HTM
Номер журнала «Новая Литература» за март 2019 г.

Владимир Волынкин

Сци и Ха

Обсудить

Рассказ

 

 

Настоящий друг с тобой, когда ты неправ. Когда ты прав, всякий будет с тобой.
(Марк Твен).

 

Опубликовано редактором: Карина Романова, 22.04.2010
Оглавление

1. Часть 1
2. Часть 2
3. Часть 3

Часть 2


 

 

 

Первая рабочая неделя пролетела незаметно.

Два дня мы с Валеркой скучно и монотонно возили на кривобокой тележке ящики с подгнившими помидорами из холодного склада на консервный завод, где из них варили томатную пасту.

От запаха гнилья к концу дня подташнивало. К тому же тележка всё время норовила ехать куда-то в сторону…

На третий день нам повезло.

Мы попали на выгрузку вагона-рефрижератора с узбекскими дынями.

Дыни были ароматные и очень вкусные. Но тяжёлые…

К концу дня мы с Валеркой в буквальном смысле слова валились с ног.

Зато столько сладких, как мёд, дынь за один день я не ел больше никогда!

 

Следующим утром к нам, ожидающим разнарядки, подошёл молодой небритый парень, вытирая руки ветошью.

 

– Я смотрю – вы постоянно здесь работаете?

– Да…

– Пойдёте ко мне? На машину…

 

Это была самая блатная и почётная работа на овощной базе.

Переезжая от склада к складу, мы неторопливо загружали огромный фургон аккуратными лёгкими ящиками с виноградом, персиками, бананами, яблоками, грушами, сливами или ещё с чем-нибудь подобным и развозили по городским овощным магазинам.

 

Почему блатная?

Во-первых – во время переездов мы, сидя на ящиках в полутёмном фургоне, вдоволь лакомились фруктами, старательно обмывая их кипячёной водой из бутылки, предусмотрительно захваченной из дома.

Во-вторых – эта работа очень даже неплохо оплачивалась.

Это я узнал из расценок на виды работ, вывешенных на стене.

Дело в том, что кроме нас, пацанов, решившихся потратить свои законные каникулы на трудовой подвиг, на базе трудились ещё и какие-то вечно поддатые, донельзя мятые мужички.

Они вообще получали зарплату каждый день. Каждый рабочий день… А работали они через день…

День работали, день, видимо, пропивали зарплату. Вот для них и висели на стене эти самые расценки.

Я посчитал. По расценкам.

Чтобы отдать долг, мне надо было работать три недели… Не укладываюсь… Ладно, там видно будет. У Валерки перезайму, если что…

 

Однако, расписываясь в субботу в платёжной ведомости, я был бесконечно разочарован.

 

– Валерка… А почему так мало?

– Сколько есть. Ты на расценки не смотри, это для взрослых и официально устроенных. Не вздумай возникать, мы здесь и так полулегально... Выступишь – фиг больше возьмут.

– Но это же нечестно!

– Тссс...

 

Да-а… Такими темпами мне ещё два с половиной месяца вкалывать, чтобы набрать требуемую сумму…

Надо было что-то срочно предпринимать!

 

Радовало хотя бы то, что я обеспечил семью фруктами.

 

– Это откуда? – удивлённо спросила мама, увидев на нашей небогатой кухне давно забытую красивую стеклянную вазу, извлечённую из недр кухонного стола, заполненную живописными гроздьями винограда.

То, что виноград надо класть именно в такие вазы, я увидал в толстенной «Книге о вкусной и здоровой пище».

 

– Мам, я тут на базе овощной подрабатываю. ЭТО нам дают вместо денег…

– Ты там поосторожнее… И кто вас, сопляков, вообще туда пропускает?

 

На следующий день я принёс домой килограмма два пушистых сладких персиков, которые мы раньше видели только по огромным праздникам.

Потом наступила очередь бананов.

Мама удивлённо смотрела на меня, но помалкивала.

Она, дитя военных лет, сама, как девчонка, вымазавшись соком спелых фруктов, наслаждалась их вкусом.

…Да-да, я уже чувствую, что вы хотите обвинить нас в воровстве, но…

Давайте будем считать, что этими фруктами и овощами нам доплачивали до положенной нам по закону зарплаты. Хорошо?

 

– Завтра воскресенье, поехали на барахолку? – сказал Валерка, бережно пряча в карман свой небольшой заработок.

– А что там делать, Валер? Мне эти деньги тратить никак нельзя… Нужны они мне…

– Я пластинки буду менять, а ты так… За компанию…

 

Я знал, что Валерка увлекался музыкой. Хард-роком. Моё время утонуть в этой музыке с головой ещё не пришло.

И вообще…

Этой музыкой тогда я был сыт по горло. До изжоги!

Благодаря музыкальной школе…

Вы только представьте – мальчишки после школы летят домой, быстро переодеваются-экипируются и на хоккейный корт. Биться класс на класс. До хрипоты в горле и до темноты на улице.

А я с тоненькой папочкой, в которой лежат нотные тетради, как самый занюханный ботаник, топаю в музыкалку.

Время от времени я тихо бунтовал.

И тогда моя папочка часами висела на ограждении хоккейного корта.

Но преподаватели музыкальной школы были предупреждены. Стоило мне не появиться на каком-нибудь занятии, они немедленно звонили маме. Та отпрашивалась с работы и с позором изгоняла меня с корта, невзирая на середину периода и минимальный счёт в пользу противника.

Это было худшее время в моей жизни…

Я уже собирался бросить музыкальную школу совсем, поставив родителям грозный ультиматум – или музыка или я, но...

 

Так вот, прошедшей весной Сци и Ха возникли прямо во время переходного экзамена по музлитературе.

 

– Тяните билет. Какие вопросы?

– Первый – «Картинки с выставки» Мусоргского. Перечислить название всех частей, раскрыть содержание произведения. Второй – «Евгений Онегин» Чайковского. Либретто. Пропеть отрывок на выбор.

– Хорошо. Готовьтесь.

– А можно без подготовки? – двойка так двойка, скорее выгонят.

 

Седой профессор из приёмной комиссии с интересом взглянул на меня.

 

– Конечно…

 

Я уже заканчивал довольно пространное повествование про «Картинки…», когда на подоконнике заметил их.

 

– А хорошо отвечает… – довольно хрюкнул Сци и сложил щупальца на груди. – Далеко пойдёт…

– Молодец! – поддакнул ему Ха, торжественно щёлкнув клешнёй. – Тихо! Не мешай!

 

Я тем временем добрался до второго вопроса.

 

– Что будете исполнять?

– Арию Ленского.

– Пожалуйста…

– Он петь будет! – удивлённо воскликнул Сци, старательно расправляя что-то типа ушей.

– Козловский… – усмехнулся Ха, устраиваясь поудобнее и выпучив глаза-шарики на тонких стебельках.

 

– Я люблю Вас, я люблю Вас, Ольга-а-а! – громко запел я, стараясь быть как можно ближе к оригиналу.

 

Профессор слегка улыбнулся.

 

В общем, сначала всё шло хорошо. Я даже попадал в ноты, но потом…

 

– В тени хранительной дубравы я разделял твои забавы… Ах! – закончил я второй куплет, окончательно сбившись на мотив какой-то дворово-блатной песенки.

 

И комиссия, и седовласый профессор, и одноклассники давно уже покатывались со смеху.

 

– За пение два, за смелость – пять! – вытирая слёзы, сказал профессор. – Итого четыре!

 

Сци и Ха были абсолютно серьёзны.

 

– Неплохо… – резюмировал Сци, от избытка чувств присасываясь к оконному стеклу длинным щупальцем. – Мне понравилось.

– Да, весьма мелодично… – Ха помолчал, задумчиво постукивая клешнями о подоконник. – Только ведь он собрался бросать её, школу эту…

– Почему? – Сци внезапно из серо-голубого стал ярко-красным.

– Хоккей очень любит… – вздохнул Ха и втянул глазки. – Он думает – всю жизнь будет биться с одноклассниками в этот самый хоккей… Или футбол...

– Зря… Тогда ему никогда не играть в ансамбле… Кому он нужен, безграмотный-то? – Сци вернулся к своей прежней расцветке и… исчез.

 

Ха посмотрел на меня, торжественно щёлкнул клешнёй, подняв её вверх, и тоже исчез.

«Откуда они знают про ансамбль?» – поразился я.

Ансамбль был моей мечтой. Школьный ВИА.

Кстати, я уже и название придумал – «Параллель».

 

Впрочем, мы отвлеклись.

 

– Ну? Поедешь со мной на барахолку?

– Конечно!

 

Собираясь утром, я взглянул на полку с отцовскими пластинками. Случайно взглянул. А что, если…

Я наугад выдернул из стопки первый попавшийся конверт и выскользнул на улицу.

Диски отцу привозил его друг Феликс.

Феликс работал в авиации, на международных рейсах. Когда-то, после армии, они с папой вместе поступали в лётное училище. Папа не прошёл по конкурсу.

 

Простите...

Забыл сказать...

Год назад дядя Феликс умер. От сердечного приступа.

После попытки захвата его самолёта какими-то бандитами.

Папа сильно переживал, а на все мои расспросы отвечал уклончиво.

Так что диски папа хранил, как память о своём лучшем друге.

И мне запрещал даже прикасаться к ним. Сам же папа такую музыку не слушал.

Зато как он играл на балалайке!!!

 

– Ты чего так долго? А это что? – Валерка бережно взял у меня невзрачную пластинку с надписью «Deep Purple. Who Do We Think We Are!» и, повернувшись ко мне, потрясённо прошептал: – Шарики… Ты где ЭТО взял?

– Ммм… У отца. Продать надо. Получится продать?

– С руками оторвут. Не продешевить бы…

– Вор… – отчётливо прошипел кто-то сзади. – Ха, куда это он собрался?

 

Я оглянулся. Обвив молодой тополь, на меня чёрными бусинками глаз с отвращением смотрел Сци.

 

– Э-эх… – свесил голову с козырька над подъездом Ха, презрительно подёргивая раздвоенным языком. – Как будто не знаешь, Сци... А мы-то думали… Он, наверное, не знает, что одна ложь влечёт за собой другую... А та – уже гору лжи…

– Ха! Надо объяснить ему, что так делать нельзя... – Сци пополз вверх.

– Так он нас и послушал... Слушай, Сци, а мы ему нужны вообще? Не мешаем ли мы ему жить в своё удовольствие? – Ха задумчиво пошумел трещоткой на кончике хвоста.

– Я верну потом… Попозже… – пробормотал я, багровея и ускоряя шаг.

 

– Что? – обернулся Валерка.

– Ничего. Давай быстрее, Валер, трамвай наш подходит…

 

 

 


Оглавление

1. Часть 1
2. Часть 2
3. Часть 3

Канал 'Новая Литература' на telegram.org  Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

01.12: Акбар Мирзо. Последняя мишень старого стрелка (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или сразу отправить журналу 500 руб.:

- с вашего яндекс-кошелька:


- с вашей банковской карты:


- с телефона Билайн, МТС, Tele2:




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2019 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 

При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2019 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!