HTM
Мы живём над безднами
Остроумный детектив Евгения Даниленко
«Секретарша»

Александр Левковский

Самый далёкий тыл. Глава 25

Обсудить

Роман

 

авторский перевод с английского
Эпиграф, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, Эпилог

 

 

Купить в журнале за август-сентябрь 2016 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

 

На чтение потребуется 15 минут | Цитата | Аннотация | Скачать в полном объёме: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 9.10.2016
Иллюстрация. Название: «Потому что мы Сталина имя». Автор: Е. Сафьян. Источник: http://www.photosight.ru/photos/1412481/

 

 

 

Глава 25. Сталин. Москва, Кремль. Июль 1943 года.

 

 

Поскрёбышев всунул свою лысеющую голову в дверь и откашлялся, стараясь не слишком шуметь.

– Ну, – бормотнул Сталин, не отрывая глаз от бумаг на столе, – долго ты будешь тут харкать? Я тебе сто раз говорил: перед тем, как заходить ко мне, выплюнь свои сопли к чёртовой матери! И скажи нашему знаменитому полководцу Жукову, чтоб он не сморкался при мне. У него сморканье как артиллерийский салют...

Поскрёбышев сморщил желтоватую кожу на лбу.

– С Жуковым опасно связываться, – хрипло промолвил он. – Он у нас после Сталинграда – геро-о-о-й! Может и в лоб двинуть под горячую руку.

Сталин поднял голову и ухмыльнулся.

– Тебя не мешало бы двинуть разок по лбу, – сказал он, вытаскивая из кисета щепотку табака и набивая трубку. – Например, когда ты не смог дозвониться до Фоменко во Владивосток.

– ЙосиСарионыч! – запротестовал Поскрёбышев, осторожно втискиваясь в кабинет. – Я же вам докладывал – Фоменко был у своей еврейской шлюхи. Когда у них на даче НКВД происходит активное сношение, Фоменко отключает на полчаса телефон.

Активное сношение! – передразнил Сталин. – Ты когда научишься говорить нормальным русским языком, Поскрёбышев?.. Ты употребил лишнее прилагательное. А ещё член ЦК и секретарь Сталина!.. Сношение – оно всегда активное, понял? Или у тебя с женой оно пассивное?

Поскрёбышев облизнул губы и отвёл глаза в сторону.

Сталин встал.

– Берия и Фоменко в приёмной? – спросил он.

– В приёмной, товарищ Сталин, – поспешно подтвердил Поскрёбышев.

– Зови.

Поскрёбышев исчез за дверью и тут же вернулся, пропустив в кабинет Берию и Фоменко.

– Иди, – махнул Сталин трубкой в сторону Поскрёбышева.

 

Берия, негромко поздоровавшись, шагнул к длинному столу заседаний, положил на стол объёмистую папку, сел и налил себе стакан боржоми. Багровый от волнения Фоменко сказал с хрипотцой: «Здравия желаю, Иосиф Виссарионович!», но не прошёл к столу, а остался стоять у дверей, выпрямившись по стойке смирно и напряжённо глядя на Сталина.

– Фоменко, – негромко сказал Сталин, остановившись перед генералом и попыхивая трубкой, – вы помните наш последний разговор в этом кабинете?

– Помню, товарищ Сталин.

– Вы понимаете, что избежали расстрела только чудом? Вы понимаете, что за отказ выполнить приказ Верховного главнокомандующего полагается смертная казнь?

– Понимаю, товарищ Сталин.

– Вы понимаете, что только заступничество Лаврентия Павловича спасло вас от пули?

– Понимаю, товарищ Сталин, – сказал Фоменко, напряжённо глядя в желтоватые, с набрякшими веками, сталинские глаза. Ему казалось, что в глубине этих глаз он видит ту страшную сцену, о которой он, полупьяный, рассказывал недавно Анне на владивостокской даче НКВД:

 

«– ...Послушайте внимательно, – тихо сказал Сталин, положив руку мне на плечо. – Вы рассыплете все восемь тысяч человек вашей дивизии позади этой линии, за спинами наших войск. Вы направите стволы ваших пулемётов в их спины. Наши войска будут предупреждены, что если они посмеют отступить, вы откроете огонь – и они будут немедленно и беспощадно расстреляны...

 

...– Немедленно и беспощадно расстреляны, – едва слышным голосом повторила Анна.

– Да. Немедленно и беспощадно...

– Так распорядился Сталин?

Фоменко кивнул. За прошедший час генерал прикончил бутылку вина, но не казался пьяным.

– И ты на самом деле стрелял в них?

Он отрицательно качнул головой.

– Вначале в этом не было необходимости. Наши красноармейцы сражались храбро и не отступали, несмотря на шквал вражеского огня и посреди разрывов тысяч бомб и снарядов. Это были наши лучшие дивизии, состоявшие из сибиряков, известных своей стойкостью... И я думал – я надеялся! – что, может быть, дело обойдётся без нашей стрельбы в спины наших товарищей по оружию.

– Но ты ошибся – верно?

Фоменко, не отвечая, прошёл к балкону и стал перед балконной дверью, глядя на переливающуюся серебряным блеском поверхность озера.

– Я ошибся, – произнёс он хриплым голосом, не поворачиваясь к Анне. – В первой неделе декабря, в районе Волоколамского шоссе, полк, состоявший из плохо обученных призывников, набранных в мусульманских республиках, в Узбекистане и Казахстане, попал под страшнейшую атаку немцев. В состоянии паники и безумия тысячи узбеков и казахов бросили свои позиции в окопах и ринулись в тыл...

– И ты открыл огонь, Паша? – прошептала Анна. – Ты их расстрелял – немедленно и беспощадно? Да, Паша?

Он повернулся к ней и взглянул ей прямо в глаза.

– Нет, – сказал он, – я нарушил сталинский приказ. Я колебался почти целый час! Я не мог заставить себя отдать приказ стрелять по нашим красноармейцам. К счастью, немцы почему-то остановились и не преследовали наши отступающие части... Но через два часа я был арестован и брошен в Лубянскую тюрьму... Меня судили в тот же вечер. Я был обвинён в предательстве и приговорён к расстрелу...»

 

...Вождь повернулся к Берии и сказал:

– Лаврентий Павлович, зачитай нам последнюю радиограмму от Рузвельта... Товарищ Фоменко, вы можете присесть. Вам как ответственному лицу за операцию «Шанхай» будет, я думаю, интересно узнать мнение президента Рузвельта об этой операции.

Генерал Фоменко прошёл на негнущихся дрожащих ногах к столу, сел на краешек стула, достал платок и вытер пот со лба.

Берия вынул из папки лист, поднёс его поближе к своему пенсне и начал читать:

 

«Дорогой мистер Сталин!»

 

– Как-как он меня назвал – дорогой?! – перебил Сталин и ухмыльнулся в усы. – Этот калека, видимо, считает, что я ему дорого обхожусь из-за ленд-лиза – вот поэтому он и называет меня дорогим.

Берия развёл руками.

– А что делать? – сказал он. – Вот мы будем писать ему ответ – и тоже назовём его дорогим.

Сталин выбил трубку в пепельницу.

– Нет! – решительно промолвил он. – Не буду я писать ему дорогой! Я напишу – уважаемый мистер Рузвельт... Фоменко, – неожиданно повернулся Вождь к генералу, – вы уважаете президента Рузвельта?

Фоменко встал и снова вытер пот со лба.

– Рузвельт – наш союзник, – сказал он еле слышно, комкая в руке мокрый платок.

– Это я знаю и без вас. Я спрашиваю вас русским языком, уважаете ли вы его. Да или нет?

Фоменко сжал губы, помолчал и неожиданно громко и чётко произнёс, как выстрелил:

– Уважаю! – И тихо повторил: – Рузвельт – наш союзник...

Сталин поднял голову и на мгновение задержал на генерале пронзительный взгляд своих рысьих глаз.

– Молодец! – одобрительно произнёс он и повернулся к Берии. – Теперь я понимаю, Лаврентий Павлович, почему ты спас его от расстрела. Не так много среди нас честных людей с собственным мнением... Читай дальше.

Берия протёр пенсне и продолжил чтение:

 

«Дорогой мистер Сталин!

Прежде всего позвольте поздравить Вас с замечательными победами Красной армии в нашей общей борьбе против нацизма. Русский солдат подтвердил в этой войне свою репутацию стойкого и храброго воина, а героическая работа Вашего тыла служит примером для наших усилий в снабжении армий союзников, и Красной армии в том числе, необходимым вооружением, продовольствием и боеприпасами.

Однако, к сожалению, в последнее время моя администрация получила сообщения о странном и необъяснимом наличии американского военного оборудования в руках наших врагов. Есть подозрения, что по каким-то причинам часть оборудования, полученного советской стороной по ленд-лизу, была переправлена кем-то в руки японцев.

Мы предпринимаем меры для получения неоспоримого документального подтверждения этих преступных действий.

Буду благодарен, если Вы прольёте свет на эти события, нарушающие нормальный ход наших союзнических отношений.

 

С глубоким уважением,

Франклин Д. Рузвельт.»

 

– «Мы предпринимаем меры для получения неоспоримого документального подтверждения этих преступных действий», – повторил с ухмылкой Сталин. Он обошёл стол и стал за спиной сидящего генерала. Тот попытался встать, но Вождь мягким нажатием руки на генеральское плечо вернул его на место. – Генерал Фоменко, мы вызвали вас в Москву, чтобы выслушать ваше мнение, какие меры предпринимают янки для получения неоспоримых документальных доказательств, и что можем мы сделать, чтобы они эти доказательства не получили.

– Товарищ Сталин, – произнёс Фоменко, – Рузвельт, я думаю, ссылается на попытки американского консульства во Владивостоке разобраться в этой тайне...

Неожиданно вмешался Берия:

– Иосиф Виссарионович, я докладывал тебе – помнишь? – что американцы направили во Владивосток журналиста из вашингтонской газеты Алекса Грина, пройдоху и международного авантюриста, с тайным поручением разобраться в операции «Шанхай».

Вождь молча кивнул, вспоминая недавний разговор с Берией:

 

...Сталин встал и принялся ходить медленно взад и вперёд позади письменного стола, попыхивая трубкой. Перейдя на грузинский, он спросил тихо:

– Что значит «плохие новости», Лаврентий?

– Американцы что-то заподозрили.

– Насчет чего?

– Насчет операции «Шанхай»... Наш человек в Вашингтоне, – добавил Берия, – предупредил нас пару дней тому назад, что американцы начали расследование.

Он замолк, ожидая реакции Сталина.

– Слушай, – сказал Сталин как бы в раздумье, – кто это придумал такое название – «Операция Шанхай»?

– Я.

– Почему «Шанхай»?

– Ну, потому, – пожал плечами Берия, – что речь ведь идёт о нашей политике на Дальнем Востоке.

Сталин продолжал пыхтеть трубкой, пуская клубы дыма.

– Скажи мне, Лаврентий, что за причина для их подозрений?

– Они взяли в плен много япошек на островах в Тихом океане, а те имели в своих желтокожих лапах американские пулемёты, патроны к ним, радиостанции и даже джипы. И янки точно определили, что всё это оборудование было доставлено ими во Владивосток по Ленд-Лизу. Теперь они хотят узнать, как оно попало к японцам.

– Много оборудования?

– Достаточно, чтобы возбудить подозрения.

– Так что они хотят предпринять?

– Они для начала пробуют разобраться в этой загадке при помощи одного журналиста, которого они отправляют на днях во Владивосток. Очень колоритная личность. Авантюрист. Чемпион по дзюдо. Интервьюировал Риббентропа, Долорес Ибаррури, Леона Блюма, Мао Цзэдуна. Ты должен его помнить, Иосиф, – он брал у тебя интервью прошлой осенью.

– Как его зовут? Я забыл.

Берия порылся в своих бумагах.

– Алекс Грин, – сказал он. – Возраст тридцать два. Русский по происхождению. На самом деле он Алексей Гриневский. Жил в Китае с родителями после бегства из России сразу после революции. Свободно владеет русским, английским, китайским и японским. В китайском даже знает несколько диалектов. Главный иностранный корреспондент в «Вашингтон Телеграф». Писал о наших сражениях на Украине, под Москвой и в Сталинграде. Потерял жену и сына в авиакатастрофе. В последнее время сильно пьёт. Есть сведения, что он нам, в общем, симпатизирует.

– Сторонник коммунизма?

– Я бы не сказал.

– Можно завербовать?

– Мы попробуем.

– Грин должен быть нейтрализован, – сказал Сталин, главный мировой специалист по нейтрализации врагов – настоящих и мнимых...

 

...– Фоменко, – сказал Вождь, – расскажите нам подробнее об этом авантюристе – что он делает, с кем общается...

Генерал прочистил горло.

– Грин на самом деле интересная личность, – промолвил он. – Недавно он, спасая подростка, вмешался в бандитскую разборку, применил приём дзюдо против главаря шайки, получил от него пулю в ногу и был доставлен в наш госпиталь...

– Смелый человек, – заметил Сталин. – И, значит, вдвойне опасный.

– Фоменко, – сказал Берия, – сообщите товарищу Сталину подробности вашей слежки за этим американским агентом.

Генерал Фоменко оглянулся на Сталина, всё ещё стоявшего за его спиной, неловко кивнул и провёл платком по лбу.

– Мы следим за Грином буквально днём и ночью, – сказал он. – Он посетил свою старшую сестру Екатерину, которую он не видел много лет, и долго беседовал с ней и её подругой, разведённой женой моего заместителя, подполковника Дроздова... Он на улице вступает в беседы с нашими моряками – и торговыми, и военными. Не так давно он, с нашего негласного ведома, взял интервью у директора владивостокского торгового порта. Мы разрешили ему провести беседу с подполковником Дроздовым. Он посещает наши воинские части, корабли, школы, детские сады и пионерские лагеря. У нас сложилось впечатление, что он искренне заинтересован в подробностях жизни в нашем тылу и сочувствует советским людям... И в то же время он, через эти контакты, несомненно, ищет возможность как-то проникнуть в тайну «Шанхая»...

Сталин обошёл стол и сел напротив генерала.

– Фоменко, – негромко промолвил он, – можете ли вы поручиться, что Грин не проник ещё в эту тайну?

– Не могу, товарищ Сталин.

– Почему?!

Фоменко помолчал, а затем, тяжело дыша, с трудом произнёс:

– Потому что он исчез...

 

Сталин перегнулся через стол и едва слышным голосом промолвил, глядя прямо в глаза Фоменко:

– То есть как – исчез?!

Вмешался Берия:

– Вот по этой причине я и вызвал генерала в Москву. Грин исчез – испарился! – и мы не можем его найти... Мы бросили на поиски сотню наших оперуполномоченных по всему Приморскому краю, но всё пока безрезультатно. Он живёт в квартире, расположенной в американском консульстве, но наши тамошние агенты сообщают, что и в консульстве его нет.

В кабинете воцарилась тишина, нарушаемая лишь трудным, с хрипотой, дыханием генерала Фоменко.

Наконец Вождь поднялся со стула, закурил и нажатием кнопки на телефонном аппарате вызвал Поскрёбышева. Тот появился мгновенно и застыл у дверей.

– Александр Николаевич, – сказал Сталин, – дай распоряжение отвезти генерал-майора Фоменко в гостиницу «Москва»... Фоменко, где вы остановились?

– В «Национале», товарищ Сталин.

– В «Москве» вам будет удобнее… Александр Николаевич, позаботься, чтобы у генерала был самый просторный и удобный номер... Генерал, вам придётся задержаться в столице на день-два. До завтра!..

 

Когда дверь за Поскрёбышевым и Фоменко затворилась, Сталин сел рядом с Берией и сказал:

– Фоменко расстрелять без промедления. Об исполнении доложить сегодня же.

Берия кивнул.

– Кого мы назначим вместо покойника? – промолвил в раздумье Вождь. – Может, его заместителя?.. Как его зовут?

– Дроздов. Надёжный работник. Является по совместительству главным прокурором Военного трибунала Приморского края. Сделает всё возможное, чтобы найти и арестовать Грина, которого он ненавидит.

– Ненавидит? Почему?

– Наша агентура в американском консульстве доносит, что Грин находится в половой связи с разведённой женой Дроздова, которая работает в консульстве медсестрой.

Сталин ухмыльнулся.

– Поскрёбышев называет это активным сношением. Как тебе нравится такое определение?

Берия растянул свой безгубый рот в улыбке.

Сталин сказал решительно:

– Дроздову присвоить звание генерал-майора и передать ему все полномочия по «Шанхаю». Скажи ему, что он головой ответит, если Грин не будет найден и обезврежен...

Вождь встал и опёрся о спинку стула.

– А теперь, Лаврентий, возьми ручку и блокнот – я продиктую тебе ответ калеке Рузвельту, которого от души уважал покойный мерзавец и предатель Фоменко:

 

Уважаемый господин Рузвельт!

Позвольте выразить Вам мою искреннюю благодарность за Ваши тёплые слова, характеризующие советских людей и их героическую борьбу против нашего общего врага.

Я огорчён Вашим сообщением о негативных явлениях в рамках Вашей щедрой помощи нашей стране по программе ленд-лиза. Вместе с тем я хочу довести до Вашего сведения, что Ваше сообщение о появлении американского военного оборудования в руках японцев не явилось для нас неожиданностью. Недавно наши органы государственной безопасности раскрыли преступный заговор презренной кучки высокопоставленных лиц во главе с генерал-майором Павлом Фоменко, вступивших в тайную связь с японской военщиной через японское консульство во Владивостоке и совершивших передачу Квантунской армии американского оборудования в обмен на щедрое денежное вознаграждение. Следствие по этому делу продолжается. Нет сомнения, что грязные преступники получат достойное возмездие за свои предательские действия.

Желаю Вам, господин Президент, доброго здоровья.

 

С неизменным уважением,

Иосиф Сталин.

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт магазина»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите доступ к каждому произведению августа-сентября 2016 г. в отдельном файле в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

17.03: Сколько стоит человек. Иудство в исторической науке, или Почему российские учёные так влюблены в Августа Шлёцера (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!