HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2018 г.

Олег Сидько

Черниговские зарисовки

Обсудить

Сборник рассказов

 

Купить в журнале за февраль 2016 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года

 

На чтение потребуется 1 час | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 28.02.2016
Оглавление

2. Нина
3. Танька
4. Факт биографии

Танька


 

 

 

– Танька?

– Почему – «Танька»? – спросила она.

– А разве нет? – Я спокойно смотрел на неё. – Разве не Танька?

– Ну, в принципе, конечно, Танька. Только я давно уже Татьяна Викторовна.

– Танька, – ласково протянул я. – Не узнала, значит.

Я отошёл, хотя чувствовал – она смотрит на меня, смотрит и пытается вспомнить. А вспомнить было что… Такая же красивая, такая же строгая. Но я знал её и не строгой… Такой же красивой, но ласковой, глупой, нервной. Но это только со мной. С другими, да и со мной, когда мы были не одни, она была такой, как сейчас. Сколько времени ушло… А сколько? Школу мы закончили в семьдесят седьмом… В десятом классе её старика перевели служить куда-то, и они уехали. «Старика»… Сколько им тогда было, «старикам» нашим? Лет по сорок. Младше нас, нынешних… Уехали они, и я с тех пор ни разу её не видел. Получается – лет тридцать. Немудрено не узнать. Меня. Её-то я сразу узнал. А она меня – нет. Хотя мы были очень близки. Не физически только, хотя это для нас тогда имело громадное значение. Мы были близки ещё как-то иначе... Духовно, сказали бы сейчас... Мы на многое смотрели одними глазами, оценивали – синхронно. Книги, фильмы, причёски, одежду, учителей, одноклассников.

И, что теперь? Ну не узнала, ну и что? Видимо, сильно изменился. Много пил, другие всякие излишества… Да мало ли чего… Но Танька! Какова! Татьяна Викторовна теперь! Хотя что удивляться? Она всегда была немного… Викторовна. В смысле, училась всегда на «отлично», была председателем каких-то отрядов, комитетов каких-то. Не узнала… Ну и что, ну и ладно, хотя осадок, горький осадок, остался. Мы не переписывались. Адрес мой она, конечно, знала, но ни одного письма я от неё не получил. Почему не получил – не знаю. Свой адрес не оставила – не знали толком, где жить будут. Звонков тоже не было, что меня страшно бесило. С год где-то. Потом… Потом забывать её я стал. Не совсем чтобы, но стал. И вот теперь… После стольких лет – снова Танька.

 

Я вышел на улицу, сошёл с крыльца, обернулся. Никто за мной не выбежал с криком: «Постой, постой!». В смысле – она не выбежала. А жаль! Слишком мощно накатились на меня воспоминания, слишком мощно накатилась на меня Танька. Заслонила всё. Как когда-то, когда я жил только ею, думал только о ней, во сне и наяву видел только её. Я тогда не задумывался, как она ко мне относится. Любила она меня или только позволяла любить себя? Не знаю, не помню. Она ровно, по-дружески, вела себя со всеми, но я всегда чувствовал: в моём присутствии, что бы она ни говорила другим людям, всегда ждала мою оценку сказанному. Оценку, высказанную потом, когда мы оставались одни. И я высказывал. Иногда она плакала, иногда благодарно целовала меня. В зависимости от моей оценки, да и моего настроения. Я часто нёс всякую чушь, чтобы только позлить её, и тогда она ничего не говорила, а только шипела на меня как кошка. В такие минуты она была невероятно красива, моя Танька…

Я смотрел на здание, из которого вышел. Раньше это был городской Дворец культуры; теперь названия не было, но функции остались, видимо, прежние. Нужно было уходить, торчать здесь – неудобно, да и не имело смысла. Я мог, конечно, дождаться её и назвать себя, но почему-то не хотел этого делать. Не хотел неосторожно разрушить этот болезненно-сладостный накат. Оттуда, со второй половины семидесятых. Нужно было уходить. А что дальше? Оставить всё как есть? Пусть думает-гадает, что за тип подходил к ней? А будет ли она гадать? Уже забыла, поди.

Я медленно пошел к остановке. Всё же я что-то делал не так, что-то не так… Я знал, что их группа будет в городе ещё несколько дней, так что время было. А может быть, она меня узнала? Не захотела просто обнаруживать своё знакомство со мной? Стильная штучка – и какой-то полубомжеватого вида тип. Не знаю. Нужно было собраться с мыслями. Всё-таки тридцать лет – срок громадный, как знать, какая она сейчас. Встретиться надо бы, поговорить, повспоминать. Или не надо? Обдумать всё нужно, чтобы не обезобразить.

 

Я перешёл дорогу, дождался троллейбуса и поехал домой. Жил я в кирпичной девятиэтажке, в однокомнатной, довольно просторной квартире. Жил один, и жил давно. И один давно, и вообще – давно. Жил тихо, пил, правда, иногда по нескольку дней. Потом столько же мучился похмельем. Денег, в основном, хватало, когда не хватало – занимал. С соседями здоровался. Вынося мусор, мог поговорить ни о чём с кем-нибудь из жильцов, иногда даже выпивал с некоторыми, хотя предпочитал и предпочитаю пить один. Такой вот я тип. Но жить я никому не мешал, и никому же до меня не было дела. И меня это устраивало. Почти всегда. Теперь вот – Танька… Внесла что-то новое, вернее, давно забытое старое в мою безалаберную, но, в общем-то, спокойную и размеренную жизнь.

Была суббота, людей во дворе было много, много было шумных, бегающих детей. Я люблю детей. Мой взрослый сын живёт на другом конце города, и видимся мы редко. Он женат, но детей у него пока нет. А у меня, соответственно, пока нет внуков. Возраст у меня – как раз для молодого деда, и отсутствие внука или внучки меня сильно тяготило. Впрочем, меня многое тяготило. Особенно – с похмелья, когда, казалось, не только мои, а беды всего мира терзали мою измученную душу. И чем глубже было похмелье, тем яростнее, тем беспощаднее наваливалась на меня безысходность.

Беспрерывно здороваясь, зачем-то стараясь казаться более озабоченным, чем был на самом деле, я проскользнул в подъезд, поднялся, почти не задыхаясь, на второй этаж, открыл дверь и оказался в своей родной прихожей. И сразу же зазвонил телефон. «Неужели Танька», – нахально подумал я. Звонила моя бывшая жена. Я терпеливо слушал жалобы на меня, на сына, на невестку, на весь белый свет, и мне действительно было её жаль. Но что я мог поделать? Я иногда приходил к ней, мы разговаривали, а бывало – и не только разговаривали, но жить я с ней не мог. Былая любовь ушла, осталась привязанность, жалость, чувство вины. Часто она старалась поскорее выпроводить меня, и, когда я собирался уходить, в её глазах читалось явное облегчение. Иногда напротив, старалась удержать меня, и уходя я видел злость, обиду, затравленность, обречённость какую-то во взгляде. Пойми их!

Я попрощался, положил трубку, переобулся в тапочки и пошёл в ванную. В зеркале я ничего хорошего не увидел: в меру помятая, выглядевшая явно старше своих лет физиономия, морщины, тусклый взгляд. Приняв душ и перекусив, валялся на диване, читал; терзая пульт, скакал по телеканалам. Я не скучал, я просто не умею скучать. Скука – удел идиотов, а я всё же считаю себя полуидиотом. О неудавшейся жизни я старался не думать. Ну какой в этом толк, если менять что-либо – поздно. Или нет? Для того чтобы что-то поменять, нужно что-то же предпринять, а этого не хотелось. Было лень. Я тогда задремал, вернее, не задремал даже, а впал в какое-то оцепенение. Воспоминания накатывались и откатывались, в реальные события ушедших лет вплетались фантастические вставки. Было хорошо. Потом я-таки уснул.

 

Воскресное утро началось с телефонного звонка. Моя бывшая жена в меру взволнованно сообщила, что приболела. Я успокоил её, и она успокоилась. Всё-таки, я по-своему любил её. Мы прожили вместе пятнадцать лет, а это не так уж и мало. Сына вырастили. Она была не зла и чистоплотна, а я всегда ценил и ценю в женщинах физическую чистоплотность и незлобивость – терпеть не могу злобных грязнуль. Мы ещё немного поговорили, я попрощался и положил трубку. И вспомнил о Таньке. Засосало под ложечкой, как перед визитом к зубному врачу. Нужно было что-то решать. Или пусть всё идет своим чередом? Город у нас не такой уж и большой, захочет – сама найдёт меня. Если молодость вспомнит, если меня вспомнит.

Во дворе было ещё пустынно. За столиком, у песочницы, похмелялись два интеллигентного вида мужика. Я уже несколько дней не курил, и, прядая ноздрями, ощущал сигаретный дым; из открытых окон – запахи готовящихся завтраков. Я любил воскресные летние утра. Не жарко, впереди целый свободный день. Можно было всласть почитать, поваляться у телевизора. Вообще, быть полностью предоставленным самому себе. А это я любил. Мне нравилось бродить по своему району, рассматривать людей, строить планы. Иногда я заходил в церковь и стоял там всю службу, заворожённый торжественной, медлительной красотой православного богослужения.

Я медленно пошёл вдоль своего дома, засунув руки в карманы брюк, глядя под ноги, и не сразу увидел её. Она таки узнала меня тогда. Не сразу, но узнала. По фамилии раздобыла адрес, и вот теперь стояла передо мной, пристально вглядываясь и немного напряжённо улыбаясь. На ней было лёгкое зелёное платье чуть выше колен, на плече – зелёная же сумочка. Она была очень красива; и я не пристрастен – два похмелявшихся интеллигента не сводили с неё глаз, забыв о «Хлебном даре». Я подходил к ней и пытался разобраться в своих чувствах. Понимал, что при любом раскладе в моей жизни грядут перемены, а я не любил перемен. Но передо мной стояла моя Танька, а значит – перемены таки будут. Я очень надеялся тогда, что это будут хорошие перемены. И я не ошибся.

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение февраля 2016 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Автор участвует в Программе получения гонораров
и получит половину от всех перечислений с этой страницы.

 


Оглавление

2. Нина
3. Танька
4. Факт биографии
Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

15.10: Владислав Шамрай. Музей (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!