HTM
Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 г.

Виктор Сбитнев

Звезда и смерть Саньки Смыкова

Обсудить

Повесть

о потерянном поколении

 

Купить в журнале за апрель 2017 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 года

 

На чтение потребуется 3 часа | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

Опубликовано редактором: Елена Астахова, 31.05.2017
Оглавление

15. Глава тринадцатая
16. Глава четырнадцатая
17. Глава пятнадцатая

Глава четырнадцатая


 

 

 

Уехать быстро в Израиль Сандоре не удалось, даже несмотря на официальный вызов, хоть и отношения с Тель-Авивом улучшались с каждым днём. Около двух недель Сандора собирал одни только справки о своей благонадёжности, лояльности и несудимости. Ещё дольше делали ему заграничный паспорт. Наконец Санька посадил его на поезд до Москвы, где его намеревалась встретить какая-то новая еврейская родня.

– Сандора, ты только аккуратней с этими новыми дядями-тётями, иначе останешься без штанов! – наказывал на прощание Смыка. – Главное, не подписывай никаких бумаг, никаких обязательств, понял? Жил Ивановым и был никому не нужен, а теперь выискался целый выводок Смириных! Не в нации дело, а в деньгах! И, судя по их проворству, они там тебя дожидаются немалые! Прощай, брат!

И вскоре лишь два медленно удаляющихся красных огонька напоминали Саньке о том, что всего несколько минут назад ходил по этому Городскому перрону Александр Иванович Иванов, вчерашний рядовой Советской Армии, которая, увы, едва походя не убила его где-то в стылой забайкальской степи. «Вряд ли он вернётся назад, – подумалось вдруг Саньке. – Да и зачем? Не понравится в Израиле, переберётся куда-нибудь в Европу. Времена у нас настали смутные, опять с талонами, инфляцией, безработицей. А то ли ещё будет? Здесь и деньги-то вкладывать стрёмно! Все, кто поумней, выводят их за кордон. И ему наверняка новые еврейские родственники станут вдалбливать то же самое, предлагать свою помощь, связи и прочее. И как только завяжешься с ними, всё, обратной дороги нет!». И, видимо, вскоре так и случилось с Сандорой, потому что отвечать на Санькины письма он вдруг перестал.

 

А через несколько дней после Сандориного отъезда позвонил Саньке отдыхавший в деревне Быка, у которого на родных выселках появилась вдовушка с ребёнком, дом со скотинкой и даже приличной пасекой. Но рассказывал об этом Быка отчего-то со щемящей грустью.

– Ты чо, в натуре, носом смыгаешь? – пытался усовестить друга Санька и слышал в ответ одни лишь тяжкие вздохи. Потом Быка набрался решимости и проговорил уже без всяких страдательных интонаций:

– Ты, Сань, лучше приезжай хотя бы на пару дней. Медовухой побалуемся, на охоту сходим. У меня пара гончих, капканы и второе ружьё найдётся. Вот тогда я тебе обо всём и расскажу.

И поскольку Санька на постоянную работу так и не устроился, то решил съездить к Быке, на его выселки, а уж потом и окончательно решать с работой. Сначала Санька доехал автобусом до райцентра, где поймал попутный грузовик до крупного села Воронье, от которого топал ещё семь вёрст до выселка Борок из пяти домов, в одном из которых встретил его несказанно обрадованный Быка, в ватной фуфайке, армейском треухе и с топором.

– Вот, баньку решил к твоему приезду истопить, – объяснял Быка свою экзотическую наружность уставшему с дороги Саньке. Но быстро поняв это, потащил его на просторную кухню, налил целый ковш золотистого медового напитка и крупно нарезал домашнего окорока. Санька принял ковш и, не мешкая, влил в себя всё его вкусное, отдающее смородиновым листом содержимое. Потом они закусывали, и Быка торопливо, словно боялся не успеть, рассказывал Саньке о своей новой жизни. О том, что Ольга, его жена, повела сына Сашеньку к бабушке в Воронье, что окорока они делают из своего пущенного на мясо поросёнка – коптят их в бане, на каменке, что ульев у них уже десять, что колодец – свой, что на огороде и в саду – порядок, что собаки ушли с Ольгой в село, а куры уже взобрались на насест спать. Выпалив всё это единым духом, Быка вдруг как-то пересмяк и жадно выпил целую кружку медовки.

– Ну, давай, рассказывай, что за болезнь тебя грызёт? – наливая теперь уже по стаканам, приказным тоном проговорил Санька.

– Это ты очень точно выразился, Саня! – ответил Быка глухим, незнакомым голосом. – Именно болезнь… и уже почти загрызла. Хорошо, что ты приехал не оттягивая, а то бы уже и незачем было.

– Ну, не тяни ты, щучий нос! – вознегодовал на друга Санька. – Почки отказывают, сердце, рак желудка, чёрт его дери?!

– Хуже, Смык, – Быка успокаивающе повёл рукой и вновь выпил в одиночку. – Раки тоже бывают разные. Отдельные органы нынче уже лечат, да их и почувствовать легче, когда ещё не поздно. А у меня, друг мой, рак лимфатических узлов. Я уже в Питере чесаться начал: то под мышками, то на шее, то в паху… К бабкам тут как-то обратился, к знахаркам, они успокоили – говорят, кот оцарапал, отваров надавали и антибиотиков посоветовали купить. И знаешь, поначалу очень помогло, припухлости спали, краснота исчезла. Но потом всё появилось вновь и уже не проходило. Я – в ЦРБ, они жидкость из опухолей взяли на анализ и говорят, что результат у них очень неприятный, но за подтверждением надо в онкодиспансер. Я – туда, а там только глянул их ведущий спец и сразу бац мне предварительный диагноз: рак лимфатических узлов между третьей и четвёртой стадиями. Ну, потом всё это подтвердилось. Словом, уже и химией поздно его травить, только зряшные мучения, да и быстрее умрёшь от этих ядов.

Приглядевшись к Быке внимательнее, Санька и в самом деле нашёл его шею асимметричной и местами чересчур бугристой и розовой. Заметив эту Санькину пристальность, Быка снял фланелевую рубаху и поднял руку: из выбритой подмышки глянула на Саньку красная с язвой посерёдке опухоль.

– Ну, а дальше, как написано в одной умной медицинской книжке по онкологии, – заговорил равнодушным голосом Быка, – начнётся отравление всего организма продуктами распада, заражение крови в том числе. Откажут печень, почки, плохая кровь достигнет мозга – и каюк… Но я к тому времени буду уже без сознания, и это радует.

Молча слушая своего друга, Санька вскоре стал смыгать носом и вытирать неожиданно выступившие слёзы. Потом он остро почувствовал, что Быка ждёт от него какой-то реакции, может быть, даже слов утешения.

– Дима, – сказал как можно теплей Санька, – друг мой, я не знаю, что тебе сказать, поскольку не умею врать и не мужское это дело – друг дружке подтирать сопли. Когда-нибудь врачи научатся справляться и с этим, но, боюсь, что нам с тобой до этого не дожить. Могу тебя утешить лишь тем, что я тоже не знаю своего часа, а он, возможно, где-то совсем рядом, вскоре после тебя. Хорошо, что ты всё-таки успел остепениться и, в отличие от меня, понять, почувствовать эту жизнь…

– Эх, Санька, ты бы знал, как теперь жить-то хочется! – воскликнул Быка и в голос зарыдал. И они долго сидели, обнявшись и даже медовуху не пили, а только говорили о чём-то памятном, счастливо прожитом ими совместно в этом изменчивом мире.

А потом, уже в сумерках, вернулась из Вороньего Ольга с гончими Солохой и Вербой. Она была крупной молодой женщиной, годами пятью старше своего Быки. Её отец работал в селе лесничим, а мать учительствовала. Сын у Ольги был от первого мужа, за которого она «выскочила шестнадцатилетней дурочкой». Сначала он рванул в Надым на заработки, потом сел за кражу, а потом ей пришло уведомление, что он погиб на лесоповале. Её умный отец собрал какие-то необходимые бумаги, и ей стала приходить на ребёнка пенсия по утрате кормильца. Поэтому пока они с Димой и не стали ничего оформлять в местном ЗАГСе. А теперь… Теперь Ольга хлопотала над их отправкой в баню, укладывая в просторный туес из липы мужнино бельё, полотенца и принесённую от отца присадку для пара.

Они неторопливо разделись в холодном предбаннике с тем, чтоб ещё сильнее соскучиться по теплу. Потом сразу шмыгнули через моечное на верхний полок парилки, под прокопчённые доски берёзового потолка. Пот лился с них ручьями.

– Смотри, какой липкий! – восхищался теперь Быка всякой обычной жизненной мелочью. – Это наверняка от медовухи. Я тут недавно заметил, что пот всегда разный, даже когда работаешь: что ел-пил – от того и пот. От водки – жидкий, от медовухи – липкий.

– А от «фруктовки» какой? – спросил на засыпку Санька.

– Я после неё в баню не ходил, – парировал Быка. – Но думаю, что поту от неё – кот наплакал, там и не разберёшь, какой он. Да и не пот от неё, а одна только испарина вдоль спины, как от страшного сна или от болезни, от которой вскоре умрёшь.

Сказав это, Быка вновь остекленел глазами и словно выпал в какое-то иное, вдруг открывшееся ему пространство, куда Саньке ходу не было. Но он уже успел привыкнуть к этой новой особенности своего друга и всякий раз лишь выжидал, когда это состояние благополучно минует, и Быка вновь вернётся назад – в особо осязаемые им теперь шершавые выпуклости деревенской жизни. И Быка возвращался, и вновь наслаждался банным духом, и шумно обливался ледяной водой из колодца, и прыгал за Санькой на первую крупку предзимья, которую катал по огороду уже колкий октябрьский ветер.

Возвращались они из бани совсем никакими – в одних трусах и с полотенцами на шеях. И когда шагающий сзади Быка с вызовом предлагал: «Не надо печалиться – вся жизнь впереди?», идущий передом Санька соглашался с неизлечимо больным другом: «Вся жизнь впереди. Надейся и жди!». И глупый, по самой своей сути неверный пафос этого советского шлягера был сейчас как нельзя к месту.

Ольга пошла мыться ещё через час, поскольку не переносила столь злого пара. Поэтому традиционный после бани чай они пили втроём, добавляя в него для вкуса домашней малиновой не то настойки, не то наливки. Причём Санька с Быкой так надобавлялись, что, отправляя Ольгу мыться, вновь запели что-то про жизнь, которая любит… взаимно. Когда часом позже Ольга вернулась из бани, друзья, обнявшись, храпели на их с Быкой брачном ложе. Женщина укрыла их широким ватным одеялом и села под лампу пересматривать последний (и первый!) альбом их семейных фотографий.

 

…Быка умер в ночь на Рождество, в час, когда Санька с папой Федей занюхивали первую стопку, а мама Нина настойчиво пододвигала к ним блюдо с только что приготовленным рисом с изюмом. И с удовольствием прожёвывая кутью, ощущая сам вкус рождения Христова, Санька не мог себе даже представить, что в эти мгновения всего в паре сотен вёрст от него умирает Быка, то есть исчезает чрезвычайно значительная часть его, Санькиной жизни.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за апрель 2017 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению апреля 2017 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

15. Глава тринадцатая
16. Глава четырнадцатая
17. Глава пятнадцатая
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.09: Гости «Новой Литературы». Игорь Тукало: дорога без конца (интервью)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

15.09: Леонид Кауфман. Синклер и мораль социализма (статья)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за июль 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!