получится…

ОЛЕГ. Господин барон… Думаю, что вы уже в полной мере осознали пикантность сложившейся ситуации…

БАРОН. Боюсь, что я единственный из присутствующих здесь, кто в полной мере осознаёт чрезвычайную пикантность сложившейся ситуации…

ОЛЕГ. В общем, вы сами всё слышали: манускрипт погребён в землю и находится теперь за пределами досягаемости…

БАРОН. Странный обычай: чужие вещи в землю закапывать… Это что у вас, национальный вид спорта?

ОЛЕГ. Скорее, досадное недоразумение... Надеюсь, вы понимаете, что, даже при всём желании, мы ничем не можем вам помочь. Такая вот безвыходная ситуация. К большому сожалению…

БАРОН (флегматично). Ах вот вы о чём… Вот тут-то как раз никаких проблем я и не вижу. Выход есть – и он прост, как всё гениальное.

ОЛЕГ. Какой же выход вы видите?

БАРОН (сдержанно). Эксгумация.

ОЛЕГ (уставившись на собеседника). Эксгумация?! То есть… Из-за какой-то книжки вы собираетесь тревожить прах покойной?!

БАРОН. Не собирался, не собираюсь и не буду собираться. Это сделаете вы.

ОЛЕГ (выпучив глаза). Мы?! Вы что, с ума сошли?!

БАРОН (невозмутимо). А вы сами-то не сошли с ума? Вы будете всё, что вам под руку подвернётся, закапывать в землю вместе со своей матушкой, а мне предлагаете бегать следом и раскапывать после вас? Странные, должен заметить, у вас представления о правилах этикета… Имели удовольствие зарыть в грунт чужую вещь, так уж, будьте любезны, откопайте её обратно. Как говорится: любишь кататься, люби и саночки возить.

ОЛЕГ (качает головой). Нет, вы определённо сумасшедший!

БАРОН. К тому же у меня есть основания полагать, что ваша матушка хотела бы, чтобы её тело эксгумировал кто-то из вас. И я даже могу предположить – кто именно…

ОЛЕГ. Да никогда этому не бывать! Из-за какой-то паршивой книжонки вы предлагаете нам осквернить могилу дорогого нам человека?!

БАРОН. А вы знаете другой способ, как извлечь из-под земли моё имущество?

ОЛЕГ. Никакого способа я не знаю и знать не хочу!

ОЛЬГА. Я знаю другой способ… Как мы выйдем из этой… дурацкой ситуации.

БАРОН. Поделитесь.

ОЛЬГА. Мы оспорим ваше завещание в судебном порядке.

БАРОН (со скучающим видом). И по каким же, интересно, основаниям?

ОЛЬГА. Основания?.. А в момент составления завещания Софья Семёновна не отдавала отчёт своим действиям в силу психического расстройства – была невменяемой.

ОЛЕГ. К вашему сведению, моя супруга имеет большой опыт работы адвокатом!

ОЛЬГА. Помолчи, Олег.

ОЛЕГ. А что? Пускай знает, с кем дело имеет!

ОЛЬГА. Олег, ты можешь помолчать?

БАРОН. Не беспокойтесь, мадам, пусть себе говорит. Меня это нисколько не обременяет.

ОЛЬГА. Необходимые медицинские справки в суд мы предоставим – сами же говорите, что коррупцию у нас пока ещё никто не отменял… Вот вам и будет основание!

БАРОН. Ваш план грешит заметным изъяном: в нём обнаруживаются элементы самонадеянности и безрассудства… Более продуктивным было бы другое основание для признания завещания недействительным, – но уже не моего, а вашего завещания. И главное – нет необходимости прибегать к услугам многоуважаемой коррупции.

ОЛЕГ. Что?

ОЛЬГА. Что вы имеете в виду?

БАРОН. Вам как адвокату должно быть знакомо юридическое понятие «недостойные наследники». Позволю себе освежить вашу память. Недостойными наследниками признаются лица, которые совершают действия, направленные против наследодателя, других наследников, а также против исполнения воли наследодателя, выраженной в его завещании.

ОЛЕГ. Какое отношение всё это имеет к нам?

БАРОН. Самое прямое. Вы же не отрицаете, что закопали чужую книгу в кладбищенскую почву? Возникает закономерный вопрос: с какой целью? И вытекает логичный ответ: чтобы воспрепятствовать исполнению воли покойной Софьи Семёновны, выраженной в её завещании, о передаче мне в наследство известного нам манускрипта.

НАСТЯ (в порыве сильного возмущения вскакивает с места). Это неправда! Бабушка сама попросила положить книгу ей в гроб!

БАРОН (с ядовитой ухмылкой Джоконды). Милая барышня, а вы сможете представить суду хотя бы одно доказательство, что всё было именно так, как вы говорите; что это не является вашей выдумкой?

НАСТЯ. Но как же это?! Бабушка сама же сказала! Я же не глухая!

БАРОН. А назовите хотя бы одну гипотетическую причину столь экстравагантного чудачества вашей бабушки: сначала написать завещание, а потом вдруг, вопреки своей же воле, забрать книгу с собой в могилу. Довольно странный пассаж… Вы не находите?

НАСТЯ. Я не знаю! Почему бабушка… Она не сказала мне!

БАРОН. Вот видите: кроме голословных заявлений у вас, оказывается, ничего и нет. Ни свидетелей, ни записи с камер видеонаблюдения… Какой же суд поверит вашим басням? Любой здравомыслящий судья примет вас попросту за обыкновенную дурочку… Да ещё и к уголовной ответственности привлекут за дачу заведомо ложных показаний.

НАСТЯ (задыхаясь от возмущения). Меня?! За дачу?! Я вам не дурочка! Я правду сказала! Я сделала, как бабушка сказала!

ОЛЬГА. Помолчи, Настя.

НАСТЯ (на грани истерики). Чё помолчи, мам?! Я правду говорю! Я что, вру?! Так получается?! Да?!

ОЛЬГА. Настя, успокойся.

НАСТЯ. Чё, Настя?! Чё, успокойся?! Почему я должна успокаиваться?! Папа! Ну, скажи ты ей! Я правду говорю! Правду!

ОЛЬГА. Настя, возьми себя в руки!

НАСТЯ. Ах так, да?! (Тяжело дышит.) Да ну вас всех… (Убегает в столовую.)

БАРОН (комментирует поступок НАСТИ). Крайне встревожена неожиданным разоблачением – нервишки ни к чёрту… Ну да ладно. Нас теперь интересует судьба наследства после признания судом вашей дочери недостойной наследницей и лишения её права на это наследство. После дочери наследуют её родители; и у суда могут возникнуть закономерные сомнения: раз уж яблочко от яблоньки… то по всем признакам семья является неблагополучной – ждать можно чего угодно… Ведь причина смерти Софьи Семёновны, насколько мне известно, не установлена…

ОЛЕГ. Что-о?

ОЛЬГА. Что?

 

Из столовой сначала выглядывает, а потом на цыпочках выходит НАСТЯ и, не проходя дальше, остаётся стоять у двери, – любопытство оказалось сильнее обиды.

 

БАРОН. Нет, я не берусь утверждать, что вы умертвили свою матушку. Но видите ли в чём дело… В судебной практике зафиксирован такой любопытный случай. Один человек ночью обстрелял из ружья огородное пугало своего соседа, будучи при этом уверен, что это и есть его сосед. Ну ошибся человек – всё происходило в темноте… И что бы вы думали? Этого незадачливого стрелка осудили за покушение на убийство соседа.

ОЛЕГ. Ну, и к чему эти экскурсы в судебную практику?

БАРОН. Вашей супруге как адвокату должен быть хорошо известен юридический термин «субъективная сторона преступления» . Это внутреннее психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию... Главное, что некое лицо хотело и желало кому-то вреда или смерти и совершило для этого определённые действия, будучи уверенным, что они – действия – повлекут за собой желаемый результат… А ошибка в объекте – наглядный пример я вам привёл – или ошибка в средствах – кто-то стреляет в человека из игрушечного пистолета, будучи уверенным, что держит в руке настоящий пистолет – не спасут злодея от правосудия…

ОЛЕГ. А это становится даже интересным… Значит, возможно, мы и не убивали свою мать, а только желали её смерти и покушались на её убийство! Ну что ж, и на том спасибо… Теперь осталось выяснить, зачем нам надо было это делать? Каковы, выражаясь судебным языком, у нас на это были мотивы?

БАРОН. О, чисто гипотетически мотивов может быть сколько угодно. Неприязненные отношения, например, – чем не мотив? Разве это такая уж большая редкость в наших семьях? До откровенной вражды, бывает, доходит…

 

Ольга роняет на пол блокнот и, растерянно окинув взглядом окружающих, торопливо поднимает его.

 

С вами всё в порядке, сударыня?

ОЛЬГА. Да… всё в порядке…

БАРОН. Могут быть и корыстные мотивы – в отношении, скажем, наследства. В этом случае неважно, в чьих интересах действует лицо: в своих собственных или в пользу других лиц… Ну, скажем, чтобы обеспечить право на получение наследства своей дочери.

ОЛЕГ (с нервным смешком). Простите, но в чём же заключается корысть этого… таинственного лица, если в его собственность имущество всё равно не переходит?

БАРОН. Ну… У расчётливой и предусмотрительной матушки выпросить деньги может оказаться проблематичным… А вот у импульсивной и наивной дочери выудить их будет гораздо легче…

 

Ольга ломает в руках карандаш и, будто опомнившись, виновато оглядывает присутствующих.

 

Вы хотели что-то сказать, мадам?

ОЛЬГА. Нет, я… ничего…

ОЛЕГ (опять нервно хохотнув). Ну, знаете ли… Вы из нас просто каких-то монстров делаете!

БАРОН. И если даже завещание ваше не будет опротестовано… Сам факт обнаружения каких-то «скелетов в шкафу»…

ОЛЕГ (уже с явным раздражением). Ну вот что, господин барон! Мне уже изрядно надоели ваши инсинуации! И я от них уже устал!

БАРОН. А я, собственно, уже всё сказал.

ОЛЕГ (раздражение его усиливается). Что значит – всё?.. Нет уж, извольте объясниться! Сначала врываетесь без приглашения в наш дом и делаете какие-то гнусные намёки… А потом сидите тут как ни в чём не бывало и отмалчиваетесь! Так дело не пойдёт. Сделайте уж одолжение и скажите нам прямо, на что вы нам тут так усердно намекали? Что вы, в конце концов, имели в виду?

ОЛЬГА (старается быть сдержанной). Олег, успокойся, пожалуйста.

ОЛЕГ. Да я спокоен как удав! Просто терпеть не выношу, когда приходят тут неизвестно кто и начинают тут нести какой-то бред!

ОЛЬГА. Олег, я тебя прошу… Так вопросы не решаются.

ОЛЕГ. А как же они, по-твоему, решаются?

ОЛЬГА. Сейчас спокойно разберёмся и всё уладим без лишних нервов и эксцессов.

ОЛЕГ. Ну, я тогда не знаю… (Усаживается на диван.) Приходят тут… неизвестно кто… и начинают тут…

ОЛЬГА (подходит к барону). Господин барон! Мы очень внимательно выслушали вашу необычайно туманную речь… А теперь и вы в свою очередь выслушайте меня тоже очень внимательно… Мы обсудим в семейном кругу сложившуюся ситуацию и примем то решение, которое сами посчитаем нужным!

 

ОЛЕГ одобрительно кивает, а НАСТЯ беззвучно аплодирует.

 

…И уверяю вас, барон, это будет оптимальное в сложившейся ситуации решение.

БАРОН (внимательно смотрит на ОЛЬГУ и в знак понимания едва заметно склоняет голову). Ну что ж, каждый господин своему слову… В таком случае не смею больше злоупотреблять вашим гостеприимством. (Достаёт из кармана визитку). Это моя визитная карточка. Я в вашем граде особнячок в аренду снял – на время решения своих дел – милости просим, если что… Ну, может, переночевать негде будет…

ОЛЕГ. Не смеем больше вас задерживать. А визитка ваша нам не понадобится.

БАРОН (равнодушно). Хозяин – барин. (Берёт «дипломат», подходит к зеркалу и барабанит пальцами по стеклу.) Не занавешивали?

НАСТЯ (раскрыв рот). А… А вы откуда… Бабушка велела не занавешивать…

БАРОН. Правильно.

НАСТЯ. А… Почему?

БАРОН. Но это же общеизвестно. В определенных случаях зеркало способно служить порталом для перехода в потусторонний мир и, соответственно, наоборот – из потустороннего мира сюда к нам. В определенных случаях… (Идёт к выходу, но у двери останавливается.) Странные вы люди: живёте в полном неведении – и вас это нисколько не смущает!.. А подлинно ли то, что на заре сотворения мира ваши прародители, вкусив плод от древа познания, стали как боги?.. (Тут он впервые за всё время своего визита дал выход эмоциям – закатился весёлым смехом… И ушёл.)

ОЛЕГ (встаёт с дивана, прохаживается). Ненормальный какой-то… Может, он из дурдома сбежал? Надо будет позвонить туда: никто у них не пропадал?.. Короче! Выбросить из головы этого помешанного – и делу конец! И забыть!

ОЛЬГА. Олег, ты сейчас кого агитируешь? Меня, Настю или себя по ходу? (Бросив на столик блокнот и обломки карандаша, садится на диван.)

ОЛЕГ (с досадой). Да никого я не агитирую! (Уходит на второй этаж.)

НАСТЯ (садится рядом с матерью). Я ничего не выдумывала… Я про манускрипт… Бабушка сама просила положить – я и положила…

ОЛЬГА. Ну, положила и положила… И забудем про это, как папа говорит.

НАСТЯ. А зачем он говорит, что надо доказывать в суде? Как я буду доказывать?

ОЛЬГА. Ничего и никому мы доказывать не будем. Пусть говорит что хочет… А мы сами знаем, что нам делать…

НАСТЯ. Я же помню. Она ещё просила, чтоб её одели в новое платье, которое она перед смертью купила… Она его при жизни так ни разу и не надела… (Тихо плачет.)

ОЛГА (обнимает дочь). Ну мы же одели её в то самое платье, как она просила... Успокойся, Настя. Всё будет хорошо. Слышишь меня?

НАСТЯ. Угу-у… (Плачет.)

ОЛЬГА. Ну хватит сырость разводить. А то глаза опухнут, некрасивая будешь, и замуж никто не возьмёт.

НАСТЯ. Не хочу заму-уж. (Плачет.)

ОЛЬГА. Ну не хочешь и не надо… Знаю: в кругосветное путешествие хочешь. Раскручу бизнес – отправлю тебя в твоё кругосветное путешествие. Куплю тебе самый красивый корабль.

НАСТЯ. Из газеты вчерашней?

ОЛЬГА. Самый настоящий. С белыми совсем как облака парусами.

НАСТЯ (тяжело вздыхает и утирает слёзы). Только сейчас не до этого мне. Душа из-за Ани у меня не на месте. Помнишь, я тебе про девочку рассказывала?

ОЛЬГА. Да, да, помню, немая девочка… Из детского дома в больницу привезли…

НАСТЯ. Мы с ней так сильно подружились. Не вылечивается она никак…

ОЛЬГА. Выздоровеет твоя Аня. Тут не помогут – отправим её в самую лучшую заграничную клинику. Вот раскручу бизнес… А бабушка… Она что-то говорила тебе?.. Ну, про этого барона?

НАСТЯ. Да обмолвилась как-то про господина в чёрном… А я как-то мимо ушей... Думала, она про кого-то из туристов, что в Турции с ней отдыхали… (Настороженно.) Я что-то опять не так сделала?

ОЛЬГА. Да нет, всё в порядке… Теперь это уже неважно… Ну, беги к себе в комнату, а я тут еще… Беги.

НАСТЯ. Угу. (Убегает на второй этаж.)

ОЛЬГА. Он явно что-то знает… Но откуда, чёрт возьми? (Сметает махом всё со стола – пепельницу, сигареты, зажигалку, блокнот, обломки карандаша.) Вот чёрт! (Встаёт, ходит по комнате.) Куда же делась эта проклятая кукла? – под кроватью уже её нет… Олег с Настей узнают – возненавидят и проклянут меня… Откуда взялся этот мутный чёрный барон?.. (Останавливается.) Это козни свекрови! Она специально всё устроила… Из могилы решила меня достать! Задумала разрушить мою семью?! Я принимаю твой вызов, Софья Семёновна. Чтобы сохранить свою семью, я и десять могил раскопаю… Я иду к тебе, свекровь! (Уходит на второй этаж.)

 

 

 


Оглавление

3. Картина вторая. Сеанс шоковой терапии
4. Действие второе. Картина третья. Два неожиданных визита и один привет с того света
5. Картина четвёртая. О том, что порою происходит на кладбище
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.07: Лев Гуревич. Чардаш Монти (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за май 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!