HTM
Мы живём над безднами
Остроумный детектив Евгения Даниленко
«Секретарша»

Евгений Синичкин

Галевин

Обсудить

Роман в тринадцати любовных признаниях

 

Купить в журнале за январь 2017 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

 

На чтение потребуется 6 часов | Цитата | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf

 

18+

 

 

to KG

 

 

 

По чьему бы образу и подобию

мы ни были созданы,

нас уже пять миллиардов,

и другого будущего,

кроме очерченного искусством,

у человека нет.

Иосиф Бродский. Нобелевская лекция

 

Vita brevis, ars longa.

Гиппократ

 

Is this the real life? Is this just fantasy?

Queen. Bohemian Rhapsody

 

 

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 28.01.2017
Оглавление

12. Записки Галевина: «Он отлично выглядел в этом голубом костюме...»
13. «Впервые за долгое время...»


«Впервые за долгое время...»


 

 

 

впервые за долгое время я почувствовал себя нормальным человеком. всегда считал себя странным, не таким, но до Серёжи, как выяснилось, мне было далеко. что это за бред объевшегося белены? что это за хуета? набор бессвязных слов. сожрал тарелку шизофазического супа и ничего не понял. он считает, то есть считал, себя персонажем книги? я улёгся поудобнее, взял записки, раскрыл на середине и принялся читать заново. ничего не изменилось. всё так и осталось премерзким.

ладно, пойдём от обратного. предположим, что всё написанное – правда. если Серёжа – персонаж книги, то и все мы тогда тоже персонажи книги. и если он считает, что книга была о нём и с его смертью она закончилась, то все мы тогда должны были перестать существовать. больше ведь незачем. но мы живы. я мыслю, следовательно, существую. за окном продолжает светить солнце, гудят автомобили, шаркают ногами пешеходы, зеленеют клумбы. всё как обычно, как всегда. значит, Галевин ошибся – мы не персонажи книги. с этим разобрались. что же тогда за херню он написал? он признался в пятнадцати убийствах. в том, что трахал труп убитой им проститутки. это надо проверить.

в интернете ничего. хуй. никаких материалов о серийном убийце. да, люди пропадают, но и женщины, и мужчины. никакой связи или системы. полиция никого не ищет. могут они утаивать информацию? могут, конечно, да только нахуя? паники не будет, в больших городах люди не станут париться из-за маньяка: рядом десять миллионов человек – меня-то точно не тронет; скорее, Зинку из третьего подъезда прирежет. авось – надёжный защитный механизм против тревоги. а помощь, если убийца существует, им не помешает. чёрт, никаких официальных заявлений, обращений к общественности, слухов на форумах параноиков. я пять часов сидел в сети и не нашёл даже упоминания, что в Москве есть отель «Амбассадор» или клуб «219».

надо отвлечься. я посмотрел телик. там шло какое-то ток-шоу. у ведущего была харя сытого крокодила. его мошонка вымаливала три удара кувалдой. я послал все к ебеням и принялся за уборку. прежде за собой не замечал особого стремления к порядку, но теперь мне лучше думается, когда пол чистый, а книги стоят в алфавитном порядке. помню, во время уборки моя щётка наткнулась на две голубиные лапки, валявшиеся возле шкафа. без приделанной к ним птицы они смотрелись очень странно. я смёл их вместе с остальным мусором.

я ничего не понимаю. творится чертовщина, а у меня ум за разум заходит и, совершив такой хитрый маневр, начинает ебать его в задницу. прости, Серёга, но мне нужно разобраться, а помочь мне могут в одном месте.

я вышел из квартиры, неся в пакете записи Галевина, и вызвал лифт. в кабине опять воняло мочой. в углу лежал презерватив, начинённый свежей спермой. на стене висел клочок белой бумаги с призывом покаяться и тёмными пятнами, от которых разило дерьмом. я вздохнул полной грудью и в первый раз за несколько часов расслабился. всё было таким родным и знакомым. дом, милый дом.

прежде чем меня пустили к следователю, я прождал два часа в коридоре, вдыхая амбре вспотевших задниц. мне кажется, что некоторые наши государственные учреждения – полицейские управления, больницы, загсы, паспортные столы – причислены к памятникам культуры и защищены ЮНЕСКО. их нельзя перестраивать, перекраивать, реставрировать без тридцати пяти тысяч одних справок и разрешений; вот и не меняется в них ничего с императорских времён.

когда я попал в кабинет, следователь опускал сушку в кружку с чаем. со стены смотрел портрет президента. смотрел не на меня, следователя или стопку папок на столе, а на сушку. сушка была соблазнительная. я вошёл и уставился на следователя. следователь был человеком вежливым и ответил мне взаимностью. он, как и я, молчал. сушка так долго пробыла в чае, что утратила статус сушки и, приобретя статус мокрушки, разломилась, плюхнулась в чашку и утонула. следователь печально посмотрел на сушку, затем на меня.

что у вас случилось?

извините, но не ищете ли вы серийного убийцу, который охотится на женщин?

а вы хотели бы признаться?

что? нет, я не в том смысле. я…

да успокойтесь. всё нормально. что касается вашего вопроса, насколько мне известно, нет. живём без маньяков. бог миловал. а откуда такой интерес?

понимаете, я боюсь, что мой друг может оказаться убийцей.

и с чего вы так думаете?

у него в квартире я нашёл записи. это его, как бы сказать, дневник. в нём он пишет, что убил, расчленил и закопал пятнадцать женщин.

а сам ваш друг где?

мёртв.

это уже интересно. давай на ты. садись. и ближе к делу. ты убил?

нет. я только записи нашёл.

а тело-то видел?

нет.

так почему ты считаешь, что он мёртв? кто-то сказал?

да, у него перед домом я встретил говорящую собаку.

ГОВОРЯЩУЮ СОБАКУ?

да.

И ОНА СКАЗАЛА ТЕБЕ, ЧТО ТВОЙ ДРУГ МЁРТВ?

он сказал. пёс.

ПЕС? ГОВОРЯЩИЙ ПЁС? ГОВОРЯЩИЙ ПЁС, КОТОРОГО ТЫ ВСТРЕТИЛ У ДОМА ДРУГА, СКАЗАЛ ТЕБЕ, ЧТО ТВОЙ ДРУГ МЁРТВ?

именно.

позволь полюбопытствовать, а почему НЕ ГОВОРЯЩИЙ КОТ?

потому что кошки не разговаривают.

в этом есть здравый смысл. я всегда говорил своей жене, чтобы переставала болтать с котом, он всё равно нихера не понимает.

так вы мне верите?

АГА, КОНЕЧНО! ТЫ МЕНЯ ЗА ДЕБИЛА ДЕРЖИШЬ?

что вы! я не…

слушай, давай поступим так. сейчас ты выйдешь отсюда, тихонько закроешь дверь, а я попробую выудить сушку из чашки и забыть о том, что ты заходил. ты погуляешь где-нибудь, подружку трахнешь, проспишься и завтра утром спросишь себя, стоит ли тебе приходить снова и повторять сказанное. как тебе?

хорошо.

правильно. и бумажки не забудь.

я закрыл дверь и рухнул на стул в коридоре. да что со мной творится? я делаюсь слабовольным и слабоумным. того и гляди, не успеешь опомниться, как останется только сидеть да Шостаковича слушать. совсем пизданулся? пришёл к полицейскому и задвигаю ему, что общался с говорящей псиной. с ебаным Вилли Гавом во плоти. может, я устал? диплом, экзамены, уход с работы. всё навалилось сразу, перенервничал. привиделось не то, показалось. и не было никакой собаки. конечно, не было. какого хрена тут думать? я заглянул к Серёге, никого не застал, нашёл листки. должно быть, это его книга. с другой стороны, при встрече он был и впрямь какой-то заёбанный, на мертвеца похожий. депрессия? ну да, Серёга всегда был меланхоликом. писал книгу, чтобы избавиться от депрессии? искусство лечит, всё такое. а он перестарался или ещё чего. небеса посылают мне знак? Максим, не становись писателем, займись чем-нибудь толковым и полезным. в этом есть резон. я никогда не встречал писателя, который бы мне понравился. все они – шиш на постном масле, худшие из людских отбросов. к чему становиться одним из них? нахер. всех этих писателей с их чёртовой литературой нахер.

я выбежал из здания. на улице стояли машины и ходили люди. ни один из них не читал стихов, не говорил о стихах и стихов не писал. в кои-то веки толпа не вызывала у меня раздражения. я понял, что мне жизненно необходим отдых. настоящий отдых с большим количеством задниц и дырок под миром.

я поехал к Свете. мы познакомились с ней в университете. я был на третьем курсе, а она на первом. длинноволосая блондинка с безупречной фигурой (увидев её впервые, я едва не кончил в трусы). какое-то время мы встречались. потом расстались. она нашла себе другого. симпатичного спортсмена с кубиками пресса, аккуратной стрижкой и пидорской тягой после пробуждения по два часа изучать своё отражение к зеркале. она его любила, но у него был маленький член. поэтому, любя его, она любила в его отсутствие спать со мной. у неё был парень, но мне было плевать. и ей было плевать. легкомыслие – замечательный природный лубрикант пролонгированного действия. он не оставляет щемящее послевкусие разочарования и досады, когда просыпаешься утром.

она впустила меня. я удивился тому, как она постарела. такая молодая, а уже морщины на лице и нет блеска в глазах. когда мы только познакомились, в ней бурлила жизнь. в груди пылало горячее сердце, а не размеренно студил осколок льда. она была живой батарейкой, заряжавшей всё вокруг энергией. теперь у неё были традиционные отношения (самое гадкое и ебанутое слово нашего времени): приличный парень, который вечно где-то пропадает, неудовлетворённость, скука, секс с кем-нибудь, кто сжалится и утешит; у неё были какая-то работа в каком-то офисе в каком-то бизнес-центре за какие-то хорошие деньги и два выходных в неделю, которые она проводила в ванной, играя со своим клитором. короче, она была мертва. но пизда её, по крайней мере, была горячая.

мы не вылезали из постели весь вечер, всю ночь и всё утро. постель была убежищем от мира. мы не хотели возвращаться в мир, и это было прекрасно. мы трахались, слушали Майлса Дэвиса и Чарли Паркера, опять трахались, кончая на последних нотах «Я буду вспоминать апрель», спали, просыпались, ели бутерброды с колбасой и опять трахались, отказываясь думать о том, что нас ждёт жизнь.

вечером возвращался её парень. она отсосала мне на дорожку и попросила одеться. когда я поднялся, чтобы уйти, её пальцы, гулявшие по моему члену, сделались как шёлк японской бумажной салфетки, и я кончил, поглаживая её белокурую голову.

одеваясь, я смотрел на застеклённый балкон. пошёл дождь. большое окно выходило на задрипанный городишко. Москва. возраст этого города исчислялся веками, город был искушён во всём и потому лишён смысла и равнодушен. бетонное кладбище для заживо погребённых. могил так много, что не протолкнуться, не сдвинуться с места на переполненных тропинках. мир, разложенный по местам. грошовый мир, который прикупают перекусить. тесная стеклянная пустота из пустот. в неё не хочется возвращаться. хочется забыться. в узкой пизде или в облаке из алкогольных паров. забыться и уснуть.

мне было не по себе. едва я вышел из подъезда под дождь, как меня охватила безотчётная тревога.

я доковылял до бара, думая о том, что нужно прекращать думать. в баре было сухо, светло и уютно. я люблю бары. в них можно многое почерпнуть. опьянение, жизненную мудрость, что одно и то же, дружбу на один вечер или целую жизнь, венерическое заболевание или черепно-мозговую травму. бары вызывают зависимость. и потом от них нельзя отвязаться.

рядом со мной сидел человек средних лет и среднего достатка. плешивость, загорелое армянское лицо и еврейский говор выдавали в нём странствующего интеллигента – вид, заслуживающий включения в Красную книгу. интеллигентный алкоголик ныне большая редкость. как и интеллигентный человек в принципе.

in vino veritas!

поднимая рюмку водки, интеллигент процитировал мудреца, который никогда не пил текилу. поскольку если бы пил, то знал бы, что в ней истины процентов на сорок больше, чем в вине. и настолько же процентов меньше страданий.

мне налили текилу. я выпил не закусывая. текила кончилась, и мне захотелось срать. в туалете я посрал, и мне вновь захотелось выпить. мне показалось, что жизнь хороша, но я быстро отбросил в бочок эти глупости и оторвал новый кусок туалетной бумаги.

я вернулся в зал. меня ждала нагретая табуретка и текила в стопке с белым ободком соли. я сидел, пил, как старый раъебай, и рассказывал всем, кто слушал, затасканные истории. никто не слушал. и чем меньше внимания на меня обращали, тем громче я говорил. я был пьян в шнурки. ко мне приблизился двухметровый детина с большим животом, выглядывавшим из-под футболки, и здоровенным членом, который просматривался сквозь джинсы, словно он запихнул туда огурец, взявший первое место на конкурсе для генномодифицированных овощей. я думал, что он собирается прилюдно выебать меня, но он оказался человеком порядочным. детина дал мне по морде и ушел. в ту секунду, когда моя левая щека встретилась с костяшками его пальцев, а правая впечаталась в угол стойки, мне пришло в голову, что в этом баре мне не рады и стоит отчаливать.

я встал и попёрся к выходу, не выпуская из рук пакет с записями Галевина. приоткрыв дверь и вдохнув свежий воздух, я тут же почувствовал сильную тошноту и знакомые позывы. через мгновение я блевал на пол и наблюдал краем глаза, как бармен достаёт из-под стойки бейсбольную биту. он рванул ко мне, чтобы отпиздить, но я вовремя спохватился и дал дёру за угол. я бежал быстрее Болта, которому сделали укол адреналина, а в жопу установили реактивный двигатель. летел, поворачивая голову назад, и не заметил впереди кучу мусора. я героически ёбнулся в неё и заснул. проснувшись, я скинул с груди раскрывшийся подгузник и слизал с губ жидкое детское дерьмецо. в нём можно было различить яблочное пюре и проблемы с микрофлорой кишечника.

всё было хуёво. но до стадии полного пиздеца пока не дошло. у пиздеца есть важная особенность – он кроется в деталях. в прилипшей к подошве туалетной бумаге. в использованной прокладке, которую обнаруживаешь в мусорном ведре перед завтраком. в незнакомом лице пятилетнего ребёнка, который, когда ты открыл входную дверь, говорит тебе: «Здравствуй, папочка!», а ты вспоминаешь, как шесть лет назад, успев всунуть, не успел высунуть; и те пятнадцать секунд удовольствия, вытекающие в пятнадцать лет несчастья, тоже деталь, в которой кроется пиздец. если не обращать внимания на мелочи, положить на детали все хуи мира, то жизнь кажется сносной, какой бы ебанутой она ни была.

возле моего дома стоял магазин под громким названием «КИТ», внешне, правда, напоминавший недоразвитую воблу. я протиснулся внутрь и встал в очередь. продавщица знала меня. она улыбнулась и пожала плечами. народа было битком, а от меня пахло так, будто я никогда не подтирал жопу. я отошёл в свободный угол и опёрся на стену. меня заколбасило, словно кто-то решил порезвиться в моей девственной заднице гигантским вибратором. я рухнул на пол, обдристав трусы, и затем наступила темнота.

я очнулся лежащим на спине. из уголков рта у меня сочилась слюна. джинсы были спущены, и продавщица, сгибая без отдыха свой чесоточный стан, посасывала мой полувставший член. говорят, во время отсоса все мучения мужика отсасываются из его башки. мне не становилось легче. возможно, сказывались мрачность места и настил грубый, как на пристани или в сарае. за продавщицей толпились посетители магазина и гоготали. девочка семи лет таращилась на мой член, тыкала пальцем в его сторону и дёргала мать за юбку. кажется, это была деталь, возвещающая второе пришествие пиздеца. я натянул трусы и джинсы, приласкав кожей ягодиц тёплое кашеобразное говно, схватил пакет с записями и с криком выпрыгнул в приоткрытое окно магазина.

я подходил к своему подъезду, когда увидел девушку с длинными рыжими волосами. на ней было лёгкое светлое платье, а в руках – несколько папок. она поправляла на ветру свои волосы, казалось, она раскачивается на ветру, вцепившись ногами в песок. она улыбнулась мне и помахала рукой. от неё разносился аромат плюшевого зайчика и имбирного пива. в ней было что-то знакомое, но я не мог вспомнить, что. может, я с ней спал и забыл? желая избежать неудобных разговоров, я отвернулся и зашагал к подъезду, чувствуя, как говно застывает на волосках жопы.

лифт был сломан. наверное, зассали до ржавчины. я пошёл по лестнице, пыхтя и рыгая.

между пятым и шестым этажом я заметил девушку. в руке она держала стакан портвейна, портвейна с кубиками льда. она размешивала их теми голубиными лапками, которые я сегодня вымел из-под шкафа. на ней была голубая пижама. всё это было странно и явно свидетельствовало о пиздеце. она оттянула резинку пижамных штанов и приспустила их так, чтобы открылся волосатый лобок и крепкие ляжки. у меня встал. это переставало быть странным и становилось интересным. лицо у неё было до ужаса невыразительным и дурацким; молодая, самовлюблённая и уродливая. она могла кастрировать мужчин без шприца или скальпеля. я вытряхнул из пакета все записи Галевина, надел ей пакет на голову, прижал к стене, спустил джинсы и вошёл. её пизда была мокрой, скользкой и холодной, как ведёрко с растаявшим клубничным мороженым. и такое же широкое. это был пьяный бред да депрессия механических людей в механическом акте, людей, пытающихся вновь оживить струёй оргазма свои цементные души. я почти кончил, но вдруг внизу раздались крики, одна из дверей на пятом этаже распахнулась, и оттуда вырвались несколько накаченных парней. я слышал, как скрипят от злости их зубы. я побежал к себе наверх, стараясь подтянуть джинсы, болтающиеся на уровне колен. несмотря на все усилия, мой вставший член не желал укладываться и вплоть до своего тринадцатого этажа я скакал, размахивая хуем, как мухобойкой, как мачете, которым прорубал путь через заросли в джунглях.

моя квартира, «648», руки трясутся, а член пытается залезть в замочную скважину.

наконец-то я дома. в безопасности. я запер дверь на все замки, не стал вынимать ключ и привалился к двери. за ней слышались шаги и голоса. в дверь принялись барабанить. они что-то кричали, но мне было похуй. я был в безопасности.

из гардероба вывалился мой коричневый плащ. некогда шикарный, а сейчас старый, потасканный, его давно следовало отнести на помойку, но я постоянно откладывал.

люстра в коридоре качалась, хотя никто её не трогал. духота свидетельствовала о том, что окна были закрыты.

я заржал. я смеялся и бился затылком о дверь. смеялся и бился, пока на пол не закапала кровь. ебать меня, если знаю, зачем я это делал.

я встал, потирая голову. миновал коридор и застыл в дверном проёме, так и не заправив член в джинсы. свет мерцал. люстра качалась из стороны в сторону. гипнотизировала. качалась и качалась.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за январь 2017 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению января 2017 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 


Оглавление

12. Записки Галевина: «Он отлично выглядел в этом голубом костюме...»
13. «Впервые за долгое время...»

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.03: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!