HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 г.

Сергей Матюшин

Белый вальс

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 13.07.2012
Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6

Часть 5


 

 

 

Слегка запыхавшиеся от быстрой ходьбы и непрерывных прыжков через камни, канавы, канавки и лужи, они вскоре сидели на сырой шаткой скамейке у деревянного дома.

Поредевшая крона огромного тополя просвечивалась фонарём, ветер дёргал и раскачивал тарелку рефлектора, и трепетные листья похожи были на мятущийся рой бабочек с блестящими тёмными крыльями. Пищал и бухал ставень на окне. Между порывами ветра сипел в листьях дождик, тогда становилось уютно и вроде бы теплее. Витая струйка текла с водостока крыши; не дожив до земли, распадалась, и часто-часто шлёпали большие капли по земле и чистеньким окатышам кирпича.

Похожий на громадный шлем богатыря, возвышался над кладбищенской рощей единственный и дырявый купол храма; иногда на нём, как живые, шевелились лохмотья толя.

Ну вот моя лавочка, а это моё дерево, вон роща и церковь, её скоро чинить будут, – говорила. Зина. Нравится тебе моё дерево? – Нормально, – никуда не глядя, сказал Владик, потому что ничего особенно не нравилось, даже наоборот, всё окружающее казалось мрачным, чужим, угрожающим. Как в деревне, никакой жизни не видно. Нравился только нежный и тихий, хрипловатый голос Зины, остро волновала близость её, Зина приникала, иногда клала голову на плечо Владику, ему очень хотелось целоваться, он всё порывался, посапывая, но та, тихо посмеиваясь, увёртывалась, отстранялась, прижимая к его губам влажную ладошку, её белое лицо освещалось ниспадающим светом болтающегося фонаря, лицо было в резких тенях. Она протяжно шептала: не надо, Ладичик, не на-адо, хороший мой, значит, не понравилось тебе тут, ой, куда это ты лезешь? Не нравится, а мне так очень даже, вот сам увидишь, как тут весной роскошно, кругом жёлтые цветы, просто кругом, в палисаднике черёмуха, цветы всякие... О-о, лезет и лезет, ну куда ты лезешь-то, а? Тут потом сирень, курочки по траве бегают, а на кладбище белая малина. А гуси? Гуси бегают? Какие гуси? А, ну да, как же, тоже бегают, бегают. Да не мацай ты, кому говорю! – засмеялась Зина неожиданно громко и резко. Не надо меня за дойки дёргать. – Почему н-не надо-то, чё не надо, – чуть заикаясь и смутно злясь на себя, спрашивал Владик. – Чё не надо-то, чего ты из себя, ну-ка, – силился он пропихнуть ладонь под туго застёгнутое пальто; проник к горячей мягкой груди – вспыхнул и затаился, затих, замер, боясь шелохнуться и напугать Зину лишним движением, но непослушная кисть шарила, мяла, сжималась самостоятельно. А Зина, откинув голову, вдруг крепко схватила руку Владика, и сама прижала что было мочи к собственной груди: сильнее! И – отодвинулась. Расскажи мне что-нибудь, Владик, кончай мять меня. Есть у тебя мама? Расскажи про маму. Болеет, да? Ну что же ты не рассказываешь ничего, у тебя такой хороший голосок. Ла-адик, Ладичик, словно будя, еле-еле потрепала она воспалённое ухо. У, какое горячее, как огонь. У меня батьки не было, если хочешь знать, – неожиданно грубо сказал Владик, тут же пожалел о сказанном. Ну и что? Чего такого-то? Всё нормалёк. А и ничего, милый, ничего, после долгой паузы прошептала Зина, целуя его, отстраняющегося, в лоб и в висок. Зачем на меня-то сердишься? У меня нет фигуры, у меня нет лица, меня мамка родила без посредства отца! – лихо продекламировал Владик. Но ничего смешного не получилось, наоборот, какое-то новое зло подступило к сердцу, даже целоваться внезапно расхотелось. Всё же он заставил себя произнести бодро и весело: хочешь дальше песенку расскажу? Не надо, нет, не надо мне такую песенку, сказала Зина и погладила по щеке. Какой ты весь тёплый, горячий, а уши-то, уши-то! У дураков уши холодные, проговорил Владик.

 

Что-то спешащее было в движениях и жестах Зины. Резки, как бы и не ласковы касания, цепкие пальцы могли больно дёрнуть за волосы, защемить кожу на шее и тут же нежнейше приласкать. Владик волновался всё сильнее. Вопросы, слова её казались бессвязными, взгляд был неуловим. Досадливо ощущая липкую влагу между своих пальцев, он протиснул в её рукав изъятую из-под пальто ладонь. Оё-ёй, как щекотно, говорила Зина. Вот ты про собаку рассказывал, расскажи ещё про собаку, она лаять умеет? Гаф-гаф смеясь, глянула она. Умеет так? Конечно, умеет, – отвечал какой-то другой Владик; опомнясь, смеялся вместе с Зиной над своими словами, но всё же начинал рассказывать про собак, о которых ничего не знал. И вскоре замолк. Замёрз Ладик, огорчённо вздохнула Зина, замёрз? Да не, всё нормально. Холодно ему и в самом деле не было, но непонятно откуда взявшаяся дрожь не унималась. Ага, замёрз, замёрз, всё равно замёрз, я вижу, – поднялась Зина, и Владик испугался, что она сейчас уйдёт. Но Зина, сжав колени, присела, тронула его щёки ладонями, повлекла подниматься: вставай, пойдём, согреешься, и отпущу тебя, отпущу я тебя домой, красота моя. Пойдём в дом, только ти-ихо, ты умеешь тихо, несчастье моё?

Бряк щеколды, шаткие кирпичи на дорожке, крыльцо, слегка взвизгнувшая дверь, ещё дверь, – они пробирались на кухню. Половицы в сенях оглушительно скрипели. Владику казалось, что он вот-вот заденет пустое ведро, и оно, гремя и грохая дужкой, покатится, сшибёт, уронит что-нибудь пустое и тяжёлое, и тогда надо будет рвануть отсюда во все лопатки.

Пробрались наконец.

Зина усадила его на табуретку: сиди смирно. И пропала во мраке. Послышалась осторожная возня с одеждой, щёлкнули какие-то кнопки или застёжки, два раза протяжно зыкнули молнии на сапогах. Плеснула вода...

Еле заметно стали проявляться предметы: окно, самовар, ведро у двери, светлая зыблющаяся занавеска, из-за которой неожиданно вышла и обозначилась перед ним Зина – неясная в очертаниях, светлеющая, вся призрачная какая-то, медленная – Владик замер: совсем разделась? – подсунуло воспалённое воображение. Но она была босиком, в короткой мужской, что ли, рубашке, волосы распущены по плечам... Обняв её за бёдра, с сожалением почувствовал неровную ткань рубашки, терпкий аромат духов и близкого женского тела – он восторженно и скованно оробел и не знал, что делать теперь, но тут же, забыв обо всём, и, схватив покорные Зинины руки, сильно прижимаясь губами, жадно и коротко стал целовать шершавые ладони тихо ахающей, приникающей... задохнувшись, прижался пылающей щекой к запястью, услышал, как туго и часто там бьётся пульс, и ткнулся как щенок в тесное гнездо ладоней, поражённый возникшим где-то далеко в груди слышимым, звучащим всё явственнее теплом, Зина расстегнула рубашку, и приложила голову Владика, его губы к обнажённой груди. О, как мало, милый, как мало и тебе досталось тепла и ласки, ну что же ты, Владик, обнимай меня, не пугайся, обнимай крепче, красота моя, что же ты у меня такой робкий, смелее, милый, смелее и крепче... Мешались и путались слова друг с другом, и Владик уже не различал, кто из них двоих что произносит. Шепча, Зина медленно скользнула вниз между его ладоней, задела грудью колено, опустилась на корточки, и, расстегнув пуговицы его рубашки, по-кошачьи пробралась к телу, к напряжённому ожиданием, томящемуся телу; в забытьи целовал Владик белое лицо её, сильные губы Зины ускользали, и она сама, сама... Владик неожиданно почувствовал на губах и языке пресный вкус грима и помады. Какой ты хороший, какой лучший самый, нежный мой, милый, бормотала Зина между поцелуями, не надо больше, подожди немножко, тихо и счастливо смеялась она, смиряя руки Владика, ах, ещё, ещё, все равно ещё, а теперь сюда, и сюда... – нетерпеливо дёргала она лацкан плаща, сними же ты плащ-то, господи, несчастье моё! О-о, как больно, как хорошо... Владик! – после странной паузы, когда не было слышно даже её дыхания, тихо крикнула Зина, тебе всё можно, понимаешь, всё! боже, как хорошо мне с тобою, если бы ты понимал только, я сама ничего не понимаю, Владик, тебе хорошо, да? скажи, скажи да! – отпрянув, неожиданно громко и требовательно сказала Зина. Не дождавшись ответа, припала к его коленям, шепча, сильно и грубо лаская, обжигая дыханием сквозь материю, – целуй меня, целуй, целуй... меня много надо целовать, понимаешь? пойми же ты, неужели никто, всхлипнула Зина, никто не может понять... Владик растерялся: показалось, что Зина всхлипнула ещё раз, и правда – через мгновение на бедре стало мокро и горячо, и желание стало совершенно невыносимым. Хороший мой, неужели и завтра, неужели ещё и завтра, и потом... Владик покачнулся. Надо, надо, сжималась Зина, меня никто так... понимаешь, никто так хорошо не целовал меня, не ласкал, никто и никогда, обними ещё... мы ещё побудем с тобою, ну недолго, останься ещё, хоть ненадолго, Владик!

 

 

 


Оглавление

4. Часть 4
5. Часть 5
6. Часть 6
Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

07.11: Виталий Семёнов. На разломе (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!