Форум журнала "Новая Литература"

20 Октябрь 2021, 19:29:23



Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
  Просмотр сообщений
Страниц: [1]
1  Авторские разделы / Истомин Валентин / Обсуждение: Рассказ «Молох» : 26 Август 2018, 18:18:45
Истомин Валентин. Рассказ «Молох».

...– Я знаю, ты хотел, чтобы я... принёс тебе... огненную жертву... – во рту пересохло, ему показалось, что он сидит возле пышущей углями жаровни.

– Да, хотел. – Молох признал своё поражение равнодушно, подозрительно равнодушно. – Но теперь в этом нет никакой необходимости. Всё уже сделано. Созданы все условия для славной... жаровни.

– Я тебе не верю, – дёрнулся Иван.

Аммонитянский бог с секунду словно взвешивал что-то на невидимых весах, затем монотонно забубнил, будто читал какой-то чиновничий реестр:

– Во время воздвижения торгового центра... этого торгового центра, – Молох сделал в воздухе широкий жест правой рукой. Левую тоже поднял и почему-то посмотрел на Ивана сквозь пальцы. Это было первое движение его рук на протяжении встречи. До сих пор он держал их неподвижно лежащими перед собой, словно не знал, как ими пользоваться, – заказчик решил сэкономить на материале: помимо всего прочего на некоторых участках теплоизоляционного слоя кровли вместо негорючей минеральной ваты был использован легковоспламеняющийся немодифицированный пенополистирол.

– Н... – Иван замотал головой. Он сразу понял, куда клонит его безжалостный собеседник.

– Полтора года назад была произведена попытка провести проверку противопожарной безопасности в центре. Но она сорвалась. Вмешался высокопоставленный чиновник. Он запретил ревизию. Официально.

– Не...

– В центре уже неделю не работает автоматическая пожарная сигнализация. Никак не выделить средства на ремонт: вся выручка со сдаваемых в аренду торговых площадей идёт... на другие цели и нужды.

– Нет...

– Запасные выходы из помещений центра замурованы: одни просто заблокированы, ручки дверей других стянуты стальным тросом с замком, третьи вообще заварены или заложены кирпичом. Распоряжение администрации – мероприятие в рамках деятельности по предупреждению террористических актов.

– Нет-нет...

– Ответственный за включение принудительной системы оповещения при пожаре администратор в прошлом несколько раз вводил её в действие при возникновении ситуаций, оговорённых в инструкции по технике безопасности. Однако тревога каждый раз оказывалась ложной. Вина за беспричинный переполох, по крайней мере в двух случаях сопровождавшийся эвакуацией работников и посетителей центра, ложилась на него. В итоге он решил не осложнять себе жизнь и игнорировать выполнение этой обязанности.

– Нет-нет-нет...

– Работница клининговой компании, обслуживающей торговые площади центра, из-за отсутствия альтернативы в выборе действующих электрических розеток приобрела привычку ставить поломоечную машину на зарядку так, что та скрывает из виду установленный на подставке огнетушитель, препятствуя таким образом оперативной ликвидации возможного очага возгорания.

– Нет-нет-нет! Хватит!

– Да, пожалуй. Ты понял: то, что не смог сделать один человек, сделали... все остальные. Приходится... приспосабливаться. И у меня ещё полно... агентов. Есть до огня, есть во время огня. Есть после огня. Большинство из них даже не знают, что работают на меня. Но работают. Исправно.

Нечего было сказать в ответ Ивану. Он... проиграл? Настроить других на борьбу он бессилен. Да и как можно сопротивляться там, где даже не знаешь, что нужно сопротивляться? Как им всем объяснить? Его божественный собеседник, казалось, снова прочитал его мысли:

– Ты можешь выйти на центральную площадь своего любимого города и закричать: «Молох – это мы все»...

2  Авторские разделы / Истомин Валентин / Обсуждение: Рассказ «Вызов на дом» : 12 Апрель 2018, 18:24:31
Истомин Валентин. Рассказ «Вызов на дом».

...А в голове Аркадия между тем произошёл интересный хмельной процесс: картавая дочка Мстислава Сергеевича и безропотные андроиды Фёдора Николаевича нашли общее в своих судьбах, в связи с чем подкинули ему идею обсудить одну очень важную проблему.

– А скажите, святой отец…

– Отец Олег.

– Ох, отец Олег, извините, отец Олег. Мне вот всё не даёт покоя одна мысль: почему господь бог позволяет страдать детям?

Аркадий заметил, что священник чуть вздрогнул от такого вопроса. Он явно не был готов к нему. Гости взволнованно загудели. Ответил отец Олег не сразу.

– Это очень сложный вопрос.

– О, я не сомневаюсь. Тем не менее, мне бы хотелось услышать вашу точку зрения. – Видя, что отец Олег по-прежнему не спешит объясняться, Аркадий продолжил пикирование: – Допустим, мы, взрослые, страдаем за дело. Ну, погрешили чем-то, вот на нас и обрушился гнев господень… А дети-то за что? Ведь они по умолчанию невинны. Я правильно понимаю?

– Да, несомненно. Ребёнок страдает невинно.

– Так вот, почему? За что?

– Ради Вечности, ради своего пребывания в Вечности. И ради нас с вами.

– Вот как. Ради вечности. Интересно. Поясните-ка.

– Извольте, как смогу. Существование во плоти, земная жизнь – это, образно выражаясь, лишь несколько страниц в Книге Жизни, – отец Олег говорил медленно, взвешивая каждое слово, – жизни подлинной, жизни Вечной. Все же остальные страницы этой Книги – за гранью нашего, простого человеческого понимания. Они в Вечности. Там, в Вечности, и воздастся ребёнку всё то, что он перенёс на Земле.

– Это демагогия, – Аркадий не был удовлетворён ответом и с трудом сдерживался от проявления бурных эмоций. – Как та же десятина: не отнекивайся и плати, в загробной жизни зачтётся!

– Не очень понимаю, при чём здесь десятина. Но в том, что вы назвали «загробной жизнью», действительно зачитываются все наши свершения и грехи, юдоли и страдания. И страдания невинного ребенка в Вечности будут – в этом можно не сомневаться – приравнены жизненному подвигу рабов Божьих, кои своё бренное существование посвятили служению людям и Ему, Богу.

– О как! Так он ещё и благодарить его будет за свои страдания, так, что ли? Ребёнок – бога, в смысле, – продолжал заводиться гость.

– Я не в силах направить свой взор в Вечность и сказать вам, что происходит за покровом смерти. Того, что принято называть смертью, – все это откроется нам только в Жизни Будущей. Но я скажу вам, что Душа Вечная, – священник не выдержал и пригубил вино, бокал с которым на протяжении всего нелегкого для себя диалога держал в руке, – она оценивает всё принципиально иначе, нежели человек плотский. Так что, возможно, душа страдавшего ребёнка действительно будет благодарить Всевышнего за свои страдания при жизни. В этом и заключается Промысел Божий, коий для нас, смертных, покрыт Тайной.

– Ну, промыслом вообще что угодно можно прикрыть!

– Не надо так выражаться, прошу вас, Аркадий. Однако Промысел ведь действительно охватывает всех нас, и все мы так или иначе вовлечены в него. Вот вы, например, с чего вы заговорили о страдающем ребёнке? Скорее всего, вы увидели страдающего ребенка, и его страдания перевернули вашу душу.

– Хм, пожалуй, отец Олег, здесь вы в самую точку.

– Вот видите! – священник как-то странно посмотрел на Аркадия. – Так и проявляется Промысел Божий! Он в том, что страдания одних затрагивают других, все переплетается, и в итоге все мы проникаемся особым чувством, все мы преображаемся, все мы очищаемся! Своим страданием ребёнок содействует Спасению Человека!..

3  Авторские разделы / Истомин Валентин / Обсуждение: Рассказ «Самый добрый пёс на свете» : 22 Февраль 2018, 18:08:21
Истомин Валентин. Рассказ «Самый добрый пёс на свете».

...Прошло лето, наступила осень. Работы в саду было невпроворот – готовиться к зиме и убирать опавшие листья. К моему ликованию, хозяева оценили мою прилежность и аккуратность, не удосужившись навести обо мне справки: мы заключили устный договор, что зимой я буду приходить к ним расчищать снег, а с весны снова начну работать садовником, причём с повышенным окладом: у хозяйки были большие планы по благоустройству сада.


Им не суждено было сбыться.


Парадоксальным образом замерцавшую в моей жизни идиллию погубил праздник: в октябре у хозяина грянул юбилей. Меня попросили помочь: ожидалось много гостей, прислуга (горничная и повар – женщины уже далеко не молодые) могла не управиться. Моя задача была простой: носить что скажут и куда скажут. Платили, как всегда, хорошо. Я согласился.


Надо сказать, на мероприятии пришлось попотеть: гостей собралось действительно много. Ели и пили без устали.


Снуя туда-сюда по поручению хозяйки, я невольно улавливал разговоры гостей. Пустая светская болтовня и вроде бы серьёзные дебаты о бизнесе и политике. Ничего нового. Лишь раз моё внимание привлекла беседа о Бернарде: хозяин с упоением рассказывал, что назвал своего пса не в честь Бернарда Ментонского, от которого пошло название породы, а в честь Бернарда Клервоского – одного из создателей ордена тамплиеров. Де, последний ему гораздо интереснее. Его, впрочем, почти никто не слушал, а те, кто слушал, запутались в «какихтотамских Бернардах» и в итоге подняли хозяина на смех.


Святой Бернард! Меня это немного ошеломило.


Четвероногий же Бернард гостям сначала радовался. К некоторым – видимо, старым знакомым – даже ластился. Настолько, насколько это может позволить себе животное его размеров. Однако по мере увеличения количества гостей и в особенности по мере увеличения количества выпитого ими он начинал проявлять всё большее недовольство. Сначала лишь недовольно мычал и ходил кругами, потом начал глухо рычать и сердито дёргать головой, а когда один из гостей с воплями залез на стол (по случаю разгулявшегося бабьего лета накрыли на улице), Бернард не выдержал и разразился неистовым лаем.


Хозяйка, к тому времени изрядно утомлённая заботой о гостях, вмиг вышла из себя и потребовала от меня запереть пса в сарае.


Для Бернарда это было высшей мерой наказания. Я слышал об этой экзекуции – когда он был маленьким и, случалось, шалил не в меру, его запирали в сарае. На час-два, не больше. Будучи умным псом, Бернард всегда извлекал уроки из лишения свободы – за всю жизнь его заключали в импровизированный каземат всего три раза. И вот теперь, зрелым и умудрённым опытом, его посадили сюда в четвёртый раз. Должно быть, это было унизительно для него. Он с мольбой смотрел на меня, когда я закрывал дверь. Но всё, что я мог – это оставить в камере свет включённым.


Последние гости сели в такси в два часа ночи. Я начал было разбирать выставленные перед домом столы, но хозяйка махнула рукой: завтра разберёмся, сейчас отдыхать. В свою очередь хозяин чуть не слёзно поблагодарил меня за помощь и попросил прийти где-то после обеда: «Как раз прочухаемся». Они стояли на крыльце дома и махали мне руками, когда я уходил.


Такими я их и запомнил...

Страниц: [1]

Powered by SMF 1.1.4 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
Manuscript design by Bloc
Поддержите «Новую Литературу»!