HTM
Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 г.

Александр Левковский

Самый далёкий тыл. Глава 20

Обсудить

Роман

 

Купить в журнале за ноябрь 2015 (doc, pdf):
Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2015 года

 

авторский перевод с английского
Эпиграф, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, Эпилог

 

На чтение потребуется 12 минут | Цитата | Скачать: doc, fb2, rtf, txt, pdf
Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 17.11.2015
Иллюстрация. Название: «Шпион». Автор: Тарас Бычко. Источник: http://best.foto.ua/gallery/564868-shpigun/

 

 

 

Глава 20. Эдгар Гувер. Вашингтон, Федеральное бюро расследований (ФБР). Июнь 1943 года.

 

 

– Мисс Гэнди, – сказал Гувер, – мне понадобятся папки ленд-лиза к половине восьмого.

Зажав телефон между ухом и плечом, Элен Гэнди придвинула к себе блокнот.

– Какие именно папки, мистер Гувер?

За двадцать пять лет своей работы в качестве главного секретаря всесильного Директора ФБР она никогда – ни разу! – не слышала, чтобы он назвал её просто –Элен. В его устах она всегда была Мисс Гэнди. Быть может, причина лежит в том, что она – вековечная старая дева? Возможно. Интересно, если б она была замужем, было бы его обращение к ней другим? Кто знает! С её динамичным боссом нельзя было предсказать ничего. Одно утешение – он всех называет по фамилии; так что это всегда – Мистер Тот и Миссис Эта.

Гувер произнёс:

– Мне нужны все папки. И скажите Марте Доран, что я ожидаю её прибытия немедленно.

Через шесть минут затребованные боссом папки лежали на его столе. Как только Элен и её помощницы вышли из кабинета, Марта Доран вошла и закрыла за собой дверь.

Взглянув бегло на Марту, Гувер открыл верхнюю папку.

– «Эдвард Линкольн Дикенсон», – прочитал он заголовок, отпечатанный на первой странице. – Линкольн! Отличное среднее имя! Очень подходит русскому шпиону.

Марта ухмыльнулась.

– Я слышала, что вы однажды в Балтиморе застукали парочку немецких шпиков со средними именами Вашингтон и Джефферсон.

Гувер улыбнулся. Ему явно пришлось по душе, что Марта сделала ударение на слове вы. ФБР было его империей, и любое достижение было его достижением.

– Миссис Доран, сегодня вечером мы с вами отправимся в Белый дом. Я поставил президента в известность о русско-американских фокусах с ленд-лизом, и он хочет услышать детали в подробностях. Я попрошу вас подготовить краткое содержание этого дела, с именами наших высокопоставленных чиновников, замешанных в нём. А тем временем я бы хотел, чтобы вы присутствовали при моей беседе с одним нашим агентом и оценили бы правдивость его показаний.

– Или отсутствие правдивости, верно?

Гувер кивнул и снял трубку телефона.

– Мисс Гэнди, я надеюсь, мистер Х уже прибыл. Если это так, приведите его ко мне через десять минут.

Марта засмеялась.

– Мистер Х? Это имя как будто сошло к нам со страниц Шерлока Холмса.

– Шерлок Холмс, насколько я знаю, не занимался международным шпионажем, а товарищ Анатолий Меркулов, которого мы называем мистер Х, является заместителем торгового атташе в советском посольстве и по совместительству – нашим агентом.

– Ого! Важная птица! Как вы наткнулись на него?

Моё ФБР не натыкается на будущих агентов, миссис Доран, а ищет их – старательно и неутомимо. Мистер Меркулов – неудачный семьянин. Было нетрудно узнать, что его квартира представляет собой сцену беспрерывных чудовищных скандалов между ним и его неуравновешенной супругой. И неудивительно, что когда в одном из вашингтонских баров он наткнулся, по вашему выражению, на одну из наших весьма сексуальных блондинок, эта встреча превратила его из лояльного русского дипломата в нашего – надеюсь, лояльного! – агента.

Марта подняла глаза к потолку и вздохнула.

– Господи, такой затасканный трюк, самое засаленное клише в учебниках по шпионажу, – а вот ведь работает! Невероятно!

– Кроме того, – продолжал босс, – наши московские ребята раскопали два-три интересных факта в его биографии, а именно: оказывается, товарищ Меркулов налгал в своей анкете, написав, что его родители были убиты белыми в гражданскую войну. А на самом деле его отец с матерью сбежали в двадцатом году в Америку и благополучно жили в Бруклине до тридцать пятого года.

Послышался стук в дверь, и невысокий толстяк появился на пороге. Увидев Марту, он остановился и слегка нахмурился, словно пытаясь сообразить, почему эта не знакомая ему женщина должна присутствовать при его конфиденциальной встрече с директором ФБР.

– Мистер Меркулов, – сказал Гувер, – познакомьтесь с моей помощницей. Её зовут миссис Доран; она свободно владеет русским и будет полезна в нашей с вами беседе. Садитесь, пожалуйста. Я надеюсь, фотографии с вами, не так ли?

Ни слова не говоря, Меркулов сунул руку в карман своего пиджака и вынул оттуда небольшой цилиндр.

– Пятнадцать негативов, – сказал он по-русски, и Марта быстро перевела: «Fifteen negatives».

– Тот самый человек, о котором вы мне говорили? – спросил Гувер, разворачивая пластик, в который был завёрнут цилиндр.

Меркулов утвердительно наклонил голову.

– Тот самый, – произнёс он. – Но я не знаю его имени.

– Миссис Доран, – сказал Гувер, протягивая Марте цилиндр, – прошу вас, отнесите это мисс Гэнди и попросите сделать фотографии немедленно.

Когда Марта вернулась, держа в руке большой конверт, босс вынул из конверта фотографии и аккуратно разложил их на столе широким веером.

С минуту Гувер с Мартой молча глядели на фотоснимки, запечатлевшие худого человека в мятом костюме... идущего по улице с сигаретой, зажатой в углу рта... забирающегося в такси... стоящего в баре с бокалом пива в поднятой руке... что-то говорящего кому-то, стоящему за пределами фотографической рамки...

– Он приходит к нам в посольство раз в месяц, не реже, – сказал Меркулов. («He contacts us at the Embassy at least once a month», – перевела Марта). – Он никогда не приходит просто для инструкций или бесед; он всегда приносит документы и фотографии.

– Все, относящиеся к ленд-лизу? – спросил Гувер.

– Не обязательно.

Гувер помолчал, вглядываясь в фотоснимки, разложенные на столе, а затем тихо сказал, обращаясь к Марте:

– Я знаю, кто это...

 

 

*   *   *

 

– Мистер Гувер, президент попросил меня провести вас и миссис Доран в библиотеку, – сказала Грейс Тулли, приветливо улыбаясь. – Он сейчас в плавательном бассейне и присоединится к вам через двадцать минут.

– Грейс, дорогая, – промолвил Гувер, – я знаю вас как весьма влиятельную персональную секретаршу. Не могли бы вы поторопить вашего босса, с тем чтобы он присоединился к нам через пять минут? Что я буду делать в вашей богом забытой библиотеке целых двадцать минут!?

Грейс Тулли рассмеялась.

– Вы можете обогатить ваш читательский багаж. У нас там полно всевозможных увлекательных детективов. Я уверена, босс ФБР в его однообразной работе соскучился по хорошему детективу. Или вы можете спуститься к бассейну и вытащить президента прямо из воды. Я бы хотела посмотреть на его реакцию.

– Миссис Доран, – сказал Гувер, – как вы считаете – нужны нам фиктивные детективы в дополнение к нашим реальным?

Марта пожала плечами.

– Не думаю...

 

...По-видимому, желание Гувера увидеть президента как можно быстрее было сообщено Рузвельту, так как не прошло и десяти минут, как дверь библиотеки растворились, и слуга-филиппинец вкатил в комнату инвалидную коляску президента.

Гувер и Марта поднялись с дивана.

Колясу подкатили к длинному инкрустированному столу, и президент протянул гостям обе руки.

– Эдгар, – воскликнул он, – где вы добываете таких красавиц для вашего унылого бизнеса? Мой Белый дом полон неуклюжих и костлявых старых дев, и это иногда вгоняет меня в депрессию.

– Мистер президент, – сказал Гувер, – разве вы не знаете, что в нашем деле мужчины должны быть жестокими, а женщины – красивыми?

– ...и не менее жестокими, верно? – добавил Рувельт смеясь.

– Уверяю вас, мистер президент, – произнесла Марта, – что я самый безобидный человек во всём ФБР.

– Таким образом, необычное сочетание естественной безобидности и жестокой тренировки и было причиной того, что миссис Доран было поручено расследование дела с ленд-лизом, не так ли? – сказал Рузвельт, закуривая сигару.

Гувер кивнул.

– Именно так, мистер президент.

– Эдгар, – сказал Рузвельт, – в вашем распоряжении – ровно один час. Я хотел бы услышать от вас вкратце ваши соображения о нынешнем тревожном положении в лагере для японцев Тул Лейк. Ну а потом мы посвятим оставшееся время вашим находкам в деле о ленд-лизе. Давайте начнём.

Гувер сказал:

– Мистер президент, как вы, конечно, помните из моих предыдущих докладов, ситуация в лагере Тул Лейк очень напряжённая, и я думаю, что мы не можем избежать введения закона об особом положении в лагере.

Рузвельт снял пенсне. Гувер знал, что этот жест означает озабоченность президента или даже подавленную вспышку гнева.

– Что они хотят? – произнёс Рузвельт, повысив голос. – Они должны быть благодарны, что я не распорядился расстрелять их всех в ответ на кровопролитие в Пёрл-Харборе.

– Они демонстрируют против параграфов двадцать семь и двадцать восемь в их лагерной анкете.

– Эдгар, освежите-ка мою старческую память.

– Миссис Доран, – повернулся Гувер к Марте, – зачитайте, пожалуйста, эти параграфы.

Глядя прямо в глаза Рузвельта, казавшиеся беззащитными без его привычного пенсне, Марта продекламировала наизусть:

 

«Вопрос двадцать семь: Готовы ли вы служить в вооружённых силах Соединённых Штатов на поле боя? Вопрос двадцать восемь: Готовы ли вы выразить под присягой верность Соединённым Штатам и лояльно защищать Штаты ото всех атак, производимых внешними и внутренними врагами, и отказываетесь ли вы от верности японскому императору или любому другому иностранному правительству, власти или организации?»

 

Рузвельт воздел руки вверх, как бы изумляясь отказу японцев подписать такие невинные обязательства.

– Что же тут такого возмутительного для этих желтолицых макак? – вскричал он.

Гувер промолвил:

– Мистер президент, мы имеем дело с гордыми людьми. Это правда, что они японцы, но в равной степени правда, что они американские японцы, то есть наши граждане. Среди них есть видные интеллектуалы, оказывающие огромное влияние на массы. Возьмите, к примеру, эту поэтессу... Как её зовут, миссис Доран?

– Виолетта Казуе-Ямане.

– Что она написала? – спросил президент с гримасой отвращения на лице. – Какие-нибудь подстрекательские стишки?

– Она пишет традиционные японские стихи, так называемые хайкю, – пояснила Марта.

Хайкю?!

– ...где она выражает крайнее возмущение в связи с ужасными жилищными условиями, кошмарной медициной и скудной едой, – добавил Гувер. – Мы поместили в лагерь несколько наших агентов – японцев, разумеется – и они в один голос говорят, что положение там находится на грани взрыва.

– О’кей, о’кей, я распоряжусь пересмотреть условия жизни в лагерях. И давайте уберём эти проклятые параграфы из их анкеты... Ну а теперь перейдём к ленд-лизу. Меня интересуют имена наших, как вы назвали их, «предателей».

Марта раскрыла одну из своих папок и передала её Рузвельту.

Президент надел пенсне и склонился над папкой.

Эдвард Дикенсон?! – воскликнул он в видимом волнении. – Нет! Это ошибка! Я знаю этого парня с самого его детства! Его отец жил в одной комнате со мной в школе Гортон, когда нам было пятнадцать. Эдгар, вы учились в Гортоне, не так ли?

– Нет, не учился, и миссис Доран, я думаю, тоже нет.

– Где это? – спросила Марта.

– В Массачусетсе, – ответил Рузвельт. – Очень аристократическая школа! И Артур, отец Эда, был настоящим американским аристократом... Так вот, я и говорю, что сын Артура, Эдвард Линкольн Дикенсон, не может – я повторяю: не может! – оказаться коммунистом! Это исключено!

– Мистер президент, – сказал Гувер, слегка повысив голос, – я просил бы вас прослушать его выступление на секретном совещании в клубе Старая Виргиния.

– Я, разумеется, прослушаю... Но я прошу вас быть осторожными в ваших выводах. Кто следующий?.. Дженифер Хьюстон?! Тоже коммунистка!? – Рузвельт в гневе раздавил сигару в пепельнице. – Не могу поверить! Она была позавчера у меня в кабинете со своим боссом из Департамента военных материалов. Красивая интеллигентная женщина. Настоящая леди!

Во всех своих беседах с тридцать вторым американским президентом ничто так не раздражало Гувера, как неизменное упоминание аристократических корней у того или иного из обсуждаемых персонажей.

– Эта настоящая леди находится на грани превращения в настоящую коммунистку, – сказал Гувер. – И не только в коммунистку, но и в настоящую шпионку.

Рузвельт извлёк недокуренную сигару из пепельницы, отрезал ножничками повреждённый кончик и закурил. И начал читать досье Марты.

– Эдгар, – сказал он спустя пять минут, – я хотел бы получить дополнительное мнение об этих возмутительных материалах. Если даже ничтожная часть всего этого является правдой, значит, мы имеем дело с антиамериканским заговором. Я вызову сейчас нашего главного специалиста по ленд-лизу. – Рузвельт поднял трубку телефона. – Грейс, я хочу видеть Гарри Ханта как можно скорее... Да, здесь, в библиотеке. Спасибо.

 

В тот момент, когда сутуловатая фигура Гарри Ханта пересекла порог, Гувер быстро взглянул на Марту. Та едва заметно кивнула.

Гувер внезапно встал.

– Мистер президент, – сказал он непривычно громко, – я требую, чтобы мы ничего не обсуждали в присутствии этого джентльмена.

Этого джентльмена!?.. О чём вы говорите?!

– Миссис Доран, – сказал Гувер, – дайте мне фотографии.

Чувствуя, как у неё тяжело бьётся сердце, Марта достала из портфеля фотоснимки. Директор ФБР положил их перед президентом.

– Что это? – пробормотал Рузвельт, поднося первую фотографию к своим близоруким глазам. – Я вижу тут вас, Гарри, но я ничего не понимаю... Эдгар, объясните, что происходит!

– Мистер президент, – вскричал внезапно Хант хриплым голосом, – я решительно протестую против секретного наблюдения за мною и моей деятельностью!

– Миссис Доран, – сказал Гувер, – пожалуйста, проинформируйте мистера президента о деятельности этого джентльмена – снимок за снимком!

Марта сложила все фотографии в виде колоды карт и стала передавать их Рузвельту одну за другой.

– Вот здесь, мистер президент, вы видите мистера Ханта, входящего в здание редакции Дейли Уоркер. Мы не знаем, что он обсуждал с редакторами этой самой крупной коммунистической газеты, но мы заметили, что он входил в редакцию с набитым портфелем, а когда он покидал здание, его портфель был пуст. Содержимое портфеля, очевидно, осталось в редакции... А вот здесь, на втором снимке, мы видим мистера Ханта с полковником Колесниковым, заместителем военного атташе при советском посольстве. Обратите внимание, что эта их встреча состоялась недалеко отсюда, в вашингтонском зоопарке на Авеню Коннектикут. Рассматривая леопардов, жираф и тюленей, оба джентльмена спокойно обменялись одинаковыми портфелями... Полковник Колесников известен нам как глава русской шпионской сети, покрывающей Вашингтон, Балтимору, Нью-Йорк и штаты Новой Англии...

– Достаточно! – прервал Марту Рузвельт. – Спасибо, миссис Доран. Мистер Хант, как вы объясните всё это?

Глядя на Рузвельта сверху вниз, Хант тихо произнёс:

– Мистер президент, прежде чем ответить на ваши вопросы, мне необходимо посовещаться с моим адвокатом.

Рузвельт упёрся ладонями в кромку стола и оттолкнул свою коляску назад. В течение нескольких секунд он гневно смотрел на Ханта, а затем промолвил еле слышным голосом:

– Окэй, мистер Хант, вы увидите вашего адвоката, но вы сделаете это уже в тюремной камере, куда я помещу вас немедленно!..

 

 

 

(в начало)

 

 

 


Купить доступ ко всем публикациям журнала «Новая Литература» за ноябрь 2015 года в полном объёме за 197 руб.:
Банковская карта: Яндекс.деньги: Другие способы:
Наличные, баланс мобильного, Webmoney, QIWI, PayPal, Western Union, Карта Сбербанка РФ, безналичный платёж
После оплаты кнопкой кликните по ссылке:
«Вернуться на сайт продавца»
После оплаты другими способами сообщите нам реквизиты платежа и адрес этой страницы по e-mail: newlit@newlit.ru
Вы получите каждое произведение ноября 2015 г. отдельным файлом в пяти вариантах: doc, fb2, pdf, rtf, txt.

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

16.10: Александр Дорофеев. Мореход (сборник стихотворений)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за сентябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!