HTM
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2017 г.

Роман Оленев

Великая Отечественная война

Обсудить

Стенограмма программы "Стоп-кадр"

На чтение потребуется 40 минут | Цитата | Скачать: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Купить в журнале за май 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за май 2015 года

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 11.05.2015
Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4

Часть 3


 

 

 

Кадр из фильма «Освобождение» (режиссёр Юрий Озеров, 1972 г.)

 

Кадры из фильма «Освобождение» (режиссёр Юрий Озеров, 1972 г.):

 

– Товарищ маршал, направляюсь в медсанбат по причине ранения. Командир взвода сапёров сержант Ряженцев.

– А это что такое?

– Немцы её подранили. Как вышибли мы фрицев из зоопарка – слышу, вроде плачет кто-то. Глядь, а она по кустам бегает. В руки мне далась. Глаза у неё прямо как у человека. Ну, индивидуальный пакет мы на двоих и поделили. Разрешите её в медсанбат, товарищ маршал. А то погибнет ведь. Жалко всё-таки.

– Ну давайте. Скажи, маршал Конев разрешил. Как-никак, говорят, предки наши.

– Да-да, точно.

– Ха-ха-ха!

 

Хотя советские идеологи свято верили, что человек ведёт родословную от обезьяны, в момент наивысшей опасности Сталину, как известно, пришлось мобилизовать те духовные резервы, которые он до этого осуждал. Всё началось со знаменитого обращения, где первые слова как в любой церковной проповеди – «братья и сёстры». Главная песня называлась «Священная война». Слово «священная» взято из церковной лексики. Да и церкви во время войны стали открывать.

И вот немыслимый для советской идеологии факт – Москву облетел самолёт с иконой Казанской Божией Матери. И вообще, совершались массовые крестные ходы. Правда, в сорок седьмом году такое духовное возрождение было свёрнуто, но для достижения Победы Сталин вольно или невольно задействовал и христианские, и языческие пласты сознания в советских людях.

Так, если плакатный образ советского солдата превращался в былинного богатыря, освобождающего всё человечество от зла, то в отношении фашистов разрабатывалась демонология врага. Конечно, они тут сами помогли делу: если у врага символика чёрная, тёмная, то и сама сила – тёмная. Пропаганда же тему развила, и враг стал явно адского происхождения. В ходу были определения не только «псы фашизма», но и «чудовища в образе человека», «ужи из смрадного болота». А сам же Гитлер изображался как дьявол с когтями, разве что не с клыками.

А что касается отца всех народов, то он изображался, представал на плакатах-иконах едва ли не как Отец небесный, от которого сияние исходит. И увидеть Сталина не с иконы, а вживую было настоящим чудом.

Очень выразителен фильм «Взятие Берлина», снятый ещё при жизни Сталина и спустя всего три года после Победы, где Сталин спускается на самолёте с неба в День Победы – к народам всего мира спускается в торжестве и величии. А все народы ликуют, как при виде мессии.

Но отдельно задержимся на том, как советская девушка в священном трепете поцелует Сталина. Конечно, не в губы, что было бы немыслимой дерзостью, а она едва прикоснётся губами к его плечу. И, конечно, испросив на то разрешения.

 

Кадр из фильма «Падение Берлина» (режиссёр Михаил Чиаурели, 1949 г.)

 

Кадры из фильма «Падение Берлина» (режиссёр Михаил Чиаурели, 1949 г.):

 

– Можно мне вас поцеловать, товарищ Сталин? За всё! За то, что вы сделали для нашего народа, для нас…

– Ура! Да здравствует Сталин! Виват Сталин! Сталин!

– Будем же беречь мир во имя будущего! Мира и счастья всем вам, друзья мои!

 

Когда смотришь этот фильм, снятый ещё при жизни вождя, понимаешь, что слова «герой» и «подвиг» по отношению к Сталину слишком мелки. Вовлечь такого Отца, спустившегося ненадолго с небес, чтобы благословить народы, вовлечь его в перипетии героев, значило бы снизить его священную фигуру. Поэтому Сталин – не герой, но вдохновитель народа на героизм и Победу как таковую.

И этот настрой, вложенный Сталиным в советское общество, присутствовал какое-то время ещё и в мирной жизни, уже после смерти вождя. Высшее проявление [этого], конечно же, подвиг Гагарина. Недаром его полёт называют второй Победой. Так вот, хотя Гагарин полетел в космос уже при Хрущёве, развенчавшем культ Сталина, взлёт Гагарина был в каком-то смысле инерцией сталинской идеологии, где культивировался сверхчеловек. Ведь Гагарин, сделав вызов не внешнему врагу, а самой смерти, в сознании советского общества вышел как бы на божественный уровень. И когда он вернулся с неба и сказал, что Бога не видел, он сразу же стал настоящей иконой для всего советского общества, своим светом моментально затмив Хрущёва.

Это объясняется, в том числе, и особым личным, даже каким-то детским обаянием первого космонавта. И вообще так получается, что русскому народу особенно дорог тот подвиг, который совершается с детской простотой. Как это сделал Гагарин: сказал «Поехали!», а вернувшись из космоса, по-детски всем улыбался.

И в целом, если говорить о русском народном герое, готовом пожертвовать своей жизнью, то в нём всегда должно быть что-то от ребёнка. Он должен обладать детским обаянием. Ведь явно что-то детское есть в таких очень русских народных героях из совершенно разных эпох, как наивный Чапаев и наивный, при всей своей мужественности, Данила Багров.

Возвращаясь к подвигу героев в Великой Отечественной войне, опять остановимся на новом фильме «Брестская крепость». Там одна из сильных сцен, где простой парень с детской, даже какой-то дураковато-детской улыбкой совершает подвиг – подрывает и себя, и немцев гранатой. И детскость здесь – конечно, не инфантильность, а чистота и жертвенность сердца.

О величии детского сердца говорится и в Евангелии, известный призыв: «будьте как дети». И вот эта поразительная связь детской души и героизма проявлена и в том, что даже многие фильмы о войне, собственно, и посвящены подвигу ребёнка. Это и фильм «Иди и смотри», «Иваново детство», и новое подтверждение – всё тот же фильм «Брестская крепость».

Отсюда же ещё одна такая важная особенность: герои фильма, где в центре подвиг, как правило, явно не интеллектуалы. Ведь с точки зрения рациональной логики подвиг не связан с интеллектом, а как раз, скорее, с безумием, но безумием особым, духовного порядка.

 

Кадр из фильма «Брестская крепость» (режиссёр Александр Котт, 2010 г.)

 

Кадры из фильма «Брестская крепость» (режиссёр Александр Котт, 2010 г.).

 

– Давай! Танцуй! Танцуй, гад! Танцуй!

 

Так, героя можно убить, но победить его нельзя. И в само́м подвиге главное не оружие, не физическая сила, не мастерство, а бесстрашное сердце. И настоящий герой никогда не колеблется. Именно поэтому нам очень трудно поверить в героя-интеллектуала, жертвующего своей жизнью. Человека же с развитыми умственными способностями отличают сомнения и рефлексия. А такому герою порой легче совершить подвиг со знаком минус.

Немного отойдём от военной темы, возьмём такого очень умного и очень сомневающегося героя – Раскольникова. Раскольников ведь формально совершает как раз подвиг. Во всяком случае, в его воспалённом сознании убийство процентщицы-старухи – это как раз подвиг как преодоление себя, собственного страха («Тварь я дрожащая или право имею?») и, кроме того, через это убийство он думает исправить мир к лучшему.

И в целом надо сказать, что Раскольников, проломив топором голову старухе, совершает и жертвенные поступки. Но эта, действительно, расколотость сознания делает его скорее антигероем, а его волевой поступок – убийством. И конечно, такой рефлексирующий герой никогда не станет народным героем.

Или вот для понимания природы подвига военного и, в то же время, двигаясь методом от противного, возьмём другого литературного персонажа – Обломова. Весь роман он мечтает совершить нечто великое. Но там опять же горе от ума, и ни о каком подвиге нет и речи. Во-первых, Обломову облом двигаться, а потом он думает только о себе. А подвиг, тем более на войне – это всегда движение, сверхусилие и забвение себя в спасении других.

 

Кадр из фильма «Сибириада» (режиссёр Андрей Кончаловский, 1978 г.)

 

Кадры из фильма «Сибириада» (режиссёр Андрей Кончаловский, 1978 г.).

 

– Жив… Фюить! Кто?

– Не понял, товарищ капитан первого ранга.

– Говорю, спас кто?

– А, мальчонка у нас тут есть один. Устюжанин, рядовой. Два дня тащил на себе. Один! Устюжанин! Устюжанин! Сюда! Сюда!

– Эх, Алексей Николаич! Алексей Николаич. Знаешь, брат, кого ты спас? Родина, брат, тебе этого никогда не забудет. Ну, будь здоров!

– Служу Советскому Союзу!

 

Заметьте, что в своей детской радости и простоте солдат прижимает руку к сердцу. То есть мы снова и снова можем почувствовать, что в основе подвига не мозг, а сердце. Даже если это умный генерал, всё равно именно сердце – это как бы двигатель подвига, приводящий в движение нравственные, физические, наконец, интеллектуальные силы. Сердце героя можно сравнить с духовным реактором.

Конечно, в случае с генералом работа сердца не так ощутима. И даже само словосочетание «сердце генерала» как-то не звучит. В отличие от «сердца солдата». Наверное, поэтому во многих великих фильмах о войне сама смерть простого солдата, готового вытаскивать на себе фронтового товарища, показана как смерть через попадание пули в само сердце.

И неслучайно, что во всех культурах все самые священные военные памятники посвящены не генералам и командирам, подвиг которых на виду, а простому солдату, причём солдату неизвестному. Ведь нет выше подвига, чем подвиг безымянный.

Тут невольно вспоминается песня Владимира Высоцкого «На братских могилах» и слова «Горящее сердце солдата». И ведь нравственная энергия подвига – это как раз решимость сгореть ради других. Значит, Вечный огонь как непременный символ у всех памятников неизвестному воину в каком-то смысле символизирует само сердце солдата.

Тут на ум приходит и бессмертный фильм Чухрая «Баллада о солдате», где рядовой Скворцов, опять-таки обладая детской простотой, спасает детей из горящего огня. И само сердце героя в его подвиге подобно огню, устремлённому вперёд, вернее, как и огонь, вверх, потому что подвиг – это всегда возвышение над человеческим в себе, как бы выход из себя.

Причём, как видим, подвиг на войне это не только бесстрашие, но и высшая форма любви. Отсюда и евангельские слова: «любовь не знает страха». Нет выше любви, чем отдать жизнь за других.

 Таким образом, неземная логика подвига состоит в том, что, делая шаг навстречу смерти, герой при этом движим именно любовью к жизни. И смерть героя, как это ни парадоксально, есть предельная степень свободы и жизнеутверждения. Все, конечно, помнят, что кричит в фильме «В бой идут одни старики» лётчик-истребитель, идя на смерть.

 

Кадр из фильма «В бой идут одни старики» (режиссёр Леонид Быков, 1973 г.)

 

Кадры из фильма «В бой идут одни старики» (режиссёр Леонид Быков, 1973 г.).

 

– Ребята! Будем жить!!!

 

Эта пронзительная сцена освежает в памяти ещё одну пронзительную песню Владимира Высоцкого, как раз песню о лётчике. Сам Высоцкий, как известно, не воевал и не был верующим человеком в привычном понимании этого слова. Но в сознании поэта подвиг как сверхусилие, прежде всего, нравственных сил, часто становился тем поступком, который движет человека к свету, к бессмертию, к самому Богу.

 

Кадр из фильма «В бой идут одни старики» (режиссёр Леонид Быков, 1973 г.)

 

Кадры из фильма «В бой идут одни старики» (режиссёр Леонид Быков, 1973 г.).

 

– Он кричал напоследок, в самолете сгорая:

– Ты живи, ты дотянешь! – доносилось сквозь гул.

Мы летали под Богом, возле самого рая –

Он поднялся чуть выше и сел там, ну а я до земли дотянул.

 

Подвиг на войне всегда имеет особый, если не мистический, то духовный смысл. Давайте и мы опустимся на землю – я имею в виду, обратимся к беспримерному героизму советских солдат в обороне Брестской крепости. Как считают некоторые историки, эта оборона до последней капли крови, с точки зрения военной стратегии, не была строго обязательной. То есть можно было сдаться. Ведь крепость была окружена, а враг уже тогда зашёл в глубь страны.

Но эта оборона имела не внешнее, а как раз духовное значение. Ведь Брестская крепость первая приняла удар фашистов и так и не сдалась. И язык не поворачивается сказать, что герои умерли побеждёнными. Скорее, как раз наоборот. Когда умирали последние защитники, вся война уже была выиграна, но на особом, духовном уровне.

Может быть, это почуял Гитлер. Во всяком случае, он специально приехал посмотреть на развалины крепости и был поражён надписью: «Умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина». Такие слова ведь мог написать действительно не побеждённый, а именно победитель.

 

Кадр из фильма «Брестская крепость» (режиссёр Александр Котт, 2010 г.)

 

Кадры из фильма «Брестская крепость» (режиссёр Александр Котт, 2010 г.).

 

– Исчерпав все возможности, немцы сбросили на Брестскую крепость двухтонную бомбу.

– Я держу оборону…

 

Особое величие подвига советских людей в том, что в большинстве своём они были неверующими. Отсюда многие иностранные историки пишут, что героизм советского народа в годы войны, в принципе, недоступен пониманию. А, скажем, такой греческий святой, старец Паисий, говорил, что та отвага, на которую шли люди неверующие, имела цену даже большую, чем случаи с людьми религиозными.

В общем, так или иначе, героизм советского народа загадочен и иррационален. Да и, надо сказать, сам подвиг как таковой – он всегда иррационален и в чём-то подобен чуду. Ведь это сверхъестественный поступок, который ломает законы земного притяжения, он не поддаётся логике, а главное, подвиг, как и чудо, всегда направлен на изменение негативного хода вещей в природе. То есть он, как и чудо, преобразует мир, пусть и не сразу.

В этом смысле нравственная энергия героя, готового подняться над смертью, делает его подобным святому. И в этом смысле герой, как и святой, выше земных наград. По большому счёту, он в них не нуждается. А сама же смерть героя может стать смертью святого мученика-страстотерпца. Как в фильме Тарковского «Иваново детство», где русский мальчонка принял мученическую смерть под пытками фашистов. И очень символично, что сразу после этого фильма Тарковский обращается к созданию фильма о русском святом Андрее Рублёве.

И вообще, считается, что в русском менталитете есть два высших типа – это герой и святой. Герой как воплощение чести и бесстрашия, а святой как воплощение совести и бесстрастия. Впрочем, и герой, презревший своё тело, с каком-то смысле бесстрастен. Отсюда в нашем сознании слово «подвиг» связано со словом «подвижник». Сближение этих понятий, если говорить о новом отечественном кино, можно почувствовать в фильме Владимира Хотиненко «Поп».

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за май 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение мая 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

2. Часть 2
3. Часть 3
4. Часть 4
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.02: Анатолий Сквозняков. Гитлер в мае (повесть)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!