HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 г.

Любовь Шифнер

Крутые виражи Василия Ивановича

Обсудить

Очерк

 

 

К 123-ей годовщине со дня рождения Василия Ивановича Чапаева

 

Опубликовано редактором: Карина Романова, 12.02.2010
Василий Иванович Чапаев с женой Пелагеей Метлиной, 1914 год

 

 

 

– Василий Иванович, а что такое демократия?
– Это, Петька, когда ты можешь говорить, что угодно и кому угодно, не взирая на лица: будь это я или Фурманов… И ничего тебе за это не будет: ни сапог, ни телогрейки, ни даже портянок.

 Кто не слышал об этом легендарном герое? Сейчас имя Василия Ивановича упоминают лишь в анекдотах, а раньше на примере героической жизни Чапаева, показанной в одноименном романе Фурманова и фильме Васильевых, воспитывали молодых строителей социализма и коммунизма.

В восьмидесятые годы прошлого столетия мне пришлось побывать по служебным делам в Балакове, провинциальном городке Саратовской области. Кто-то из местных жителей порекомендовал мне посетить дом-музей Чапаева. Было любопытно посмотреть и узнать, где и как жил Василий Иванович, я отправилась по указанному адресу. После долгого плутания по частному сектору бывшей Сиротской слободы, где раньше жили грузчики, ломовые извозчики, пристанская беднота города, я подошла к небольшому деревянному дому, огороженному простым частоколом, и спросила проходящего мимо пожилого мужчину, здесь ли жил Чапаев.

– Так точно, – остановился он и указал рукой на табличку с названием музея. – Между прочим, многие наши жители пострадали от этого героя, – с горечью сообщил прохожий.

– А что такое произошло? Ведь Василий Иванович боролся с белогвардейцами, защищая бедноту.

– Так-то оно так. Но когда бандиты убили его младшего брата, он такую Варфоломеевскую ночь устроил в городе, что это событие до сих пор вспоминают наши старожилы с содроганием. После страшного известия выскочил Чапаев вместе со своими напарниками, как начали они махать саблями. Рубили всех подряд, кто им попадался: и правых и виноватых.

– Да, гражданская война никого не щадила. Трудно было разобраться, кто свой, кто чужой, – попыталась я защитить народного героя.

Мужчина неуверенно пожал плечами и продолжил свой путь, я направилась к музею-избушке. Трудно было представить, что это крохотное жилище когда-то принадлежало семье легендарного командира. Открыв входную дверь, я очутилась в просторных сенях. В хорошо освещённом помещении на стенах висели стенды с фотографиями, какие-то документы, письма. Только я собралась рассмотреть представленную экспозицию, как из соседней комнаты показалась приветливая женщина средних лет.

 

– Начните знакомство с жилого помещения, – посоветовала она. – Если возникнут вопросы, я постараюсь помочь.

Я поблагодарила работницу музея и последовала за ней, оказавшись единственной посетительницей в это утро.

– Неужели у Василия Ивановича была всего лишь одна комната? – полюбопытствовала я.

– Да, и в ней жили ещё его родители, жена и дети.

Я окинула удивлённым взглядом полупустую горницу с бревенчатыми стенами.

– Здесь прошли детские и юношеские года Чапаева, – пояснила служащая. – Но родился Василий Иванович 28 января 1887 года совсем в другом месте – в деревне Будайка, Чебоксарского уезда, Казанской губернии. Не от хорошей жизни Чапаевы продали свой дом и переехали к нам в Балаково в начале 90-х годов. В маленькой деревеньке работы не было, трудно было прокормить большую семью.

– Сколько же у них в семье было детей?

– Девять. Но четверо умерли в младенчестве. Василий Иванович был шестым ребёнком. Как гласит легенда, родился он недоношенным и отогревался в меховой отцовской рукавице на печи. Отец даже вырезал деревянную миску для купания младенца, и эта «купель» хранилась в семье в качестве реликвии.

– Но вырос он крепким парнем, коль стал командиром в Красной армии, – подметила я.

– Да и не только в Красной, – дополнила служащая. – Василию Ивановичу пришлось воевать в царской армии, принимать участие в Первой мировой войне, где за геройство был награждён четырьмя Георгиевскими крестами, Георгиевской медалью и получил звание унтер-офицера. О сражениях Василия Ивановича с врагами советской власти Вы наверняка наслышаны. Между прочим, двое его братьев отдали жизни за революционные идеи. Старшего брата Андрея казнили в Русско-японскую войну за «подстрекательство против царя». Григория, младшего брата, зверски убили во время контрреволюционного восстания в 1918 году. Он был тогда комиссаром в нашем городе.

 

Тут я вспомнила о мужчине, который мне рассказал о «Варфоломеевской ночи» в Балакове, и направилась к стендам. Моё внимание сразу же привлекла старая пожелтевшая фотография, на которой был запечатлён бравый военный с лихо закрученными вверх усами, а рядом с ним красивая женщина в чёрном элегантном платье.

– Не Чапаев ли со своей избранницей? – попыталась я угадать.

– Да, это он. Вместе со своей любимой женой Пелагеей, – уточнила служащая. – Сложная у них была супружеская жизнь. Пока Чапаев воевал, жена влюбилась в соседа-кондуктора и убежала из дома, оставив детей на попечение родителей Василия.

– Жаль. Такие оба красивые, как будто созданы друг для друга, – заметила я с грустью.

Среди документов, представленных в экспозиции, я заметила письмо, написанное, как будто бы детской корявой рукой с многочисленными ошибками.

– Это Василий Иванович обращался в командование, чтобы его отпустили из академии, – объяснила служащая. – И он добился своего, вернулся на фронт.

– Я-то думала, что только в анекдотах Василий Иванович такой малограмотный.

– Чапаеву не пришлось долго учиться, – пояснила служащая. – Отец отдал его в местную церковноприходскую школу, которой руководил их богатый родственник-священник. За какую-то провинность Василия посадили в холодный карцер в одной рубашке. Мальчик весь продрог, в отчаянии выбил ногой окно и босиком в лютый мороз убежал домой. Отец, узнав о случившемся, сына не ругал, растёр водкой и отправил отогреваться на печку. Но Василий всё равно простудился, долго болел, продолжать учёбу в школе отказался, – дополнила служащая. – Несмотря на малограмотность, Василий Иванович, был умным и сообразительным человеком.

– Поэтому его удостоили высокой чести и направили в академию, – подметила я и перевела разговор на другую тему. – А что Вы можете сказать о легендарной паре – Петьке и Анке-пулемётчице?

Сотрудница музея показала две фотографии. На одной из них была запечатлена черноволосая женщина с тёмными выразительными глазами, на другой – улыбался русый мужчина средних лет.

 

– Прототипом Анки была санитарка Мария Попова, – сообщила служащая, указав на фотографию женщины. – После окончания гражданской войны она окончила факультет советского права Московского университета, и её направили работать референтом в отдел торгпредства в Германию, где заодно она занималась разведывательной деятельностью. По словам её дочери, выступала посредником между Александрой Коллонтай, возглавлявшей в то время торгпредство, и сотрудниками газет и журналов.

– Интересная судьба. Из санитарки в помощники Коллонтай. А может, Мария и в дивизии Чапаева занималась разведкой? Приглядывала за новоиспечённым красным командиром, – предположила я.

Сотрудница музея улыбнулась, но мою догадку не поддержала.

– А это Пётр Исаев, прототип Петьки, – указала она на снимок мужчины. – Кстати, Петька вовсе не был юным ординарцем. Он был командиром связи, причем ровесником Чапаева и примерным семьянином, – подчеркнула она. – Никаких романтических отношений между Марией и Петькой никогда не возникало.

– Значит, это всего лишь литературная фантазия Фурманова? – удивилась я.

– Обратите внимание на буфет, – отвлеклась от рассказа сотрудница музея, – Его сделал сам Василий Иванович. Он был большим мастером в столярном ремесле.

«Люди уходят, а дела их рук остаются, – думала я, с трепетом рассматривая потемневший от времени высокий буфет».

– Прекрасная работа. Похоже, что Василий Иванович умел не только воевать, – выразила я своё восхищение.

Со словами благодарности я покинула музей, где узнала много нового о Чапаеве и его окружении.

 

Прошли годы, наступила эпоха демократических перемен. Неизвестные факты из жизни знаменитых людей всё чаще стали появляться в средствах массовой информации, но во времена необузданной гласности трудно отличить правду от вымысла.

 

В 2009 году по центральному телевидению показали новый документальный фильм о Чапаеве. За кадром рассуждали о феномене всенародной любви к герою. Эту любовь создатели фильма объяснили просто. Мол, большевики отняли у народа Бога, а простым людям необходимо кому-то поклоняться, вот они и возвели Чапаева на высокий пьедестал. Несомненно, в годы гражданской войны Чапаев был известной личностью, но широкая популярность пришла к нему после выхода знаменитого фильма. В эпоху построения социализма по заданию партии и правительства сочинялись романы, снимались художественные и документальные фильмы. Советскому руководству нужны были героические личности для воспитания народных масс в духе патриотизма, но многие истинные факты из жизни героев скрывались или приглаживались. Для этой цели существовала строгая цензура из представителей верхушки партийного руководства. То же самое произошло с романом Фурманова «Чапаев» и одноимённым фильмом Васильевых. Дмитрий Фурманов выполнил задачу, показал отважного красного командира, но в некоторых эпизодах Василий Иванович выглядит слишком простодушным. Возможно, это способствовало появлению множества анекдотов о нём. Люди, близко знавшие Чапаева, рассказывали, что Василий Иванович был человеком серьёзным и совсем непохожим на героя Фурманова. Возможно, присутствующая ирония в описании образа Чапаева была преднамеренной.

 

Фурманов прибыл в дивизию в качестве комиссара со своей женой Анной Стешко, чем вызвал недовольство командира. В воинских подразделениях Чапаев запрещал пребывать женщинам. Его приказ звучал так: «Приказываю выселить всех жен и невест комбригов, комполков и рядовых красноармейцев из всех подразделений дивизии...» Жена Фурманова не стала исключением. Чапаев тут же приказал: «Отослать вон в 24 часа!». Но комиссар отказался расстаться с женой. Обоюдные жалобы комдива и комиссара полетели к военному начальству.

Анна не растерялась, чтобы разрядить обстановку, организовала в дивизии самодеятельный театр. Трудно не заметить яркую женщину, да ещё царящую на сцене. Василий Иванович не устоял, начал оказывать особое внимание жене комиссара, чем вызвал новую бурю недовольства со стороны её супруга. Конфликт неожиданно разрешился, командование удалило из дивизии Фурманова вместе с женой. «Как ни отмахивайся, как ни подыскивай серьезные основания, по которым я пытался все время обвинить Чапая, но вижу, что подзадоривала, поджигала меня все время ревность», – позже вспоминал Дмитрий Андреевич в своих дневниках.

Много неточностей допустил Фурманов в своей книге, хотя знал Василия Ивановича не понаслышке. Он ввёл в уста своего героя рассказ о неправдоподобных фактах его биографии:

«Знаете, кто я? — спросил меня сегодня Чапаев, как сидели в санях, и глаза у него заблестели наивно и таинственно. — Я родился от дочери казанского губернатора и артиста-цыгана… Приехала это к матери да тут же при родах и умерла. Я остался щенок щенком. Куда, думают, укрыть этакое сокровище? Да и придумали. Зовут это дворника, а у дворника-то брат в деревне жил, — этому брату и подарили, словно игрушку какую.»

«Все ли у него так рассказано, как было, — откуда мне знать? – продолжил автор. – Прихвастнуть любил — этот грех за ним водился, – может, и тут что приплел для красного словца… Только и приплел ежели, так пустяк какой.»

 

Сейчас трудно определить, кто и как «приплёл». В действительности Василий Иванович сиротой не был. Фамилия «Чапаев» в их роду появилась случайно. Его деда Степана Гаврилова назначали старшим в артели по выгрузке леса, который сплавляли по Волге. «Чепай!», – обычно он кричал своим товарищам вместо слова «цепай» (бери). Заменять букву «ц» на «ч» было привычным говором жителей окрестностей Чебоксар. Так деда и прозвали «Чепай», а его потомков стали звать Чепаевыми. Об этом рассказал Михаил Чапаев, брат командира. Василий Иванович подписывался правильно: «Чепаев». Фамилия Чепаев, скорее всего, не приглянулась Дмитрию Фурманову, и он назвал героя своего романа Чапаевым. С тех пор эта фамилия так и звучала.

 

Разными работами приходилось заниматься отцу Василия Ивановича, чтобы прокормить свою большую семью, но, в основном, он плотничал. Своих детей он тоже обучил этому мастерству. Повзрослев, они помогали ему строить коровники, дома, церкви.

Когда Василий отказался учиться в церковно-приходской школе, отец пристроил его в услужение к купцу. Сначала мальчик был на побегушках, а потом его начали обучать торговому делу, главным правилом которого было: «не обманешь — не продашь». Но Василий воспротивился такой перспективе, вернулся в отчий дом и плотничал вместе с братьями. «Детство мое было мрачным, тяжелым. Много пришлось унижаться и голодать. С малых лет мыкался по чужим людям», – вспоминал Василий Иванович.

В 1908 году Чапаева призвали служить в царскую армию, но весной 1909 года демобилизовали в запас. Василий воспользовался своим освобождением и решил жениться на Пелагее Метлиной, очаровательной шестнадцатилетней девушке из богатого рода священников. Черноокая красавица с пышной косой и весёлым нравом давно овладела сердцем Василия, ещё до его военной службы. Хотя родители противились их браку, в августе свадьба состоялась. Пелагея не разочаровала мужа, оказалась доброй хозяйкой. Одного за другим она родила ему троих детей – двух сыновей Александра и Аркадия, дочь Клавдию. «Вылитая черноглазая сука-мать», – восхищался Чапаев, любуясь, как жена возится с ребятишками.

В поисках работы Василию с семьёй пришлось переехать в Симбирск, потом перебраться в Мелекесс. Несмотря на трудности, они прожили несколько лет в любви и согласии. Первая мировая война нарушила их семейное счастье, в 1914 году Василия призвали защищать отечество. Перед отправкой на фронт жену с детьми он отвёз к своим родителям в Балаково. По всей вероятности, не простые отношения сложились у родителей Василия с нелюбимой снохой. Да ещё слухи поползли о неверности Пелагеи своему супругу. Не стерпел Иван Степанович, отправил сыну письмо на фронт с горькими новостями. Упросив военное начальство о краткосрочном отпуске, Василий тут же приехал домой. Убедившись в неверности жены, Чапаев настроился с ней развестись, но нелегко было расстаться с любимой женщиной. Василий Иванович простил Пелагею, на радостях они сфотографировались. Так появился снимок, на котором запечатлен Чапаев, бравый унтер-офицер, вместе с красавицей-женой.

Недолго Пелагея тосковала без мужа, забрала детей и вместе с соседом-кондуктором покинула город. Её возлюбленный оставил ради неё больную жену и семерых детей, которых пришлось опекать сердобольным родителям Василия Ивановича.

 

В 1917 году Чапаев отобрал у жены детей и отвёз их в отчий дом. Перечить Пелагея не посмела.

Грянула Февральская революция. Видимо, идеи большевиков показались Чапаеву более привлекательными, в сентябре 1917 года он вступил в члены РКПб и получил важное задание. Николаевский уездный комитет партии направил его в 138-ой запасной пехотный полк. Бывший унтер-офицер сумел уговорить солдат не разбегаться, как это происходило в других воинских подразделениях царской армии, а выступить на стороне большевиков. Новая власть высоко оценила помощь Чапаева, назначив его в декабре 1917 года полковым командиром. Василий Иванович тут же приступил к общей демобилизации и набору в свой полк добровольцев, которых вооружал, наставлял, как бороться с населением, протестующим советской власти. Дела шли настолько успешно, что Чапаева в январе 1918 года назначили военным комиссаром Николаевского уезда.

Когда Василия Ивановича зачисляли в академию, на вопрос анкеты: «Принадлежите ли вы к числу активных членов партии? В чем выразилась ваша активность?» он ответил: «Принадлежу. Сформировал 7 полков Красной армии». Все эти полки боролись не только с белогвардейцами, но и жестоко подавляли восстания зажиточных крестьян.

«За отказ пойти в наступление расстреляно 29 красноармейцев. После этого с горячей речью выступил тов. Чапаев... после чего все мужское население Нижней Покровки до 50 лет включительно вступило в наши ряды и бросилось в атаку. Уложили свыше 1000 белоказаков. После боя среди пленных немецких солдат, чехословаков и венгров организована коммунистическая ячейка. Отказники расстреляны». Такое донесение было направлено в Москву.

 

О Чапаеве шла молва, как о строгом, но справедливом командире. «За игру в орлянку на деньги... разжаловать в рядовые. За игру в карты оштрафовать... на сто рублей. За хождение на блуд в соседнюю деревню... 40 плетей. За мародерство и вымогание денег... расстрелять!» Подобные приказы требовал безоговорочно исполнять Василий Иванович.

Когда Чапаев по собственному желанию покинул стены академии, его назначили командиром Особой Александрово-Гайской бригады 4-й армии, а в июне 1919 года он стал начальником 25-й стрелковой дивизии. Тем временем обстановка в Поволжье накалялась. Объявился новый враг советской власти – чехословацкий корпус из бывших военнопленных, которые были захвачены в плен ещё до подписания Брестского мира. Да и кровопролитные бои с белогвардейцами не прекращались. «Задача нашей дивизии – вновь нанести решительный удар, от которого противник не мог бы уже оправиться» — писал Чапаев в своем приказе от 17 мая 1919 года, а в июне 25-я дивизия заняла Уфу, в июле вошла в Уральск. Сам командир всегда был на переднем фланге, но не на боевом белом коне, как мы привыкли его представлять, а на автомобиле. Вверенная ему дивизия была не кавалеристской, а пехотной.

Василий Иванович верхом ездить не любил, да и после ранения остерегался. Однажды, вернувшись с боя, он бросил во дворе упряжку. Наутро спины лошадей были стёрты до крови. Его отец, служивший в дивизии конюхом, так рассердился, что побил своего сына-комдива нагайкой. Василий Иванович безропотно снёс отцовскую науку и ещё просил прощения: «Тятя, прости, недосмотрел по дурости!».

У Чапаева было несколько машин: конфискованный у какого-то богача красный «Стевер», трофейный синий «Паккард» и жёлтый огромный «Форд», оборудованный, как тачанка, пулемётом. На этом чуде американской техники и любил разъезжать легендарный комдив. Набитый красноармейцами, боевой автомобиль частенько опережал основные силы дивизии, неожиданно врывался в оккупированную врагами станицу и открывал стрельбу. Когда подходили основные силы красноармейцев, станица была свободна.

 

За несколько лет боевая карьера Чапаева взлетела высоко, а личная жизнь так и не сложилась, хотя Василий Иванович встретил на своём жизненном пути ещё одну Пелагею.

После Февральской революции у Василия Ивановича погиб близкий друг Петр Камешкерцев. Перед смертью он попросил Чапаева поддержать его малолетних детей, тот пообещал и выполнил просьбу друга. Всё своё жалованье он решил посылать Пелагее, вдове Камешкерцева, а своему отцу написал: «Тятька, друг у меня боевой погиб. Я клятву дал, что дочек его поддержу, не дам с голоду помереть. Так что жалованья не жди, буду отправлять его сиротам». Иван Степанович не возражал, хотя воспитывал троих внуков, родных детей Василия. Через год встреча Чапаева и Пелагеи состоялась, женщина попросила боевого командира взять её вместе с детьми с собой, он согласился. Недолго была Пелагея гражданской женой комдива, Василий Иванович бросил её, застав в объятиях начальника артиллерийского склада Георгия Живоложинова. Пелагея не сдавалась и приехала к Чапаеву в штаб мириться, но он не захотел говорить с изменщицей. Затаив злобу, разочарованная женщина сумела передать важную информацию белогвардейцам, где находился штаб Чапаева. Об этом рассказала Клавдия, дочь Чапаева, случайно услышав разговор между мачехой и Живоложиновым. «Я на тебя заявлю. Я из-за тебя предала Василия Ивановича», – грозилась Пелагея. – «Заявляй, но предала ты, а не я», – ответил ей любовник.

 

Существует несколько версий гибели Чапаева. Предательство Пелагеи, по всей вероятности, ускорило наступление страшного конца. В сцене, описываемой Фурмановым, раненый комдив не смог переплыть реку и утонул в водах Урала. Но комиссара в тот трагический момент в дивизии не было, у него могли быть лишь предположения.

Накануне роковых событий Чапаев с отчаянием посылал телеграммы: «Всем, всем, всем! Командирам и комиссарам! Я обманут мерзавцем Хвесиным (командующий 4-й армии, в которую входила 25-я дивизия). Брошен на съедение противнику. Если нужна моя жизнь, придите и заберите. Но зачем подвергать таким мукам вверенных мне людей?» Вскоре Хвесина убрали, командующим назначили Михаила Фрунзе. По необъяснимым причинам штаб дивизии Чапаева всё время отрезали от основных сил, но комдиву всегда удавалось перехитрить и разбить превосходящие силы противника. В августе чапаевцы взяли Лбищенск и станицу Сахарную. Тут последовал «подарок» от Троцкого. Четыре аэроплана были направлены якобы для разведки в помощь 25-ой дивизии. Лётчики регулярно докладывали комдиву о спокойной обстановке, на самом деле огромные силы белогвардейцев окружали отряд бойцов вместе с Чапаевым. Круг замкнулся. Василий Иванович чувствовал неладное, звонил Фрунзе и Куйбышеву и жаловался, что фланги разбросаны, штаб оголили. «Жди беды», – предупреждал комдив, и беда пришла.
В газете “Большевистская смена” (от 22 апреля 1938 г.) младший сын Чапаева, Аркадий, написал статью о гибели отца. Наверняка он руководствовался рассказом одного из участников тех трагических событий:

«Три штурмовые группы постепенно двигались к центру станицы, обезоруживая сопротивлявшихся чапаевцев. Казаки не смогли оцепить дом, где находился Чапаев. Чапаеву удалось вырваться из дома, он побежал по улице, в него стрелял командир взвода Белоножкин и попал в руку. Чапаеву удалось сплотить около себя сотню бойцов с пулеметами и ринулся на этот спецвзвод.

Он был ранен в живот. Его положили на наспех сколоченный плот, сделанный из половинки ворот. Два венгра (а в Чапаевской дивизии воевало много интернационалистов — венгров, чехов, сербов...) помогали ему переправиться через Урал. Когда доплыли до берега, оказалось, что начдив умер от потери крови. Венгры закопали тело руками прямо на берегу в песке и прикрыли могилу камышом, чтобы враги не нашли и не надругались над погибшим».

Почти месяц искали красноармейцы могилу командира. Не нашли.

 

В пятидесятые годы Клавдия Чапаева получила письмо из Венгрии. Участники тех событий рассказали подробности о гибели её отца и описали место захоронения. Клавдия позвонила начальству в Уральск, попросила помощи: «Дайте мне трактор, я знаю, где похоронен мой отец...» Ей ответили: «Можем дать сколько угодно тракторов, но в том месте, которое вы называете, уже течет река, поменявшая русло...»

Жизнь известного человека нередко обрастает легендами. В прошествии многих лет бывает трудно отличить правду от вымысла. Существует версия, что Чапаев выжил после тех страшных событий.

Ветеран Великой Отечественной войны Василий Ситяев написал о своей встрече в 1941 году с чапаевцем, который хранил бурку и шашку комдива и ожидал его возвращения. Этот человек рассказал, что взвод венгров благополучно переправил раненого комдива через реку, Чапаев отпустил охрану «бить беляков», а сам направился в штаб к Фрунзе.

Нашёлся ещё один свидетель, Онянов из Томской области. Он рассказал, как встретил и узнал своего бывшего командира. Постаревший и ослепший Чапаев рассказал ему свою горькую историю. После переправы комдив отпустил венгров, но долго добирался до штаба Фрунзе. От холода и голода он заболел, пришлось отлёживаться на хуторе в степи. Но когда Чапаев прибыл к Фрунзе, тот посадил его под арест, ожидая приказа из Москвы. Высокое начальство приняло решение, не признавать воскресшего, и под вымышленной фамилией выслать в Архангельскую область. Долго скрывал правду Василий Иванович, но в 1934 году не выдержал, проговорился, им тут же занялась Лубянка. И только после смерти Сталина бывшего комдива поместили в дом инвалидов. Была уверенность, что никто не поверит дряхлому слепому старику, вообразившему себя Чапаем.

 

Дети Василия Ивановича не посрамили памяти своего легендарного отца. Старший сын — Александр Васильевич (1910 -1985) – стал офицером, прошел всю Великую Отечественную войну. В отставку вышел в звании генерал-майора. Клавдия Васильевна (1912 — 1999) была партработником, но известна она главным образом как собиратель материалов о своем героическом отце. Аркадий Васильевич, родившийся в 1914 г., служил летчиком, дружил с Валерием Чкаловым, погиб при испытаниях истребителя перед Великой Отечественной войной. В настоящее время живут и здравствуют двое внуков и одна внучка, 6 правнуков и правнучек, 9 праправнуков и праправнучек Василия Ивановича.

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

23.04: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


Уже собрано на:

08.05: Сергей Жуковский. Дембельский аккорд (рассказ)

05.05: Дмитрий Зуев. Хорей (рассказ)

01.05: Виктор Сбитнев. Звезда и смерть Саньки Смыкова (повесть)

30.04: Роман Рязанов. Бочонок сакэ (рассказ)

29.04: Йордан Йовков. Другой мир (рассказ, перевод с болгарского Николая Божикова)

27.04: Владимир Соколов. Записки провинциального редактора. 2008 год с переходом на 2009 (документальная повесть)

25.04: Бранислав Янкович. Соловей-пташка (рассказ, перевод с сербского Анны Смутной)

22.04: Александр Левковский. Девушка моей мечты (рассказ)

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!