HTM
Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 г.

Евгений Староверов

Ебитеньевка и ее обитатели

Обсудить

Повесть

 

Быль на и за гранью фола

 

 
Опубликовано редактором: Игорь Якушко, 12.03.2008
Оглавление

15. Часть 1. Глава 15
16. Часть 1. Глава 16
17. Часть 1. Глава 17

Часть 1. Глава 16


 

 

 

Зимой жизнь в деревне замирает. Ну, не то чтобы замирает, однако темпы не летние, знамо дело. Слегка суетятся на птичнике, что-то имитируют на скотном дворе, но основная масса Ебитян находится в зимнем анабиозе. Поел, попил, поспал, посра… сразу всего и не упомнишь. Но, с другой стороны, летом, когда рабочий день двадцать пять часов в сутки, выложились так, что зимой не грех и посачковать, за всё заплачено.

 

С утра в воскресенье, пока жена Парася задавала корм скотине, Фися потихоньку навострил лыжи. Прихватил рюкзак и намылился в лес. Конец ноября, первые морозцы уже заявили о себе, вытрясли горечь из лесной рябины. Теперь стоит она, сладкая и бесхозная, дожидается усердных рук. Это дело Фися бабам не доверял. Сам варил из рябины варенье, квас, заготавливал на всю зиму целительный сироп, впрочем, подпустив в некоторые бутыли градуса. Наливка получалась – обалдеть! При этом воспоминании Фися сладко зажмурился и почмокал губами. Уже месяца полтора Фися не прикладывался к спиртному, а потому почуял себя героем. Отлегло, стало быть, от жопы-то.

 

Недавно хвастал он перед другом, Антоном Барминым.

– Представь себе, кузнец, не пью и в рот не беру.

Антон неторопливо подумал, почесал в башке и заявил:

– То, что с пьянкой завязал – молодец, хвалю. А вот то, что в рот не берешь, так это ты может и зря, брат. Попробуй, чем чёрт не шутит, авось за уши не оттащишь опосля.

– Ты, сука кузнецкая, не заговаривайся, вопсче, штоли, придурок, окабанел, – окрысился Фися.

– Да ладно, не злись, – рассмеялся Антон. – Это я тебе смену пола припомнил, аль забыл?

– Да ладно, Тошка, чё нам с тобой делиться, – смутился Фися. – Два дурака в одном месте, это, почитай, пол-умного получается.

 

 

Фися шел на лыжах резво и привычно. До Васильевского лога, где он ещё с лета приглядел целый выводок рябин, осталось вёрст семь-восемь. Легко толкнувшись палками, Егор свистнул по-мальчишечьи и заскользил по косогору вниз, в распадок. Хрен его знает, откуда вылез этот пень, только не было, и уже здесь. Удар, хруст лыжи, Егора подбросило вверх и с размаху хрястнуло всем телом о матерую сосну. Очнулся не сразу, не вдруг. Сколь лежал, непонятно, но, судя по тому, что пальцы без потерянной при ударе рукавицы перестали гнуться, – долго! Сматерившись, начал вставать и, вскрикнув, завалился в снег.

 

Жгучая боль полоснула ножом по голеностопу. В валенке хлюпало. Прикусив губу, Егор медленно, роняя слезы, снял валенок. «Едриттваю с молитвою», – прошептал он непослушными губами. Белая фланелевая портянка была насквозь в крови, хоть выжимай. Замёрзшие пальцы с трудом размотали замерзающую материю. Увиденное повергло Фисю в ступор. На глазах распухающая и синеющая нога и бело-розовый, губчатый осколок кости. Острый и зазубренный.

 

Прокусив до крови нижнюю губу и глотая солёное Егор судорожно принялся костоправить. Рвать исподнюю рубаху на ленты и бинтовать перелом. Как заводной, приговаривая при этом, – пока не началось, пока не началось!

Только управился, только пристроил раздутую ногу в разрезанный валенок… и тут началось! Боль ударила такая безжалостная и дремучая, что Фися аж сикнул в портки и взвыл нечеловечески! Взвыл тоскливо и жалостно, и ему тут же ответили сразу несколько таких же тоскливых голосов.

Егор услышал и расхохотался. Только вас и не хватало, а щас нормалёк, полный комплект! Зима, снег, перелом, бля, открытый, до деревни вёрст пятнадцать и волки. А боги, словно в насмешку над человеком, подкинули новую вводную. Белыми мохнатыми хлопьями пошел снег. Сначала прямо, потом под углом. Снег, ветер и позёмка, что может быть лучше для безногого в зимнем лесу?!

 

К вечеру похолодало, ветер усилился. Мелкий злой снег с рычанием бросался в лицо, лез в уши, в нос, за шиворот. Маленький костерок, разведённый Егором под прикрытием могучей вековой сосны давал ощущение уюта и защищённости. До ночи Фися закусывая губу и, потея от боли, постарался набрать как можно больше хвороста и сушняка. Когда его спохватятся, когда поймут, что припозднился, когда, наконец, забеспокоятся и начнут искать? А Уральская тайга – это вам не какие-нибудь вонькие джунгли экваториальной Африки, с ихними, тьфу, змеями и леопардами. Имела с брызгами наша тайга ихонные джунгли, которыми можно только голожопых негров пугать, да сальных избалованных америкосов. Здесь, в тайге, хозяин – медведь, пока спать не завалится. Такой же медлительный и нерасторопный, как и сам русский мужик. Но уж ежели зацепишь ненароком за живое, тогда пощады не жди.

 

Зимой, когда хозяин укладывается спать, над лесом безраздельно властвуют волки. Сбиваются в стаи и рыщут в поисках поживы. Попадёшь в поле зрения, милости не жди! Вытают к весне белые, дочиста обглоданные косточки. А по верху хозяйствует рысь. Тоже та ещё бестия, спаси и оборони попасть на её территорию. Раньше ещё говорят, росомаха шалила, так то совсем беда. Сытая ли, голодная, всё равно убьёт! Почему и боялись её охотники, и ненавидели. Правда, согнали росомаху, ушла. Но остались волки, а это больше, чем достаточно.

 

Это и многое другое пронеслось перед мысленным взором Егора Фисина. Плотника совхоза «Ленинский орган», отца троих детей. Фантазёра, хвастуна и пьяницу. Самого доброго и безотказного человека деревни. Не обидевшего за свою жизнь даже муравьишку. Замерзавшего в пятнадцать верстах от тёплой печки, от жены. В заснеженном плену Уральской тайги. Уплывающим сознанием зацепился Фися за воспоминание о главном, о друге своём Антошке. Всю жизнь они прожили вместе, бок о бок в родной деревне. Ругались, мирились, спорили до хрипоты. Но друзей, закадычнее их, по всей округе не сыскать. Егор улыбнулся, – эх, Тошка Тошка. Как ты без меня-то будешь, паразит закопченный? С этой улыбкой на белом обескровленном лице его и нашли под утро.

 

 

Первым на сугроб с телом Егорши Фисина наткнулся Афоня Механошин.

– Сюда! – не своим голосом заорал Афоня. Путаясь в широких охотничьих снегоступах, к нему подбежал Антон Бармин, потом участковый Шмаков, ещё мужики. Раскопали сугроб, вынули маленькое и худенькое тело. На белом, замерзшем лице Фиси застыла добрая, чуть обиженная улыбка. Глаза Антона начали наполняться слезами, в ушах зазвенело.

 

…проснись сука, – это кричал Андрон Лободыров. – Да проснись ты, мудак, ишь рассопливился, тёплый он, гнётся.

Участковый скинул с себя толстый, тёплый бушлат и расстелил его на снег. С Фиси сняли одежду и полуголого разложили на нагретую Шмаковскую униформу. Кинулись в несколько рук растирать снегом. Лицо, руки, ноги, грудь… Кожа, белая и неживая до этого, вдруг, как по волшебству, начала розоветь, стало быть, кровушка поднялась из недр. Антон прильнул ухом к груди друга, долго-долго вслушивался, все замерли... и вот оно, долгожданное тук-тук…

Запруда Антоновых слёз прорвалась. Горячие капли упали на куриную грудь Фиси.

– Ну, не молчи дружбан, не молчи, – прошептал кузнец.

И в ответ ему слабый Фисин шёпот:

– А я и не молчу, я уже давно хочу браги.

 

 

 


Оглавление

15. Часть 1. Глава 15
16. Часть 1. Глава 16
17. Часть 1. Глава 17

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.07: Максим Хомутин. Зеркальце (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!