HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 г.

Мастерство перевода

Анзя Езерска. Голодные сердца

Обсудить

Сборник рассказов

 

Перевод с английского и вступление Дана Берга

 

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 26.10.2018
Оглавление

1. От переводчика
2. Крылья
3. Голод

Крылья


 

 

 

«Сердце в груди моей – словно в тюрьме! Оно жаждет любви – и нет у меня никого!» – возвысила голос Шейна Пейсах, сидя в своей полуподвальной комнате и глядя на улицу сквозь оконное стекло. Тут случилось чудо: солнечный луч прорвался в окно, заявив о начале весны. «Свет и тепло!» – с пафосом воскликнула Шейна Пейсах и протянула руки к посланцу солнца.

 

Снаружи по тротуару проходили девушки под руку с молодыми людьми. Доносился их довольный смех и весёлое щебетание. Молодые женщины катили коляски, слышалось сладкое гугуканье беседовавших с мамашами младенцев. «Я не завистливая, – решительно думала Шейна Пейсах, – но невмоготу видеть чужое счастье, когда своего нет!»

 

Она опустилась на стул. «Кому ты плачешься? Кто слышит тебя? Умом, что ли, тронулась?» – жалила она сердце своё беспощадными вопросами. Солнечный луч согрел ей лицо. Она понемногу успокоилась, принялась размышлять о незадачливой своей судьбе. Шейна Пейсах – служанка в этом доме. Ей двадцать два, и она бесприданница. Как ненужную вещь на полке, задвинут её подальше и не вспомнят о жалком и смешном существе.

 

«Если Бог послал мне луч солнца, почему не пошлёт чуть-чуть удачи, немного счастья? Я великовозрастная и бедная, но всё равно я хочу жизни и радости!»

 

 

*   *   *

 

Звонок. Шейна Пейсах открыла дверь. На пороге стоял молодой человек – фантастический персонаж её томительных снов. Свободный светлый костюм, белая рубашка с открытым воротом, новые ботинки.

 

– Здравствуйте. Моё имя Джон Барнес, – произнёс незнакомец.

– Я – Шейна Пейсах, – дрожащим голосом выдавила из себя девушка.

– Очень приятно. Вы можете показать мне комнату, сдаваемую внаём?

– Сейчас, обождите минутку! – засуетилась в поисках ключа Шейна Пейсах.

– Я жду.

– Хозяйка Миссис Стейн вернётся только к вечеру. Я все покажу и расскажу.

– Замечательно.

– Миссис Стейн прекрасная кулинарка, вам обеспечены вкусные завтраки и обеды.

– Я смогу поставить здесь настольную лампу? – спросил наниматель, осматривая комнату.

– Конечно. Вы, наверное, учитель или писатель?

– Иногда я читаю лекции.

– Я уверена, что вы непростой человек. Это так возвышенно – читать, учить, писать...

– Откуда вы приехали в Америку?

– Я из России.

 

Шейна Пейсах с трудом разбирала смысл его слов, лишь с трепетом внимала музыке голоса. А Джон Барнес, молодой университетский преподаватель социологии, готовивший диссертацию о проблемах адаптации переселенцев в Америке, благодарил судьбу, что так вовремя свела его с российской иммигранткой – отличный материал для исследования! Он задавал ей вопросы, пользуясь своим умением побуждать людей открывать сердца.

 

– И давно вы здесь живёте, Шейна?

– Уже два года.

– Я думаю, вы ходите в вечернюю школу?

– Нет! Откуда мне взять время? Мой старый дядя возложил на меня все заботы по дому.

– Значит, вы остаётесь по вечерам с дядей?

– Да. Но я благодарна ему. Он купил мне билет в Америку. Старику нужна моя помощь.

– Вы не боялись уезжать из России?

– Чего мне было бояться? Коровы, за которыми я там ходила, жили сытнее меня.

– Ах, бедное дитя! – вмешалось сострадание в научный процесс.

 

Кто прежде называл Шейну Пейсах «бедное дитя»? Да ещё так сочувственно! Слёзы подступили к горлу. Она набралась смелости и посмотрела в лицо молодого мужчины. Какие добрые глаза! Наверное, у него золотое сердце. И как легко с ним говорить!

 

– Один из квартирантов учил меня английскому языку и подарил книгу.

– Большая удача!

– Когда я читаю её, я забываю этот мир, у меня вырастают крылья и уносят меня!

– Можно взглянуть на эту чудо-книгу?

– Вот она. Называется «Сны и мечты»!

– Да, я вижу... Вы посещаете библиотеку, Шейна?

– Библиотеку? Нет... Я не знаю...

– Я запишу вас, когда поселюсь здесь!

– Ой, вы серьёзно? Вам подходит комната?

– Конечно. Вы приготовите её к следующей неделе?

– Обязательно!

– Я покажу вам полезные книги, они помогут больше, чем сказки о снах!

 

Джон Барнес раздумывал о том, как он снабдит девушку учебниками жизни, и они помогут ей найти себя в новой стране. «Тогда у неё действительно вырастут крылья!» – подумал он и преисполнился энтузиазмом учёного, предчувствующего успех эксперимента.

 

Шейна Пейсах упивалась его словами. Какое счастье: небеса услышали её молитвы! Забыв церемонии, она схватила его за руку: «О, мистер Барнес! А вы не согласитесь давать мне уроки английского? А я буду вашей прачкой! Говорите со мной – это важнее всех книг на свете!». Он отпрянул, обеспокоившись чрезмерностью эмоций, и сухо подтвердил необходимость изучения языка. Взволнованная Шейна Пейсах не заметила перемены в его голосе. «Как широк диапазон черт характера этих иммигрантов – от раболепия до агрессивности...» – умозаключил на обратном пути молодой социолог.

 

Джон Барнес ушёл, а Шейна Пейсах стояла как вкопанная и пыталась вспомнить, о чём они говорили. Слова куда-то пропали, и только ощущение счастья переполняло душу. Она витала высоко-высоко над землёй – это сны сбывались. Она принесла из кухни к себе в комнату осколок зеркала – теперь его место здесь.

 

«Этот молодой американец согласился здесь жить из жалости ко мне, или он понял, как огромно моё сердце?» – безответно спросила она себя. – «Кто ты такая есть, Шейна Пейсах? Разве нужна ты такому мужчине, как Джон Барнес?» – задала она себе вопросы потруднее. – «Если никто из людей не низок настолько, чтобы не удостоиться любви Бога, то человек тем более может меня полюбить!» – нашла она победительный ответ.

 

 

*   *   *

 

 «Шейна Пейсах! – раздался сердитый голос дяди. – Чего ты стоишь как чучело? Спишь на ходу! Не слышишь разве – стучат по трубам! Жильцам нужна горячая вода, а у тебя огонь в печи погас!»

 

Дядин зов мигом столкнул Шейну Пейсах с высоты мечтаний в приземлённый каждодневный круговорот. Вновь перед ней ненавистные печь, зола, тлеющие угли – мучительное ярмо обыденности. К вечеру она покончила с работой. Услыхала за дверью пронзительный голос свахи миссис Мелькер – гостья предлагала дяде решение судьбы Шейны Пейсах.

 

– Мотке, торговец рыбой, вдовец, ищет себе жену, чтобы готовила еду и присматривала за его детьми. Грех упустить такой шанс – прекрасная партия для вашей племянницы! Вы же понимаете: девица в солидных годах и без приданого...

 

Шейна Пейсах навострила уши.

 

– Нынче одинокие мужчины не торопятся жениться даже на молодых девушках, – продолжала миссис Мелькер, – им подавай девицу с деньгами. Счастье Шейны, что Мотке любит вкусно поесть, а денег на рестораны у него нет. Он прознал, какая она отличная хозяйка, и готов взять её без цента за душой!

– Чтоб мне так жить! – взвизгнула миссис Мелькер, бия себя в грудь, – чтоб не видать мне моих детей женатыми! Я сватаю вам Мотке не ради нескольких его долларов. Я делаю это для бедной сироты! Я женщина и мать, и сердце моё разрывается, когда я вижу неустроенную девушку в её годы!

– А для меня кто будет готовить еду? – взорвался дядя. – Кто станет делать всю работу по дому? Пятьдесят долларов я заплатил за её билет в Америку! Не слишком ли мало я успел получить взамен?

– Подумайте о Боге! – возмутилась сваха. – Девушка живёт без отца, без матери. Время торопит. Хотите, чтоб косы её стали седыми, а она – без мужа? В Талмуде нашем сказано – последним куском пожертвуй, но помоги сироте найти пару! Не закрывайте себе дорогу в рай!

– В Америке люди не уповают на Бога и его рай. Каждый должен думать о себе сам! Если я её отпущу – что станет со мной, и кто будет работать?

– Помогите ей! Пусть она поднимет голову в этом мире! Не можете вы, что ли, податься в дом для престарелых?

– Большие деньги нужны, чтоб получить такое место. Не знаете, как в Америке? Оси не смажешь – колёса не завертятся...

– Выходит, не жалко вам сироту, и не сочувствуете вы родственнице! Все свои молодые годы она задыхалась во тьме, а теперь, когда блеснул луч света...

– А меня кто пожалеет? – прервал дядя свою сердобольную собеседницу. – Всё-таки, кто этот Мотке? Будет мне место преклонить голову в старости? Где он торгует?

– На Эссекс-стрит, возле Деланси.

– А-а-а-а, так это Мотке Пельц! Знаю, знаю! Говорят, он уморил жену голодом! У него каждый цент надо на коленях вымаливать. Отдать мою бедную Шейну погибать в нищете и с голодухи?

 

Шейна Пейсах не выдержала. Она ворвалась в комнату к радетелям своего будущего. «Я не сижу на вашей шее, дядя! И не беспокойтесь о моих седых косах, миссис Мелькер! Слава богу, я в Америке, а не в России. Здесь женщина сама обеспечит себя и проживёт без мужа!» Она накинула на голову платок, стремглав выскочила на улицу и побежала куда глаза глядят. Гнев душил её.

 

 

*   *   *

 

Дядя уже спал, когда Шейна Пейсах вернулась домой. В сумраке газового света лицо его выглядело жёлтым и жалким. «Бедный старик, – с состраданием подумала она, – что знал он хорошего? Зарабатывал на кусок хлеба – вот и весь его век!» Усталая, она сразу уснула, и ей пришли сладкие видения новой жизни. Утром она вскочила с кровати и почему-то запела песню, которую ребёнком слыхала от матери.

 

Шейна Пейсах каждый час подходила к осколку зеркала, и расплетала косы, и укладывала свои пышные волосы по-новому, и вновь заплетала их. Ей очень хотелось соорудить причёску, как у дочери домовладелицы.

 

«Ой-вей! Как ужасна моя одежда! – воскликнула Шейна Пейсах, трагически заломив руки. – Мне необходимо купить новое платье и носить шляпу вместо обтрёпанного платка! Какой американец согласится пойти рядом с девушкой, одетой в лохмотья? Теперь моя жизнь зависит от того, как я буду выглядеть в глазах мистера Джона Барнеса!»

 

«Где взять деньги? Нет ни родителей, ни друзей, чтобы помочь, – запричитала Шейна Пейсах, – заложить разве пуховую перину? Стыдись, Шейна! Ведь это единственная память о матери! Нет, ты не права, Шейна! Чего бы не сделала мама ради твоего счастья?» Рассуждая сама с собой в таком духе, она приняла наконец решение.

 

Хозяин ломбарда мистер Зарецки был занят подсчётом дневной выручки, когда Шейна Пейсах вошла в его сумрачные владения с огромным свёртком в руках и положила на алтарь перед ним свою жертву. В волнении она перебирала пальцами бахрому видавшего виды платка.

 

Скупщик поднял на девушку серое лицо. «Ну, – ощупывая перину проскрипел Зарецки, и опытные пальцы признали несомненное достоинство вещи, – сколько вы просите за это?» Дьявольский блеск корыстных глаз парализовал Шейну Пейсах, и она стояла молча, боясь вымолвить слово.

 

«Пять долларов!» – сказал Зарецки. – «Пять долларов?» – пролепетала Шейна Пейсах. Дрожащими пальцами она стала сворачивать своё богатство, готовая сбежать из царства алчности и обмана. С полок на неё глядели сотни вещей, и ей казалось, она слышит вздохи и стоны попавших в беду владельцев часов, самоваров, браслетов, серёг, колец, шуб.

 

Робость девушки тронула Зарецкого. Она не торговалась, как другие, не бунтовала, не стыдила его – только беспомощно молчала. «Зачем вы закладываете перину? Кто-нибудь заболел в семье?» – спросил скупщик. Шейна Пейсах ответила невпопад. «Мама моя собирала перо к перу, она начала это делать, когда я была ещё в колыбели...»

 

Скупщик не стал ни о чем больше спрашивать. Он проявил широту души. «Даю вам десять долларов! Вы довольны?» Шейна Пейсах радостно выхватила из его рук деньги. «Ой, мистер Зарецки, вам воздастся за доброту!» – воскликнула она и выпорхнула из ломбарда.

 

Следующим вечером Шейна Пейсах отправилась за покупками. На одной из витрин она углядела великолепную соломенную шляпу, украшенную алыми матерчатыми вишнями. «Это то, что мне нужно!» – подумала она и через минуту приняла поздравления продавщицы с обновой. Красный цвет вишен пробудил в ней воспоминания о цветущих полях и лесах России. Да, ей подойдёт платье цвета российских просторов – зелёное, и чем ярче, тем лучше. И она выбрала себе именно такое, с пояском и с кружевами. «Только быть красивой, только быть красивой, – повторяла она, – не для себя – для него!»

 

Шейна Пейсах считала дни, часы, минуты до прихода мистера Джона Барнеса. Нарядившись, она сидела в своей комнате и сгорая от нетерпения глядела через окно на крыльцо. И вот он появился. Ей хотелось броситься ему навстречу, крикнуть на весь мир, как заждалось голодное сердце. Конечно, она этого не сделала. А он поднялся в свою комнату, пройдя мимо её двери. И ещё день, и ещё два дня она, сидя в новом платье и в шляпе, наблюдала за ним из своего укрытия и надеялась, что он вспомнит о ней.

 

Утомлённая бесплодным ожиданием, на сей раз Шейна Пейсах не нарядилась. И вот тут-то свершилось – она услыхала звонок! Он вошёл, смущённо спросил, не передумала ли она идти с ним в библиотеку. Как она обрадовалась! Договорились на завтрашний вечер. Прощаясь, он поймал её взгляд – так смотрит бездомная собака, молящая о внимании. «Несчастные иммигранты, – подумал он, – как, должно быть, она одинока!»

 

«Он не забыл! – ликовала Шейна Пейсах. – Голос его уносит меня в небеса! Я снова живу, и солнце светит!»

 

Задолго до назначенного времени Шейна Пейсах надела новый наряд – быть красивой для Джона Барнеса! С нетерпением глядела на часы. Стрелки двигались необычно медленно, зато каждый щелчок механизма приближал встречу.

 

Шейна Пейсах репетировала приветственные слова: «С вашей стороны, мистер Джон Барнес, было чрезвычайно любезно уделить немного времени... – нет, это не годится! Я начну так: я не нахожу слов благодарности, мистер Джон Барнес, за вашу готовность снизойти... – и это плохо! Боже, почему я не могу сказать то, что думаю: вы ангел небесный, вы спасли мне жизнь, я счастливее вольной птицы...»

 

Но вот раздался звонок. Трепеща всем существом, Шейна Пейсах открыла дверь, и мистер Джон Барнес стоял на пороге!

 

– Вы преобразились, вы расцвели, Шейна!

– Да, это моя первая американская одежда! – сияя гордостью воскликнула она.

– Отлично! Вы выглядите американкой, осталось стать ею!

– Вы поможете мне? – в глазах её светилось безграничное доверие.

– Да... Вы думали, что вам нужно предпринять? – спросил он, когда они вышли из дома.

– Не знаю. Я хочу удрать из этого подвала.

– Вы бы хотели научиться профессии? На фабрике, скажем.

– Научиться? О, я страшно хочу учиться. Только дайте мне совет!

– К чему ваши руки хорошо приспособлены?

– По-моему – ко всему! Вы не думаете, что мне стоит поискать занятие для головы?

– Мы обсудим это, когда вы прочитаете книгу, помогающую обнаруживать способности.

– Какая тишина! – прошептала она, входя в библиотеку, – это лучшая музыка!

– В тихом этом месте громко говорит только мудрость книг, – весомо заметил её спутник.

– Какие умные лица у этих нарядных женщин! – прошептала она, разглядывая читательниц.

– Умное лицо поважнее наряда...

 

Девушка за служебным столом пригласила их подойти. Помогая подопечной, мистер Барнес принялся заполнять её читательскую анкету. Шейна Пейсах тем временем разглядывала неброскую одежду библиотекарши. Тревога закралась в её душу. «Что он имел в виду, говоря об умных лицах и нарядах? Вдруг, ему не понравилось моё платье? Или шляпа? Слишком яркие?»

 

По разговору, который вели мистер Барнес и девушка, Шейна Пейсах поняла, что эти двое принадлежат к одному общему для них миру, а она – к другому. Шейна Пейсах с завистью уставилась на ухоженные руки библиотекарши. Ставя свою подпись на анкетном листе, она старалась закрыть головой и плечами свои красные пальцы с трещинами на коже и чернотой под ногтями.

 

– Я весь день провёл в помещении. Вы не против прогуляться на свежем воздухе? – спросил мистер Барнес, когда они вышли из библиотеки.

– Я не против! – эхом поспешила ответить Шейна Пейсах, ведь это было её самое большое желание в этот момент.

– Если вам по силам, мы можем дойти до причала.

– С радостью! Я как на празднике. Я в первый раз вижу Америку! – сказала Шейна Пейсах и смело взяла под руку мистера Джона Барнеса.

 

Молодому учёному пришла в голову новая мысль: даже в этом грязном и шумном гетто, где измученные борьбой люди заняты, казалось бы, только суровым добыванием хлеба насущного, можно встретить трепещущее радостью существо. «Неужели за два года в Америке никто не показал вам нашу страну?» – спросил он. – «У меня никогда никого не было, но то, что происходит со мной сейчас – прекраснее всякого сна!»

 

Света луны и звёзд доставало мистеру Барнесу, чтобы видеть праздник в глазах спутницы. Они дошли до конца причала. Голоса вдалеке почти не доносились до них. Они одни. Шейна Пейсах украдкой взглянула на его прямые широкие плечи. «Как силён, добр, хорош!» – мелькнуло у неё в голове. Она невольно потянулась к нему, прижалась. «Ах, бедняжка, вы так одиноки!» – охваченный состраданием проговорил он, открывая объятия и привлекая её к себе. Душа её таяла, и тело уносилось ввысь...

 

 

*   *   *

 

Минуло три дня с памятного вечера. Джон Барнес не появлялся. Он исчез как сон, но разве это был сон? О нет! Ничего более реального не случалось до сих пор с Шейной Пейсах! Скорее, всё остальное следовало бы назвать сном. В её ушах звучал его голос, губы хранили тепло поцелуев, и сердце сладко ныло от любви – заглянувшей случайно гостьи. «Ах, бедняжка, вы так одиноки...» – жалостливость этих слов огорчала её.

 

Она думала о нём днём и ночью. Мысленно она сочиняла ему письма и мысленно отправляла их. Она вздрагивала от шагов, от стука – не он ли? Пришла очередь уборки второго этажа – там комната Джона Барнеса. Она зашла. Здесь его вещи, одежда. Она погрузилась в сладкие мечты.

 

И тут он вошёл. Лицо мрачно, отводит взгляд. Руки висят как плети, а она думала, они обнимут её! Ослеплённая отчаянием, она хотела броситься вон из комнаты. Он остановил её. «Как джентльмен, я обязан извиниться перед вами, Шейна. Случившееся в тот вечер – минутная моя слабость. Это не повторится и...» Она не дослушала, убежала стремглав, сгорая от стыда.

 

«Боже праведный, – воскликнул он, оставшись один в комнате, – она поняла всё не так, и бесполезно объяснять ей. Я должен немедленно убраться из этого дома. Чистая совесть дороже диссертации. Честность – первая добродетель учёного!»

 

Шейна Пейсах видела через окно, как Джон Барнес выходит с чемоданом. Ей хотелось крикнуть: «Не покидай меня! Ты единственный луч света, и нет другого!». Она не кричала, она шептала эти слова сухими своими губами. «Ой-вей, для него всё было иначе, всё было ничем. Я не леди, я не подхожу ему. Он сказал о себе – джентльмен. Что это значит? Джентльмен – это тот, кто не умеет любить!»

 

Шейна Пейсах сидела на кровати, охватив голову руками, думала о своей жизни. Она не умела подолгу отчаиваться. «Нет, я ничего не потеряла, я только нашла. Я ещё покажу ему, кто я есть! Я выучусь, мне не стыдно будет смотреть ему в глаза, я стану ему под пару!»

 

Шейна Пейсах просидела всю ночь, размышляя и строя громадные планы. Утром луч солнца ворвался в комнату и принят был с радостью. «Ты должна быть благодарна мистеру Джону Барнесу! – воскликнула Шейна Пейсах. – Он сделал для тебя бесконечно много – он дал тебе крылья!»

 

 

 


Оглавление

1. От переводчика
2. Крылья
3. Голод
Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

07.11: Виталий Семёнов. На разломе (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!