HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 г.

Николай Пантелеев

Дух внесмертный

Обсудить

Роман

(классический роман)

На чтение потребуется 17 часов | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск            18+
Опубликовано редактором: Вероника Вебер, 23.04.2014
Оглавление

56. Сентябрь. 5.
57. Октябрь. 1.
58. Октябрь. 2.

Октябрь. 1.


 

 

 

Избыточностью средств самовыражения и пышностью форм Осень похожа на молодящуюся купчиху «бальзаковского возраста», с ног до головы увешанную золотом. Бабий век её короток, ибо лучшее позади, ничего не вернёшь и скоро отлетят последние обманчивые покровы, являя миру грузные, постаревшие телеса. Вот почему Осень торопится жить, но не так стремительно, как юная Весна или полное сил, взрослое Лето. Она предпочитает ритм трагического танго, где резкие движения чередуются с плавным течением дней. Сначала Осень выбирает себе в партнёры быстрый Ветер, с которым сразу устаёт и теряет одежды, или надежды, что для неё одно и тоже… Тогда она меняет Ветер на Дождь, такой же поживший и нудный, как сама. Он виснет у неё на плечах, наступает на ноги, поэтому с ним Осень быстро начинает скучать, ищет себе нового кавалера, вроде Тумана. Ему она верит, но лукавый Туман её обманывает, путает, пользуется золотом Осени, чтобы покупать любовь молоденьких барышень без твёрдых моральных принципов – Молнии и Радуги. Играя роль героя – любовника, Туман с гримасой боли глумится над роскошным, в волнах возрастных складок, телом Осени. Она же так запутывает с ним отношения, что лжёт даже себе… В итоге – скандал, буря, грозовые раскаты, взаимные претензии, сопли, разрыв.

Осень, напоследок, пускается в загулы, шагает к страсти с высоко поднятой головой, закатывает пиры со старыми подругами, ездит по шумным кабакам, где проводит время раздольное купечество. Там ей не по себе от густого табачного дыма сгоревших с листьями иллюзий, её тошнит в туалете, потому что страсть как хочется в высший свет, к аристократам, в клуб душевной пустоты, едва прикрытой павлиньими перьями хороших манер. Но туда Осень не пускают, ввиду скромного происхождения и вздорного характера. Купцы за соседними столиками ведут бесконечные разговоры о своих богатствах, о счетах в банках, о сундуках, амбарах, видимо не понимая, что настоящие хитрецы прячут деньги, в отличие от дураков, которые их показывают… Потом будут цыгане, медведи, певички и прочий кислотный антураж специфической среды. А на Осень никто не обратит внимания, поскольку свежесть её уходит вслед за поступательной сменой времён года.

Так и живёт Осень в парадоксах – богатая, но не родовитая, сытая телом, но голодная духом, шумная и тихая, имеющая слабую память на лица и сильные чувства, пьющая с любовниками, но не хмелеющая от любви… Скучая до зевоты, Осень бредёт в кладовые пересчитывать своё золото. И каждый осенний лист, освещённый солнцем, горит крупной монетой на её ладони. Им можно любоваться, его можно гладить, но он резко теряет в цене среди высоких барханов своих собратьев. На это золото, увы, счастья и молодости не купишь, и завещать его некому, поскольку реальных наследников, кроме орды нищих поэтов, способных разорить даже Рокфеллера, у Осени, к сожалению, нет. Почему-то всё в жизни устроено так: кто тебе близок, находится далеко…

От поздних прозрений и жалости к себе Осень начинает рыдать, её солёные слёзы текут у нас по щекам, заставляя сочувствовать богине «текущего квартала», или рабыне «времён года»… Потом будет старость, холодные объятия Зимы, смерть, белый саван заснеженных полей до горизонта, поминки и следующие девять месяцев без Осени. А потом она родится из Лета – сразу опытной тёткой в золоте. И сразу начнёт гулять, сразу будет скучать от избытка средств. Но это позже, ведь у неё есть ещё целых два месяца для бессмысленного мотовства, шампанского из носа, капельниц, протяжного трагического танго в синем тумане.

У нашего героя тот же срок до подведения промежуточных итогов, до выставки. Расслабляться некогда. Впереди ещё шесть картин, шесть творческих подвигов, шесть исследований себя и явлений Природы. Нет, даже семь, поскольку всё должно быть красиво, но об этом позже…

За своими заботами Эн совсем упустил других участников будущей выставки – друга, внучку и зятя. Что там у них?!.. Ибо пришла пора наведаться в эстетические амбары, как тем же купцам, – решить вопросы аренды помещения, договориться о сроках проведения выставки. Через Портал Эн связался с Эс. Друг уже почти выздоровел и… неожиданно попал в творческий капкан. Наверное, тема прекраснодушных видов с нотными знаками себя исчерпала, а дальнейшие планы были пока не определены. Такое бывает с любым художником в зрелом возрасте – уже, вроде, многое сделано, рукам пора на покой, но что делать с душой?

Хотя, не это главное на этапе, когда всё свёрстано. Нужна точка в конце – выставка, чтобы проверить на других: с пользой ли ты провёл несколько месяцев жизни? Это и будет точкой. Победа или поражение, стимул двигаться вперёд или возвращение в исходную точку для нового броска вперёд?.. Но Эс больше угнетало сейчас другое: из огромного числа рисунков он не мог пока выбрать нужное для выставки, самое лучшее, характерное, прошедшее строгий отбор искушённостью.

Наскоро поговорив на бытовые темы, то есть, темы положения тела, друзья без спешки перешли к главным для себя вопросам – вопросам духа. Эн, пользуясь видимым смятением Эс, взял инициативу в свои руки и предложил под будущую экспозицию арендовать Белый зал, площадью триста квадратных метров, в уже знакомом нам выставочном комплексе «Парнас». Примерно половину стен займут его размашистые портреты, а половину – графика Эс. Середина зала будет отдана Эшу. Таким образом, стало понятно для начала – что требуется от Эс: отобрать три десятка крупных по размеру работ, или с полсотни мелких. Лицо друга от столь решительного предложения вытянулось, как огурец, поскольку ранее он рассчитывал на более скромный по размерам зал, где его альбомные листы не потерялись бы на необъятных просторах пустоты.

Ещё одна беда друга заключалась в том, что все его бесчисленные работы были пока неудобоваримыми, выполненными в разной технике, не имевшими сквозной идеи или изюминки. Эс начал показывать Эн уже законченные листы – прежние, а также из числа новых, и обоим стало грустно. Ведь сколь замечательной не является идея, она обязана иметь соответствующее претензиям исполнение, быть убедительной, стильной, – пусть и непонятной, но профессионально законченной! – для зрителя, критики, коллег. Для времени, расставляющего всё по местам.

Следующая проблема была такой: чтобы дать материал в работу Эве, его следует, прежде, тщательно отобрать. Опять же! Негоже беременную молодую женщину заставлять работать как бы впрок, вхолостую. Хотя, она уже связывалась с другом, брала на пробу некоторые его мелодии, и результат обоих устраивал. От виолончели, правда, авторы отказались, в пользу синтезатора, легко справляющегося с патетикой.

Здесь Эн, чтобы отвлечь друга от грустных дум, заметил, что его портреты, видимо, также получат музыкальное сопровождение… Но что это будет реально, он пока сказать не мог. Эл показывала ему лишь невнятные этюды, а не иллюстрации стихий во всей их мощи.

Так, естественным образом, разговор перешёл на Эн, на его поиски, и он спустил вниз из мастерской к монитору Портала шестёрку своих мятежных портретов. Выстроив картины полукругом, чтобы друг мог видеть их целиком, Эн коротко прошёлся по каждой, объяснил детали, ответил на вопросы и, отсняв картины «комми», отправил другу фото работ. Далее он обрисовал планы на следующую часть портретов… Потрясённый Эс с дрожью в голосе спросил: «А успеешь?» – «Должен!» – без колебаний ответил Эн. «Кому?» – не без иронии поинтересовался Эс. «Всем! – отрезал Эн. – Художник всем должен, но об этом как-нибудь потом». – «Раньше ты говорил иначе…» – «Не я. Другой. Но тот человек уже умер… Вернее, он передал мне свою душу, а сам остался жить в прошлом. Так что, принимай меня таким, каков я есть теперь».

Внезапно взгляд Эс остановился на портрете Огня. Что он в нём увидел? Поминки, фейерверк, Голгофу? Провал или глорию? «Подожди! – внезапно друг оживился. – Когда ты приезжал в июле, то говорил, что готов начать работу, но ещё не начал… Выходит, что за два месяца ты сумел написать шесть картин, тогда как раньше выдавал за целый год два – три полотна. Как тебе удалось сотворить это чудо? Ведь надо же ещё жить, вести хозяйство, работать в лесу и прочее… Я знаю, что рука у тебя бойкая, но как ты сумел сделать портреты чисто технически? Масляные краски торопливости не терпят, или тут что-то другое?» – «Вот именно! – озарился Эн. – Это новое поколение красок, «Eternal». Мы о них с тобой раз говорили, да всё не решались попробовать… А сейчас, при нынешнем темпе жизни, мне без них не обойтись. В общей сложности, на холст у меня уходило чуть более тридцати часов. Работал я, как автомат, но результатом, при всей самокритичности, удовлетворён. Что задумывалось, то и получилось. Посягать на большее, мне пока не с руки… Следующий проект будет более основательным, капитальным, а пока, для дебюта, сделанного, полагаю, хватит».

Эс, на другой стороне меридианов и параллелей, на другой стороне внутренних обстоятельств, лишь усмехнулся: «Ты уже новыми планами бредишь, хотя прежние ещё не довёл до ума… А мне – как поступить, если я, в конце довольно плодотворного этапа, с собой не могу толком разобраться?.. Опять в какой-то душевной яме оказался и подтвердил звание даровитого неудачника. Это на семьдесят первом-то году жизни!» – «Погоди ты дуть печальную волынку, – встрепенулся Эн, – выход есть, его нужно только найти…» – «Хорошо бы, – вздохнул Эс. – Не первый раз я по этим коридорам брожу, да прежнего гонора нет. Растерял… Слушай, а как ты к образному решению своих портретов пришёл – к музыкальным инструментам, к коллажу?» – «Случайно… Эл на кордоне три года музыкой от одиночества спаслась, меня ею заразила. И что, кроме неё, кроме скрытой или прямой символики звука, может лучше описать стихии, их тональность? Отсюда, сами инструменты, а коллаж появился как ответ на попытку полнее раскрыть многоликость природы, её широту. Разве тут реалистичной попыткой пейзажа, даже удачной, обойдёшься? Нужны были хорошие мыши, коктейль, замес идей, образов, пластики, цвета. Так я и пришёл к коллажу. Но ведь он не самоцель, он – всего лишь средство для перевода языка природы на язык искусства, лучше понимаемый, если верить интуиции, обществом».

В своём мире, за тонкой пеленой Портала, Эс вскочил, прошёл взад – вперёд, порылся в папках с рисунками, глаза его внезапно блеснули, он сел, встал, ещё раз перелистал рисунки, взял лупу, посмотрел через неё на листы и, подняв вверх указательный палец правой руки, прошептал: «Эврика! Мне нужно отсканировать лучшие свои листы, взять близкие по духу, поколдовать и составить на компьютере из них коллажи – те же портреты, пейзажи, виды, неважно! – городов Солнца… Или – бери шире! – городов Любви, Света, Радости, Мечты, Надежды, Смеха, Здоровья, Равенства, Братства, Справедливости, Чистоты и так далее… Две дюжины работ, я думаю, общим размером метр на метр, для Белого зала будет довольно. А мои нотные знаки, в итоге, пусть составят гимны этих городов…» – «Отлично, – воскликнул Эн, – и цвет подбери благородный, но не трагический, не чёрный!.. Сепию, умбру или что-то похожее. И пусть города эти будут в духе Пиранези, однако несут в себе, не идеи упадка каких-то прошлых величавых цивилизаций, а энергию созидания, роста, одухотворённость будущего… Причём, конечный результат твоих новых импровизаций можно выкатить на каком-нибудь революционном пластике, дающим необычный эффект, сияние, стереоскопию… Хватит бегать от новшеств, ведь вторую жизнь начинаем, надо бы от неё не отставать. Понимаешь, как всё у нас с тобой сойдётся!.. Даже перекличка между работами обозначится, некое творческое соревнование!»

Эс мечтательно почесал за ухом: «Я не против…» Он уже словно окунулся в химеры, которые хороши для финала, а на середине пути нужно не расслабляться – «действовать, действовать и действовать!», как сказал один весёлый литературный персонаж. Эн это понял и быстро вернул друга с небес на землю, попросив в ближайшее время решить – какие именно темы он оставляет для работы, как конкретно будут его сказочные города называться, сделать их краткое описание и собрать воедино музыкальные идеи, составляющие основу гимнов. Этот материал следует поскорее передать Эве, чтобы та могла параллельно работать. Эс стряхнул задумчивость и в клятвенной форме обещался через неделю ответить на эти принципиальные для себя вопросы.

После столь быстрого разрешения технических вопросов, ставших на пути у эстетики, друзья связались с Эвой, чтобы в режиме конференции снять все недоразумения. Вскоре к ним присоединился Эш, вернувшийся из училища. Оказывается «Богиня Богемы» выиграла творческий конкурс и уже была установлена во дворе училища. Правда, не в бронзе, не в граните или мраморе, а в скромном композитном материале, имеющем век гарантии и выдающуюся прочность. А поскольку на конкурс было представлено ещё несколько дельных работ, то руководство училища решило создать во дворе целый парк скульптур. Так закончилась, стало быть, древняя история с творческим гением…

Однако, перевернув одну страницу своей жизни, художник внезапно обнаруживает за ней другую, которую обязательно следует прочесть, а там, глядишь, и следующую, и… Ведь жизнь, по-настоящему, начинаешь ценить только в старости, когда в ней, казалось бы, нет уже никакого объяснимого на уровне логики смысла.

Средства, полученные за победу на конкурсе, Эш частично «отдал в семью» для решения неких злободневных нужд, а частично отправил на подготовку выставки. Из более дешёвого композита он заказал «Богиню Богемы» того же размера, что и для училища, а так же ряд небольших скульптур эскизного характера, показывающих долгий путь к конечному результату. Это было необходимо, чтобы отразить сложность творческого процесса, как суммы многоликих и предсказуемых случайностей. Среди работ коллеги оказались, воплощённые в материале, задумки Эн. Тут, надо заметить, наш герой незаметно смахнул крохотную слезинку.

Таким образом, в центре зала предполагалось разместить «Богиню». От неё, в каждую сторону, расходилось по три витрины с целым роем мелких белоснежных богинь, зовущих на беспрерывный от рождения человечества, подвиг своих воинов, радикальных мучеников эстетики, полагающих с её помощью решить, в первую очередь, вопросы этики, то есть, вопросы категорической нравственности бытия.

Выставку решили открыть в конце ноября и закрыть, скажем, через месяц. Этого, как виделось нашим заговорщикам, будет довольно, чтобы показать её всем желающим… Договориться об аренде было поручено Эшу, оплачивал возвышенные чудачества не бедствующий Эн. Толком не оправившийся ещё от болезни и связанным с ней длинным периодом относительного безденежья, расходов на лекарства, Эс обязался со своей стороны «не подвести компанию», что уже неплохо. В этот момент из конторы заповедника приехала Эл. Компания, находящаяся за две тысячи километров, её тепло поприветствовала, и здесь музам было официально поручено решить музыкальные вопросы.

С этим, правда, вышел конфуз, так как Эл, ясно, хотела участвовать в выставке, приложить свои опусы к портретам Эн, но не верила пока в себя, считая, что уровень её сочинений довольно слаб. Где, дескать, она, а где гениальные портреты Эн!.. При этих словах все сильно смутились, особенно Эн, поскольку слово «гений» применяли только к прошлому. Современники бывают, хороши, «волнительны», талантливы, сильны, но отнюдь не гениальны. Слово это, как правило, лепится на эпитафию или на картину в Национальном музее… Поэтому компания, ведомая Эн, пропуская мимо ушей звонкие эпитеты, начала дружно убеждать её не робеть, смело двигаться вперёд, искать, будоражить, то есть, страдать некой формой творческой чесотки. Но этого порядочной¸ украшенной сединами женщине, заметим, не совсем прилично и желать, поскольку она, метафорически, должна больше напоминать надёжный громоотвод всё-таки, а не вертлявую молнию… Эл для порядка ещё чуть поломалась и, в итоге, клятву, пусть не кровавую, но дала.

Всё складывалось, как нельзя, удачно, поэтому, сняв с повестки дня текущие вопросы, компания ещё с полчаса дружески болтала на общие темы, обменивалась информацией. Однако вскоре где-то за границей беззаботного общения начал вдруг змеиться дурман настоящего дела, и все куда-то засобирались по горящим делам. У художника, отметим, так всегда – есть нечто большее, чем то, что доступно прочим. А точкой в конце стали пожелания творческих успехов и улыбки творцов, их муз, постепенно растаявшие в тёмном омуте Портала.

Вечерело. Эл отправилась на кухню хлопотать насчёт ужина, а Эн, весь ещё в памятном разговоре, вышел из дома, чтобы жадно глотать смолистый воздух остывающего Оленьего лана. Он мысленно прошёлся по будущей выставке и как-то сразу успокоился. Сердце билось ровно, набрякшее кровью солнце торопливо пряталось за хребты, где-то далеко над чистыми листами бумаги дрожали друзья. Но время его подвига было отложено, поэтому без особой нужды Эн забрёл в небольшой участок смешанного леса ниже кордона и помог Осени пересчитывать её несметные богатства на продрогших золотых клёнах…

 

 

 


Оглавление

56. Сентябрь. 5.
57. Октябрь. 1.
58. Октябрь. 2.
Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

07.11: Виталий Семёнов. На разломе (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!