HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 г.

Николай Пантелеев

Дух внесмертный

Обсудить

Роман

(классический роман)

На чтение потребуется 17 часов | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск            18+
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 23.04.2014
Оглавление

50. Август. 5.
51. Август. 6.
52. Сентябрь. 1.

Август. 6.


 

 

 

Природе, впрочем, плевать на то, чем занимаются люди рядом… Они, допустим, веселятся, бросают возрастную сонливость, молодеют на глазах, ведь жизнь у них коротка, и тратить её на уныние – себе дороже. А природа живёт по своим внесмертным законам, поэтому ей, в конце августа, пора на покой, пора вздремнуть после обеда, передохнуть. Лето в горах кончается рано, непредсказуемо, зачастую со скандалом. Потом возможны откаты и «бабье лето», такое же короткое, как век работящей, простоватой бабы, извините за лобовое сравнение…

В последние дни месяца Эн попал на удалённое лесное озерко с говорящим названием «Клякса»… День выдался солнечным, летним, но по тёмной поверхности озера кучками плавали уже красные и жёлтые листовки с предупреждением о скором наступлении осени. Эн этому сильно удивился, потому что у него, в средней полосе, смена времён года обычно проходила по графику, постепенно. А тут, на юге – но на высокогорье! – столь весёленькие сюрпризы под занавес лета… Птицы выводили мажорные трели, звенели на перекатах ручьи, кукушка считала свои дни, неподалёку шумно кочевало большое стадо кабанов. Казалось даже, что добродушному состоянию природы не будет конца, и Эн, как истинному бунтарю, сразу захотелось перемен, зимней прохлады, средних размеров бури, посильных неприятностей, так как следующим объектом для портретов он наметил дождь и бешеные потоки.

То есть, художник решил пойти «на мокрое дело», но творческие планы пришлось срочно корректировать, поскольку в гости неожиданно пожаловали совсем другие стихии – жара с огнём. Сначала над Оленьим ланом трое суток хозяйничал сухой африканский ветер, да такой, что даже ночью было непривычно тепло, а днём солнце и вовсе припекало до волдырей… Животные от этой напасти дружно прятались в тень, лежали там с высунутыми языками, а бесстрашный Камертон, поджав хвост, перестал кукарекать и любить свой гарем… Трава на лугах разом пожухла, упала, вокруг беспорядочно носились целые воздушные армии разноцветных листьев. Эл, в этой ситуации, испугано глядела на лес и всё шарила по прогнозам метеослужб с надеждой на перемену погоды. Эн осмотрел и проверил состояние средств пожаротушения, выслушал через Портал инструкции начальства, потому что с огнём, о чём знают даже дети, взрослые не шутят. Соседние кордоны также изготовились к возможным напастям, втайне полагая, что их пронесёт.

Здесь следует открыть, не всем, видимо, известный секрет, имеющий отношение к художникам вообще. Эн понимал беспокойство вокруг, но душа созидателя, как провокатора разного рода событий, приятных глазу, как пожирателя эстетической вкуснятины, по-своему всё же хотела беды, слома постной обыденности. Она ждала её, ждала чудес, новых впечатлений, не желая одновременно, следует заметить, никому зла… Таков идейный перевёртыш. Своеобразное объяснение этому будет дано чуть позже, а пока наш герой с дьявольским блеском в глазах мысленно представлял себе бешенный пир огня – стихии, сметающей у себя на пути разнообразную мелочь, способную вспыхнуть.

Наш «парадоксов друг» уже ощущал приятный холодок на спине, подмышками, слушая вечером за десертом былины Эл о прежних годах, когда в округе время от времени бушевали пожары. Тогда вольницы с ограниченным доступом в заповедник было больше, туристы куролесили на приграничных территориях – вот и случались крупные пожары с летающими вокруг вертолётами, едким дымом на несколько суток. Эл, в отдельных случаях, непроизвольно передёргивала при рассказе плечами. Эн видел это, и в пику трусливой музе поигрывал мышцами… Однако тут он вспомнил своё малодушие в конце января, и сдулся, ведь среди его фантазий на тему «как уйти из жизни легко» была шальная идея самосожжения. А теперь это совсем уж некстати!

Огня хотелось, красивого, благородного, зовущего ввысь – да, а вот глотать дым – нет. Курить-то давно бросил… Бури тоже хотелось, в смысле перемен, как и метафорического горения, – за мольбертом, на работе, но отнюдь не буквального. Увольте! И с этого момента в Эн обычный человек, среднего роста, присутствующий во всяком герое или прямо гении, но обидно втиснутый в тесную оболочку, стал бороться с бунтарём огромного размера. Как тут не вспомнить: «А он, мятежный, просит бури, как будто в бурях есть покой!..» И буря, кстати или же некстати, но пришла, разбрасывая грозовым ша?башем по сторонам все эпитеты, сравнения, перечеркивая планы и наброски.

В Эн к этому времени чуть уже было не победил забияка, поэт, диссидент, но едва только первая молния подожгла сухую пихту на лесистом отроге недалеко от кордона, и она начала осыпаться искрами, а потом опала умирающими частями, воспламеняя отживший стланик, и языки дикого пламени принялись лизать мглистые тучи над Оленьим ланом, испуганный поэт в его душе бежал без позора, чтобы оставить на службе вместо себя надёжного, деловитого прозаика.

А молнии, покуда, уже терзали молочную плоть земли, они пучками метили в деревья, в скалы, даже в темечко Эн, пустившегося бороться с огнём!.. Видимо близость туч друг к другу, небольшое расстояние до земли или недоступные Эн законы физики сыграли со стихией злую шутку. Грозовой ша?баш, будто нарочно, обходился без дождя, то есть – гром гремел, молнии жгли воздух, ветер стремительно разносил пламя по лесу, а настоящий ливень никак не начинался… Более того, своенравная гроза, издеваясь, убежала в сторону соседнего кордона, не вдохновив развесистые тучи на дождь. Лес тут и там горит, злые языки пламени уже бороду пытаются лизнуть, ядовитый дым вовсю грызёт лёгкие и глаза, первые ожоги появились на руках – беда! Эн слегка запаниковал… Спасайся, кто может! Караул!.. Но дюжина успешных атак на огонь и перемещение в подветренную сторону несколько его успокоили.

Специальные противопожарные ракеты с автономным управлением, зависая над очагами огня, взрывались, накрывали местность порошком, выделяющим при нагревании подавляющий пламя газ. Огонь с неохотой, местами, отступал… Дело, впрочем, шло «на троечку» – ветер, мешая стрелять прицельно, зажёг лес ещё в четырёх местах. Радовала лишь то, что пожары занялись в округе кучно, температурные датчики в других опасных точках пока молчали. От помощи извне Эн отказался: у соседей обстановка тоже была тревожной, но пришлось, тем не менее, вызывать относительно опытную в горячих делах Эл.

Вдвоём, ясно, дело пошло намного веселее, хотя не так весело как хотелось бы… Не до шуток на войне. Со стороны борьба с пожаром напоминала сражение: огонь повсеместно попадал в окружение, но – иногда выворачивался, бросаясь на нетронутые места. Эн лупил по основным силам, Эл же действовала на флангах, потом они менялись местами, так как наш всесторонний художник был явно шустрее и проворнее своей немного испуганной музы. Огонь, впрочем, обманутый коварной цивилизацией, и сам помогал себя тушить – пытаясь гореть сильнее, он лишь изматывался, поскольку усиливал действие волшебного порошка. Что ж, в военном деле, это приём известный.

Тут к сложным чувствам Эн по отношению к стихии добавилось ещё одно: жалость к животным, лишённых как будто поэтики, и к лесу, страдающему почём зря… Белки в округе занялись эмиграцией, волки через долинку устроили концерт, дикие кабаны, с неохотой очнувшись от сухой душной ночи, ползли теперь тёмными кучками в безопасные луга, птицы носились в небе тревожными штрихами. А лесу – и Эн это явно увидел! – было физически больно от огня: в лёгком подвижном мареве, он шевелился, пытаясь сбросить со спины шипящее чудовище. У леса постепенно исчезал кожный покров, и плавилось мясо камней, он страдал, осязаемо орал от боли, но звук его голоса уходил куда-то вглубь земли, чтобы угаснуть там, в кипящей магме…

И всё это – движение огня, звуков, горячих масс, животных – было брошено в угоду своенравной фантазии художника, ищущей бури во имя пары картинок, которые увидят перекусившие, под коньячок, в буфете выставочного зала, слегка лоснящиеся жирком зрители… Вот почему возмущают, порой, добросовестные пейзажи – какие горы красивые! Так говорят лентяи, не знающие, чем хорош в походе шерстяной носок… А ты сам сходи и оцени, насколько правда художественная, в этом случае, беднее истинной красоты альпийских лугов с их пьяным воздухом. Но к Эн, будем надеяться, эта зловредная ремарка отношения не имеет.

Муза, однако, хорошо поняла своего поэта, она видела его шальные, местами, глаза с бездарно скрытым восторгом пожирающие красоту огня, видела, как Эн буквально подбирается близко к огню, чтобы ощутить его нестерпимый жар позвоночником, чтобы оставить часть его в себе, как он вытягивает шею, пытаясь ещё и ещё раз зафиксировать сознанием убегающую прочь грозу… Наши герои даже, плюнув на чувство юмора, на «праздник каждый день», на самоиронию, либо временно принимая в этой ситуации друг друга всерьёз, слово за слово – безобидно! – да и поругались за своими лесными хлопотами…

«Тут мир сыплется прахом, а у него глаза ярче, чем огонь, горят!» – «Но ведь это, милая моя, с точки зрения поэзии, прекрасно! Огонь… Во все времена – это символ воскресения из пепла, фатум – сила, которой поклоняются все. Это божество…» – «А кому-то ведь больно!» – «Но из боли, из уничтожения затхлого покоя только и появляется новое!..» – «И по-другому никак?» – «Никак…» – «Ну, и ладно, ну и радуйся, а я знаю, что красота нового не должна расти на костях старого… Оно тоже имеет право на жизнь!.» – «Да, не должна, да, имеет, любовь моя, но растёт, как видишь, вопреки пресловутым законам физики и лирики!»

Развязка, спешу успокоить вас, приближалась, ведь хорошо известно, что даже самый маленький дождик сильнее сотни бравых пожарных, не говоря о том, что он многократно дешевле для бюджетов разных там уровней, чем усатые, – иногда, обременённые брюшком! – очень смелые любители водки, знатоки бородатых анекдотов с картинками.

Дождь, наконец-таки, сорвался с постылых небес и пошёл! Сначала совсем тихо, неумело, как едва выучившийся ходить ребёнок… Но этот благословенный дождь постепенно вырос, окреп и направился скитаться по окутанным дымом окрестностям Оленьего лана. И тридцати минут хватило этому младенцу с размахом плеч в полтора километра, чтобы расправиться с огнём. А затем он махнул ватной рукой тумана, прощаясь таким образом с Эн и Эл, со спасённым лесом, с очищенным им от дыма воздухом горного рая, и побежал на другие кордоны, на другие пожары, что-то тихо про себя нашёптывая.

Но перед тем дождь явил ещё одно чудо – радугу. В разрыве тёмных туч мелькнуло вечернее солнце, отчего они даже подобрели, посветлели, отпустили золотистые лучи вниз. Недалеко от земли лучи переплелись и умело нарисовали, с помощью остатков дождя, между двумя сплошь покрытыми изумрудами взгорками, яркую радугу. Случайно или нет, но радуга соединила собой наших героев, оказавшихся по разные стороны заросшей кустарником ложбинки, по разные стороны эстетических и этических баррикад. Вернее, она помирила поэта стихий с его земной музой своей ослепительной, сжигающей мосты красотой.

 

 

 


Оглавление

50. Август. 5.
51. Август. 6.
52. Сентябрь. 1.
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.09: Гости «Новой Литературы». Игорь Тукало: дорога без конца (интервью)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

15.09: Леонид Кауфман. Синклер и мораль социализма (статья)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!