HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2018 г.

Николай Пантелеев

Азбука Сотворения. Глава 7.

Обсудить

Роман

Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 22.06.2007
Оглавление

8. Часть 8
9. Часть 9
10. Часть 10

Часть 9


 

АВТОПОРТРЕТ ДРУГОГО «Я»…

 

 

Необходимое послесловие.

Один художник, задумавшись как-то за вечерним чаем, раскрыл сокровенное своей сонной музе, то бишь жене: хочу-де написать автопортрет… Та сквозь дрёму поинтересовалась всё-таки: эвона – чей?! Ироничная наивность данного диалога гениальна прозрением, ибо – что такое портрет вообще и автопортрет в частности?.. Что пытается передать художник, изображая человека – внешнюю оболочку или внутреннюю сущность? Стоит ли человек – тот или иной, груза непосильных обобщений, даже если автор самого себя – ты сам? Отсюда: что знает художник о модели, и какими он располагает средствами для получения удовлетворительного результата? Какое право имеет каждый из нас на вторжение в себя, в модель, в самосуд? Где граница запретного для «других» в данном конкретном человеке, где находится его алтарь, исповедальня, прихожая, кухня, белые пятна, голубые или, скажем, свалка? Что станет с человеком, когда «нечто на него похожее» начнёт самостоятельную жизнь, и начнёт ли в о о б щ е?!.. Потому что человек – мастер приблизительных схем, умозрительных гербариев и у него лучше выходит опрощать, выхолащивать материал, чем давать ему жизнь… Опять – почему?

За частоколом этих и многих других «наивных» вопросов лежит заснеженное чистое поле холодного холста, перед которым в творческом нетерпении топчется создатель. Он уже давно хочет и давно не может, он жаждет самовыражения, одновременно пугаясь его, потому что нем… Потому что все мы немы перед гениальной простотой слов «ни-че-го» и «ник-то», и начинаемся только тогда, когда из ничего лепим свой мир, а из никто – единицу для измерения степени очеловеченности в себе. Мы-не-мы, пока не решаемся на поступок, выявляющий внутренним сопротивлением неизвестные нам внешние контуры, пока мудрость немоты не станет наивностью движения – обозначения, и пока кто-то из-за нашей спины не бросится вперёд к себе, увлекая и тебя в атаку на бессмысленную девственность малопродуктивного благоразумия.

Портрет лжив на девяносто процентов, но и остальное – не правда, а лишь внешнее, легко дающееся сходство и, разной степени одарённости, мастерство создателя… Чувственное актёрство искусствоведов в галереях перед публикой , изобилующее восклицательными знаками и фразеологическим умничаньем – не более чем их вынужденный несвежий пирог из лапши и натяжек. Посмотрите, художник добился поразительного внутреннего и внешнего сходства!.. по воспоминаниям современников… этот штрих говорит о… И капуста вечности в придачу. Это, на самом деле, оценка «накручивания», выдающая желаемое за действительное, попытка дважды или «стожды» продать одну и ту же иллюзию.

Дело в том, что человек внутри себя только ценою жизни добивается сходства с собой, потенцией – так что же можно сказать о постороннем наблюдателе, нанятом за сребреники или в скучающей деловитости, изобразить некую сомнительную результатом личность?.. Неужели несколько часов общения с моделью и прямая зависимость от оценки – тире – оплаты даёт автору смелость вынести непредвзятое суждение? И где, в этом случае, внеличностные корректные критерии сходства с тем, кого мы, скорее всего, не узнаем «в жизни» никогда, а познакомимся лишь с его мутной тенью на потрескавшемся зеркале холста? Не ясно… Значит, придётся остановиться на хитрой формулировке: художнику надо верить! А в кулачок добавлять: как умелому фокуснику за карточным столом в окружении недотёп. Ах да, есть ещё время… Оно многое расставляет по местам, однако, необходимо помнить, что «потом» в портрете, как и в любви, не бывает. Он жив столько, сколько жив человек – дубликат, и неизменно личностно умирает вместе с ним, оставляя после себя только нарицательную ценность исторического сувенира. Одним словом, верить портрету, художнику, времени – так же глупо как совету, что пятки перестанут шелушиться, если стирать носки шампунем от перхоти…

Теоретически, возможности и задачи автопортрета противопоставлены идеологии портрета, поэтому допустимая пропорция лжи и правды в нём – один к десяти, иначе дело теряет всякий смысл. Без правды нет исповеди, а значит и внематериальной ценности – да и кому нужна твоя ложь о себе?! Если тебе самому для психотерапевтического самолюбования, то ты – дурак и, соответственно, не творец. В этом случае иди без колебаний в толпу, впаривай ей орнаментированную ложь, получай хороший навар, но уже, дружочек, без претензий на исключительность.

Самоисследование, как средство познания жизни, переход от скучных частностей к занятным обобщениям, образности, выявление потенциала, мечты, поиск своего голоса в стройных рядах немых – вот задачи и возможности автопортрета. Именно этим он привлекателен для тех, кто внешнее несовершенство мира выводит из внутренних несовершенств «данной» модели и, борясь за идеальное в себе, борется за гармонию во вне. Десять процентов лжи в автопортрете – это возможно и не ложь вовсе, а резерв развития, самоанализа, некатегоричность конечного результата, вытекающая из оправданных сомнений.

Есть безусловное право создателя на маленькие тайны, которые хотя и знают вроде бы все, но точно не угадают никогда – иначе говоря, презумпция невиновности. Нельзя раздеваться до скелета, шокировать содержанием прямой кишки, ибо раскрытие личной методики «творческого процесса» – это привилегия идиотов и маразматирующих импотентов, не более. Клиника уместна в больничной палате, но не может быть предметом искусства. Расщепление клетки на атомы – дело дисциплинированной науки, а для вольнолюбивого творца «это» чревато распадом, невозможностью собрать себя из хаоса мелкого в силу конституционной приблизительности характера. Суть творчества не в разложении, а в объединении – в с о з и д а н и и, противостоящему деградации материи, и неуклонное развитие из себя ничтожного, хворого, анемичного – себя брызжущего, крепкого, пупырчатого, вкусного… Это нужно чтобы общество не подавилось твоей слизью, а, непременно изголодавшись, стояло перед твоей твёрдой неприступностью на коленях, умоляя: ещё, ещё!

 


Оглавление

8. Часть 8
9. Часть 9
10. Часть 10
Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.12: Владислав Шамрай. Рождающая дождь (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!