HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Сергей Матюшин

Белый вальс

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 13.07.2012
Оглавление

3. Часть 3
4. Часть 4
5. Часть 5

Часть 4


 

 

 

Владик обернулся к девушке:

– Поплыли, золотая рыбка?

– Меня, между прочим, зовут Зина, – кокетливо сказала золотая рыбка. – А тебя – Владик, а твоего друга – Валера, а меня – Зина. Какая я тебе золотая рыбка? Интересный у тебя друг, потешный такой. Чудненький мало-мало? Заикастенький. Или он этот, комик жизни?

Владик остановился.

Чего вот они все сегодня просят, и эта сучка тоже нарывается. Что им Валера сделал?

Он уже решил повернуться и уйти молча, догнать друга. Но Зина дотронулась до плеча, даже как бы слегка погладила: ладно, ладно, не обижайся. И не стой давай. Пойдём... Я же просто так, пошутила чуток. Он у тебя добрый, настоящий друг. Забавный мальчик, а что заикается немножко, так это ерунда, даже интересно. Я же всё понимаю, Владик. Не сердись зря, а то когда надо будет сердиться, не рассердишься, не потрачивайся. Пойдём вон туда. Владик оттаял. Облегчённо вздохнув, он всё же непроизвольно оглянулся в тесную темноту незнакомой окраинной улочки. Зина заметила и засмеялась: что, Владик, у тебя плохое настроение? Увели кадеты ваших девочек... Это офицера всем надоели, спасает только, что они косяками ходют, а то бы… Или ты темноты боишься? Всё ещё темноты боишься, да? Где ты работаешь? Или уже в технаре? Откуда ты знаешь, что увели? – с удивлением сказал Владик. Да уж зна-аю, я всё знаю. Шпаны у вас тут... Какие-то Базаны, Манаи, Попики... Гад буду. Девки на Песках, и то шпана. Ладно, Владик, ладно тебе. Манай в армию пойдёт, он теперь тихарит. Базан завязал вроде. Давай о них не будем говорить. Ты вот любишь, когда такую погоду, ну вот когда моросит, моросит. У нас на Пролетарке и то меньше, – сказал Владик. Смотри-ка, всех знаешь. И Гроба с Витошей тоже знаешь? Не бойся, кто со мной, не тронут. Своя, что ли? А я и не боюсь, чего мне бояться. Без цепки от велика не плаваю, – похлопал он по заднему карману джинсов. Учёный. Не боюсь я ваших. Весь в швах и шрамах? – хрипло сказала Зина.

Тоска, тоска скользкой холодной змеёй заползала в грудь. Смеётся эта шлюха, что ли? Кто с ней, того «пески» не трогают. Надо же...

Зачем своя? Никакая я им не своя, зачем так говоришь? Вообще-то они добрые мальчишки, я их жалею, они это знают. Только им в жизни совсем не повезло. Вон у Базана батя опять сел, уже в третий раз. По мокрухе, это надолго. Добрые, как же! Чухнуться можно, какие добрые. Твой Базан брательнику моему котелок молотком чуть не проломил, ничего себе добрые. Ладно, Владик, когда это было... Знал бы ты, как мне всё это надоело. Сил никаких нет. Ты кто? Чего – кто? Вот где работаешь, учишься. Так, вообще. Мне всё про тебя интересно, рассказывай. Я шофёр, – сказал Владик. Учусь ещё. Скоро в армию. На курсах учусь, – заспешил он испугавшись, что Зина подумает – школьник. На шоферских. А работаю токарем. Сначала мы с Валерой в морском клубе учились, военкомат послал. Морзянка там, подводное плавание, комплект номер один, комплект номер два... Знаешь, как здорово! На шверботе ходили под парусами. Знаешь швербот? Откуда мне знать? Выгнали нас. За самовольное погружение. Ну чего они, издалека только показывают, а в руки не дают. Скоро в армию. Я умею отлично стрелять из мелкашки. Теперь послали в шофёрскую школу. Скучно там, а мать говорит, шофёрская лучше, специальность будет. Служить когда, в этом году уже? Отсрочку пока дали. Из-за матери. Болеет, а братан уехал в тундру. Но я всё равно в подводный флот пойду. На атомную лодку. В загранку чтобы ходить. А ты-то где пахаешь? Я же говорю, в ларьке. А чем у тебя мама болеет? В каком ларьке? На рынке, что ли? У нас на заводе буфет так называют, там мало что продают, как в ларьке, которые, ну, в зоне, в тюрьме. Для смеха прозвали. Зава-ал, – скучно протянул Владик. Ларёк какой-то... Какой ларёк? Он снова оглянулся – показалось, сзади шум, шаги. Слушай, у тебя что, тоже кто сидел? А я шофёр. Скоро в армию. И попытался насвистывать мотив древней песенки «Ветер за кабиною носится с пылью». Ве-етер за кабиною-ю-у носится с пылью, скоро поворо-от, осторожно шофёр, – тихо, низко и хрипло пропела Зина. Может быть, протянет последние мили-и, – фальшиво, но мужественно подхватил Владик, – твой надёжный друг, забыл слово, мото-ор... Получилось совсем невпопад, засмеялись, и стало как-то свободнее, словно наконец-то лопнула внутри пружина отчуждения. Хотели ещё спеть, но слова не вспомнились. Владик осторожно взял Зину под руку и с мелькнувшей досадой почувствовал, как привычно и быстро, словно автоматически, Зинин локоть прижал его ладонь. Зина благодарно глянула, высвободилась, и сама удобно и уютно взяла его и вся стала ближе, ощутимее.

 

За тёмными купами деревьев угадывались дома с редкими и подслеповатыми огоньками в окошках. Пахло дымом от невидимого костра, вдруг эти базаны сидят в роще... Тишина между порывами ветра стояла уже совсем ночная, непроглядная, ужасная. Казалось, уши шевелятся как у кошки, ловя непонятные шорохи, какие-то шмыги и скрипы. Никак не удавалось расслабиться. Ладно, всё равно хорошо, затаённо подумал Владик и неожиданно для себя громко и развязно начал рассказывать какую-то историю про ненавистного певца Пиксика и его лабухов, которые жмурика, покойничка, значит, сволокут на жидовский погост, по стольнику на нос, если жмур из белых, и к швейкам в общагу, а там... и споткнулся на этом «а там», и бог весть куда бы его унесло, не перехвати он недоумённый, показалось – слегка насмешливый взгляд Зины. И Владик, не переводя дыхания, принялся пересказывать недавно виденный фильм, радуясь, что получается смешно и складно. Подумайте! – восторгалась Зина. – Умопомрачение просто. Надо же, а я не смотрела ещё. Неужели он её так и не простил? Хорошо бы сходить, – улыбаясь, приникала она, – ты прям так здорово рассказываешь, говори ещё, говори, и как же она потом его нашла в Италии, да?

Проходя по краю кладбища, где особенно плотно толпились тёмные кусты, они стали беседовать тихо, как дети, невольно прижались друг к дружке. Тропа глинистая, кочковатая. И напрасно вспомнили оказавшегося общим знакомым мальчишку из бараков, случайно приколотого шилом на танцевальной площадке в парке. Владик взял чёрствую ладошку Зины, в его горсти почти поместился маленький её кулачок – упругий, худенький и холодный, он был похож на лапку мёртвого цыплёнка. А когда Зина оступилась, ойкнула, и Владик свободной рукой поддержал её за талию, Зина, немножко поднявшись на цыпочки, хрипло сказала:

– Поцелуй меня, Ладик, тихонько.

В отсветах далёких фонарей спокойное лицо её казалось красивым и таинственным, чуть улыбающийся рот невыносимо влекущим, она высвободила руку из ладони Владика и, как слепая, кончиками холодных пальцев провела по его лицу – лоб, висок, подбородок... зачем-то потрогала губы, погладила крылья ноздрей, где-то за ухом; её ладонь распласталась на шее; живыми, отдельными друг от друга существами зарылись пальцы в волосах – по лопаткам сыпанули мурашки, сладко стеснилось дыхание, Владик чуть ослаб, вдохнул, и дёрнулся обнять Зину, но она медленно и плавно вывернулась, и сама поцеловала, как клюнула в приоткрытые губы. Моло-оденький какой... – пропела она тихо. – Какая у тебя кожица-то гладкая, гладенькая-гладенькая, – опять касались её поспешные пальцы лица Владика, – нежная такая, как у девочки, волосики кудрявенькие, мя-ягонь-кие... усики чуть-чутошние... Владику стало не по себе: что это она как матушка в детстве, совсем как мамка... А подбородок-то у тебя какой, колючий-преколючий, – пыталась она схватить в горсть подбородок. А зачем тебе вот эта ямочка на подбородке, а? Чтобы девочки с ума сходили?

И – внезапно заторопилась: пошли, пошли скорее, близко осталось, на лавочке посидим, посидим, да, мы с тобой на лавочке, ты же ещё не собираешься бежать домой? У меня там такая лавочка чудесная есть, вот увидишь, и есть большое дерево, прямо под окнами, это моё личное дерево, я тебе покажу. К-какая лавочка? – плохо соображая, выдохнул набухающий желанием Владик.

 

 

 


Оглавление

3. Часть 3
4. Часть 4
5. Часть 5

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.07: Максим Хомутин. Зеркальце (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!