HTM
Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2017 г.

Архив публикаций за февраль 2010

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  [2010]   2011  2012  2013  2014  2015  2016  2017  2018 

январь   [февраль]   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  


28 февраля 2010

Саша де Рок

Сборник стихотворений «Семь Поцелуев»

Непостоянство – вторая натура,
Сколько же губ ты уже целовал?
Чувства, покрытые цветом пурпура,
Ветер менял и нещадно трепал.

Боль научила неверию, грусти,
Счастье учило ценить то, что есть,
Страх перед новым и страх перед чувством –
Все это в сердце осталось, вот здесь!

Тот, кто терял, тот познает мотивы,
Тот, кто любил, уж не будет гореть.
Сердце мятежное, бьется строптиво –
Видимо ищет в волнениях смерть!

Бейся и бойся, пурпурное, знаешь
Пепел любви – это гибель души,
Всю отдаешь по кусочкам и таешь –
Так что дыши напоследок, дыши..
27 февраля 2010

Анастасия Бабичева

Критическая статья «Сборники (№21, часть 1). «Бессмыслица, абсурд!»: о сборнике рассказов Т. Ткаченко»

…Например, рассказ первый, «Опыт «Неужели». (Передача)». Первые строки, и читатель уже потирает руки в предвкушении: он тоже хочет немного впечатления «неужели»! Но автор то ли не в ладах с описанием (опыт все усложняется без видимых причин), то ли развязку приберег на самый-самый финал (ну когда же, когда?...), то ли я чего-то не понимаю… Читатель перечитывает снова: все вроде бы верно. Но где же, позвольте, смысл? Настороже, он принимается за второй рассказ. «Ёрмунгард. (Eine Gymnastik)» с первых же строк снова обещает: тут, видно, что-то из области эротики… Но снова какие-то неуместные сложности, и сцена снова скатывается в фарс, в бесформенное нагромождение слов, в… абсурд! Тем более, читатель пока не знает, что такое или кто такой этот «Ёрмунгард». Может, город какой-то… Приступая к чтению «После Алисы. (Сценарий)», читатель уже не ждет ничего хорошего: ну еще бы, гриб-мегалит, что уж тут может быть хорошего!… И далее в том же духе.

А между тем абсурд Ткаченко заслуживает внимания не только тем, что автор последовательно реализует выбранный прием: постепенно, но неумолимо развеивает представления о «нормальности» текста, за руку ведет читателя к абсурду, хотя тот и упирается… Рассказы из сборника «Ёрмунгард и пр.», каждый в отдельности и все вместе, отличаются, например, качественно прописанной иронией, тонкой работой с художественными коннотациями (и работа эта не ограничивается уже упоминавшимся Синдбадом), своеобразной образностью и философичностью. Да что уж там, все это официальные слова! А между тем, некоторые фрагменты в особенности написаны так удачно, что чем больше о них думаешь, тем больше хочется восхищаться… Это я, например, о содержании книги в «Читающей нации», обо всем рассказе «Сказка про ничего» или о готовых афоризмах «Высокого лба, низкого лба»…

26 февраля 2010

Карл Шифнер

Рассказ «Уроки Кармен»

…С тех пор мы не знали, что такое дефицит. Не было больше проблем с подарками на дни рождения, юбилеи, праздники. Кармен стала незаменимым членом нашего коллектива. Все были довольны, а она – рада услужить. Обширные связи, способности и недюжинная энергия её по части доставания дефицита были неизмеримы. В этом деле не было и не могло быть ей равных ни до неё, ни после. С её приходом мы довольно скоро обнаружили, что жизнь заметно налаживается не только в нашем коллективе, но и в целом по стране.

А какой источник скрытой информации носила в себе наша Кармен! Сколько раз мы ставили под сомнение принесённые ею и с легкостью доверенные нам секретные, совершенно невероятные новости. Чуть ли не каждое утро приносила она сенсации, которые мы не решались даже произнести вслух. Но через несколько дней, в конечном счёте, их достоверность всегда подтверждалась. Её находчивость, ушлость, умение внедряться не знали границ. У меня не было сомнений, что Кармен, если надо, способна на всё. Она вполне могла бы успешно работать сразу на пять-шесть ведущих тайных разведок мира. Иногда я даже подозревал, что она либо агент КГБ, либо, в крайнем случае, шпион ЦРУ по особо важным поручениям. Когда я ей однажды высказал свои подозрения, она внимательно выслушала меня, затем минут десять громко хохотала. Тут уж моим ребятам, слышавшим наш разговор, было не до работы…

25 февраля 2010

Эдуард Учаров

Сборник стихотворений «Небо»

Какая тишь?! Какая гладь?!
Какая, к чёрту, неба млечность?!
Холодных бездн слепая вечность
Склонилась звёзды изрыгать
Кошмарами тягучих дыр..
Безумием парсечной дали..
Вы тоже, помните, не спали
Когда был кончен этот мир?

Когда был кончен этот мир
Вы тоже, помните, не спали?
Безумием парсечной дали,
Кошмарами тягучих дыр
Склонилась звёзды изрыгать
Холодных бездн слепая вечность –
Какая, к чёрту, неба млечность?!..
Какая тишь?! Какая гладь?!
24 февраля 2010

Рикки Ли

Рассказ «Никчемный человек»

...А спустя мгновение, разглядев в полумраке знакомые черты, выругался сквозь зубы, приложив матерно всю люськину блохастую родню до седьмого колена. Потому, что на снегу перед ним, мертвецки пьяный, вольготно развалился тот самый мордоворот Лёха, бригадир местных лесорубов. До последнего, видать, лил в себя завхозовскую водку, а потом, совершенно невменяемый, отправился через лес домой, но в темноте или по нужде, неосмотрительно сошел с тропы в глубокий снег. Упал, споткнувшись, в сугроб, а подняться сил уже не хватило.

– Вот оно! – мелькнуло в Пашкиной голове. – Снежком присыплю – к утру окоченеет. Был Лёха, да весь вышел. Хорошо, если завтра найдут, а то ведь так пролежит до весны.

Обида на недавнюю оплеуху затуманила голову. Да и розыгрыш с уксусом явно добавил злости – Пашка выпрямился, и, не обращая внимания на негодующий собачий лай, торопливо зашагал прочь.

– В следующий раз не будет руки распускать! – бормотал он себе под нос, ускоряясь. – А то в печку собрался меня совать – теперь самого туда отправят!

Пашка считал, что поступает правильно: собаке, как говорится, собачья смерть. А то взяли моду, чуть что, морду бить! Но какой-то мутный осадок плескался на дне его души, отравляя светлое чувство почти свершившейся мести. «Народ у нас такой, – вспомнил он Комова, – за полбутылки водки душу вытрясут…»

– Да пошел ты! – подняв лицо к черному, в искорках звезд, небу, послал Пашка горячий привет слесарю. – Много ты о народе понимаешь? Вот я, к примеру, народ, а потому не позволю всяким-разным мне в морду кулаком тыкать! Понял?..

23 февраля 2010

Виктор Дронников

Сборник стихотворений «Затонувший корабль»

Плыл корабль по песку,
Плыл корабль по песку…
И всё глубже в песок зарывался.
Не внимала пустыня глухому гудку,
И всё глуше гудок раздавался.

Уходил, уходил, уходил он за кадр,
Погружался со всем снаряженьем.
И в бинокли следил удивлённый закат
За вселенским его погруженьем.

Вот и мачта ушла…так проходят века…
Лишь шуршали воронок откосы,
Словно где-то в текучих глубинах песка
Продолжали вращаться колёса.

Я по осыпи шёл, без надежды свернуть.
Без надежды, но с верой вчерашней.
Затонувший корабль продолжает свой путь,
Одинокий, великий и страшный.
22 февраля 2010

Владимир Штайгман

Рассказ «У нас самые счастливые в мире вдовы…»

…– Злыдарин этот давний зуб имел на нашу семью. До войны к матери твоей сватался, да она отшила его... Вышла замуж за твоего отца. Со злобы стал клеветать Егор, что Ольга ребенка от немца родила. Тебя, стало быть. Такую пропаганду, сукин сын, вел. И хоть все понимали, что клевещет, наговаривает на бабу, а все ж некоторые верили.

– Вот баклан! – заскрипел зубами Игнат.

– Иной не тому радуется, что полон двор скотины, а что у соседа корова подохла. Худо жить в тесноте, а в навете и того лишей. Народ любит слухи. Скажи ему, что ты от сатаны родился, он тоже поверит, и рога на лбу найдет... Стали твою мать поносить. Как жить, если тебя, мальчонка всяк высматривал, какой лоб, какие глаза, не похож ли на немца... Улица смех любит.

– Я торчу!

Игнат задыхался в бессильной ярости.

И на моих мужиков сколько лет напраслину возводил... Мол, видел, как они на фронте в плен сдались. «Не пожелали геройски погибнуть, а сразу ручки вверх подняли... Может немцы их на свою сторону перетянули, и служат полицаями, наших людей в расход пущают. Домой им, предателям, страшно возвращаться». Как только не совестно?

Мать твоя не выдержала худой молвы, уехала с тобой из села. Ты еще на горшок ходил. А я терпела. Спасибо следопытам. Теперь меня на 9 мая с Победой поздравляют... Только какой мне толк от Победы?..

21 февраля 2010

Михаил Вишняков

Сборник стихотворений «Пойдёшь по Руси»

Пойдёшь по Руси, и великая дрожь
окатит, как дождь, полоснёт по лицу.
Налево пойдёшь – в нищете пропадёшь.
Направо свернёшь – к золотому тельцу.

Не дуб на распутье, а Бог на распятье,
да Гоголь с украденной русской печатью.

Назад оглянёшься, но из-за холма
вздымается пыль, как вселенская тьма.

Выходит опричник с витою нагайкой
и гайкает, как на овчарку, на лайку.
И лай раздается в сгустившемся мраке.
И всюду собаки, собаки, собаки.

Под дуб упадёшь – там навеки уснёшь.
Под Бога ладонь – там палящий огонь.

От дуба – дубина, от Бога – икона.
И колокол полон тревожного звона:
– Куда, Вишняков, ты?
– До синего моря,
до белого камня, до черного горя,
где лучшие годы в январской Чите
замёрзли, как слёзы, на русском кресте.

…Россия в былинах, как ветер в долинах,
в своих Ярославнах и Екатеринах,
где Сергий в преданиях нас осеняет
нетленною верой и чудным сияньем,

где клич раздаётся по чистому полю:
на волю! на волю! на волю!..
20 февраля 2010

Марина Рябоченко

Рассказ «Баба Люля»

…Когда дочка начала лопотать, стала она называть бабу Юля Люлей, и так в нашей семье мы все ее и звали – баба Люля.

Любила баба Юля иногда похвастаться своим богатством. Были у нее все шкафы в кухне до самого потолка забиты посудой: кастрюльки всех калибров, комбайны, взбивалки, чашки, плошки, сковородки, иные и вовсе не тронутые в хозяйстве, бережно доставались с полок, красовались в ее руках и ставились на место. Сервант в комнате безо всякого дизайна был уставлен хрусталем, а под диваном в коробке лежал сервиз «Мадонна» – голубая мечта многих советских женщин.

– Ты не обижайся, что я хвастаю. Хочется кому-то показать, и сама порадуюсь. А ты мне как родная, заместо дочки. Мне вот Бог не дал дочки, все сыны были. Я же, милая, двадцать пять абортов сделала. А куда деваться? Муж у меня был крепкий, шофер, охочий был всю неделю. А тогда как схоронишься? Это сейчас гондоны в каждом ларьке, а тогда ничего мы знали. Вот и пришлось избавляться, а то как же?

– Жалко-то как, Юля Яковлевна!

– Жалко, жалко. Иной раз и плакала. Я в больницу не ходила – тогда нельзя это было. И к бабкам не ходила – у них одна грязь и зараза. Только первый у бабки и делала, научилась, и потом все сама. Да что там жалеть – шматочек еще, а уже с причандальчиками. Все парни были! Муж у меня очень убивался, плакал, все время просил оставить. Я иной раз от него и скрывала. Сделаю втихую, а наутро на смену, на завод…

19 февраля 2010

Сергей Главацкий

Сборник стихотворений «Красная Книга»

Меченый зверь всех распятых мрачней:
Рыжие кони и бледные кони,
Адские твари – на каждой иконе,
Но за спиною того, кто на ней.

Средь задохнувшихся солнц-недотрог
Меченый зверь облетает, как роза,
И осыпается выжженной прозой,
Будто бы сказочный единорог.

Всё ему – меридиан, параллель,
Одновременно – экватор и полюс,
То ли над бездной ползти, то ли в поле,
То ли октябрь встречать, то ль апрель…

Меченый зверь компостирует дни,
Но – одиноки и утлы дороги
Их, ибо все они – единороги,
Хоть и зовутся конями они.
18 февраля 2010

Нина Заря

Рассказ «Убить узбеков»

…Мы с Лешей вытеснили гостей из квартиры. Надира громко, на весь подъезд, начала кричать, что у нее украли телефон. Тут из лифта вышли обе наши соседки по съемной квартире и с интересом посмотрели на нас с Лешей. Меня обдало жаром. Мы съехали в холл подъезда.

Узбечки и не собирались искать телефон. Они делали вид, что перебирают свои шмотки. Я заглянула за деревянное ложе. Там, у плинтуса, в коробке лежал мобильный. Он был отключен.

Я вызвала милицию по 02.

Надира стала угрожать участковым и даже дозвонилась ему, жалуясь на то, что я живу без регистрации и, к тому же еще, что я вызвала милицию. Участковый сказал ей, что приедет завтра утром. Замира была бледна, расстроена. Стала извиняться, просить за Надиру.

Когда прикатила милиция, Надира стала юлить и оправдываться, что с телефоном произошло недоразумение. Но, вызов был зарегистрирован на 02. Значит, надо отвечать. Нас погрузили в машину и повезли в райотдел…

17 февраля 2010

Владимир Набоков

Цитаты из романа «Лолита»

...Я часто замечал, что мы склонны наделять наших друзей той устойчивостью свойств и судьбы, которую приобретают литературные герои в уме у читателя. Сколько бы раз мы ни открыли "Короля Лира", никогда мы не застанем доброго старца забывшим все горести и подымавшим заздравную чашу на большом семейном пиру со всеми тремя дочерьми и их комнатными собачками. Никогда не уедет с Онегиным в Италию княгиня Х. Никогда не поправится Эмма Бовари, спасенная симпатическими солями в своевременной слезе отца автора. Через какую бы эволюцию тот или другой известный персонаж ни прошел между эпиграфом и концом книги, его судьба установлена в наших мыслях о нем; и точно так же мы ожидаем, чтобы наши приятели следовали той или другой логической и общепринятой программе, нами для них предначертанной. Так, Икс никогда не сочинит того бессмертного музыкального произведения, которое так резко противоречило бы посредственным симфониям, к которым он нас приучил. Игрек никогда не совершит убийства. Ни при каких обстоятельствах Зет нас не предаст. У нас все это распределено по графам, и чем реже мы видимся с данным лицом, тем приятнее убеждаться, при всяком упоминании о нем, в том, как послушно он подчиняется нашему представлению о нем. Всякое отклонение от выработанных нами судеб кажется нам не только ненормальным, но и нечестным. Мы бы предпочли никогда прежде не знать соседа – отставного торговца сосисками, – если бы оказалось, что он только что выпустил сборник стихов, не превзойденных никем в этом веке...

16 февраля 2010

Алексей Борычев

Сборник стихотворений «О горнем и о дольнем...»

Растекается вязкое олово дней по невидимой тверди унылой судьбы, –
Расплавляется сотнями дальних огней, подчиняемых воле лихой ворожбы.
От забытых пределов небесных миров к нам доносится ангелов стройный хорал,
И, внимая, слагаем мы тысячи строф и молитвы – затем, чтобы нас не карал

Вседержитель. Ах, как бы да не прогневить!.. Только помыслы все неизвестны его,
И невидима нам запредельная нить, из которой пошито причин торжество.
Примеряя одежды скорбей и утрат, не спешим на последний земной карнавал,
Но хотим, чтоб при жизни (и чтоб «на ура») Елогим нас удачею короновал.

И зима за окном – бесконечно дика, и почувствовать благость его нелегко.
А на улице скалится дикий декабрь, и весны поцелуй – далеко, далеко!
И несчастные мы… и не часто – любовь. А подчас ненавидеть, и то тяжело!
Только в сердце больном – перебой, перебой… Сердце! Как до времён ты таких дожилоʹ!
15 февраля 2010

Геннадий Михлин

Сборник переводов «Сказки Кирси Куннас. Перевод с финского.»

...Жила-была на свете ящерка по имени Сиси, у которой была сестричка ящерка Лиси. Они были так похожи друг на друга внешне и по привычкам, как редко встречается среди ящериц. Такое сходство бывает также редко, как если бы у какой-нибудь ящерки было два хвоста или не было хвоста вообще. Ящерка-Сиси была очень смущена этим обстоятельством. Она никогда не могла уверенно различить: кто из них кто. То ли она Сиси-ящерка, то ли она Лиси-ящерка. И каждый раз, когда была такая неуверенность (а это случалось часто), Сиси-ящерка справшивала:

– Ты уверена, что ты это ты? А кто тогда из нас я?

Но Лиси-ящерка это всегда помнила и уверенно отвечала:

– Я это я, а ты – сестричка Сиси-ящерка.

– Значит, смотри, – размышляла Сиси-ящерка. – Ты, стало быть, ты, а я – Сиси-ящерка.

Все такие разговоры были только по той причине, что ящеркам нечего было больше говорить, и не о чем было больше спросить друг у друга. К тому же, в языке ящерок не было слишком много слов. Надо понимать, что ящерки могут лишь немножко шипеть...

14 февраля 2010

Вионор Меретуков

Роман «Восходящие потоки»

...Как-то одним пасмурным сентябрьским утром в квартире на Якиманке раздался телефонный звонок. Можно сказать, что именно с этого момента началась моя схватка со временем и пространством, то есть начались мои скитания по свету.

«Наконец-то мы вас нашли», – услышал я глухой голос.

И хотя в глубине души я знал, что могу дождаться такого звонка, мне стоило большого труда спросить равнодушным голосом:

«Кто говорит?»

«Оставьте... – незнакомец устало вздохнул. – Вы прекрасно понимаете, с кем говорите. Слушайте меня внимательно. Если вы будете вести себя благоразумно, вас никто не тронет. Мы не банда убийц и насильников. Уяснили?»

«Да», – ответил я. Язык плохо повиновался мне.

«Вам не остается ничего другого, как только вернуть деньги. То есть, расстаться с тем, что вам не принадлежит. Мы понимаем, что для вас это сделать будет нелегко, расставаться с деньгами всегда трудно. Но иного пути у вас нет. По нашим сведениям, замков во Франции вы не приобретали и за вычетом некоторых небольших сумм, которые вы соизволили самовольно потратить за эти два года, деньги находятся в целости и сохранности. Нас не интересует, где именно вы их храните. Главное, чтобы вы извлекли их оттуда и передали нам. Одно условие: известную вам сумму вы передадите нам в том виде, в каком взяли. Думаю, что одного дня вам хватит. Вы слышите меня?»

Я нашел в себе силы опять ответить «да».

13 февраля 2010

Любовь Шифнер

Очерк «Крутые виражи Василия Ивановича»

…В 2009 году по центральному телевидению показали новый документальный фильм о Чапаеве. За кадром рассуждали о феномене всенародной любви к герою. Эту любовь создатели фильма объяснили просто. Мол, большевики отняли у народа Бога, а простым людям необходимо кому-то поклоняться, вот они и возвели Чапаева на высокий пьедестал. Несомненно, в годы гражданской войны Чапаев был известной личностью, но широкая популярность пришла к нему после выхода знаменитого фильма. В эпоху построения социализма по заданию партии и правительства сочинялись романы, снимались художественные и документальные фильмы. Советскому руководству нужны были героические личности для воспитания народных масс в духе патриотизма, но многие истинные факты из жизни героев скрывались или приглаживались. Для этой цели существовала строгая цензура из представителей верхушки партийного руководства. То же самое произошло с романом Фурманова «Чапаев» и одноимённым фильмом Васильевых. Дмитрий Фурманов выполнил задачу, показал отважного красного командира, но в некоторых эпизодах Василий Иванович выглядит слишком простодушным. Возможно, это способствовало появлению множества анекдотов о нём. Люди, близко знавшие Чапаева, рассказывали, что Василий Иванович был человеком серьёзным и совсем непохожим на героя Фурманова. Возможно, присутствующая ирония в описании образа Чапаева была преднамеренной…

12 февраля 2010

Марина Рябоченко

Рассказ «Невольное предательство»

…Он помнил их день знакомства, будто он был вчера. Оба учились в десятом классе, но в разных школах, а жили в соседних домах, в десяти минутах ходьбы. Увидел ее впервые на каком-то общешкольном вечере. Тогда она привлекла его какой-то удивительной тишиной и спокойствием, которые сразу выделяли ее из стайки ярких, шумных, громко смеющихся одноклассниц. Дружили поначалу большой командой – она с подругой, он и четверо его закадычных друзей. Дружили очень тепло, как-то по-детски, называя друг друга сестренками и братишками. Чем дольше общались, тем больше она нравилась ему.

Навсегда запомнил и тот день, в конце лета, когда она была у него дома в гостях, почему-то одна, и сидела, поджав ноги в кресле посреди его по обыкновению неприбранной комнаты. Он вдруг упал перед ней на колени и уткнулся лицом в ее руки, лежащие на коленях, – так сильно, остро, впервые и навсегда поразила его любовь. Она осторожно высвободила одну и стала тихо гладить его по голове, перебирая его длинные черные кудри… И это беззвучное обоюдное признание было сильнее любых слов.

Их отношения были светлыми и нежными. К каждому его приходу в гости – а приходил он каждый день – она готовила что-нибудь вкусненькое к чаю. Он же готов был подарить ей весь мир, а пока не переставал повторять, что сам – только пыль у ее ног… А их переписка за те два года, пока он служил в армии? Он до сих пор хранил ее письма. В первые годы после разлуки часто перечитывал – в них была и любовь, и забота, и тревога о его будущем. Помнится, пока служил в армии, он скучал именно по ее дому, такому тихому, уютному, где не толпились по вечерам гости, не слышны были перебранки матери с дедами. Только в Марусиной комнате и только рядом с Марусей он мог побыть наедине с собой, отсюда начались его первые шаги к самому себе…

11 февраля 2010

Алексей Сомов

Сборник стихотворений «Твой личный газенваген»

Это осень. Неужели так скоро,
неужели так до срока – поверь,
я не слышал терпеливого хора,
указующего мне, кто правей,
кто правдивее.
В прожилках и остьях,
словно в устьях замерзающих рек,
застоялся пузырящийся воздух,
пузырящийся и ясный, как грех.
По какой такой любви и причине
под рассыпчатый смешок-шепоток
от предсердья к воспаленной брюшине
перекачиваешь медленный ток?
Сколько скуки на внимательных мордах
облаков порожних, сторожевых…
Слышишь – чаю воскресения мертвых,
но не чаю обретенья живых.
Слышишь – верю в холода, в непрощенье,
в снег, что выпадет из Боговых рук,
в превращение и коловращенье,
возвращенье – на гончарный ли круг?
…Это память. Это тысячи волглых
соответствий в обожженной листве.
Подержись еще немного за воздух.
Заплати за ускользающий свет.
10 февраля 2010

Дина Измайлова

Сборник рассказов «А из пуза карапузы…»

…Мамы вышагивают по детской площадке как по сцене. Под аккомпанемент детских визгов исполняют они одну и ту же роль, кто во что горазд. Мамы передвигаются стайками, безостановочно лопоча о чем-то своем, беспокоясь о тысяче разнокалиберных вещей (не пойдет ли дождь, или снег, а, может, град? Не запрыгнет ли в рот ужасающая микроба? не течет ли тушь? Не толста ли задница? а чего глазеет тот мужик? Господи, да не носись же ты как оголтелый! Опять подорожала капуста. А у Тани дочка знает все буквы, а у меня нет. Какой же он у меня хорошенький. А это еще что за чучело. Какая вонючая песочница. Я, наверно, нравлюсь тому парню. А та мамаша просто корова. Да куда ж ты, там же яма. Нет, она и впрямь корова. Надо встать рядом. Я на ее фоне буду неплохо смотреться. Да куда ж тебя несет…) Дети беспечно бегают вокруг поодиночке, периодически пересекаясь друг с дружкой и не заботясь о создаваемом ими впечатлении. Они заняты исключительно собой и своим свободным парением в пространстве, да еще чужие игрушки на время завладевают их вниманием, и сразу же изгоняются из сердца при виде новых чужих игрушек, которые сменяют друг друга до бесконечности в процессе летучей детской жизни. Эти чужие игрушки! Какие прекрасные цвета, какие заманчивые формы! Как безусловна их власть над маленькой чувствительной душой, жаждущей всего, что не доступно.

А мамы играют роль, приписанную им природой, одну единственную на всех, во множественных вариациях, и с одинаковыми интонациями говорят заученные слова, подтверждая их смысл телодвижениями. И выпячивают там и тут себя в облике своего ребенка, которому ничего другого не надо, как только выплеснуться в мир маленькой капелькой счастья и, блеснув на солнце, исчезнуть без следа…

9 февраля 2010

Юрий Осипов

Рассказ «Ч.П.Х. (дело одного дня)»

…Но, тем не менее, в Питере все естественней. В этом городе невозможно быть влюбленным в кого-то, кроме самого города! Мне временами хочется споить всех одиноких женщин Петербурга, но лишь за тем, чтобы они разделили со мной любовь к этому городу. Любовь безответную, ведь город еще болен допотопностью Ленинского и убогостью Ржевки и Пороховых. Хотя и в них есть магия, магия, окутывающая весь город, сам факт его существования – это волшебство.

А Москва…хм, Москве многое можно простить, хотя бы за названия улиц, вроде Пруд Ключики и за то, что весь Кавказ и Азия прописались в Нью-Москоу, почти не испачкав лик Северной столицы.

Но Москва, конечно, дала дрозда, изрыгнув лозунг «Москва для москвичей». Вот это уже говорит о ней, как о действительно деревне. Хотя, может проблема именно в том, что коренных москвичей не так много осталось. Но в этом они виноваты сами. Мы, например, приютили у себя уфинца Шевчука и москвича Кинчева, но ведь не жалуемся, правда? Только кричим иногда как все – «Россия для русских». Питер – город фашистов и антифашистов.

Москва всегда будет номинальной столицей, Питер – территориальной провинцией. Состязание между двумя городами происходит с переменным успехом. Ведь тут, какая штука: ты что хочешь выяснить – кто главнее или кто круче? Это как финал Уимблдона, виденный мною в детстве: я знал (все знали), что выиграет Сампрас, но болел все равно за Бейкера. Сампрас победитель был главнее, а Бейкер проигравший – круче. Это своего рода, осознанное принятие поражения, справедливая несправедливость. И в этом соревновании, я болею за Питер, в независимости, лучше ли он других городов или хуже. Это – моя родина 6, понимаешь? 1– планета Земля, 2 – это моя страна, 3 – мой домишко, 4 – моя улица, 5 – мой район, а город – это моя родина номер 6. И этот нумер важнее всех остальных на порядок…

8 февраля 2010

Вадим Филатов

Эссе «Сны воинов пустоты»

…«Люди древности в своих знаниях достигли предела. Чего же они достигли? Они узнали, что изначально вещи не существуют – вот предел, вот вся бездна смысла и добавить к этому нечего». (Чжуан Цзы)

Однажды Ян Чжу заметил: Все существа при жизни друг на друга не похо­жи, а после смерти – одинаковы. В жизни бывают умные и глупые, знатные и подлые: так люди различаются между собой. Умерев, люди смердят и гниют, разлагаются и исчезают в пустоте: в этом они все одинаковы.

Давно сказано: мудрость открывается в том, что миру кажется безумием. Люди слишком полагаются на то, что они видят и слышат. «С лягушкой, жи­вущей в колодце, не поговоришь об океане, ведь она привязана к своей дыре», – сетовал Дух Океана Жо. Люди при­выкли беречь своё тело, не зная того, что наша природа слита с пустотой. У каждого спящего свой собствен­ный мир, а пробудившиеся ото сна пребывают в едином мире – в пустоте. Путь в пустоту – это скольжение мысли за пределы данности, момент пере­хода в пустоту – освобождение духа от предметности опыта. Раствориться в пустоте означает достичь предела саморассеива­ния, в котором исчезают и свет и тьма.

«Всё в мире исходит из сущего.

А сущее исходит из отсутствующего»…

7 февраля 2010

Александр Лазутин

Сборник стихотворений «Стихи из Беломорья»

Чреда морозов и метелей
Несёт зимой свои дары.
Снега легли на ветви елей,
На лёд озёр, поля, дворы.

Из труб дымок завился чёлкой,
Снег на дорожке по селу.
Я в ближний лес иду за елкой,
Взяв стары чункичунки – санки и пилу.

Гляжу на кроны елей нежных –
От стужи слезы на щеках.
В краях родных и заповедных
Брести мне радостно в снегах.

На чунки ляжет ель ветвями,
Пилу за пояс – путь домой!
Темнеет быстро над снегами:
Короток день у нас зимой.

Пусть где-то леший наблюдает
За долей ели роковой.
Не злой он ныне, лишь качает
Слегка безносой головой.

Откроет дверь жена родная,
Закружат холода клубы,
Украсит елочка лесная
Светелку простенькой избы.

Нет, мы живем не одиноко,
На дверь не вешаем замка.
К нам едут гости издалёка,
И этим жизнь пока крепка.

В углу на божнице икона,
В печи румянится пирог…
Нарядна ёлка!.. Лишь мамона
Не переступит наш порог.
6 февраля 2010

Джон Маверик

Рассказ «Я умею летать! А вы?»

…Я заворачиваю за угол и останавливаюсь возле маленького кафе. Заглядываю внутрь сквозь пузырчатое, покрытое тонкой сеточкой пыли стекло. За столиком в углу сидит грустная девочка-подросток, наверное, моя ровесница, и в одиночестве доедает кусок вишневого пирога. Перед ней – недопитая чашка кофе и на чайном блюдечке скомканная салфетка, насквозь промокшая, вероятно, от слез. Кто тебя обидел, дружок? Подхожу совсем близко и, пользуясь своей невидимостью, разглядываю ее почти вплотную. Задорные «мышиные» хвостики, рыже-огненные, и такая же огненная россыпь веснушек по всему лицу. Глаза яркие, как васильки, оттененные сочным золотом колосьев.

Я стою у стеклянной витрины и любуюсь. Очень красивая девочка. И готов поспорить, что сама она об этом не знает. Обычно именно по-настоящему красивые люди не осознают своей красоты.

Жаль, что я не могу дождаться, пока она выйдет из кафе, и заговорить с ней. Хотя, почему нет? Могу! Конечно, кругом полно народу, и нехорошо получится, если кто-нибудь заметит, как я внезапно материализуюсь из воздуха... но – была не была! Слежу за девочкой, как она отправляет в рот последнюю крошку пирога, кладет ложечку на блюдце, встает и идет к выходу. И тут же делаю привычный глубокий вдох, словно втягиваю в себя плотный запах города, и – ныряю в черноту…

5 февраля 2010

Тарас Ткаченко

Сборник рассказов «Ёрмунгард и пр.»

…– Подожди, мне так неудобно.

С закрытыми глазами, заевшийся по щеки в сдобную плоть, он не обратил внимания, но он шлепнула его сверху по плечу. Пришлось оторваться. Он приподнялся на локтях, поддернул ее ближе, вздохнул и вернулся к делу. Худая шея его изогнулась, кадык ходил туда-сюда, щеки втянулись. Он нагнулся на сантиметр, на два, прижался лбом и перехватил лодыжку большим пальцем. Она откинулась на спину, придерживая себя одной рукой, пока он сжимал плечи и наклонялся все ниже. Каждый раз, выныривая из позиции, шея его хрустела.

– Фу, теперь мне неудобно.

Обеими руками он взялся за ее бедра, оттянул левое, чуть согнув ее ногу в колене, а сам привстал и перенес вес на ягодицы. Одновременно он гладил пальцами ее под мышками, щипая волосики, как струны. Она сползла по простыни, и груди ее легли по обе стороны его головы. Отняв руку, на которой держалась, она откинулась совсем, и эта ее рука ее оказалась за спиной, где он тут же вплел свои длинные в ее короткие пальцы. Другую он упер себе в грудь, потом, не зная, что с ней делать, вставил в туннель между ее животом и своим оживленно двигающимся задом, где и прихватил намертво, как в замок. Ложась на руку, он расстелился у нее по грудям, привстал, взялся за ключицы, повернул голову, ухватил ухо, куснул мочку и волосы, надавил на плечи и сложил лопатки, как книгу.

– Нет, давай наоборот…

4 февраля 2010

Ирина Скар

Сборник стихотворений «Письма за кордон»

Невыносимо яркий свет.
Как вспышка фотоаппарата.
Гляди, пока ты не ослеп:
Вот это точка невозврата.

Сжимать вселенную? Нельзя.
А ты рискни. И пусть взорвётся.
Сейчас. Гляди в меня. В глаза.
В своё единственное солнце.
3 февраля 2010

Валерия Кривоухова

Рассказ «Кокон»

…Когда зеркало перестало отражать ее, лежащую на кровати и ее стоптанные косолапые тапочки, похожие на скукоженные поганки. Когда зеркало было спрятано под темную гладкую ткань, я открыла шкаф, стоящий в углу, и прежде чем взять стопочку вещей, приготовленных «на последнюю дорожку» ощупала тень широкоплечего, непонятно откуда взявшегося мужского пиджака. Рядом с ним висело бабушкино васильковое платье с шелковыми полупрозрачными крылышками воротника, с солнцеклешом юбки и двумя тоненькими усиками-ленточками, завязывающимися сзади в бант. Словно бы это платье принадлежало бабушке, когда она еще была бабочкой, прежде чем превратилась в кокон мумии, лежащей на кровати в белых, как снег, вздутых подгузниках, с рыхлыми, очень мягкими, тающими под одеялом руками.

На пиджак упал свет, и я его разглядела: он был клетчатый, с широкими карманами, в которых поместилась бы буханка хлеба. Пиджак висел напротив бабушкиного платья. Оба они – на вешкалках. Оба – бестелые. Пиджак прижимался к платью всеми своими пуговицами, словно бы обнимая его. К горлу подступала тошнота…

2 февраля 2010

Карл Шифнер

Рассказ «Ветреная погода»

…Полина уходит. Тайком. Прощаясь с другом-морем и поселком, домики которого уставились на неё во все глаза. Попробуй тут проскочить незаметно. В любую минуту могут выскочить и по-свойски бесцеремонно спросить, куда это она направилась в такую рань да с такой огромной сумкой. И что она им скажет? Нет, надо спешить. Надо дотянуть хотя бы до автобусной остановки, а там, среди других, глядишь, в суете и не заметят её.

Полина собрала все силы и прибавила шагу. Но дышать становилось труднее. Не хватало воздуха, что-то жгло внутри, хотя было свежее утро и смешанные запахи морской волны и чистого молодого снега прямо-таки опьяняли.

Она оглянулась, нет ли кого поблизости, и остановилась у самой кромки берега, застывшего сверкающей снежной коркой. Синева моря завораживала, магически шептала, звала, затягивала в загадочную глубину. Полина повиновалась этому зову и решительно шагнула в леденящую воду. «Исчезнуть навсегда», – прошептала она и сделала ещё несколько шагов. Сумка сама сползла с плеча и мягко плюхнулась в воду. И тут она почувствовала в животе мощный толчок. Привычным осторожным движением приложила руки к животу и с нежностью нащупала то место, откуда доносился настойчивый стук, который радостно всколыхнул всё её существо, сладкой пронзающей болью отозвался где-то под сердцем. Полина, словно спросонья, пришла в себя, испугалась и, схватив сумку, резко отпрянула назад к берегу…

1 февраля 2010

Валерий Темнухин

Поэма «Плач Ярославны»

Голос Ярославнин слышится, на заре одинокой чечёткою кличет.
"Полечу, говорит, кукушкою по Дунаю,
Омочу бобровый рукав в Каяле – реке,
Оботру князю кровавые раны на отвердевшем теле его".
Ярославна поутру плачет в Путивле на стене, приговаривая:
"О ветер, ты ветер!
К чему же так сильно веешь?
На что же наносишь ты стрелы ханские
Своими легковейными крыльями
На воинов лады моей?
Мало ль подоблачных гор твоему веянью?
Мало ль кораблей на синем море твоему лелеянью?
На что ж, как ковыль – траву, ты развеял мое веселие?"
Ярославна поутру плачет в Путивле на стене, припеваючи:
"О ты, Днепр, ты, Днепр, ты, слава – река!
Ты пробил горы каменны
Сквозь землю Половецкую;
Ты, лелея, нес суда Святославовы к рати Кобяковой:
Прилелей же ко мне ты ладу мою,
Чтоб не слала к нему по утрам по зарям слёз я на море!"
Ярославна поутру плачет в Путивле на стене городской, припеваючи:
"Ты светлое, ты пресветлое солнышко!
Ты для всех тепло, ты для всех красно!
Что ж так простерло ты свой горячий луч на воинов лады моей,
Что в безводной степи луки им сжало жаждой
И заточило им тулы печалию?"
Прыснуло море ко полуночи,
Идут мглою туманы:
Игорю-князю бог путь указывает
Из земли Половецкой в Русскую землю.
К златому престолу отцовскому.
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

09.02: Анатолий Сквозняков. Гитлер в мае (повесть)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2018 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!