HTM
Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 г.

Архив публикаций за октябрь 2016

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  2010  2011  2012  2013  2014  2015  [2016]   2017 

январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   [октябрь]   ноябрь   декабрь  


30 октября 2016

Русская миссия

Статья «Попытка прочтения фильма "Монах и бес"»

Пожалуй, нет более благодатного времени для искусства кино (и не только), чем времена переустройства общества. Ни тебе раздумий и выдумывания сюжетов, ни поиска типажей и исполнителей главных ролей: бери не хочу. Всё на поверхности, главное успеть раньше других. Одна незадача: нет денег не только у исполнителей, готовых вкалывать за кусок хлеба, но пусто и у всех тех, которые должны выдать конечный продукт. Вот поэтому-то перестройки практически не выдают шедевров, а всё более-менее интересное появляется несколько позже, когда и сюжеты успокоятся, и типажи притихнут, да и исполнители растолстеют.

А если не согласны, тогда предлагаю проверить и посмотреть на простую вещь: когда появились все эти громкие «бригады», «бумеры» и прочие «жмурки», повествующие о событиях конца 20-го века? Ответ: появились в веке 21-ом, когда настоящие прототипы уже выписались из нашего грешного мира и обзавелись гранитными персональными плитами. Вот такой парадокс.

На этом парадоксы не заканчиваются. После перестройки начинаются пресловутые благополучные времена, когда сюжеты есть, но они сокрыты толстым слоем означенного благополучия. В общем, если коротко: деньги есть, сюжетов нет. Однако парадокс совсем не в этом, а в том, что наступает время для настоящих мастеров, способных выуживать сюжеты вечные и создавать шедевры на века, то есть, классику. Здесь главное – успеть, пока есть бюджеты и не наступила следующая перестройка с поджидающими в засадах горящими отвлекающими сюжетами, выпуклыми типажами и голодными артистами. Бег по кругу, да и только...

Александр Дубровский
29 октября 2016

Мастерство перевода

Сборник переводов «Томас Бейли Олдрич. "Память" (сборник переводов)»

Перевод с английского и вступление Александра Васина

 

Античных драм заезженный сюжет

Мой разум не тревожит, как бывало.

Я убеждён, что радостей и бед

И в нашей повседневности немало.

Так, Андромеда, ждущая Персея,

Меня волнует меньше, чем она –

Та, что проходит, глаз поднять не смея,

Проулком – ни девица, ни жена –

Закутанная в жалкое тряпьё,

Скользя от дома к дому тенью хмурой.

И рушится во прах у ног её

Всё то, что мы зовём литературой.

Вот это – настоящая беда,

И древний миф пред нею – ерунда!

28 октября 2016

Александр Левковский

Рассказ «Мяч затаился в стриженой траве»

...Пока моя супруга дремала перед телевизором, где шла кровавая драма под идиотским названием «Таксист-убийца», я тихонько пробрался в спальню и начал копаться в её гардеробе. Не найдя чулок, я отыскал поношенные светлые колготки, прихватил ножницы и заперся в ванной.

Я сел на унитаз и принялся кроить колготки, моля бога, чтобы Олюшка не заметила пропажи. У неё и без того сильнейшая депрессия, она пьёт кучу всяких таблеток, и исчезновение колготок может вызвать у неё непредсказуемую реакцию.

Верхнюю половину колготок, покрывающую живот и ягодицы, я отрезал и бросил на пол. Эта часть мне не нужна. Я расправил на коленях две оставшиеся «чулочные» части – то есть, те, что предназначены для натягивания на ноги, – и неуверенно прикинул на глаз необходимую мне длину. Дело в том, что в упомянутой мною популярной телевизионной серии «Таксист-убийца» главный герой совершает очередное преступление, натянув предварительно на своё лицо маску, вырезанную из нейлонового чулка, но, к сожалению, авторы фильма нигде не показали, каким образом герой-таксист выкроил эту маску. И вот теперь я должен решить эту задачу сам.

Для начала я натянул чулок на голову вплоть до шеи и посмотрел на себя в зеркало. Картина была чудовищной. Из зеркала на меня смотрело абсолютно дебильное лицо со сплющенным носом и смятыми ушами. Жалкие остатки моей некогда пышной шевелюры были распластаны по лбу. Вместо глаз виднелись две зловещие впадины...

Ну что ж, это, в общем, именно то, что мне надо. Вот такая маска мне и нужна. Как раз сейчас в Америке наступил праздник под названием Хэллоуин, когда чуть ли не все американцы разгуливают по улицам, нацепив на себя маски ведьм, вурдалаков, разбойников и всевозможных чудовищ – и, значит, моя маска не должна вызвать никаких подозрений. Впрочем, я и не собираюсь ходить по улицам, натянув на лицо чулок. Вовсе нет! – я надену его непосредственно перед совершением преступления!..

27 октября 2016

Валерий Румянцев

Критическая статья «И как их слово отзовётся?»

Наши дети не читают современную поэзию. И это факт, и никуда от него не деться. Споры о причинах этого не смолкают уже много лет. Не будем ввязываться в спор, а просто попробуем понять, насколько интересна современная поэзия той части молодёжи, которая ещё склонна к чтению. Помню, в их возрасте я не только увлекался классиками, но и с превеликим удовольствием читал стихи Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Р. Рождественского, Б. Ахмадулиной и других, менее известных, но не менее талантливых поэтов.

Сегодня открыл в Интернете «окно» литературного журнала «Урал». В рубрике «о журнале» читаю: «Это единственный толстый литературный журнал всероссийского уровня, выходящий на Урале». Вот, думаю, где, скорее всего, можно почитать добротную современную лирику. Уровень-то всероссийский! Открываю №7 за 2016 год. Нахожу стихотворные подборки.

Светлана Кекова. О ней журнал сообщает: автор 13 поэтических книг, лауреат ряда литературных премий, доктор филологических наук, профессор. Читаю её первое стихотворение...

25 октября 2016

Сергей Замятин

Повесть «#selfie»

...Лера не сразу обращает внимание на то, что она снова осталась в палате наедине с бабушкой и своей совестью. Сжимая свой любимый смартфон в руке, она думает, с чего ей начать: сначала отключить бабушку от аппарата ИВЛ, и уже затем сделать с ней селфи, или сначала сфотаться, а потом её отключить. Для Леры эта дилемма оказывается потруднее доказательства гипотезы Римана. Но почему нужно обязательно её отключать? Откуда в ней столько циничности? Ведь сознание Лагшмивары, возможно, ещё живо, просто оно крепко спит. Конечно, существует крохотная вероятность, что её бабушка всё слышит, ощущает, и, возможно, даже мыслит, просто отреагировать никак не может. Бывали случаи, когда даже самые безнадёжные больные, пролежавшие в коме не один десяток лет, приходили в себя.

Собственно, над всем этим она и размышляла, пока Психолог занимался её искушением. Но перебрав множество вариантов, всё же осталась при своём категоричном мнении, что ни в коем случае нельзя оставлять свою бабушку в живых, ведь кома – состояние непредсказуемое. Лера не уверена, что будет застрахована от ситуации, когда Лагшмивара в самый ответственный момент может очнуться, открыть глаза и испортить ей селфи. Нет уж, бабушка-фотобомбер на заднем плане ей вовсе не нужна. К тому же, её всё равно скоро отключат, когда в конце месяца родителям Леры придёт счёт с клиники за оказание медицинских услуг, а оплатить его просто будет некому. Так зачем пытаться бессмысленно оттягивать то, что неизбежно должно случиться?

«Уш лутьше эта сделаю йа, чем какая-та неизвесная бабуле тётка», – думает Лера и, не моргнув глазом, выключает аппарат ИВЛ.

Искусственные лёгкие аппарата останавливаются, прекращая вибрацию непрерывного газового потока. Кислород перестаёт поступать в дыхательные пути Лагшмивары, но Лере кажется, что бабушка ещё несколько секунд после отключения ИВЛ пытается сделать вдох самостоятельно. Однако тело её по-прежнему остаётся неподвижным. Если и есть внутри него какая-то внутренняя борьба за выживание, то Лера её просто не замечает. Зато кардиомонитор, стоящий рядом с кушеткой Лагшмивары, мгновенно обнаруживает нарушения ритма её сердца, и когда они выходят за установленные границы, выдаёт сигнал тревоги.

Эмотикон Леры сейчас (>x<!)

Она не припомнит, чтобы в её планах было груфи с медперсоналом клиники, поэтому мысленно торопит бабушку поскорее отправиться к праотцам. Лера боится, что не успеет сделать задуманное селфи, ведь ей обязательно нужно, чтобы в кадр попал экран кардиомонитора. Это будет являться своеобразным доказательством, что она действительно сделала себяшку с только что умершей бабушкой. Поэтому Лере приходится терпеливо ждать, пристально следя за тем, как кривая на кардиомониторе постепенно превращается в прямую горизонтальную линию. Убедившись, что дело сделано, она быстро огибает кушетку и садится поближе к телу бабушки так, чтобы на заднем плане был виден кардиомонитор.

Эмотикон Леры сейчас =)))))))

«Ну ка, бабуль, скажи чиииииз!», – думает Лера и, улыбаясь во весь рот, делает селфи...

23 октября 2016

Артём Донгур-оол

Рассказ «Учитель поэзии»

...С ликёром вернувшись на территорию больницы, где с таким грузом главное – не попасться охране, медперсоналу, я становлюсь концентрацией и конспирацией. Пройдя успешно все заслоны, идём с Олесей к Серёге. Старик очередной раз удивляет меня своими познаниями, декламирует стихи…

– …Мне осталось одна забава

пальцы в рот и весёлый свист…

Я всегда удивляюсь ему, раскрыв рот, чуть не плача потрясённый кричу:

– Серёга! Бля, такой поэт умирает! Блиин…

Серёга спокойно отвечает:

– Умер давно, они не мои. Есенина. Но суть от этого не меняется.

После чего я как бы делаю глубокомысленное лицо и записываю на блокнотике: «Старик сказал про суть. Эзенина. Узнать про Эзенину побольше в Гугле». Сидим и общаемся, при этом нужно не забывать, чтобы нас не «запалили», то есть, не раскрыли. Сидим, время почти три часа, мы с Олесей идём на третий этаж за таблетками, собирается народ, вижу, Саня подходит, обращается к нам двоим.

– Как дела? Сегодня в волейбол играть пойдёте?

Олеся, посмотрев в окно, говорит:

– Нет, наверно, пасмурная погода.

Я, глядя в глаза Сане, говорю серьёзным голосом:

– «Зззабаава в рот осталось мне».

Саня смотрит непонимающим взглядом на меня, на Олесю. Краснеет. После минутной паузы говорю:

– Молодой человек, эта же классика. Эзенина стыдно не знать, великую русскую поэтессу…

Саня чему-то вздыхает. Мы понимающе друг другу киваем головами...

22 октября 2016

Гореликова

Рассказ «Бегство мистера Макеева»

...Через полчаса Макеев был готов – чисто выбрит, обряжен в костюм, купленный в Милане, и туфли, купленные в Лондоне. Под мышкой он держал кожаный портфель с бронзовыми застёжками.

Сел в машину, глянул в зеркало. Исфандияр-ака восседал на заднем сиденье и невозмутимо смотрел вперёд.

– Ну, Хоттабыч, поехали, – сказал Макеев, поворачивая ключ зажигания.

На повороте Макеев притормозил около знакомого шалмана, где его уже ждали. На обочине топтался смуглый парнишка, не то узбек, не то таджик. Макеев обменял купюру на замасленный пакет, от которого валил пар, и передал пакет Исфандияру. Процедура напоминала дозаправку самолета в воздухе, настолько слаженно действовали все участники.

Машина покатила по Новой Риге. В зеркале заднего вида Макеев увидел привычную картину. Старик с длинной серебристой бородой сжимал лепёшку ладонями и жадно втягивал ноздрями горячий хлебный дух.

В который раз Макеев пообещал себе проследить, что же произойдёт с лепёшкой. С тем, что Исфандияр-ака является галлюцинацией, он давно смирился, но куда девается лепёшка? Ни разу он не находил в салоне не только её саму, но и крошек.

Галлюцинация съела материальный предмет? Чушь какая…

Или приходится признать, что всё, что его окружает, тоже галлюцинации. И дом в три этажа, и жена, и вот этот мерс, и тандырная на повороте, и он сам.

И как будто в пандан его мыслям ветер вздул крупитчатый снег, завертел, скрывая лес по обеим сторонам шоссе, бросил горсть на лобовое стекло.

Не-ет, не галлюцинация, врёшь! Немецкие откалиброванные дворники дисциплинированно замахали, стирая с безупречно прозрачного стекла снежное российское недоразумение.

Омыватели, подогреватели, климат-контроль, вкусный кожаный запах.

Кстати, о запахе. Исфандияр-ака сидел, мирно сложив руки на коленях. Лепёшки не было. Вот блин, незадача! Ну ладно, завтра-то он точно проследит...

21 октября 2016

Яна Кандова

Рецензия на несуществующее произведение «СДМ, или Сад де Маркиз, или СаДоМазохисты, или Современная Демократическая Молодёжь»

В соавторстве с Лачиным

...Почему же эта клоака с матом, кровью, спермой и циничными откровениями, этот панегирик всяческой мерзости – двойственный? Люди, подобные членам СДМ, верно, не стали бы говорить так, выговаривать свои мысли так откровенно, как это делает рассказчица в романе. Может, это и рождает двойственное впечатление от СДМовских кошмаров? Может, «СДМ» написан против описываемого? Но те, кто против – пишут ли подобные тексты?

Вспомним Овидия. Август подверг его опале, сослал в глухую провинцию, и поэт не мог догадаться, за что, ведь он не порицал императора, он вполне лоялен, и более того – пишет как приверженец августовского режима. Овидий не мог понять, что он хвалил правящий режим таким, какой он есть – а император не хотел быть отображённым в подлинном виде, пусть даже с хвалебным комментарием, он желал выглядеть в глазах народа иным, вымышленным героем, коим никогда не являлся. Похвалы Овидия невольно разоблачали Августа. То же мы видим в «СДМ». Рассказчица воспевает постсоветско-профашистский строй таким, какой он есть, без прикрас. Зло, говорящее о себе правду, достойно того, чтобы быть выслушанным – его рассказы познавательны. «СДМ» фактически есть обвинительный вердикт, изобличение СДМовцев, саморазоблачение, изложенное устами СДМовца.

Даже если считать соавторов сторонниками их героев (что теоретически возможно), изобличение остаётся в силе, разве что становясь самоизобличением. Впрочем, подозревать авторов в СДМовстве не обязательно, если знать другие их сочинения. Уместно вспомнить их статью, также соавторскую, «Танец Гитлера (реализация планов Гитлера на постсоветском пространстве)», где как раз и говорится о вхождении Гитлера во власть и быт постсоветии.

«СДМ» типичен и нетипичен для Кандовой и Лачина. Он характерен для них уподоблением всего постсоветского фашизму, смесью трагического и комического и отсылками к Данте. И совершенно нехарактерен матом, вульгаризмами, просторечиями, большими диалогами, подробно выписанными эротическими сценами и издевательским характером аналогий с героями Данте. Что, впрочем, во многом объясняется характером героини, ведущей повествование.

«СДМ» во многом действительно и порнография, и дневник мерзавца; многие эпизоды, взятые в отдельности, являют собою масскульт в его наихудшем виде. Он же является обвинением миру, породившему этот масскульт...

19 октября 2016

Олег Герт

Рассказ «Уравнение Артёмова»

...В выходной день, которых теперь у Артёмова было неприлично много, самым главным было удержать реальность в контролируемых рамках. Настроение привычно падало ниже нуля с самого утра. Проснувшись, необходимо было быстро сделать две вещи: выпить кружку крепкого кофе и твёрдо, решительно подумать о том, что всё будет хорошо.

Первое удавалось всегда, второе – с переменным успехом.

Реальность, как оказалось, удивительным образом могла существовать без Артёмова, без его надраенного до зеркального блеска офиса, без его понтовых иномарок, длинноногих девок и без ресторанных переговоров с заманчиво парящими над белоснежными скатертями рядами нулей. Реальность совсем не осиротела, она цинично, предательски не изменилась, когда Артёмов оказался не внутри неё, а словно бы сбоку. Реальность, как выяснилось, вполне могла обходиться без недоученных юристов и неудачливых бизнесменов. Когда Артёмов покинул авансцену и прикорнул на галёрке – да чего там, даже не на галёрке, а приткнулся на ступеньках между рядов, – действие на сцене продолжало идти полным ходом, все произносили свои реплики выразительно и вовремя, а в нужных местах в действие бравурно врывалась музыка. Отсутствие же Артёмова на сцене почему-то никого, кроме него самого, не смущало.

Более того. Исторгнувшая Артёмова реальность, где, как казалось, было достаточно умения уверенно и высокопримативно произносить длинные многообещающие речи, загибать пальцы и периодически регистрировать, а потом пускать под нож юридические лица, существенно отличалась от его реальности нынешней. Нынешняя потребовала от него новых умений, в характере которых Артёмов пока разобраться не мог...

19 октября 2016

Адольф Шведчиков

Сборник переводов «Джеймс Джойс. "Камерная музыка"»

Джеймс Джойс (1882–1941) – известный ирландский новеллист, родился 2 февраля в Дублине. Получив образование в ряде колледжей (Clongowes Wood college, Belvedere college, University college, Dublin), Джеймс Джойс покидает Ирландию в 1904 году и долгое время живёт в Италии, Швейцарии и Франции. В 1914 году вышла в свет его книга «Дублинцы» – 15 новелл, о которых сам автор сказал: «Моя задача состояла в том, чтобы описать историю нравов моей страны, и с этой целью я выбрал Дублин, так как мне казалось, что этот город как нельзя лучше отражает паралич нашего общества». В 1916 году появилась его автобиографическая новелла «Портрет молодого художника». В 1918 году Джеймс Джойс опубликовал пьесу «Исход», написанную в стиле норвежского драматурга Г. Ибсена. В 1922 году в день его сорокалетия в Париже была опубликована его знаменитая «Одиссея», которая сразу же сделала автора одной из центральных фигур среди литераторов, отражавших тот хаос, который охватил общество после Первой мировой войны. Эта книга вызывала многочисленные споры, тем более что её публикация была долгое время запрещена в англоязычных странах. Его последняя книга «Пробуждение Финнегана», сбивавшая с толку читателей многочисленными загадками, вышла в свет незадолго до кончины Джеймса Джойса, который, по словам Т. С. Элиота, был одним из выдающихся мастеров слова после известного английского поэта Джона Мильтона. «Камерная Музыка» была первым поэтическим сборником, которым Джеймс Джойс заявил о себе миру в 1907 году. Характер этих удивительно лёгких и музыкальных 36 стихов предопределён уже самим названием сборника.

18 октября 2016

Юрий Егоров

Очерк «О них и о нас. Путешествие в страну Папуа»

...Остановившись в самом центре города Порт-Нумбай, вечером, к ужасу персонала отеля, я решил прогуляться без сопровождения. Я уж было подумал, глядя на испуганные лица сотрудников гостиницы, уж не съедят ли меня во время прогулки? Из аэропорта до отеля я добрался на такси без проблем, если не считать, что мой водитель ни слова не знал по-английски, и по пути не увидел ничего, что могло бы меня насторожить. Люди как люди. В конце концов я решил: не сидеть же в номере остаток дня? Из окна всё цивильно: банки, универсам, стоянка такси, маленький рыночек. И я пошёл гулять по городу.

Причина беспокойства персонала отеля, как оказалась, была вызвана необычной манерой поведения местного населения. Первый встреченный папуас остановил меня словами: «Привет! Ты где столько времени пропадал? Я так волновался!». Мы пожали друг другу руки как старые знакомые. Подобное обращение может смутить непосвящённого человека, впервые оказавшегося в Океании. Но похожее у меня уже было прежде на Самоа. Во время своей первой прогулки там я повстречал местного жителя, который стал разговаривать со мной как со своим близким приятелем. Видя моё недоумение, он спросил с нескрываемой детской обидой: «Разве ты не узнаёшь меня?».

– Конечно, узнаю. Мы в школе сидели за одной партой! – отшутился я.

В наших глазах подобный стиль поведения островитян – это совершенный эпатаж. Однако ничто при этом не переходит граней фамильярности. Разве лицо собеседника становилось наивным и весёлым. Всё это напоминает игру. К тому же, на Папуа в таких случаях у меня ничего не просили. Тут вообще нет ни нищих, ни попрошаек. По крайней мере, мне они не встречались.

Следующий встреченный на улице Порт-Нумбая папуас объявил мне, что все наши друзья обиделись на меня, что я так долго не заходил к ним в гости. Я, соблюдая правила игры, ответил, что в Москве было полно работы, масса неотложных дел, но теперь-то обязательно всех навещу. Так что пусть не обижаются. Ждите – забегу при первой возможности! Третий поинтересовался, всё ли благополучно у меня дома. Как своим лучшим друзьям, я передал привет всем его родственникам. И так практически с каждым, кого я встречал на улице. Радушие и благородство с детской непосредственностью. Я отвечал тем же, спрашивая про жизнь совершенно не знакомых мне людей и приглашая их к себе в гости в Москву. Всем было приятно...

18 октября 2016

Владимир Положенцев

Рассказ «Ширмач»

Паша Пряткин знал несколько составляющих крепкого здоровья и долголетия. Это, безусловно, спокойные нервы, оливковое масло, чёрное вино и регулярный секс. И, конечно, творческая загруженность мозга. Биологический компьютер не должен расслабляться, он обязан творить, постоянно находиться в поиске. Мобилизуясь, мозг автоматически налаживает обменные процессы.

И Паша нещадно его эксплуатировал. Он не был писателем или поэтом, он был... ширмачом. Нет, не обычным, а талантливым «подземным» ширмачом. Казалось бы, ну что тут такого – прикрыл руку, скажем, газеткой как ширмой и залез в чужой карман. Паша подходил к этому процессу творчески, каждый раз по-новому, оригинально. Старался не повторяться.

Например, с 6 до 8 одевался пролетарием, коих в метро в эти утренние часы всегда достаточно. Прямо в толпе раскрывал газету «Завтра». Толкал сонного лоха локтем: «Нет, ну вы посмотрите, что кремлёвские в очередной раз удумали, совсем стыд и страх потеряли!». А когда заинтересовавшаяся жертва бросала взгляд на газету, тут же и лишалась своего движимого имущества. Для профессионала достаточно лишь мгновения. Во второй половине дня иногда выдавал себя за студента, читал уже либеральную «Новую газету». А вечером – там уж в ход шли верноподданнические издания и офисные костюмы. На другой день Паша уже – безутешная вдова под вуалью и с букетом жёлтых роз. Или будущая мамаша с животом как Сапун-гора. Сам себе удивлялся и жалел, что в своё время не поступил в театральный. Но жалел не часто – его истинным призванием было ширмачество.

Сегодня же Пряткин устроил себе выходной и просто катался на метро, бесцельно и бездумно. Без подземки он уже не мыслил своей жизни...

17 октября 2016

Русская миссия

Статья «Идеология – ценность или инструмент реализации чьих-то амбиций?»

...Мне представляется, что никакая идеология, ни даже философия, ни всё их разнообразное наполнение не способны изменить глобальный вектор развития цивилизации, заданный рыночно-технократической парадигмой, конечная цель которой – полное избавление от человечества как вида. За исключением, конечно же, некоторого количества избранных особей, мечтающих получить долгожданное технологическое бессмертие. Уже простое осознание этого факта могло бы многое изменить, однако надежды на это крайне мало. Хотя бы потому, что осознание ценно не просто в качестве аморфно-всеобщего, но, в первую очередь, как осознание сильных мира сего, что сегодня, в условиях жёсткого глобального противостояния, крайне маловероятно.

При этом ситуация такова, что мне всё больше и больше сдаётся: нас, русских, считают даунами, причём в полном смысле этого слова. Тут не имеет особого значения тот непреложный факт, что мы их считаем не меньшими даунами – обычные, кстати, отношения между постояльцами дурдома и их антиподами, так называемыми, нормальными. Однако есть проблема: принято считать, что именно нормальные изолируют сумасшедших, а не наоборот. Но это только принято. У людей вообще слишком многое принято и даже общепринято, что часто не имеет ни малейшего соотношения с реальностью. Так же, как, на мой взгляд, не имеют отношения к реальности все наши представления о кажущейся важной роли идеологий.

В современной России, как известно, нет официальной идеологии: ни мобилизующей, ни вдохновляющей, ни опасной для остального мира, ради чего страна подлежала бы изоляции...

Александр Дубровский
17 октября 2016

Цитаты и классики

Сборник переводов «Латинские пословицы из Соболевского»

В данной подборке представлены афоризмы на латинском языке, сгруппированные по тематическим признакам. Указывать авторов цитат составитель посчитал излишним. Во-первых, потому что большинство из этих цитат взято из учебников латинского языка, где, как правило (для западных учебников), авторы не указываются. Во-вторых, проблема авторства для латинской литературы не стоит так остро, как для современной. Антики особенно не озадачивались проблемой творческой индивидуальности. Если хотите, называйте это недоразвитостью. Их главной заботой было высказать ясно и точно мысль. А сформулирована она ли тобой лично, или где услышана – это вопрос десятый.

Вообще читая античную литературу, практически невозможно обнаружить эту самую творческую индивидуальность. Более или менее осязаемо она начинает проявляться лишь в позднеантичные времена. Сенека, ещё более Тертуллиан, еще более Августин уже практически подходят под планку современного представления об авторстве. Можно смело говорить, что такая-то такая мысль могла быть высказана только Августином, а такая-то не могла. Но это касается в основном высоколобых интеллектуалов. Массовая же литература как была, так и оставалась даже в позднеантичные времена коллективной и безличной. Это относится прежде всего к такому мощному источнику латинских цитат как Библия, а также к (псевдо) Катону (имеются в виду не сочинения самого Катона, а прославленные двустишия), «Дела замечательных людей» (Gesta [virorum] romanorum) и др.

Основной же поставщик латинских цитат Цицерон был замечательным мастером коротких и хлёстких высказываний (как и пространных рассуждений, впрочем), точных, красиво упакованных, что и заслужило ему справедливую славу в потомстве. Однако никаких оригинальных мыслей он на свет не произвёл. Его трактаты – это сплошная компиляция. Так что прицеплять к цитате, почерпнутой из его сочинений, его имя – это всё равно, что народным пословицам приписывать тех авторов, в чьих произведениях они встречаются: «Ум хорошо, а два лучше» (Л. Толстой).

И всё же по происхождению бытующие ныне латинские (как и древнегреческие) мудрые мысли можно чётко разделить на три источника и три составляющие части, родственные между собой...

15 октября 2016

Лачин

Критическая статья «"Дон-Кихот", жанр фэнтези и Голливуд»

Кажется, никто не задумывается о том, что жанр фэнтези был очень популярен в Европе XV–XVII веков. Большинство читателей именно им и интересовалось. Называлось это «рыцарским романом» – главными героями обычно были рыцари. Из-за разницы в названиях от нас ускользает факт, что это один и тот же жанр.

Именно этот жанр тяготеет к большим сочинениям, порой многотомным, с продолжением. И его главные герои постоянно кочуют из одного произведения в другое. Только раньше романы эти писались одинаково часто и прозой, и стихами, как огромные поэмы. Теперь фэнтези стало только прозой, ибо поэм вообще почти не пишут, тем более больших.

Часто приходится слышать, что современные люди помешались на фантастике, на сказках. Точнее будет сказать, что мы вернулись к сказке. Проза вышла из фольклора и вернулась к своим истокам. Особенно это касается западной прозы, и не случайно рыцарский роман (фэнтези) был и есть особо популярен именно на Западе.

Касаемо «Дон-Кихота». Принято считать, что это пародия на рыцарские романы. Не совсем – Сервантес высмеивает не сам этот жанр, а фанатичное увлечение им, когда происходит аберрация зрения и человек принимает реальность за мир этих романов. Говоря современной терминологией, это пародия не на фэнтези, а на слепое преклонение перед ним, идеализацию его героев...

11 октября 2016

Виктор Сбитнев

Эссе «А могло быть совсем иначе!»

«Искусство возможного», – так несколько раз в своих выступлениях называл дипломатию наш министр иностранных дел Сергей Лавров. Вероятно, примерно до 2010 года с этим худо-бедно соглашались и первые лица России, в значительной степени ориентировавшиеся на политику и экономику стран Европы и США. Но постепенно приоритеты РФ стали чувствительно меняться. Наше руководство явно вознамерилось вернуть России статус «мировой державы» с целью воскресить двуполярный мир, который существовал до распада СССР. Ужесточилась проблема Крыма и всей русскоговорящей Украины, появились страны БРИКС и новая российская оборонная программа. И как следствие – резкое охлаждение отношений с США и странами Европы, санкции и прочее.

Но в статье «А могло быть всё совсем иначе…» меня в большей степени волнуют гуманитарные проблемы нашего существования, духовный и материальный уровни жизни россиян. А они напрямую зависят от поведения наших политических лидеров, от соблюдения или несоблюдения неких взятых на себя обязательств, в том числе и территориальных. А так ли уж необходимо было нам возвращение прежнего военного лидерства? Что это принесло и ещё принесёт нашему народу: понижение уровня благосостояния и рост военных угроз или, наоборот, прочный мир и свободу перемещения по земному шару? Так ли уж необходимо нам ощущение граждан супердержавы и соразмерной ли ценой это ощущение достигнуто? Может, мы вновь пошли по порочному кругу, не вняв трагическому опыту, например, 1914 года? Этот и иные вопросы жизнь ставит сегодня перед миллионами простых россиян…

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

10.10: Григорий Гуркин. Каталог художественных работ

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за август 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!