HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2018 г.

Сергей Матюшин

Белый вальс

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 13.07.2012
Оглавление

1. Часть 1
2. Часть 2
3. Часть 3

Часть 2


 

 

 

И вот в середине вечера приятели присмотрели двух школьниц из новеньких.

Кажется, это было что нужно.

Девочки танцевали редко, часто отказывали, и даже – как заметил Владик с ревнивой радостью – одна из них с половины танца отшила парня, позволившего себе какую-то вольность. «Не хами с ними, – сказал Владик другу, когда они решили пригласить девочек в первый раз. – Полегче со своим блатняжьим. Снимаем этих. Постепенно». Потанцевали, постояли в уголке, побеседовали. Кажется, все друг другу понравились – теперь надо было кадрёж форсировать. Владик радовался, что друг слегка преобразился: перестал непрерывно хохмить на слободском языке и юлить как шут. Валера и сам как-то притих, угомонился, и всё чаще выискивал в толпе этих девочек.

Довольные, что вечер пройдёт не зря, они ходили в буфет пить не очень желаемое пиво, скрывая друг от друга нетерпение и радость хорошего выбора, ревниво думая, что девушки беспокоятся – не ввязались ли они в драку, не ушли ли с другими, и – ждут! В смрадной от запаха дешёвого вина и дыма курилке при звуках начавшейся музыки не спешили, как другие, в зал, давая тем самым понять, что у них-то «всё давно на мази и в большом поряде, шустрить уже не надо». Отойдут в уголок и снова обсуждают что-нибудь из предстоящего, уже совершенно обязательного. «Г-главное, – говорил некрасивый Валера, не скрывая своих сияющих глаз, – узнать, где гёрлы живут, вдруг они со старого города? А то упрёмся, как тогда, помнишь? Полночи потом домой чёкали». – «Ништяк, – сурово говорил и уверенно кивал Владик. – Жили бы в одном месте или хотя бы близко друг от дружки, остальное фигня. Копейки у нас есть. У тебя есть? Дать пару тугриков на всякий случай?» – «А если на Пески или в Слободку? Пойдём? Слободские да песочники знаешь, какие? За своих д-девок потроха вынут». – «Не сикай раньше времени, – сердился Владик. – У тебя с собой что-нибудь такое есть?» Валера закрывал глаза и со значением медленно кивал: «Всегда». – «Ну и всё. Оторвёмся, случай чего. У меня тоже кенжик в рукаве на липучке. Пусть сунутся». Когда к ним подходили знакомые и спрашивали с подмигиванием и блудливой ухмылкой: «Ну как клёв?», суетливый Валера поспешно отвечал: «Порядок. Рандевушка пять баллов. А у тебя сухо, да ты?» – «Невпротык пока», – защищались матерно от чужой удачи иные. «Ну так и вали давай шершей ляфамить!» – глумился Валера. Владик же лениво, словно предстоящее провожание было для него делом обычным и довольно-таки поднадоевшим, вздыхая, говорил в сторону: «Лады... Надыбали. Видал, наверное, два малька рыженьких в белых юбочках шёлковых?» – «Да ну? Это те-то? Кажись, это сестрички со старого города, они тут впервые, Оля и Юля, я слышал, у них батяня какая-то шишка важная. Смотрите, как бы чего...» Перемигивались, Валера удовлетворённо кивал: значит, живут рядом, а в старом городе шпаны не водится. Приятели хлопали по плечам, желали успехов и, увеличив завистью своё невезение, спешили в зал. Один всё же задел: «Пухлявенькая тёлка твоя, Валерик? Будешь мять, не загноись смотри, они вообще-то в Доме офицеров ошиваются, а тут ты...» Валеру перекосило, он было дёрнулся, схватился за задний карман джинсов, там был кастет, но Владик резко и крепко сжал плечо друга: «Ти-ихо, Валёк. Тихо. Не рыпайся пока. Мы ему припомним. Давно нарывается, падло... Спокойно. Их тут четверо сегодня». Валера кусал губы и, страшно заикаясь, ругался по-чёрному, чтобы скрыть слёзы и ярость. «Да хватит тебе материться!» – вдруг крикнул Владик, сам весь белый и дрожащий.

 

После затянувшегося перекура они не нашли в поредевшей толпе своих девочек.

Растерявшись, побежали в раздевалку. Валера помыкался около женского туалета, сходил в буфет. Владик вышел наружу – недалеко от входа, в свете фонаря стояли суворовцы. Владик знал, как это у них, кадетов, делается: один в гражданском заходит в зал, высматривает новеньких и свежих, просит их выйти на минутку наружу, а там поджидают с шоколадом и цветами кадеты. Этих гадов тут били не раз, но они крепкие, сплочённые, рослые и наученные, трудно справиться. Оля и Юля стояли в световом круге, смеющиеся, с цветами...

Остатки хмеля моментально и окончательно выветрились из головы. Стало скучно и пусто. Захотелось пить.

– Во фигня какая, д-да ты? – обиженно, растерянно, едва ли не жалобно произнёс Валера. – Чего это они? Почти ведь договорились, а, Владь?

– Вон, смотри, – тяжело и часто дыша, показал Владик на группу высоких, почти одинакового роста суворовцев около раздевалки. – Додул? С-сикухи, понял?.. – жутко процедил он, бледный. – Что-то надо делать с этими рембами.

Валера понял. Малейшая надежда обнаружить коварных школьниц развеялась окончательно, слишком клёвые кадры были эти девочки в маленьких беленьких шёлковых юбочках, чтобы кадеты могли их упустить.

 

И вот, в который уже раз, с неумолимой и горькой очевидностью стало ясно – кто ты есть такой, заикастенький поселковый шибздик с окраины, слесаришко с непромываемыми заскорузлыми ногтями, и – кто все они, эта непобедимая банда, холёные и самодовольные хари и те, никогда недосягаемые чистенькие девочки из хороших семей, и, может быть, Оля или Юля играет где-нибудь в тепле среди ковров и хрусталя, на пианино полонез Огинского, я тоже знаю эту музыку, она хорошая, а суворовец слушает и разговаривает с её папой и мамой, не будет же Оля стоять в холодном подъезде с суворовцем... Никогда тебе не быть в их удачливом, светлом и весёлом мире, где всё сияет и полированное, никогда не испытать спокойной уверенности в себе и снисходительного презрения к другим, особенно к таким, как я, кто в три смены... никогда не станет твоей возвышающей, утверждающей радостью – никогда.

Зависть, опустошающая и обессиливающая, а потом уже и злобная, вырастет в тебе и, словно железная плесень опутает неприкаянное сердце и одинокую твою душу, и будет непреодолимо требовать выхода, удовлетворения, у, как бы я сейчас размазал всех этих кадетов по стенке, но мало нас, Владик, ты видишь, вон мент, смеясь, разговаривает с ними, а с нами – никогда. Мент охраняет кадетов, Владик, от нас с тобой.

 

Вяло, не зная зачем, вернулись приятели в полупустой зал.

Вот тут-то и объявил бас-гитарист дамский вальс. И Владик, которому стало противно от слабости друга, зная, что Валеру девушки приглашают редко, предложил уйти.

Они молча топтались в холодном фойе, с поддельным интересом разглядывая фотографии почётных людей района, спортивные вымпелы, кубки, грамоты. Под стеклом на зелёном бархате лежал допотопный отбойный молоток, полированный: «Этот отбойный молоток подарил нашему клубу...»

В последней надежде Владик и Валера всматривались и прицеливались – к кому бы подойти, познакомиться, привязаться. Но недавнее счастливое возбуждение сменилось вязкой заторможенностью, и всё, что так недавно казалось лёгким и забавным, стало нелепым, безнадёжно дурацким. Да и к кому было подходить? Девушки, не нашедшие провожатых, перестарки и дурнушки, с гордым видом нарочито поспешно одевались и, презрительно поглядывая на разборчивых парней, стремительно уходили, прижимая к уху мобильники, словно в недалёком месте их ждал жених и весёлая компания. А приставать к занятым было опасно, недолго и «полпера промеж крыльев схлопотать», с этими делами тут было строго.

Валера, уныло прислонясь к обтёртой колонне, курил над урной, источавшей ядовитый запах недобитых окурков.

Прощаясь, целовались в углу немые, почему-то всегда отлично одетые парни. Зачем они лижутся, как гомики, когда расстаются? Но сейчас Валера завидовал им. Постоянно они вместе, большой сильной компанией, а тут... Говномесы, кадеты и шпана всегда вместе.

Владик делал вид, что кого-то высматривает среди одевающихся: приподнимался на цыпочки, вытягивал шею, щурился и косил. Девушка, которой сияющий румяный суворовец помогал надеть пальто, случайно задела голодный взгляд Владика и, томно полуобернувшись к своему мгновенно переломившемуся в талии спутнику, с лукавой гримаской что-то пролепетала, указывая в сторону Владика подбородочком и поднятым к нему оттопыренным мизинцем с чёрным длинным ноготком; суворовец присел, закрыл один глаз, глянул вдоль её пальчика, словно прицеливаясь, и Владик уловил обострившимся слухом: «Пук-пак, и нету мальчонки!» Журя обольстителя и дуэлянта, девушка хлопнула его ладошкой по щеке, но ещё раз обернулась и через плечо подмигнула Владику. Кровь бросилась в голову: почему кадет, а не я? «Посмотрим, гад, кто кого пук-пук, – прошептал Владик. – Встретимся ещё». Суворовец удивлённо вскинул одну бровь: «Ты на кого писку дрочишь, мухомор?» Владик похолодел: неужели этот услышал? Но, собравшись с духом, сквозь зубы цыкнул слюной прямо перед собою – вроде пальнул в выпендривающегося курсанта. Тот склонил голову набок и ухмыльнулся уголком рта. Владик прикрыл глаза, чуть не застонав.

– Чего телебенькаешь промежду тут? – обернулся Валера.

Подошли знакомые.

– Ну что, Влад, где гёрлы-то? Отшили, что ли?

– Ну их, – беспечно сказал Валера. – Живут далеко.

– Пипи-кака, – натянуто улыбнулся Владик, и приятели тоже хотели посмеяться, но получилось плохо.

 

 

 


Оглавление

1. Часть 1
2. Часть 2
3. Часть 3
Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

12.11: Художественный смысл. Три загвоздки (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!