HTM
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2017 г.

Саша Николаенко

Небесная канцелярия

Обсудить

Сборник рассказов

На чтение потребуется 50 минут | Скачать: doc, fb2, rtf, txt, pdf | (заявки на иллюстрирование: newlit@newlit.ru)

 

Купить в журнале за февраль 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2015 года

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 27.02.2015
Оглавление

2. Без регистрации
3. Светофор
4. Не плачь обо мне

Светофор


 

 

 

Светофор

 

 

 

…Некоторым людям не везёт в какие-то определённые дни недели (пятница, особенно, конечно, 13-е); понедельник, вторник, среда, четверг, (опять пятница), суббота, воскресенье и всю следующую неделю в той же катастрофической последовательности.

Например, соберётся какая-нибудь компальенция в выходные на шашлыки. Погода шепчет; поют соловьи с воронами, берёзки и колокольчики.

И вот, только сгруппируется эта самая компальенция на берегу речки, разольёт по пластиковым стаканам «Мадеру», расшевелит угли в мангале, а тут хрясть! И готово дело: разверзлись хляби небесные, и приходится, так сказать, сматывать поплавки по катушкам.

Против таких неприятностей смышлёное человечество установило на природных возвышенностях земной коры метеорологические станции и, запустив в хляби космические спутники, смотрит теперь внимательно прогноз погоды по телевизору. И благодаря этому на следующее утро какая-нибудь заботливая и любящая жена говорит мужу: «Дорогой! Возьми, прошу тебя, зонтик, сегодня местами обещали осадки!».

«Наврали, наверное, сволочи», – думает муж, глядя в безмятежно чистые небеса, но всё-таки берёт зонт, хотя под вечер, конечно, оказывается, что зря он с ним таскался, и в самом деле наврали.

На этот случай у разумного человечества предусмотрена поговорка, что, мол, лучше все-таки перебдеть, чем недобдеть. От греха подальше. И это правильно.

Хотя, иной раз, чувствуется, конечно, что в этих гидрометцентрах и космических станциях сидят такие подлые и коварные метеорологи, что самим чертям тошно.

В этом случае наученное горьким опытом человечество, обращает свой взор к астрологическим прогнозам или просто гадает на кофейной гуще.

Словом, есть множество проверенных на человеческой шкуре способов защититься от неприятностей, что-то предугадать, предусмотреть и выйти, так сказать, сухим из воды на берег.

Но всё это мелкие неприятности, на них есть зонты, капюшоны, шарфы, астрологи, гадалки и гидрометеостанции. А мы не о них.

От рождения и до смерти преследуют человечество и более крупные неприятности.

 

Например, некоторых людей неотступно преследуют неприятности по работе, некоторых смущают неприятности в любви, у некоторых болят зубы или, скажем, у них грипп или расстройство желудка. Некоторым попадаются (бывает и такое) в тёщи ужасные кикиморы; некоторым каждый божий день как следует достаётся на орехи от жён, а некоторых так, бывает, прихватит перед праздниками аппендицит, что им делается не до праздников. Однако жизнь, как известно, животное полосатое, и тем она и хороша, что и аппендицит, и тёщи, и все прочие жизненные явления (по работе и так) когда-нибудь кончаются, и человек начинает чувствовать себя выздоровевшим, бодрым и счастливым. И таков закон жизни! Где-то, как говорится, убыло, где-то, соответственно, прибыло. Один уронил, другой поднял. Тот потерял, этот нашёл.

Один женился, другой развёлся, и т. д., и т. п. Ночь сменяется рассветом, день также сменяется, проходят дожди, тают льдины, выплачиваются авансы (или алименты), уходят в лучшие миры тёщи, возвращаются грачи, и пр. и пр.

И если сегодня кому-то не повезло с женой, то, вполне возможно, ему ещё повезёт с женой завтра, или (если завтра всё-таки у него окажется все та же жена), можно предположить, что с женой ему повезёт послезавтра, или тогда уж на следующей неделе. Например, после дождя в четверг. Или в пятницу.

Во всяком случае, человечеству в целом и отдельному человеку в частности ничего больше не остаётся, как надеяться и уповать. Уповать, верить, надеяться и рассчитывать на естественную смену полосок на теле непостоянного и упрямого как осел полосатого животного под названием жизнь…

 

Илье Ильичу Головастикову не везло с детства. Это был до такой пронзительной степени невезучий и никем не любимый Илья Ильич, каких, кажется, до него ещё не бывало на свете.

 

В ясельной группе детского сада Илью Ильича не любили воспитательницы и нянечки, его били дети, у него отбирали игрушки и кубики. Мать также недолюбливала Илью Ильича. Его недолюбливал и отец.

На этом могло бы всё и закончиться, однако несчастный Илья Ильич пошёл в 833 школу, и его не полюбили и там. В портфель Илье Ильичу одноклассники подкладывали кирпичи, дохлых голубей, сушёных мух, тараканов и надутые воздухом пустые кефирные пакетики.

В музыкальной школе его не выносила преподавательница сольфеджио Ангелина Борисовна, и Константин Михайлович Хворостов, преподаватель по старшим классам фортепьяно, тоже терпеть не мог Ильи Ильича.

Илью Ильича терпеть не могла жена, его не любила дочь Маша. И когда Маша вышла замуж, муж Маши Валентин тоже не полюбил Илью Ильича.

Следом за тем его не полюбили внуки Саша и Маша.

 

Илью Ильича не любили кассиры, от него с презрением отворачивались кошки, его терпеть не могли собаки… За всю свою жизнь Илья Ильич не поймал ни одного карася в дачном пруду, хотя Илья Ильич во время отпуска только и делал, что ловил в пруду карасей…

Илью Ильича с мрачным, неизменным упорством преследовали неудачи.

При виде бегущего к остановке Ильи Ильича троллейбусы и автобусы с хищным злорадством захлопывали перед ним двери и, обдав Илью Ильича сочной грязью московских улиц, уносились по широким проспектам.

Илью Ильича вечно прихлопывали турникеты подземки. Шнурки Ильи Ильича развязывались и застревали в ступенях бегущего эскалатора. В совершенно пустом вагоне Илье Ильичу никогда не доставалось места, где сесть, а если всё-таки бедняга с удивленьем садился, ему, конечно, было на следующей станции выходить.

Однажды в пронзительно ясный весенний день, когда изумрудная озоновая глазурь будит в человечестве всё лучшее, что в нём есть, и воздух стоит на улицах до того прозрачный и синий, что его, кажется, можно пить из ладоней, на Илью Ильича упала сосулька. И это было бы ещё ничего, но за сосулькой на Илью Ильича упал козырёк круглосуточной продуктовой палатки «24 часа», и всю «черёмуху и сирень» Илья Ильич пролежал в гипсе под капельницей, где несчастного, разумеется, тут же не полюбил весь медицинский персонал 66 районной больницы.

 

Илья Ильич спотыкался на ровном месте. У него бились тарелки. Он укалывался о вилки и обжигался о ложки. Он терял носки, варежки, перчатки, паспорт, служебную карточку и медицинский полис. На него падали кирпичи, рыбьи кости застревали у него в дёснах, и даже на затерянных в Карельских дремучих лесах тропинках путь Илье Ильичу пересекали чёрные кошки.

В самом центре Тверского бульвара несчастному то и дело попадались женщины с пустыми малярными вёдрами.

На чёрной лестнице специально для Ильи Ильича какие-то черти выкручивали лампы и разбрасывали банановые кожурки…

С заборов на Илью Ильича бросались вороны, и можно быть уверенным, что если бы в мегаполисе до сих пор расхаживали по улицам петухи и гуси, то они давным-давно заклевали бы Илью Ильича насмерть…

Так одному Илье Ильичу достаётся в спутники белоснежный скакун, другому – орловский рысак, третьему – какая-нибудь белоснежная Фала Белла, или Арааппалуза, или на худой конец тяжеловоз, или симпатичная пони; нашему же Илье Ильичу достался совершенно Пуатусский ишак вороного окраса, без единой белой полоски.

Однако, как говорится, дарёному коню в зубы не смотрят, а какой подошёл трамвай, на тот и садись, и наш Илья Ильич воспринимал свои пожизненные катаракты вполне стоически.

Казалось, к 66 годам уже ни одна неприятность и не один кирпич не могли удивить этого невезучего человека, как вдруг…

 

На перекрёстке Московского проспекта и Беговой (со стороны Шишкова), где всю жизнь (в доме с аркой и кирпичиками) прожил самый невезучий на земле человек Илья Ильич Головастиков, был нерегулируемый пешеходный переход на ту сторону улицы.

За 66 лет жизни (минус 6 лет безмятежного, но несчастливого детства, когда Головастикова ещё переводила через дорогу за руку бабушка) Илья Ильич переходил улицу в этом неконтролируемом месте неконтролируемое число раз. Даже страшно себе представить, сколько раз этот невезучий Головастиков переходил в этом невезучем месте дорогу, и Илью Ильича, разумеется, сбивали в этом нерегулируемом месте раз шесть, но, как-то уцелев, Головастиков продолжал расхаживать туда-сюда, сокращая себе путь до метро.

И вот, когда Илье Ильичу стукнуло 66, муниципальные власти, видимо, решились, наконец, установить в этом самом месте над Головастиковым хоть какой-то контроль. Так, в один прекрасный весенний день Илья Ильич, выйдя из своей арки с кирпичиками, подошёл к неконтролируемому пешеходному переходу и оказался лицом к лицу с установленным за ночь муниципальными службами радиолокационным детектором транспорта.

Это был трёхглазый, автоматически реагирующий на загруженность дорог, светодиодный светофор совершенно новой конструкции.

Илья Ильич обомлел.

Светофор смотрел на Головастикова красным немигающим глазом. Всегда послушный закону и привыкший к неприятностям Головастиков, задрав голову, смотрел на светофор.

Светофор не переключался. Головастиков ждал.

Головастиков ждал.

Светофор не переключался.

Со свистом проносились мимо Головастикова машины.

Драгоценные минуты рабочего времени превращались в ушах Ильи Ильича в ветер.

Светофор не переключался.

Наконец Илья Ильич тяжело вздохнул и почапал к метро по своей стороне улицы.

 

Отойдя от детектора на пару шагов, Илья Ильич оглянулся. Светодиод, разумеется, смотрел на пешеходный переход дружелюбным зеленым глазом. С порхающим сердцем кинулся Головастиков назад, но стоило ему сделать шаг на полоску шоссе, светофор, как и следовало ожидать, переключился на красный.

Опять мимо Ильи Ильича понеслось и время, и автомобили.

Снова, задрав голову, смотрел Илья Ильич в красный глаз муниципальной новинки. А красный светодиод буравил лоб Ильи Ильича.

И опять Илья Ильич отошёл в сторонку, делая светофору вид, что решился перейти в конце улицы, и опять помчался обратно, и снова был остановлен светодиодом…

Так продолжалось раз несколько, пока Илья Ильич не сообразил, что окончательно опаздывает на работу, и, бросив наконец оглядываться, заспешил до подземного перехода по своей стороне улицы.

 

Немало натерпелся неприятностей, обид и горя Илья Ильич Головастиков. Как мы уже говорили, его не любили собаки и кошки, вороны, жена, дочь и внуки, на него нападали вороны, падали кирпичи, и сам он повсюду падал, что-то ронял, всё терял, не поймал ни одного карася и т. д. Но ведь он не сдавался? Он жил. И жил бы, может, и дальше, но этот муниципальный светодиод, этот трёхглазый радиолокационный детектор подкосил Илью Ильича. Вернее сказать, муниципальный трёхглазый детектор толкнул Илью Ильича на борьбу.

Так, на шестьдесят седьмом году жизни, Илья Ильич Головастиков вступил в неравный бой с установленным на перекрёстке Московского проспекта и Беговой (если идти с Шишкина) радиолокационным детектором. И заодно со своей несчастливой судьбой.

Он обращался в муниципальные органы, писал в газеты, ходил по поводу ненавистного светофора в мэрию и райотдел…

Ничего не помогало. Светодиод, казалось, знал про эти головастиковые усилия и доносы, и теперь поджидал Илью Ильича с ещё большим коварством и усердием.

Однажды светодиод заманил несчастного в межполосье, и там остановил Головастикова красным глазом, приковав Илью Ильича к «островку спасения» на два с лишним часа.

Говорили, что светофор просто сломался, однако Илья Ильич прекрасно знал, в чём заключается причина этой поломки…

«Сволочь!» – думал Илья Ильич, с ненавистью глядя снизу вверх в красный глаз светофора.

И ему казалось, что красный упырь подмигивает ему злым стеклянным глазом…

И кто скажет нам определённо и точно, что это было не так, пусть сам рискнёт перейти вместе с Ильёй Ильичом этот чёртов перекресток…

 

Однажды в первом часу октябрьской тьмы, спустя шесть месяцев безрезультатной борьбы со светофором, когда нелюбящая жена Ильи Ильича спала и видела сны, и спала никогда не любившая его дочь Маша, и никогда не любившие его внуки Саша и Маша спали тоже…

Илья Ильич Головастиков прокрался в большую комнату и, бесшумно вытащив из-за стенки охотничье ружьё на уток, выскользнул в ночь.

Появившись из арки с кирпичиками, Головастиков угрюмо взглянул в лицо своему врагу, враг привычно таращился издалека зелёным.

Илья Ильич решительно двинулся к переходу, и не подозревающий про ружьё гнусный светодиод при его приближении, конечно, переменил глаз на красный.

Головастиков вскинул ружье и прицелился.

«Сейчас я тебя! Собака!» – сказал Илья Ильич Головастиков, и его указательный палец медленно опустился на взведённый курок…

И тут произошло чудо! Иначе ни мы, ни Головастиков, не знаем, как это назвать!

Красный глаз испуганно заморгал, переключился на жёлтый и впервые посмотрел на Илью Ильича зелёным…

Илья Ильич усмехнулся и двинулся через дорогу.

Перейдя, Илья Ильич развернулся, как бывалый солдат на плацу, и, обернувшись, снова вскинул ружьё.

И опять переключился напуганный светодиод, и снова в дуло охотничьего ружья на уток смотрел зелёный…

Так Илья Ильич Головастиков пересёк Московский проспект шесть раз, затем семь, и ещё несколько, пока не устал…

После чего Илья Ильич погрозил детектору кулаком на прощание, и ещё раз (на всякий случай) обернулся у арки с кирпичиками…

Светофор смотрел в сторону Ильи Ильича зелёным.

И с тех пор – можете, конечно, не верить, но это так! – так вот, с тех пор при появлении у перехода Ильи Ильича Головастикова светодиод не раздумывая мгновенно переключается на зелёный. Так что мы все, кто живёт возле этого перекрёстка, предпочитаем переходить дорогу с Ильёй Ильичом Головастиковым.

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за февраль 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение февраля 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

2. Без регистрации
3. Светофор
4. Не плачь обо мне
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

18.01: Художественный смысл. Развенчание поклёпа на Джорджоне (критическая статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!