HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2018 г.

Николай Спиридонов

Дом на Митридате

Обсудить

Сборник миниатюр и рассказов

На чтение потребуется 55 минут | Аннотация | Скачать: doc, fb2, pdf, rtf, txt | Хранить свои файлы: Dropbox.com и Яндекс.Диск
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 20.09.2013
Оглавление

8. Копатели
9. Папины медали
10. Бабушка Прасковья

Папины медали


 

 

 

Лето! В детстве всегда – лето. У нас с Жекой каникулы, у папы – выходной, и мы собрались на рыбалку. Папа будит нас затемно, и в серенький предрассветный час мы уже садимся в первый полупустой утренний автобус. Солнце ещё только встаёт над морем, а мы уже приехали в Подмаячное. Автобус разворачивается и уходит обратно в город, оставив нас на сонной и пустынной улице. Папа одобрительно оглядывает нас:

– Двое рядовых и ефрейтор. Шагом марш! Левой, левой!

И негромко запевает:

Через речку перешли, на полянку сели,
На полянку сели, командира ждали.
Вот идёт наш командир с красными флажками,
С красными флажками, с ружьём за плечами.

Когда мы идём с мамой, на посёлок или в город, мы обычно спешим, потому что у мамы запланировано много разных дел, и она ничего не успевает. А папа никогда не спешит, даже по делам, поэтому ходить с ним – одно удовольствие. Вообще-то, папа не любит вспоминать о войне. Но если он запел военную песню, значит, он в хорошем настроении. Значит, его можно разговорить и кое-что разузнать. И лучшее время для этого – когда мы шагаем по степи: раз-два, раз-два, в рюкзачке за плечом побрякивают грузила и жестянки с наживкой, а вдали, за прибрежными холмами, синеет полоска моря.

Шла с ученья третья рота
У прохожих на виду.
Мимо сада-огорода,
Мимо девушек в саду!

Раз-два, раз-два!

Солнце поднимается выше в небо, и степь пробуждается. Высоко над нами, так высоко, что и не видать, поёт и заливается жаворонок. Над степью движутся волны жаркого воздуха, наплывают пряные ароматы шалфея, чабреца и полыни, и других, неизвестных мне трав. Вся она, до самого края неба, солнечно-жёлтая, сухая, шуршащая, звенящая мириадами ликующих цикад. Полосатые ящерки, серые и изумрудные, греются на придорожных камнях. Кузнечики скачут из сухой травы из-под наших ног и разлетаются, распустив веером цветные подкрылья. Я загребаю сандалями пыль, и в моих карманах уже звенит железо – осколки бомб и снарядов, щедро рассеянные по степи. Папа этого не любит и просит: не пыли. Сейчас скажет: выбрось, зачем ты это подбираешь? Он каждый раз так говорит. Он не понимает, что я собираю не всё подряд, а только те, на которых отчеканены угловатые и острые немецкие буквы, каких нет в наших книжках.

– Папа, расскажи про войну!

– Война – дрянное дело. Ничего хорошего в ней нет.

– Расскажи, дядя Лёня! – загорается Жека.

– Ладно, – соглашается папа. – В начале войны, в августе, мне в аккурат стукнуло шестнадцать лет. Школу я не закончил, пошёл работать на железную дорогу вагонным мастером. Сопровождал эшелоны на фронт. Фронт был рядом. Туда везли технику, обратно в тыл – раненых. Бомбили нас сильно, таких бомбёжек у нас даже на фронте не было. Оставлять эшелон нам не разрешали, мы отвечали за груз. Но один раз я всё же выскочил под бомбёжкой из вагона, как будто кто меня толкнул. А когда отбомбили, возвращаюсь, гляжу – место, где я сидел, изрешетило осколками, и противогазную сумку с сухим пайком, что над полкой висела, срубило. Вот такой был со мной случай.

В армию я пошёл добровольцем, когда исполнилось восемнадцать. У меня была броня от железной дороги, но я хотел бить немцев, и родители не препятствовали. С питанием было плохо. На железной дороге, в Осташкове, кормили пшённой кашей, а в Бологом давали приваренную пшеницу, жевать её – все дёсны сотрёшь. А тут в нашем совхозе пала лошадь, и её отдали народу. Мать наварила мне на дорогу конины, жесткой как доска, с тем я и поехал.

Направили меня в школу младших авиаспециалистов. Там было тяжело. Занятия шли с утра до ночи, пулемёты разбирали и собирали с завязанными глазами, приходилось слушать лекции в противогазах. А кормили плохо: фунт хлеба давали на день и солёную селёдку на ужин. Некоторые падали в голодный обморок. А я – ничего. У меня желудок не разработанный, я привык есть мало. Присвоили мне младшего сержанта и направили в штурмовой авиаполк. Там я и служил мастером по авиавооружениям и летал воздушным стрелком. Были мы на Украине и в Молдавии, в Польше на Сандомирском плацдарме, потом в Дрездене и Бреслау, в Берлине, а закончили войну в Праге.

– На чём ты летал, дядя Лёня?

– На Ил-2, бомбили немцев. Надёжная машина, и вооружение приличное по тому времени. Шестьсот килограммов бомб берёт, у пилота скорострельные пушки, пулемёты ШКАС на крыльях, и у стрелка пулемёт Березина на турели.

– Дядя Лёня, а ты немцев сбивал?

– Не доводилось. Когда налетят мессершмиты, такая идёт круговерть, не всегда и поймёшь, кто попал. Все стреляют. Задача стрелка – отогнать тех, что заходят сбоку и сзади. На вылетах нас обычно прикрывали наши истребители, Яки. Вот они – да, они сбивали. А моя работа была в основном на земле: техобслуживание, заложить боекомплект, подвесить бомбы, реактивные снаряды. Работали с раннего утра до двух ночи, спали урывками. Запомните, молодые люди: война – скверная штука. Это тяжёлый, изнурительный труд, и геройства в ней никакого нет. Но кормили нас подходяще, питание было офицерское.

Но я не верю папе. Я знаю: он – герой. В семейном альбоме есть фронтовая фотография. На ней молодой папа, светлоглазый и красивый, с медалью на гимнастёрке, в окружении боевых друзей. И дядя Миша, бывший военный лётчик, говорит про папу то же самое. У штурмовиков, объясняет дядя Миша, кабина пилота защищена бронёй, потому что пилот ведёт машину. А кабина стрелка не защищена. Так сделано специально, чтобы уменьшить вес самолёта, чтобы брать побольше бомб. Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы летать воздушным стрелком. Пули немецких истребителей и снаряды зениток прошивали фанерную обшивку штурмовика насквозь, и стрелки часто погибали. Папе повезло, его только ранило осколками, после этого ему больше не давали летать. В выдвижном ящике комода папа хранит свой военный билет. Там написано: «Младший сержант 140-го гвардейского штурмового авиаполка, награждён медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги». Папин гвардейский значок лежит там же, в картонной коробочке, но медалей там нет.

– Папа, а где твои медали?

– Потерялись, – подумав, отвечает папа.

– Как потерялись? – огорчаюсь я. – Когда?

– Давно. Ты тогда ещё не родился.

Я расстроен пропажей. Мне очень хочется подержать тяжёлые золотистые кругляшки, потрогать колодки, обтянутые цветными муаровыми лентами. Но у папы другое отношение к наградам, он называет их висюльками. И папино объяснение звучит как-то неубедительно. Он знает, куда делись медали, но почему-то не хочет об этом говорить, и сегодня больше ничего не расскажет.

Мы выходим на гребень прибрежных холмов, и перед нами раскрывается новый простор, веющий свежестью, переливающийся солнечными искрами, сияющий всеми оттенками синего, голубого и зелёного. Под нами медленные волны, шурша, накатывают на пустынный песчаный пляж, ветерок поднимает мелкие белые барашки, сливающиеся вдали в изменчивые муаровые узоры. Ноги неудержимо несут меня по крутой тропинке вниз, к морю. Впереди у нас целый день рыбалки и купанья.

О судьбе папиных наград я узнал много позже, когда задал ему тот же вопрос сорок лет спустя:

– А всё же, папа, куда делись твои медали?

– Пропил, – ответил отец кротко, с обезоруживающей прямотой. И рассказал такую историю:

– После войны наш полк три года стоял за границей. Сначала в Германии, потом в Австрии, в Венгрии. Первое время за боевые нам выплачивали деньги, хоть и небольшие. А потом перестали. Я хотел вернуться домой, к родителям, а меня не демобилизовывали. Предлагали остаться в армии старшиной. И отпуск не давали. У младшего комсостава какая жизнь в гарнизоне? Офицеры, те вечером идут домой, к жёнам, к семьям. А мне куда деваться? Написал я тогда себе стопку увольнительных, и стал ходить в самоволку. Ну и поймали меня, принялись прорабатывать. Позоришь, говорят, полк, недостоин звания комсомольца. А я молодой был, с гонором. Раз недостоин, говорю, – выхожу из рядов. И выложил комсомольский билет им на стол. Глупость, конечно, была большая с моей стороны. Занялся мной особый отдел. Вызвали в особое дивизионное совещание, и там пошёл уже другой разговор. Спасибо командиру дивизии, хороший был мужик, замял это дело. В общем, продал я медали вместе с наградными книжками. Были после войны такие граждане, которые хотели иметь боевые награды. Медали продал, а деньги пропил.

Папе было, за что благодарить комдива. Особые совещания многих отправили без суда в лагеря толкать тачку, которую в народе так и называли: машина ОСО, две ручки, одно колесо.

 

 

 

А. И. Еременко. Годы возмездия. Боевыми дорогами от Керчи до Праги. Издательство: АСТ, АСТ Москва, 2009 г.   Jesse Russell . Керчь. Издательство: Книга по Требованию, 2012 г.   Виды Черноморского побережья. Одесса. Керчь. Издательство: Акционерное Общество Гранберг, 1900 г.

 

 

 


Оглавление

8. Копатели
9. Папины медали
10. Бабушка Прасковья
Пользовательский поиск

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

06.12: Владислав Шамрай. Рождающая дождь (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2018 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!