HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Виталий Семёнов

Да будет воля твоя, патриот

Обсудить

Рассказ

 

Купить в журнале за декабрь 2016 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года

 

На чтение потребуется 1 час 30 минут | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 10.01.2017
Оглавление

6. Чудо
7. Щелчок
8. Репортаж

Щелчок


 

 

 

– Здравствуйте, вы по вызову, в аэропорт? – спросил Борис Владимирович водителя.

– Куда скажете, туда и поедем, присаживайтесь. Это багаж весь? Сзади кладите, если впереди сядете, или наоборот, – отозвался таксист.

Борис Владимирович положил свой туристический чемоданчик с колёсиками на заднее сиденье, сам сел впереди. Сумку положил к себе на колени, вытащил электронную книжку:

– Если можно, то я бы почитать хотел, радио убавите?

– Да, конечно. – И водитель, выруливая с парковки офисного центра, тотчас выключил магнитолу. – Нам, извините, ко скольки в аэропорту надо быть?

– Три часа до вылета, но заранее регистрация, в общем, поспешить не мешало бы.

– Успеем, за час точно доедем. В любой поездке ведь что главное?

– Что?

– Ну, вы как думаете, что?

– Соотношение цены-качества, наверное.

– Типичная ошибка пассажира, – сказал таксист, останавливая машину на предупредительно замигавшем зелёном сигнале светофора. – Главное в любой поездке, подчеркиваю, любой – безопасность. Не переживайте, через час будем в аэропорту.

– Да, я надеюсь. Рейс на Москву в одиннадцать вечера. А сейчас, если позволите, я почитаю.

– Конечно, конечно, сам люблю это дело. Тоже читаю, когда возможно. – И водитель, открыв бардачок, показал Борису Владимировичу на лежавшую там свою электронную книжку.

– Интересно, и что читать любите? Мне вот романы нравятся, английский роман, немецкий, это такой пласт культуры. Европа! – воскликнул Борис Владимирович, признав в обычном таксисте единомышленника.

– Да, ладно уж, культуры, у них и своей письменности-то нет.

– То есть как нет, вы о чём?

– Ну так со всей Европы только греки и болгары до своей письменности доросли, а все остальные на латинице до сих пор пишут. У грузин есть своя письменность, у эфиопов есть, а у вашей хвалёной Европы нет.

– Ну при чём тут семантика, я о культуре… – возмутился Борис Владимирович.

– И я о ней. Культурные европейцы всего лишь триста лет назад могли сжечь женщину как колдунью, лишь за то, что она была красива. «Чертовски красива», от них выражение? Да что триста, семьдесят лет назад пол-Европы пыхтело и дымило фабриками смерти. Романов своих начитались культурных и убивали в промышленных масштабах. А сейчас и вовсе себе суицид решили устроить.

– Какой суицид? Что вы всё в один винегрет мешаете?

– Какой – гей-браки и прочий маразм. Вымрет скоро вся ваша культура.

– От развитой демократии с признанием прав меньшинств и от толерантности ещё никто не вымирал. – Бориса Владимировича стал раздражать этот, возможно, и читающий, но необразованный таксист. – Хорошо, а вы-то что читаете?

– Романы я читал, и русские, и немцев, и других европейцев, есть, конечно, и сильные вещи у них. Но как-то всё растянуто в романе, устаешь от обилия описаний и персонажей. Можно ведь тоже самое и короче сказать. Иной раз вот перечитаешь рассказ, про Варьку, или Ионыча, а то и совсем уж коротенький Шаламовский рассказик, и как щелчок в душе. – Водитель вдруг звонко щёлкнул большим и средним пальцами правой руки. – Щёлк, так коротко и звонко. Читал-то несколько минут всего, а по нутру потом ещё долго волны идут от прочитанного.

– Ну, вам просто не само чтение нравится, а информация, полученная от прочитанного, – резюмировал Борис Владимирович. – А мне нравится сам процесс, ход мыслей автора, фигуры речи, красота слова.

– Вы читаете на английском и немецком?

– Нет, английский я знаю, но не настолько, конечно. Переводы.

– И что вы читаете? После перевода от автора остаётся только сюжет и имена героев произведения, а всё остальное – переводчик. Читаете-то русские фигуры и красо́ты слова.

– Останемся при своём, – отрезал Борис Владимирович и демонстративно уткнулся в свою книжку.

– Разумеется, таксиста обидит каждый, извините, что оспорил ваше мнение, – ответил водитель, выруливая на федеральную трассу, связывавшую N с областным центром и аэропортом.

– Что вы ёрничаете, умничаете, какое у вас образование?

– Да какое образование, восемь классов и один коридор, извините за мысли вслух. Давайте-ка, и правда, помолчим, гляньте, что творится.

 

И они въехали в зону тайфуна. Это действительно был несвойственный для здешних мест тайфун. Ливень, сплошная стена воды, с мощными порывами ветра, грозящими скинуть едущую машину с дороги. Резко и сразу, дворники и обдув лобового стекла на полную мощь. Скорость понижена, передача скорости тоже, свет фар упирается в сплошную стену воды и отражается обратно, сгущаются сумерки, ни зги не видно, включены аварийки. Водитель, только что болтавший с пассажиром, разглядывавший собеседника и щелкавший пальцами, теперь занят только одним – дорогой, которую практически не видно.

– Да уж, нормальный летний дождь. Вот ещё не хватало! – воскликнул таксист, выруливая вправо и останавливая машину на обочине. – Я сейчас, – бросил он Борису Владимировичу, дёрнул рычаг ручного тормоза и выскочил на дорогу.

Перед ними только что произошла авария. Непонятное сборище машин впереди, фура-длинномер почти поперёк дороги, множество мигающих аварийных сигналов, куча-мала, толком ничего не видно из-за вечерней темноты и этого немыслимого ливня. Вот ведь угораздило, всё не слава богу. Аллу мать отправила в какую-то Ивановку, совсем тёща рехнулась. Таксист тут слишком творческий попался, всё бросил, пошёл глазеть на чужую аварию. Льёт как в тропиках. Что за день сегодня, сплошное невезение! В Москву, скорее в столицу, выбраться из этого N, лишь бы рейс не отменили из-за непогоды. Где этот проклятый таксист запропастился, сколько здесь ещё стоять? Ведь так можно и опоздать на регистрацию!

 

Наконец появился таксист, вымокший до нитки, заскочил в машину и направил её вперёд, в самый центр этого сборища помятых, искорёженных, мигающих аварийками машин. Опять выскочил в пучину ливня, открыл заднюю дверь и багажник. Чемодан Бориса Владимировича без вопросов и церемоний отправлен с заднего сиденья в багажник. А на его место водитель и ещё двое незнакомцев стали затаскивать и укладывать неподвижное тело молодой девушки. Уложили, согнув ей ноги, пристегнули всеми тремя задними ремнями безопасности, закрыли двери. Таксист сел за руль и стал выезжать с места множественной аварии. Выехал, резко развернулся и направился обратно в N.

– Вы что, издеваетесь? В аэропорт, сейчас же! – Буквально завизжал Борис Владимирович.

– Могу высадить, пешком пойдёте? – спокойно ответил водитель, напряжённо вглядываясь в дорогу.

– А ну назад, мигом! Если я не успею на самолёт, то всему вашему такси конец будет.

– Если мы не успеем в больницу, то она умрёт.

– Пусть её скорая забирает или спасатели, не надо брать на себя чужие проблемы. Разворачивайся!

– Ты видишь, что за бортом творится? – закричал в ответ водитель, так же переходя на «ты». – Звонили уже и скорачам и спасателям. Сейчас в городе не улицы, а реки, никакая скорая в ближайшие часа два-три сюда не доберётся, сказали, чтобы мы сами попытались доставить раненую в больницу. Она умрёт! Она человек, ей сейчас некому помочь, я везу её в больницу. Могу высадить всех желающих. – Таксист опять включил аварийки, прибавил скорости и, непрерывно сигналя, стал обгонять все машины на трассе.

– Каждый должен заниматься своим делом. Таксист должен везти клиента, а не спасать раненых.

– Таксист в России – больше чем таксист. Я занимаюсь сейчас своим делом. Ей больше некому помочь, не мешай мне своей болтовнёй!

– Вот вся Россия и загибается из-за вас, дилетантов, сующихся не в своё дело.

– Ты ещё про патриотизм вспомни. Россия жива своими людьми, их делами, понимаешь, реальными людьми, человеками, их добрыми делами! Будь человеком, сделай доброе дело, не мешай мне, а то сейчас все разобьёмся. – Водитель, достав свой мобильник, стал созваниваться с дорожной полицией, объяснять ситуацию, просить машину для сопровождения по городу.

– Ну да, безопасность в поездке важнее самой поездки, – пробормотал Борис Владимирович, тоже достал телефон и стал выяснять время вылета рейсов из аэропорта. Конечно, ввиду непредвиденного, небывалого ливня вылеты всех рейсов откладываются, пока на два часа. Значит, он успеет вернуться в город, взять другое такси и доехать до аэропорта. Вот ведь влип с этим умником-праведником. Борис Владимирович обернулся, посмотрел на пристёгнутую всеми ремнями, лежащую сзади пассажирку. Ничего не видно, вроде не шевелится. Может, уже и не дышит, может, уже и спасать некого. Разве можно вообще лезть не в своё дело? Кто дал право этому таксисту, обслуге, распоряжаться временем главы фонда, фонда федерального значения? Как посмел этот нищий, безродный плебей посягать на права столь уважаемого и значимого, в конце концов, богатого человека, коим считал себя Борис Владимирович? Но, кипя от возмущения, он всё же не стал больше отвлекать водителя, напряженно, на пределе сил управлявшего машиной. Вообще, разве можно так гнать, при таком ливне, почти ничего не видя, на ощупь? Многие машины просто стоят на обочине, мигая аварийками, ожидая окончания ливня и не рискуя передвигаться в этом промокшем аду.

 

При въезде в город их встретила патрульная машина дорожной инспекции. Идя впереди, мигая и гудя спецсигналами, она, словно ледокол, расчищала им дорогу среди пробок и заторов. И инспектора, и таксист прекрасно знали город, все его улицы, проулки и даже дворы. Что они вытворяли! Борис Владимирович, проживший в N всю жизнь, все свои тридцать восемь лет, и не подозревал, что можно так ездить по городу, таким маршрутом добираться до больницы. Они ловко проскакивали любые лужи, объезжали заторенные перекрёстки дворами, огибали непроезжие, с неработающей противоливневой канализацией участки улиц. Въехали на территорию какого-то АТП, лавируя между грузовиками и автобусами, выскочили уже в другие ворота, на другую улицу, тем самым миновав очередную пробку. Несмотря на всеобщий дорожный коллапс, вызванный небывало мощным ливнем, они умудрились за двадцать минут пересечь почти весь город и буквально ворваться на территорию больницы. К хирургии, подъезду приёмного покоя. Их уже ждали медики с кроватью-тележкой. Вытащили неподвижное тело из машины, скорее на тележку, укатили за двери. Таксист и один из инспекторов, капитан полиции, последовали за ними.

Борис Владимирович посмотрел на часы, надо вызвать другое такси. Какое сейчас такси, весь город в коме. Хотя ливень уже утих, да вот уже и кончился. Так же внезапно, как и начался. Полицейская машина, стоящая впереди, больше не мигает и не сигналит. Из неё вышел второй инспектор, лейтенант, подошёл к машине такси, закурил, улыбнулся Борису Владимировичу, приветственно махнул рукой. «Тоже мне, друг-подельник», – брезгливо подумал Борис Владимирович и отвернулся.

 

Спустя несколько минут вернулись таксист и первый инспектор, они подошли к лейтенанту и все трое что-то живо обсуждали, потом вытащили свои мобильные телефоны, видимо, обмениваясь номерами. Затем полицейские пожали руку таксисту и все направились по своим машинам.

– Жива, представляешь, успели! – объявил таксист, садясь за руль. – Говорят, ещё маленько, и аминь был бы. Успели! – радостно повторил он.

– Очень мило, я опоздал в аэропорт, тебе я за эту прогулку не заплачу ни копейки. Можешь идти к своей спасённой, просить звезду героя.

– Спасенной я никогда больше не увижу, не для звезды спасал. На деньги твои я и не рассчитываю. Вас, уважаемый, куда доставить, обратно к «Добродетели»?

– Нет, теперь домой, Солнечная 32.

– А, в «Долину нищих»? Сделаем. Извините, что втянул вас в это неприятное происшествие.

 

До Солнечной ехали спокойно, долго, уже без мигания авариек, сопровождения и проездов по дворам. Борис Владимирович, глянув на уставшее, но счастливое лицо таксиста, не вытерпел, спросил:

– И чего ради все эти подвиги? Ну, забрали бы барышню попозже. В конце концов – сама виновата, ездить не умеет. А сейчас вот ни денег, ни сил, ни благодарности. Зачем это всё?

– А если бы она умерла за то время, пока скорая приедет?

– Да врачи всегда так говорят: «Вот, ещё бы минута, мы вас еле спасли». Это они себе цену набивают, спасители, дескать, из самых лап смерти вытащили, благодаря своему мастерству. В девяноста девяти случаях из ста так говорят.

– А если это тот самый, один из оставшихся, случай? Как бы я потом жил? Проехал мимо, не помог, а потом совесть бы заела.

– А что семью без доходов сегодня оставил, не ест совесть-то?

– Разные у нас языки, уважаемый, и доходы разные. У тебя денежные, прибыльные, а у меня совестливые, на хлеб насущный. Я против своей совести, её воли не могу пойти, а ты можешь. Приехали, сейчас багаж отдам. – Таксист остановил машину у ворот коттеджа под номером 32, нажал на кнопку «багажник» и вышел из машины.

Борис Владимирович получил свой чемодан, закинул на плечо сумку, направился к калитке, щёлкнул пультом, снимая с дома охранную сигнализацию. Вдруг обернулся и неожиданно для себя крикнул садящемуся в машину водителю:

– Спасибо!

 

Но тот уже хлопнул дверью, не слышал. Вскоре габаритные огни его машины скрылись за поворотом. А Борис Владимирович всё стоял у калитки своего дома, будто не решаясь зайти. Вот он – щелчок! По охранному пульту дома и своей глубоко закопанной под прибылью и доходами, очерствевшей душе. За что «спасибо» сказал? И не хотел, а сказал, само вырвалось. Обычный, необразованный таксист-водила, ткнул его, отца-основателя целой империи волонтёрства и благотворительности, с двумя «вышками» и учёной степенью. Ткнул в настоящие волонтёрство и благотворительность. Был рядом, увидел чужую беду, бескорыстно спас человека. «Так коротко и звонко». Теперь можно смело выкинуть свой доклад для симпозиума, который готовил несколько месяцев. Все его выкладки, графики, умные термины и сложные формулы пошли прахом.

Борис Владимирович вдруг вспомнил о жене. Она ведь сейчас в дороге, она застала весь этот ужас, развезшиеся хляби небесные с последующим кошмаром на дорогах. Тоже не ахти какой водитель. Позвонил, всё в порядке, Алла сейчас подъедет, он будет ждать свою девочку, своего Алика, свою красавицу, молодую жену.

А пока Борис Владимирович, основатель и глава благотворительного фонда «Добродетель», ещё несколько часов назад спешивший в столицу со своим готовым, блестяще выверенным докладом на симпозиум, посвящённый необходимости организации Всероссийского централизованного фонда движения волонтёров и благотворительности, он всё стоял у калитки и не мог двинуться с места. Куда, обратно? К новым вершинам благотворительного движения, приносящим лично ему немалые доходы? Ведь так, если честно с самим собой, он, прекрасно знающий, как и что организовать, разве он брался хоть раз за проекты и акции, не приносящие лично ему прибыль? Ни разу! А разве плохо быть богатым, ведь он не ворует, не грабит, он честно привлекает и направляет свободные деньги общества в русло благотворительности. Почему он не имеет права на некий процент от сделок, за организацию?

Что случилось во время этой безумной поездки, почему он не может двинуться с места, пока не решит для себя что-то? Вот здесь, сейчас, нечто произошло с ним, он, Борис, уже другой. Вдруг ему стали противны слова: «процент, сделки, акция, прибыль, организация благотворительности». Всё сейчас стало пока ещё не ясно, не понятно, но по-другому, по-новому. Он больше не сможет жить как прежде. Что такого особенного сказал ему этот таксист, философ-самоучка?

 

Вскоре подъехала Алла, с массой впечатлений после посещения интерната для инвалидов. Они обсуждали её поездку очень долго, почти всю ночь. На симпозиум Борис Владимирович так и не поехал. Благотворительный фонд «Добродетель» был существенно расширен, реорганизован и перепрофилирован, перестав заниматься рекламой и самопиаром, перестав приносить сверхприбыли своему отцу-основателю.

Спустя несколько месяцев в городе N родился, среди прочих, ещё один малыш. Это его маму, находившуюся после аварии в бессознательном состоянии, доставил в больницу какой-то безвестный таксист. Спас, безо всяких организаций и личной выгоды, по собственной воле.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению декабря 2016 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

6. Чудо
7. Щелчок
8. Репортаж

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

07.08: Лачин. Как различать эпос, романы и повести (заметка)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!