HTM
Номер журнала «Новая Литература» за май 2018 г.

Серёга Ландик

Эхо светлой печали (Кукла вуду, манускрипт, Гавриил и дурочка)

Обсудить

Пьеса

 

Мистификация в трёх частях, шести действиях и четырнадцати картинах

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 29.06.2018
Оглавление

5. Картина четвёртая. О том, что порою происходит на кладбище
6. Картина пятая. О человеческой крови вообще – употреблении её в пищу, её переливании, интенсивном и обильном её пролитии – и о чудесной крови ребёнка в частности
7. Картина шестая. И ещё один неожиданный визит с приветом с того света

Картина пятая. О человеческой крови вообще – употреблении её в пищу, её переливании, интенсивном и обильном её пролитии – и о чудесной крови ребёнка в частности


 

 

 

Просторная комната с камином в особняке БАРОНА. Единственное окно занавешено тяжёлыми портьерами. Обстановку составляют: массивный письменный стол с выдвижными ящиками и дверцами, один стул, тахта, объёмный книжный шкаф и большое зеркало у стены. На заваленном книгами и бумагами столе горит настольная лампа. В камине пылает огонь. БАРОН неподвижно стоит перед зеркалом и сосредоточенно, словно медитируя, созерцает своё отражение… Входит ГАНС – мужчина внушительной комплекции, с огромными старомодными бакенбардами. Он издаёт гортанные звуки, указывая на дверь.

 

БАРОН (не отрываясь от зеркала). Впусти её, Ганс.

 

ГАНС в знак покорности склоняет голову и удаляется за дверь. Входит ОЛЬГА.

 

ОЛЬГА. Доброй ночи, барон.

БАРОН (смотрит в зеркало). Не думаю, что эта ночь могла быть для вас доброй…

ОЛЬГА (с мрачной усмешкой). Не хуже, чем остальная моя жизнь…

БАРОН (смотрит в зеркало). Я вижу, вы нашли общий язык с моим слугой.

ОЛЬГА. Он у вас не очень разговорчив…

БАРОН (смотрит в зеркало). Ганс не может говорить: его язык скован недугом немоты. Это печально, но не является препятствием для нашего с ним общения.

ОЛЬГА. Я тоже справилась с этой задачей.

БАРОН (смотрит в зеркало). У него, как и у меня, тоже русские корни. Ещё его предки служили моим предкам. И мы, как видите, до сих пор храним добрые традиции былых времён… Ваша страна, наслышан я, тоже устремила взоры к традиционным ценностям минувших веков?

ОЛЬГА (старается поддержать доверительную тональность разговора). Да, со строительством светлого будущего у нас покончено. После государственного переворота новоиспечённая власть открыла нам глаза, что светлым у нас, оказывается, было прошлое – именно там, в крепостном самодержавии, было светло, тепло и мухи не кусали. Где-то там мы и обронили по халатности свои традиционные ценности. Правда, что это за ценности – никто не говорит… Но путь к спасению России уже указан – это любовь к царям, вельможам и попам!

БАРОН (смотрит в зеркало). Ох уж эта любовь!

ОЛЬГА. А вы, барон, я вижу, любите зеркала?? Или, главным образом, своё отражение в них?

БАРОН (отрывает взгляд от зеркала и поворачивается лицом к гостье). Я вам не предлагаю присесть, эта комната не предназначена для приёма гостей, и ваше присутствие здесь – исключительный случай… Здесь только один стул – и одному из нас в любом случае пришлось бы стоять. А это, как вы понимаете, было бы не совсем…

ОЛЬГА (перебивает). Не беспокойтесь, барон.

БАРОН. Да я и не беспокоюсь… А что касается зеркал и моего отражения в них… Буду предельно откровенным: я питаю больше симпатий к оригиналу… Зеркало же имеет для меня чисто утилитарное, прикладное значение: оно уменьшает вероятность во время бритья порезать лицо, которое мне безумно дорого.

ОЛЬГА. Оказывается, все так банально.

БАРОН. Вам, женщинам, трудно это понять. Вы ведь не бреетесь, поэтому вполне можете обходиться без зеркал… И если быть до конца честным, то приходится признать, что отсутствие необходимости смотреться в зеркало – это неоспоримое преимущество женщин перед мужчинами.

ОЛЬГА (улыбается). Да вы, барон, я вижу, иронический философ!

БАРОН. Ирония и философия тоже имеют для нас чисто практическое, утилитарное значение. Они заглушают невыносимое ощущение царящего кругом хаоса и неизбежно связанных с ним разочарований и огорчений…

ОЛЬГА. Глядя на ваше холодное самообладание, довольно трудно представить вас разочарованным и огорчённым…

БАРОН. Почему же? Меня – как и любого бреющегося мужчину – крайне огорчила бы утрата способности отражаться в зеркале…

ОЛЬГА. Но вы же не собираетесь стать вампиром?

БАРОН. Вампиром?.. По крайней мере, не в том смысле, который обычно вкладывают в это понятие... Во всяком случае, я определённо не собираюсь впиваться клыками в шеи прохожих, как это происходит в пошлых голливудских фильмах, или пить кровь своего Бога, как это делают христиане во время обряда причастия…

ОЛЬГА. Вам не нравятся голливудские фильмы и христианские обряды?

БАРОН. Они меня не трогают. Хотите, верьте, хотите, нет, но я отношусь к той группе людей, которая в процессе эволюции сознания утратила первобытные представления о мире. Я искренне считаю, что земля круглая и вращается вокруг солнца, а человек не может три дня прожить в желудке рыбы; и что никакие молитвы, стояния на коленях и обряды не в силах этого изменить. Что поделаешь – такой уж я человек…

ОЛЬГА. Подумать только!

БАРОН. Понимаю, вам трудно такое представить: в вашей стране подобные мысли считаются недопустимыми – они оскорбляют чувства православных христиан.

ОЛЬГА. Вы не достигли взаимопонимания с христианами?

БАРОН. С христианами? Эти люди мне попросту неинтересны – на мой вкус, они слишком плохо воспитаны… А вот христиане со мной и мне подобными действительно не достигли взаимопонимания. По вопросу познания. Для меня процесс познания – источник высшего блаженства, для них же – величайший грех. Вспомните печальную историю Адама и Евы, вкусивших в саду Эдема запретный плод, дающий знания. За это невинное их желание познать добро и зло еврейский бог Яхве проклял всех ещё не родившихся тогда любознательных сынов и дочерей Земли. Христианам запала в душу эта легенда, и они долгие века истребляли и уничтожали, пытали и сжигали, сажали на кол и казнили всякого носителя этой вредоносной бациллы – так естественного для человека стремления к познанию. Ну, разумеется, всё это от избытка христианской любви к ближнему и во имя Христа... Однако ж правым оказался упрямый Галилей – хотя мне лично более симпатичен Джордано Бруно… Впрочем, взаимопонимания не наблюдается даже среди самих христиан. У Свидетелей Иеговы, например, не допускается переливание крови – вот так радикально они понимают библейский запрет на употребление крови в пищу. И попробуй опровергни их учение – оно ведь основано на Библии… Но больше времени христиане были заняты не вопросами употребления в пищу и переливания крови, а интенсивным и обильным её пролитием, – решая вопрос, сколькими перстами подобает креститься…

ОЛЬГА. А вас, барон, сильно волнует этот вопрос?

БАРОН. Нет. Это просто игра ассоциаций… (Из глубины своих мыслей.) Мне ведь предстоит грандиозное переливание крови…

ОЛЬГА. Простите, барон, я не знала, что вы серьёзно больны…

БАРОН. Если некоторую ущербность человеческой природы можно считать болезнью, то все люди на земле больны, поскольку они ущербны в выше упомянутом смысле…

ОЛЬГА. Хм… Моя покойная свекровь, наверное, сейчас сказала бы: «Витиевато и мудрёно!»

БАРОН. Да куда уж проще. Каждый человек, думаю, хотя бы раз в жизни чувствовал себя ущербным… От того, что он не умеет летать, дышать под водой, путешествовать во времени, быть невидимым, проходить или видеть сквозь стену, предсказывать будущее и видеть прошлое, читать мысли окружающих… привораживать или наводить порчу…

ОЛЬГА. Нет, барон, вы не философ. Вы обыкновенный и заурядный романтик!

БАРОН. Да почему же вы видите во всём только вульгарность и пошлость? Всё перечисленное мною может быть предметом серьёзных научных изысканий. А интересные научные изыскания – моя страсть и, как я уже обмолвился, источник высшего блаженства… А романтиков в природе уже не существует. Вымерли. Как в своё время мамонты и динозавры. Последними были, кажется, Эрнст Теодор Амадей Гофман и лорд Байрон… Прошу прощения, в России – Лермонтов и ранний Гоголь.

ОЛЬГА. Грин. Александр Грин.

БАРОН. Нет, одного живого и здравствующего романтика я, кажется, знаю. Это племянник моего слуги Ганса. Он – кладоискатель. Клады ищет… Но, насколько мне известно, ни одного так ещё и не нашёл… Он молод, но уже успел объехать полмира. Сейчас нашёл временное пристанище, кажется, где-то в Австралии… Вот он подлинно форменный бродяга и романтик.

ОЛЬГА (вздыхает). Моя дочь мечтает совершить кругосветное путешествие на корабле под белоснежными парусами.

БАРОН. В таком случае, на земле их осталось только двое. Печально, что им не суждено никогда встретиться – слишком мала вероятность… Из семи с половиной миллиардов населяющих землю людей – только двое… Нет, встреча маловероятна… Хотя, чем чёрт не шутит!

ОЛЬГА. Ладно, не будем о грустном… Я принесла вам книгу – ваш манускрипт.

БАРОН (с отрешённым безразличием). Положите её… его на стол.

ОЛЬГА (достав из сумочки манускрипт и положив его на стол, напряжённо теребит сумочку – настал момент решения главного для неё вопроса). Итак, господин барон, вы получили своё драгоценное наследство…

БАРОН (испытующе смотрит на гостью). Смелее – я внимательно слушаю вас.

ОЛЬГА. И сейчас мне нужны гарантии…

БАРОН. Только смерть одна в этом бренном мире нам гарантирована на сто процентов. В остальном же наша жизнь – штука безгарантийная.

ОЛЬГА. Хорошо. Могу ли я сейчас надеяться…

БАРОН. Надежда, хотя и последней, тоже благополучно умирает.

ОЛЬГА. Чёрт возьми! В общем, я должна быть уверена…

БАРОН. Помнится, при первой нашей встрече вы были очень даже уверены в себе. Я бы даже сказал, крайне самоуверенны.

ОЛЬГА. Простите, барон, но я не настроена сейчас на вашу спасающую мир иронию... Обещайте мне, что мои родные – ни муж, ни дочь – никогда не узнают о том … Ну, в общем, вы хорошо понимаете, о чём я сейчас говорю…

БАРОН. Не могу сказать с уверенностью, что я хорошо понимаю, о чём вы сейчас говорите… Но в любом случае могу вас заверить, что в мои планы никогда не входило делиться какой бы то ни было информацией ни с вашим мужем, ни с вашей дочерью. В свою очередь и сам я стараюсь не вникать в вопросы, которые не входят в круг моих интересов.

ОЛЬГА. Однако же моя семья каким-то образом вошла в круг ваших интересов?

БАРОН. Да, у меня были некоторые сугубо деловые отношения с Софьей Семёновной. Но они благополучно закончились с положительным для обеих сторон результатом – это называется взаимовыгодным сотрудничеством. Что же касается вашей дочери, вашего супруга и лично вас, то мне совершенно одинаково – что вы есть, что вас нет… Не обижайтесь, как говорится, ничего личного.

ОЛЬГА. А как же тогда понимать ваши туманные намёки на некие «скелеты в шкафу» – помните ваш визит к нам? Это ведь в мой огород вы камешки бросали?

БАРОН. Я никогда и ничего не делаю без веских на то оснований. Уж очень долог и тернист был путь мой к обладанию этим манускриптом… И когда, казалось бы, книга у меня уже в руках – я обнаруживаю вдруг сопротивление материалов в вашем лице. И мне, естественно, надо было каким-то образом нейтрализовать барьер вашего пренебрежения к моим интересам…

ОЛЬГА. И тогда, пользуясь своей осведомлённостью, вы прибегли к шантажу… Надо отдать вам должное: вы достигли своей цели. Чтобы сохранить свою семью, я готова была на всё – вот и ринулась, как сумасшедшая, раскапывать могилу…

БАРОН. Немудрено, что страх разоблачения в каком-нибудь неблаговидном поступке мог стать катализатором вашей буйной фантазии о моей якобы феноменальной осведомлённости… Вот вы и ринулись, как сумасшедшая, на погост.

ОЛЬГА. Да оставьте вы уже свой вульгарный психоанализ!

БАРОН (жёстко). Что вы от меня хотите?

ОЛЬГА. Барон, ответьте мне на один вопрос: откуда вам стало известно про эту чёртову куклу ВУДУ? И что это моя ахиллесова пята?

БАРОН. Второе преимущество женщин перед мужчинами заключается в том, что женщину никогда не смущает недостаток информации. Этот вакуум мгновенно заполняется догадками, домыслами, предположениями… которые женщина скоро начинает отождествлять с достоверной информацией.

ОЛЬГА (теряя терпение). Барон, я хочу знать правду!

БАРОН (с интересом). Вы хотите знать правду?

ОЛЬГА. Да, именно правду! Я не верю ни в какие чудеса, сверхъестественные способности и во всякую там мистику…

БАРОН (уже разочарованно). Да не хотите вы знать никакой правды… Никто уже не стремится проникнуть в суть вещей и докопаться до истинных причин явлений. Одни живут в патологическом страхе перед знаниями и правдой и на все вопросы жизни придумали универсальный ответ: «На всё воля божья!» А спроси их, зачем это Богу нужно – у них готов уже другой универсальный ответ: «Пути господни неисповедимы!» И сразу же нисходит божья благодать – не надо ни о чём думать, от нас ничего не зависит и всё решено уже без нас… Другим же, как вам вот, вовсе не правда нужна. А нужно им всего лишь устраивающее их объяснение, которое бы не противоречило их взглядам, убеждениям, вкусам, пристрастиям; и тем самым не смущало бы их рассудок… Прав был знаменитый русско-украинский классик: скучно на этом свете, господа!

ОЛЬГА (обречённо вздыхает). Значит, вы не хотите сказать мне правду…

БАРОН. (отрешённо). Какую правду?.. Правда, например, и то, что не так страшен чёрт, как его малюют… Гораздо страшнее и опаснее, когда экзальтированное восприятие явлений, которых не существует, становится главным и доминирующим центром нашего бытия. И как следствие – утрата ясного сознания и полное затмение рассудка. И человек уже не в состоянии жить своим умом… Существует гипотеза, что в мутной воде хорошо рыба ловится…

ОЛЬГА. Да, о ловле рыбы в мутной воде мы ещё не говорили…

БАРОН. А представьте себе человеческое сообщество, в котором народ частью безмолвствует, а частью самозабвенно и восторженно кричит то, что ему укажут кричать. Но и это оранье – как было мудро кем-то замечено – по сути своей то же самое безмолвие… Чем не мутная вода!

ОЛЬГА (с досадой). Эти ваши аллегории… Тяжёлый вы человек, барон!

БАРОН (хладнокровно). Возможно… Впрочем, этот досадный эпизод в мироздании природа предусмотрительно уравновесила, создав лёгкой и непосредственной вашу дочь...

ОЛЬГА (настороженно). А при чём здесь моя дочь?

БАРОН. Ваша дочь здесь совершенно ни при чём – всему виною природа. А если верить известному барду: у природы на устах странные пророчества…

ОЛЬГА (раздражённо). Нет, барон, с вами совершенно невозможно разговаривать!

БАРОН (холодно). А в этом нет уже необходимости. Наши с вами отношения – как и с вашей свекровью – тоже пришли к логическому завершению. Эпизодически наступают периоды, когда необходимо сжигать мосты…

ОЛЬГА. В таком случае, всего вам доброго.

БАРОН. Нужная фраза и вовремя сказана. Я тоже вам желаю благополучия, но боюсь, что качество нашей жизни не обусловлено нашими формальными пожеланиями – ни добрыми, ни злыми…

ОЛЬГА. Прощайте, барон!

 

ОЛЬГА решительно уходит, а БАРОН – точно лопнула невидимая пружина, державшая его в железной узде – стремительно бросается к столу. Словно зачарованный, он склоняется над книгой, дрожащими от волнения пальцами гладит обложку, бережно открывает её и осторожно начинает перелистывать страницы, жадно всматриваясь в текст манускрипта.

 

БАРОН. Вот она – самая загадочная книга мира! Подлинный манускрипт Войнича – знала бы об этом библиотека Йельского университета, храня жалкую копию… Наконец-то он мой! (Закрыв книгу, прижимает её к груди и устремляет экзальтированный взгляд куда-то в бесконечность.) Осталось добыть кровь – чудесную кровь ребёнка… Натальная карта гороскопа говорит, что девочку уже сковал недуг немоты… А это значит, что она должна находиться в больнице… (Уходит.)

 

 

 


Оглавление

5. Картина четвёртая. О том, что порою происходит на кладбище
6. Картина пятая. О человеческой крови вообще – употреблении её в пищу, её переливании, интенсивном и обильном её пролитии – и о чудесной крови ребёнка в частности
7. Картина шестая. И ещё один неожиданный визит с приветом с того света
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

08.07: Лев Гуревич. Чардаш Монти (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за май 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!