HTM

Толпа никогда и ни в чём не винит себя, она всегда ищет виноватого.


Пользовательский поиск


Главный редактор рекомендует:

Новости

17 августа
Редакция «Новой Литературы»
Произведения, которые рассматриваются на этой неделе (17.08.14–24.08.14)

10 августа
Редакция «Новой Литературы»
Произведения, которые рассматриваются на этой неделе (10.08.14–17.08.14)

7 августа
Итоги июля 2014
Рейтинг самых читаемых произведений и самых популярных авторов
10 самых читаемых произведений
10 самых популярных авторов

Архив новостей

Старая версия сайта доступна по адресу:

Old.NewLit.ru

"Новая Литература" на бумаге: философско-литературный журнал «Открытая Мысль»

Реклама на сайте

Отзывы о журнале



10 самых читаемых произведений журнала «Новая Литература» в июле 2014 года (по результатам Рейтинга Top.Mail.ru):

1 (229 читателей в месяц).
Валерий Темнухин. Плач Ярославны (поэма)

2 (224 читателя в месяц).
Константин Строф. Суринамская вишня (рассказ)

3 (200 читателей в месяц).
Павел Шкарин. Куб (роман)

4 (124 читателя в месяц).
Рая Чичильницкая. Женские портреты (сборник рассказов) (Впервые в рейтинге!)

5 (119 читателей в месяц).
Михаил Вишняков. Огненное колесо (сборник стихотворений)

6 (96 читателей в месяц).
Лачин. Малоизвестное о Ленине (статья)

7 (92 читателя в месяц).
Даниил Ильин. Я – террорист (роман)

8 (91 читатель в месяц).
Константин Строф. Тризна по генералу (рассказ)

9 (88 читателей в месяц).
Ольга Александрович. Молитва на льду (рассказ)

10 (87 читателей в месяц).
Лачин. Хук от Галины Мамыко (критическая статья) (Впервые в рейтинге!)


10 самых популярных авторов журнала «Новая Литература» в июле 2014 года (по данным счетчика SpyLog):

1 (12,58 читателей в день).
Константин Строф


2 (11,84 читателей в день).
Павел Шкарин

3 (7,52 читателей в день).
Валерий Темнухин

4 (7,13 читателей в день).
Лачин

5 (6,90 читателей в день).
Роман Оленев

6 (5,61 читателей в день).
Фёдор Избушкин

7 (4,35 читателей в день).
Михаил Вишняков

8 (4,03 читателей в день).
Александр Левковский

9 (3,97 читателей в день).
Виктор Герасин

10 (3,97 читателей в день).
Андрей Коваль (Впервые в рейтинге!)


Архив рейтингов

 



Уважаемые посетители, имеем честь предложить вам товары и услуги наших рекламодателей. Приведенные ниже ссылки ведут на сайты, дающие более подробную информацию. Пройдя по этим ссылкам, вы сможете получить исчерпывающие сведения о товарах и услугах, познакомиться с изображениями товаров, выяснить адреса и телефоны, если возникнет необходимость.
На сайте Alphabook.Ru Вы можете купить или скачать аудиокниги бесплатно, познакомиться с творчеством выдающихся писателей и прочитать о каждой их аудиокниге увлекательную информацию. Сайт посвящён лучшей художественной литературе.
Надеемся, эта информация была для вас полезной. Благодарим за внимание.
По вопросам размещения рекламы на сайте журнала «Новая литература» пишите на этот адрес: newlit@newlit.ru.



P.S.: Свежие рекламные публикации на нашем сайте:
Полезные статьи
Информационные материалы
15 августа

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Мультфильмы»

Когда рассматриваешь какое-либо явление киноискусства, всегда интересно проследить, с чего оно начиналось, каковы истоки его возникновения. И вот сегодня попытаемся пронаблюдать то, как формировалась отечественная мультипликация. То есть советская мультипликация, поскольку как отдельная ветвь киноискусства она окрепла ещё в советском государстве.

Первые советские анимационные фильмы появились в двадцатые годы, и тогда они совсем не ориентировались на детскую аудиторию. Мы, к сожалению, не располагаем образцами этих мультфильмов, но известно, что они представляли собой ожившие агитплакаты и политические карикатуры, направленные против всякого рода врагов молодого советского государства. Они, наверное, напоминали агитки Маяковского, но только в чёрно-белом варианте.

Кстати, мультипликационными агитками и политической рекламой сам Маяковский тогда и увлекался. Первые же анимационные фильмы именно для детской аудитории в СССР появились лишь с начала тридцатых годов. И так получилось, что тут же о мультфильмах для взрослых забыли на долгие годы. Возникла мощная сталинская мультипликация – но исключительно для детей. Конечно же, базовые приёмы агитпропаганды в ней были сохранены, но сюжеты уже стали забавными и детскими. Например, война с грызунами. Так формировался образ врага в сознании уже с малолетства...

14 августа

Лачин

Рецензия «Размышление о происхождении всех языков из русского, или Пять копеек панрусисту»

Читаешь панрусиста Избушкина и хлопаешь себя по лбу: а ведь действительно, все языки – русского происхождения!

Скажем, немецкая приставка к дворянским фамилиям, «фон», это искажённое «вон». Нет, не русское слово «вон», как можно подумать, а слово «война». Немцы его сократили и исказили. И служивым людям давали приставку «фон», то бишь, человек военный.

«Этак далеко заехать можно!» – воскликнет читатель. Избушкин и заехал. И мы сейчас поедем.

Для разнообразия возьмём не европейские языки, в коих панрусисты и сами поднаторели, а восточные.

Скажем, почему в Азербайджане аристократов именуют «бей»? И обращение уважительное есть, имя с приставкой «бей». Всё просто: беи, как и владельцы фамилий с «фон», вышли из русских военных. Бей – это же русское слово. Весьма военное по содержанию.

(Кстати, вместо «ай!», «ой!», в Азербайджане говорят «вай!». От русского «вой», и «война»).

А вот другой восточный дворянский титул, «бек». Бек – тот же «бей». Просто кавказцы поняли вслед за немцами, что надо лучше маскироваться, искажать слова русские, чтоб не догадался никто, что все языки из России пошли. Немцы из «войны» сделали «фон», а азербайджанцы из слова «бей» – «бек».

Есть ещё «хан» – тоже вроде князя. Сидел в старину на троне какой-нибудь хан. Подходит к нему подчинённый, говорит: «Надо бы, ваше сиятельство, налоги снизить». А хан отвечает: «Нах!». То есть пшёл на хрен. Скажут ему: надо бы народ грамоте выучить. А в ответ: «Чего? Нах?!» А теперь прочтите слово «хан» наоборот. Во-во.

Ну, это уж слишком, скажет читатель – наоборот слова читать. Не волнуйтесь, у панрусистов это практикуется. Вот Избушкин даже «Коран» наоборот читает...

12 августа

Сергей Жуковский

Рассказ «Рядовой Антон Иванович Огородников»

81-миллиметровая немецкая мина со смачным шлепком влипла в тёмно-коричневую глинистую заднюю стенку окопа, и тут же над стабилизаторами запорхал беспечный ярко-жёлтый, с пепельно-воронёной оторочкой и двумя спелыми клюквинками на крыльях, махаон.

Рядовой Антон Иванович Огородников чуть пошевелился. Отпустил зажатые грязными ладонями уши. Сплюнул. Покосился на мину.

– Что ж она, сука…

К нижней губе Антона Ивановича прилипло несколько сухих травинок, и он мазанул верхней стороной запястья по рту.

– Что ж она, сука, не взрывается?

Махаона на мгновение снёс внезапный порыв тёплого ветерка, но бабочка, сделав немыслимые па в знойном воздухе, вернулась и села прямо на край остывшего стабилизатора мины.

– Чё-ё-ё-ёрт… – рассмеялся Антон Иванович. – Ручишки-то ходуном ходят… Вот, гады, молотят… Так молотят… Как в портки не наклал?..

8 августа

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Морфий»

Фильм «Морфий», ставший объектом нашего сегодняшнего пристального внимания, не назовёшь новинкой: уже ровно год, как он вышел в прокат, однако он по-прежнему остаётся самой новой работой Алексея Балабанова, режиссёра, от которого зритель после фильма «Груз 200» ожидает только провокаций. Ну и Балабанов оправдал эти ожидания. Определённая провокационность была заложена уже в том, что режиссёр-радикалист решил экранизировать булгаковский текст. А попытки перевода булгаковской прозы на киноязык всегда связаны с повышенным вниманием со стороны интеллигенции.

Балабанов же и выбрал как раз те ранние произведения писателя, которые могут шокировать зрителей физиологическими подробностями. Речь-то ведь идёт о цикле рассказов «Записки юного врача» и, собственно, рассказе «Морфий». Ужасы физиологии были заложены уже в самом тексте писателя, ну а Балабанов со своей страстью к натурализму ещё дословно следует за текстом, когда идёт описание операций. Одним словом, даже если вы фильм не видели, можете догадаться, что он не для тех, кто страдает нервными расстройствами и сердечными заболеваниями.

Собственно, в таком статусе его и показывали на европейском фестивале и, как выразился один из тамошних критиков, «Морфий» – это образцовый фильм жестокости. На премьерном показе фильма один из зрителей, мужчина средних лет, потерял сознание – не выдержал сцену ампутации ноги. Сама эта сцена есть и у Булгакова, но Балабанов не просто визуализировал страшные описания, но ещё и подолгу держит их в кадре на крупном плане. В общем, наверно, лучше не будем показывать сцену ампутации, от которой потерял сознание зритель, во всяком случае, не будем ей начинать передачу, а посмотрим фрагмент, в котором падает в обморок фельдшер. И здесь можно понять, что работает режиссёр со зрителем очень жёстко. Скажем так, без анестезии...

7 августа

Галина Мамыко

Рассказ «Запоздалое раскаяние»

...Иногда Наташе чудилось, что новая мама начала догадываться, кто есть кто, но не подаёт вида. И тогда она придумывала отвлекающие манёвры в виде подарков – вязаные носки, вкусные пирожные… Ей не хотелось, чтобы Светлана Ивановна узнала правду, не хотелось, чтобы разочаровалась в другой, родной дочери, пусть на этот момент и плохой. «Когда-нибудь её дочь обязательно опомнится, и будет рыдать, и будет терзаться не только до гробовой доски, но и в загробной жизни, и это ещё страшнее, это навсегда», – думала Наташа и поднимала глаза к небу.

«Я встретил вас, и всё былое…» – пели вдвоём – теперь уже с новой мамой. – «Не уходи, побудь со мною, здесь так отрадно, так светло». Им было светло. Каждая из них вспоминала своё. Они не называли вслух то, о чём думалось. Но на лицах у обеих было написано – это те, одни из лучших дней былого. У каждой – свои. «Не уходи, не уходи… Восторг любви нас ждёт с тобою, не уходи, не уходи». Жизнь с её сегодняшними заботами отодвигалась за шторы, в ночь, за окно. А тут, под старомодным абажуром, возле вынутого из чулана самовара, вместе с чаем кипели воспоминания и что-то стучало в души, словно сама жизнь повернула вспять. Сейчас откроется дверь, и кто-то скажет знакомым голосом: «Ну-с, дамы и господа, а не хотите ли в театр?» Ах, где ты, юность, где вы, романтика и чистота ушедших неведома куда лет и зим… Наташа с грустью вспоминала глупости своей жизни, развод, одиночество, как папа и мама помогали ей воспитывать сына…

Встряхивала головой, чмокала перед сном новую маму и шла в свою комнату читать молитвенное правило. Но вместо того, что было написано в молитвеннике, её сердце взывало своими словами: «Господи, дай ей счастья. Пусть она будет счастливой. Пусть она будет жить ещё долго-долго!». Её импровизированная молитва сливалась с плачем, и уже ничего не видя от слёз, она долго делала перед иконами земные поклоны, умоляя Господа упокоить души её родителей. Она обращалась, как к живым, к папе с мамой, оглядываясь на их фотографии на противоположной стене, изливала им своё, с запозданием, очнувшееся сердце, умоляла простить её, рассказывала о том, как казнит себя и как скучает по ним... В этом страстном шёпоте, горячечном лопотании, она, уткнувшаяся лицом в колени, сотрясающаяся от сдерживаемых рыданий, походила на безумную. Она верила, что родители в этот момент её слышат, и от этой веры приходила в ещё большее исступление, питаемое радостью небесной встречи и тоской земной утраты одновременно. В этих воплях души она отдавала родителям свою дочернюю любовь, которой так скупо делилась с ними при жизни. И долго слышались в ночной тишине бормотание «Господи, помилуй!», и стук коленей и лба об пол. И далеко где-то в ночи заунывно выла, портила всем сон тоскующая о чём-то своём уличная собака...

6 августа

Алексей Курганов

Миниатюра «Старый полковник»

Я зашёл в пивную. В углу, за пристеночной стойкой – старый полковник. Может, у него совсем другое звание, может, он вообще в армии никогда не служил, но его все здесь называют именно так – старый полковник. Такое обращение нужно расценивать как уважение. Старого полковника принято угощать, потому что он знает жизнь.

– Здравствуйте, товарищ старый полковник!

Он поднимает на меня пока ещё совершенно трезвые глаза, и в этих глазах вместе с похмельной тоской – вопрос и армейская строгость.

– Разрешите вас угостить?

Он задумчиво жуёт губами, якобы обдумывая предложенную тему. Губы у него толстые и бесформенные, как у девушки, уже совершенно созревшей в своём половом развитии. Такой девушке срочно нужен такой же половозрелый жених.

– Отнюдь, – милостиво разрешает он.

А голос – с хрипотцой. Да, старый полковник действительно повидал на своём полковничьем веку многие житейские виды!..

1 августа

Роман Оленев

Стенограмма программы "Стоп-кадр" «Абсурд в советском кино»

Подходить к сегодняшней теме, теме абсурда в позднесоветском кино, с одной стороны, очень удобно и логично – после того, как мы в прошлый раз целую передачу посвятили фильму «Палата №6» с его выходом за пределы здравого смысла. Ну, а с другой же стороны – крайне сложно. Ведь говорить об абсурдистских тенденциях в советском кинематографе нужно, пользуясь вроде как языком логики, а в абсурде, как известно, логики-то и нет. Абсурд – это и есть отсутствие рационального мышления и какого-либо логического восприятия жизни. Можно сказать, что абсурдное сознание приближается к сознанию шизоидному. В общем, тема прелюбопытнейшая.

Так вот, во второй половине восьмидесятых годов появился целый ряд очень ярких фильмов с участием талантливейших актёров, где абсурд – один из основных принципов художественного мышления. Такого дикого и, как правило, комического смешения смыслов, накопившихся в культуре, советское кино ещё точно не знало.

Удачным примером тут является фильм Сергея Соловьёва с непростым названием: «Чёрная роза – эмблема печали, красная роза – эмблема любви». Вот с него, пожалуй, и начнём разговор об абсурде в советском кино на излёте советской эпохи...

31 июля

Андрей Козлов

Рассказ «Меламед Янкеле»

В маленьком живописном местечке, где-то в Полесье, жил меламед Янкеле. Ой! До чего жизнь была его праведной, до чего прекрасной! Солнце ещё не успевало вставать, а он уже омывал руки и произносил утренние благословения. Никто не считал Янкеле ни мудрецом, ни великим праведником. Хоть был он уже не молод, но почтительное обращение «реб» заслужил только от соседских мальчишек, которые в шутку кричали: «Шолойм, реб Якев!». Для остальных он так и остался Янкеле.

Одевшись второпях, но очень опрятно, меламед отправлялся в синагогу, чтобы успеть вместе с ещё девятью молящимися с первыми лучами света произнести «Шма Йисроэль» – «Слушай, Израиль…». Помолившись, он заходил в комнатку, наспех пристроенную к синагоге, где дети постигали Тору, раскрывал дневной лист Талмуда и углублялся в споры древних, пока ученики не соберутся.

Никто так и не узнал, из каких мест меламед Янкеле. Одни говорили, что откуда-то из Литвы или Пруссии (уж очень его поведение отличалось от простых манер жителей Полесья). Да и кому, кроме нескольких сплетниц, было интересно: откуда этот Янкеле?! Кто он – Виленский Гаон, что ли!

Приехал он уже с женой – Рейзл и полуторогодовалым сыном Шмуэлем-Ицхоком. Рейзл с утра до вечера была занята своими четырьмя детьми, несчитанными курами и производством сахарных петушков. Леденцы продавал Шмуэль-Ицхок. Янкеле как мог, прививал сыну любовь к Торе, но увы, гроши были ему милее всех благ Будущего Мира. Так что после занятий в школе, где на всех уроках, кроме арифметики, лицо его было кислым, что этрог, он целыми днями ходил и продавал ребятне мамины сладости. Складывал копеечку к копеечке и мечтал, что когда вырастет, уедет в Киев или Одессу, станет фабрикантом или ростовщиком. Был он, короче говоря, мальчиком умным и весёлым. Правда, в субботу грустил, чем сильно расстраивал отца. Так, оно и ясно, чего радоваться, если нужно целый день слушать, кто куда ходил две тысячи лет назад, вместо того, чтобы пойти сейчас и сделать свой гешефт! Тем более, он видел, что жить Торой, конечно, здорово, только так и помрёшь в том сюртуке, что на свадьбу подарили.

Так они себе и жили: Янкеле копил праведные знания, Шмуэль-Ицхок – деньги, а Рейзл – домашние хлопоты. Но на их голову, а, может, и не только, до местечка докатилась новая власть. Таки стоит вам сказать, что несколькими годами ранее вся Россия докатилась до этой самой новой власти!..

30 июля

Марина Климашевич (новый автор)

Рассказ «История в разговорах»

...Таксист был немолодой. Седовласый и очень улыбчивый. Даже его преждевременный комплимент не отпугнул меня. Но на всякий случай я села на заднее сиденье.

Таксист посмотрел в зеркало заднего вида на меня.

– Не боитесь так поздно одна на такси ездить?

– Что вы, с вами не страшно, – постаралась отшутиться я.

– Такая красивая и без сопровождения, – не унимался он.

Я немного насторожилась. На вид он был из Грузии. Мужчины этих краёв особенно ревностно относятся к традиционной роли женщины. Подумала, что начнёт сейчас учить, ценности «правильные» прививать… и постаралась предотвратить ещё не начавшийся разговор.

– Сопровождение дома ждёт, встречает.

– Это хорошо. – Он улыбнулся. Мне кажется, он мне не поверил, но предугадал моё нежелание слушать лекции.

– А откуда, если не секрет, возвращаетесь?

– День рождения у подруги отмечали.

– Хорошо отдохнули?

– Ну, сказать, что уж совсем хорошо, не могу. Место хорошее. Музыка и всё прочее. Но как-то… видимо, просто устала от вечеринок, старая уже, – улыбнулась я. – Кухня хорошая была.

– Ну, такой молодой нельзя так говорить, а то, что нам, старикам, делать тогда. – Опять улыбка. – Хорошая еда – это важно.

– Да, вы, наверное, много мест знаете, забираете пассажиров из разных мест, – улыбнулась я своей знакомой теме в разговорах с таксистами.

– Не скажите, я ведь их забираю, в сами места не захожу, – улыбнулся он снова. – Фасад здания оценить только могу, а они, как правило, все одинаковы. Да и не со всеми можно разговориться.

– Мне кажется, вы со всеми можете.

Он, правда, был похож на человека, которому раскрывают души все. Такая искренняя улыбка и сияющий взгляд… Видно было, что человек счастливый и добрый. Что такому душу-то не раскрыть?..

29 июля

Алексей Курганов

Рассказ «Плашки обетованные»

...– Чего вскрытие показало? – спросил Иван, закусывая селёдкой.

– Чего? – не понял Васька.

– Вскрытие, говорю, – повторил Иван. – Ну, диагноз какой? Ферштеен?

– Какой диагноз? – непонятно всполошился Васька и почему-то даже оглянулся по сторонам. – У кого?

– Тяжело у нас в деревне без нагана, – с явной издёвкой пояснил Иван. – У Мишки! Не у тебя же! У тебя ещё рано! А?

– Чего «а»? – опять никак не мог въехать в тему этот дуболом.

Иван досадливо крякнул. Вот же послал Господь собеседника!

– От чего Мишка помер? – спросил уже напрямую. – Инфаркт, может, какой? Нарушение проходимости коронарных сосудов?

– Какой инфаркт, ты чего! – понял, наконец, Васька. – Никакого у него инфаркта не было! Утром на крыльцо вышел, побрызгал, икнул и там же, на крыльце, и крякнул. Петька говорит: услышал, как чего-то грохнулось. Он сначала и не понял, чего. На крыльцо выскочил – папаша валяется. Пульс пощупал – нету. Вот и все дела.

– Не поддал он вечером-то?

– Кто?

– Мишка, кто!

– Из бани пришёл. Ну, понятно, четвёрочку влил. Как же после бани и без четвёрочки?

– Какой четвёрочки?

– Четвертинки! После бани – это обязательно! Портянки продай, а выпей! Суворов сказал!

– Балагур… – поморщился Иван. Не любил он таких вот… фольклорных замудрёностей. Слишком уж они лукавые. Любой случай оправдают, любой повод дадут, чтобы выпить. Да ладно выпить – нажраться!

– Значит, здоровым помер? Кто не курит и не пьёт?

– А чего ему, Мишке-то? – удивился Васька. – У них в родне все такие. Ходят-ходят, потом вдруг сразу бац – вторая смена. Обзавидуешься! – и на самом деле завистливо вздохнул.

Дурак ты дураком, – досадливо подумал Иван. – «Обзавидуешься»… Нашёл чему завидовать! Самому скоро на пенсию, а ума так и не нажил. Да и где ему его наживать-то? В «стальнухе»? Там наживёшь! Геморрой с силикозом в придачу...


Архив публикаций: 2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  2010  2011  2012  2013  2014 
При перепечатке ссылайтесь на NewLit.ru
Copyright © 2001—2014 «Новая Литература»
e-mail: newlit@newlit.ru
дизайн и разработка сайта
Студия веб дизайна VMDESIGN.RU
Реклама
Отзывы
Подписка
Рейтинг@Mail.ru