Форум журнала "Новая Литература"

30 Октябрь 2020, 01:45:13



Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
  Просмотр сообщений
Страниц: [1]
1  Авторские разделы / Белосветов Петр / Обсуждение: Рассказ «Человек с ружьем» : 26 Февраль 2008, 17:50:23
Белосветов Петр. Рассказ «Человек с ружьем».

...Пружинистая дорожка, накрепко перехваченная поперек ажурными прутьями, в совершенстве скрадывала перестуки шагов. Один из охранников терпеливо дожидался на лестничной площадке, другой – массивный латыш Александр Бельмас – подымался вместе с вождем, следуя на маленький шажок позади, в полном соответствии с инструкцией. В этом подъезде все было по-старому: ровно горели электрические канделябры, от массивных батарей парового отопления явственно распространялось ощущение приятной теплоты, поблескивающие свежим лаком широкие дубовые перила заботливо укладывались под ладонь посетителя, как бы приглашая, совершенно без оглядки, наслаждаться истинным дореволюционным комфортом, не вспоминая при этом о разного рода глупостях в виде военного коммунизма.

Владелец особняка, Василий Эммануилович Брант, управляющий торгового дома "Брант Э.Г. и Ко", а по совместительству – потомственный почетный гражданин Санкт-Петербурга, специализировался на торговле лесом. Председатель правления Товарищества Беломорского лесного завода, Меленковского завода льняной мануфактуры, директор Товарищества Кемских лесопильных заводов и общества Новороссийского завода портландцемента «Цепь», член Совета Петербургского учетного и ссудного банка, – словом, чинов да регалий и за день не перечесть, – к произошедшим в родном отечестве переменам отнесся насквозь индифферентно и тут же сдунул за границу, прихватив с собой разлюбезного компаньона Петра Эдуардовича Шрамма и немаленькие ценности, нажитые в результате многовековой эксплуатации обездоленного пролетариата. В покинутом же им домике на Большой Дворянской улице стали происходить загадочные и до головокружительности чрезвычайные перемены.

Вначале на объекте появился вездесущий господин Бонч-Бруевич. Бегло осмотрев уцелевший особняк, он выставил вооруженную охрану, попутно объяснив случившемуся тут же господину Зиновьеву, что дом немедленно поступает в личное распоряжение Ильича. Григорий Евсеевич, он же Овсей-Гершен, он же Аронович, он же Радомышельский сильно опечалился, но возражать, разумеется, не посмел и отправился подыскивать для себя другое не разоренное помещение.

Специальная «смольнинская команда» прибыла в особняк на следующий же день, занявшись легким ремонтом, запуском кочегарки и грамотной установкой пулеметных гнезд. Официально дом Брандта был национализирован для последующей организации в нем детского интерната. О том, что на деле там имеет место быть скоропалительное обустройство любовного гнездышка, знали лишь настоящие ленинцы...

2  Авторские разделы / Белосветов Петр / Re: Обсуждение: Рассказ «Окно» : 09 Октябрь 2007, 11:42:22
С некоторым опозданием, хочу искренне поблагодарить читателей за отсутствие вредоносных комментариев. Приятного чтения!
Искренне ваш, Петр Белосветов.
3  Авторские разделы / Белосветов Петр / Re: Обсуждение: Рассказ «Татьянин день» : 09 Октябрь 2007, 11:36:36
А "молодижь", не найдя привычных для себя "упоминания в стихах компьютера, героина, бессонницы и невзаимности", отправится на другие сайты. Это, кстати, не я заметил, а Дмитрий Быков.   Смеющийся
4  Авторские разделы / Белосветов Петр / Re: Обсуждение: Рассказ «Ленин в октябре» : 09 Октябрь 2007, 11:27:57
И это только "первый из рассказов о Маугли". Цикл уже получился большой. А будет.... То ли еще будет, дорогой читатель. Подмигивающий
5  Авторские разделы / Белосветов Петр / Обсуждение: Рассказ «Ленин в октябре» : 05 Октябрь 2007, 19:03:35
... – Какая банальщина, – величественно прогудела у окна фигура последнего российского императора. – Сколько же раз мне придется повторять вам, уважаемые товарищи большевики! Вам не удастся меня запугать. Сие невозможно. – Романов медленно подошел к шутовскому креслицу и оперся на его хлипкую спинку своими огромными ладонями. – В сущности, я уже мертв, а посему не вижу ни малейших причин для диалога. En reve je voyais l`automne aux vitres sombres… – он мрачно расхохотался и его наигранный смех тут же перешел в удушающий кашель. – Зря тратите время, – продолжал он, отдышавшись, несколько мгновений спустя. – Смотрю я на вас, любуюсь, а понять, – не в состоянии! Для чего же все это было нужно; революция, отречение, так называемая российская республика, – для чего! Неужели ради этого? – он красноречиво обвел рукой вокруг, как бы приглашая своих собеседников в полной мере насладиться окружающими красотами.
– Никаких запугиваний, господин Романов, что вы, на самом деле, – порывшись в карманах кожанки, Урицкий протянул Николаю Ильичу маленький бумажный пакетик, небрежно перетянутый бечевой. – Вот, здесь все, как ты и просил. Начинаем?
– Конечно, – Подвойский шагнул вперед. – Сядьте, господин Романов. Можете прислушаться к моими словам, а можете их проигнорировать, однако, вы сделаете себе гораздо хуже, если не сядете.
Он опустился на колени и закрыл глаза: – Ым-м-м-м-м… – сквозь плотно сомкнутые губы прорвалось мощное заунывное гудение. Прорвалось и отправилось на неспешную прогулку по покинутому дому. Словно поджидавшая этого момента тусклая Луна высунула из-за облаков свою сияющую физиономию и посмотрела вниз, на святотатствующих плебеев.
– Ым-м-м-м-м, – жужжание нарастало. Ему вторили агностики и отщепенцы. Пораженные крысиным столбняком дряхлые перекрытия послушно исторгли из своих глубин терпкие сквозняки, остро пахнущие гноем и разложением. Глубоко под землей, в подвале, шевельнулись полупрозрачные ложноножки. Из темных прокисших углов торжественно приподнялась бурая плесень. Таинственный и белесый грибок окуклился пузырем и замер в ожидании Слова. И последовало оно. И было оно долгожданным. И стали еще мертвее все мертвые твари, хотя, казалось бы, это невозможно...
6  Авторские разделы / Белосветов Петр / Обсуждение: Рассказ «Татьянин день» : 23 Май 2007, 11:18:24
Белосветов Петр. Рассказ «Татьянин день».

...Власть... Хочется вздохнуть, как следует облизать губки язычком, а затем произносить снова и снова: власть, ласть, лесть, сласть, – фразеологический ряд? Магическая мантра? Возможно, детишки. Есть ли? Существуют ли разумные объяснения на все случаи жизни? И да, и нет, отвечает себе Татьяна Николаевна. Либидо квартирует в подсознании каждого, надо лишь подобрать подходящий ключик. А то, что для одних это будет слово «власть», для других, – «Салават Юлаев», а еще для некоторых, – «я обожаю мочиться в шерстяные колготки» – несущественно. Главное – в другом: познать, овладеть, научить пользоваться. Нашел – пощупал – пошалил….

– Татьяна Николаевна, к вам Спиридонова. Примете?

Надоедливый селектор снова не дает сосредоточиться. Ничего, я подумаю над этим позже, думает Татьяна Николаевна. К тому же, Спиридонова – это совсем неплохо. Это, я бы даже сказала – в масть. Владимир Владимирович, тот, который Маяковский, легко различал «поцелуи новых губ», пытливо всматриваясь в обыкновеннейшую рыбью чешую. А я вот, – предчувствую не только поцелуи, не только. Всматриваясь в эти поразительные, филигранные ноги, я различаю, нет, я ясно вижу усидчивый образ благодарной девушки, играющей на флейте водосточных труб самые нежные, самые задушевные мелодии. Впрочем, выражение «на флейте» не совсем удачное. То есть, увлечение Володьки своей кожаной флейтой понятно, разумно и вполне допустимо. Мы же помузицируем на маленькой и сладкой гармошечке, губной гармошечке, прошу заметить...

7  Авторские разделы / Белосветов Петр / Обсуждение: Рассказ «Окно» : 19 Январь 2007, 15:30:55
Белосветов Петр. Рассказ «Окно».

...Машка подцепила своего пылкого Казбека прямехонько на рабочем месте, в пансионате «Морской прибой». Яркая, спортивная, почти натуральная блондинка, с низким контральто и такими же вырезами на тесных блузках, – мечта одинокого состоятельного отдыхающего. А в нынешние продвинутые времена – и отдыхаю-щей. Ничего удивительного! Сексуальная раскованность, и вообще, и в частностях – удел людей состоятельных. Говорить об этом вслух, а тем более широко, как-то не принято. Ясно и без того, что с мозолистыми руками и взмыленной задницей становится абсолютно не до запретных утех.


Так что липли и дамочки, разве что в меньших количествах. Волны оголодавших самцов все также, неутомимо бились о дверь директорского кабинета, исходя похотливой пеной, пуская радужные пузыри, терзая ворсистый песчаный ковер на полу и высохшие морские звезды на стеклянном столике.


Роман с Коленькой-Казбеком был завершен, как и биллион предыдущих. Однако прагматичная Машка никогда не стремилась обрубить отношения окончательно. Брошенному мужику она всегда оставляла главное – надежду. Надежду на еще одну встречу, на редкий спонтанный секс, на романтически-ностальгический ужин, нежное кокетство по телефону и, конечно же, «настоящую, преданную дружбу».


Совсем недавно извлекаемая из подобной дружбы практическая польза вызывала у нашей Наденьки всестороннее осуждение. Вот. Осуждение, видишь ли, в ней вызывало. Теперь же оно мгновенно сменилось тщательно скрываемым восхищением.


В каком-нибудь культурном журнале под такое дело непременно нашли бы грациозную формулировку. Чтоб красиво, и, в то же время, читателей прихватывало за соответствующее место. Скажем, резкая смена приоритетов. Или: предчувствие истины. А? Что – забирает? Так это и понятно! Потому что красиво. Нравится? Потому что отвлекает. В романах всегда так: любовь асексуальна, печаль – картинна, одиночество – благородно и трагично, даже чья-нибудь нелепая смерть – и то, повод для триллера. Кому интересна наша скучная и грязная жизнь? Где самая большая проблема – это мизерная зарплата, самая большая мечта – неутомимый мужик, а самая леденящая ситуация – негаснущее окошко в доме напротив?


Ковыряться мне пухлым пальчиком в заскорузлых проплешинах на скамейке милицейского предбанника, думает Надя. Если б не Машка – как питдать ковыряться. Так что не надо, не надо здесь про приоритеты. И про благородные седины на отеческих висках утомленных полковников – тоже не надо.


Приоритеты вообще обладают неприятной способностью изменяться в такт сокращениям сфинктера. Приоритеты определяют идеалы. Отсюда проистекает хроническая неустойчивость последних и трагическая склонность к идеализации половых партнеров. Так она думает, наша Надя, именно так. Лежит себе на кровати, толстая и голая, хлещет дешевое отвратительное пойло с претенциозным названием «коньяк дагестанский», а больше, собственно говоря, она не думает ни о чем. Можем ли мы осуждать ее за это?..

Страниц: [1]

Powered by SMF 1.1.4 | SMF © 2006, Simple Machines LLC
Manuscript design by Bloc
Поддержите «Новую Литературу»!
Рейтинг@Mail.ru