HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 г.

Юлий Максимов

Дракон, или Ответ на «Тварь» Лачина

Обсудить

Рецензия

18+

 

 

Купить в журнале за ноябрь 2017 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2017 года

 

На чтение потребуется 1 час 25 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 11.11.2017
Оглавление

10. Выбор ислама
11. Ислам исторический
12. Гнусные майя, или Приговор без изъятия

Ислам исторический


 

 

 

Мы были бы несправедливы к исламу, если бы не подчеркнули, что за века своего существования и развития эта религия вбирала культурные достижения покорённых народов. Это привело к значительным аберрациям центральной исламской идеи – фатализма, и тесно связанного с ним строго иерархического строения Вселенной, во главе которой стоит абсолютный и деспотичный владыка, не терпящий противного слова.

Боюсь, я вынужден буду повторить тот же самый вопрос, который задал ранее в отношении зороастризма – а сколько, собственно говоря, ислама в самом исламе? Тезис о потрясающем деспотизме коранического ислама, озвученный автором «Твари» – уж не коллективное ли это древнее эго всех ближневосточных народов? Учитывая поразительную архаичность арабского общества периода раннего средневековья, поневоле задаёшься этим вопросом.

Противоречий на этом поле столько, что они позволили англосаксонским учёным Патрисии Кроун и Майклу Куку выдвинуть целую радикальную гипотезу. В книге «Агаризм: создание исламского мира» (Hagarism: The Making of the Islamic World) они пришли к революционным выводам: нет Корана в любой форме до последнего десятилетия VII века н. э.; многие аяты этой «священной» книги до середины VIII века видоизменились и получили новое содержание; не было никакого «исламского Ренессанса», не существовало никаких устойчивых исламских традиций до середины VIII века. Вообще, по мысли авторов, говорить об исламе как об устойчивой религии имеет смысл только после появления первых мазхабов в исламе.

Экстремизм ли это? Как человек, вплотную занимавшийся историей Ближнего Востока, должен честно признать: не такой уж и экстремизм. Действительно, первые более или менее надёжно датируемые экземпляры Корана датируются именно указанным авторами историческим промежутком времени. Что было ранее – мы толком не знаем.

Кстати, упрёки пророка в необразованности выглядят нелепо – хотя бы потому, что очень мало известно о доисламской арабской письменности.

Устойчивый корпус хадисов действительно был создан к восьмому-девятому векам. Можно только представить, что именно наплели компиляторы сборников хадисов через пару столетий после смерти пророка Мухаммеда!

« – Выйдут из Хорасана чёрные знамёна, и ничто не сможет их остановить, пока они не будут водружены в Илийи».

Поразительно! Флаги клана Аббаса были чёрные – и хадис весьма мог пригодиться этому семейству, когда они приступили к очередной арабской интриге, борьбе за халифат против ненавистных Омейядов.

Другой хадис от Саубана достигает прямо-таки бесстыдной степени исторической достоверности, смешанной с легендарным арабским политиканством:

« – Трое из детей халифов будут убиты – и ни один из них не достигнет халифата. Потом придут чёрные флаги со стороны Востока и будут сражаться с вами так, как не сражалось ещё ни одно племя. …И когда увидите его, то присягните ему, даже если придётся идти к нему ползком по снегу. Он – халиф Аллаха аль Махди».

Я мог бы продолжить – но полагаю, достаточно. Чего только нет в этих самых хадисах: и то, что молиться перед проходящей собакой, ослом, женщиной – грех великий; и то, что прачки не войдут в рай; и то, что неверных дозволено убивать при отдыхе, включая женщин и детей; и что наоборот – нельзя убивать и рубить деревья. Самое смехотворное в «науке» о хадисах – сам принцип достоверности. Если бы мусульмане были бы более подвержены чувству здорового юмора, они бы просто-напросто рассмеялись над историями, чья реальность основывается на праздных россказнях фантасмагорических пройдох, вроде Абу Хурайры, большого любителя кошек. Все эти истории передавались по принципу иснада, многократно подвергнутом самому резкому осмеянию в романах западноевропейских и русских писателей: «…эту историю, о Повелитель правоверных, передал мне мудрый Абу Сулейман Мухаммед ибн Закария Дамашги, а ему её передал доблестный Абу Фазиль Зубейр ибн Фадлан Багдади, а ему передал достойный доверия Абу Самир Тахир ибн Самад Басри… а тот услышал её прямо из уст пророка Нуха – да благословит его Аллах и да приветствует!». Пошло? Резко? Да! Зато справедливо. Я уже не говорю о другом роде зла, возросшем на европейской почве, где система иснадов дала урожай в виде запутанных ссылок на академические авторитеты. Сумевший более всех сослаться на олимпийцев, обладающих непререкаемым авторитетом, может считать свой труд почившим в райских кущах – сиречь, в базах данных «международных цитируемых журналов». Не сумевший – навсегда ввергается в ад, то есть на пыльные страницы провинциальных изданий, где будет пребывать вечно. А между тем, никого не волнует, что непререкаемый авторитет вполне может оказаться Аристотелем, насчитавшим четыре лапы у мухи – как можно посметь пойти против мудреца из Стагиры? Всё равно, что оскорбить пророка Мухаммеда!..

Но вернёмся к иснадам. Как я уже заметил выше, хадисы рисуют столь противоречивый образ пророка Мухаммеда, что о каком-то цельном образе его приходится забыть навсегда. Но это не волнует верных. История уже создана. И всё это со ссылками на авторитет личности, объявленной чудом праведности и честной жизни. Право, хадисы рисуют эту самую личность не очень-то праведной, и не самой честной жизни – но опутанной противоречиями с головы до пят; злополучный пророк выглядит в этих писаниях шизофреником. Милосердней было бы объявить весь корпус хадисов арабо-персидскими сказками о жизни и деяниях пророка Мухаммеда, наподобие «Тысячи и одной ночи».

Увы – такова логика любого мифа. Злополучные Сиддхартха Гаутама, Заратуштра, Моисей, Иисус Христос – прочие исторические и не очень личности тоже выглядят весьма непрезентабельно по воле своих верных.

Поневоле вспоминается ещё один текст, где прямо затрагивается эта проблема.

«Приблизившись к двери храма, мы заметили большую вызолоченную книгу, всю покрытую редкими и драгоценными камнями: рубинами, изумрудами, брильянтами и жемчугами, более или, по крайней мере, столь же замечательными, как те, которые Октавиан Август пожертвовал в храм Юпитера Капитолийского. Книга висела в воздухе, на двух толстых золотых цепях, прикреплённых к фризу портала. Мы с восхищением глядели на неё».

…Затем идёт перечисление прочих памятников древности, считавшихся упавшими с неба.

« – Здесь вы тоже видите, – продолжал Гоменац, – священные декреталии, написанные рукою ангела-херувима. Впрочем, вы, люди заморские, не поверите этому.

– Да, не слишком-то, – вставил Панург.

Епископ продолжал:

– А между тем они чудесным образом спустились к нам с высоты небес, подобно тому как – согласно Гомеру, отцу всей (за исключением, конечно, божественных декреталий) философии, – река Нил, которая называется оттого Diipetes».

Но довольно. Остаётся лишь нащупывать характер, следуя методе Безумного Философа в «Антихристе». Другого выхода любители пророческой литературы добросовестным людям не оставили.

Кстати, компиляторы хадисов были сплошь персы. Что заставляет взглянуть на историю ислама под совершенно неожиданным углом.

 

 

*   *   *

 

Удивительное сходство между самыми мрачными чертами ислама и зороастризмом были замечены европейскими авторами довольно поздно. Как я уже отметил выше, фрагментарность гебрских (зороастрийских) текстов, загадочность этой религии привели к тому, что с литературой маздаяснийцев европейцы познакомились довольно поздно. И сразу же всплыл ряд моментов.

Приведём показательный пример.

Слово «сират» в Коране встречается весьма часто и обозначает «прямой путь». Есть он и в Фатихе, «матери всех сур» Корана.

Но удивительное дело! В классической интерпретации сират превратился в загробный мост. Он очень тонкий – тоньше волоса и острия меча. Согласно исламским преданиям, в Судный день все люди обязаны будут пройти по мосту Сират. Верные пройдут по мосту в рай к источнику Каусар – а неверные и грешники свергнутся с моста в адское пламя.

Читаем зороастрийскую литературу – и обнаруживаем следующий любопытный текст:

« – …вступил на мощный, созданный Ормуздом мост Чинвад, надёжно охраняющий праведников. […] Затем ширина моста Чинвад увеличилась до девяти копий. Я с помощью божественного Сроша и бога Адура торжественно, счастливо, смело и победоносно прошёл по мосту Чинвад под надёжной защитой бога Михра, справедливого Рашна, доброго Вайа, могучего бога Вахрама, совершенствовательницы мира, богини Аштад и Славы зороастрийской доброй веры».

Книга о праведном Виразе, IX–Х вв.

Я привёл лишь один пример. Мог бы привести десятки, сотни. Ни одна религия не оказала на ислам такого подавляющего и многостороннего влияния, как зороастризм – и с этой точки зрения весьма рискованной выглядит мысль автора, где «вера Света» описана в самых радужных тонах. Именно от иранцев арабы научились мрачному фанатизму. Благодаря «вере Света» они стали бешеными сумасшедшими, склонными всё видеть исключительно в чёрно-белых тонах. Впрочем, такое же влияние зороастрийские ереси оказали и на европейцев – достаточно вспомнить странную ересь катаров, обрушившую Лангедок в кипящее кровью чистилище.

Но не будем отрицать своеобразную силу этого вида зрения: монохромная картина обладает изысканной прелестью, особой утончённостью, делающей её подлинным искусством. Так ислам из просто религии торговцев Мекки и кочевников-бедуинов приобрёл вид цивилизации, вобравшей в себя все потрясающие по силе визионерские парения безумного Вираза, вполне сравнимые по силе с суровой кистью Данте. За много столетий до великого итальянца мрачная пропасть ада увлекает в свои глубины мужа и жену, не желающих разжать руки – и муж горько плачет, вырываясь из дружеских объятий праведников. Там же можно встретить прелестную деву с высокой грудью, длинными пальцами, волнующей сердце плавной походкой – чистую душу юноши, встречающую его на полях, поросших благоуханной полынью. Ислам усложнился, стал доступен сомнениям, еретическим мыслям о несправедливости Творца. Будучи каждый предоставлен самому себе, ранний ислам и зороастризм вполне могли бы и дальше влачить существование ограниченных рамками Ближнего Востока учений; их слияние в новой религии привело к появлению весьма ярких личностей, о которых мы и поведём речь.

 

 

*   *   *

 

История вольнодумия в ареале исламской цивилизации имеет немало бунтарей, открыто бросавших вызов тирании, несправедливости, и религиозному фанатизму.

 

Прикажи меня поглубже спрятать в ад!

Что за прок с тобою спорить каждый раз?

Ты, когда мы честно молимся тебе;

«Соврати их!» – сатане даёшь приказ.

 

Если сам ты без песчинки на ступнях,

Как ты создал, повторяю, сатану?

Словом, столько в этом деле темноты,

Что рукой на богословие махну.

 

Если создал ты хороших и дурных,

В наказаньях и наградах смысла нет,

Безупречных ты иметь желаешь слуг?

Нас, плохих, зачем ты выпустил на свет?

 

По природе я – железная руда:

Содержать в себе алмазы не могу.

Сотни раз меня в горниле переплавь,

Я всё тот же, пред которым ты в долгу.

 

Зло даёшь и получаешь плату злом, –

Чем ты лучше в этом случае меня?

Пусть я плох, – но я тобою сотворен…

А не нравлюсь – так не делал бы меня!

 

Этот поразительный текст принадлежит Насиру Хосрову Абу Муину, славному персидскому поэту. А это уже знаменитый Омар Хайям, создатель джалаиридского солнечного календаря, более точного, чем современный григорианский:

 

О небо, к подлецам щедра твоя рука.

Им – бани, мельницы и воды арыка;

А кто душою чист, тому лишь корка хлеба.

Такое небо – тьфу! – не стоит и плевка!

 

Некоторые рубаи старого перса позволили европейским учёным предположить, что смелые идеи Хайяма не были гласом вопиющего в пустыне – но разделялись интеллигенцией. В самом деле, сама идея Харабата, где обитали разливавшие запретное вино пир-и муган (старцы магов), танцевали и пели в компании риндов «падшие женщины» сумела оживить изначально суровую и жесткую атмосферу коранического ислама, породила суфизм братства ахи, обсерватории Насир-ад-дина Туси и Улугбека, светскую поэзию иранских поэтов; школу миниатюр, позволившую мусульманам воочию представить себе ад и рай, бесов и ангелов, даже самого пророка Мухаммеда – заслуга буддисткой системы образов, и даже европейских художников.

Что вновь позволяет мне сделать последнее – и самое важное критическое замечание. Полагаю, что оно достойно того, чтобы быть внимательно выслушанным.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за ноябрь 2017 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению ноября 2017 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

10. Выбор ислама
11. Ислам исторический
12. Гнусные майя, или Приговор без изъятия
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

18.11: Лачин. Три русских стихотворения об Ульрике Майнхоф (рецензия)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!