HTM
Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 г.

Архив публикаций за декабрь 2009

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  [2009]   2010  2011  2012  2013  2014  2015  2016  2017 

январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   [декабрь]  


31 декабря 2009

Елена Зайцева

Критический обзор «Рыбы и птицы (ноябрь, повести) (№47)»

«Мой незнакомый брат» Инессы Рассказовой – повесть о «диковинной птице», которая «улетела» (о двоюродном брате, человеке прекрасной, волшебной души, но он устал, запутался, изменился). Получилась бы такая повесть, получись этот диковинный брат. Но брата не вышло. Вышло что-то… диковатое. Странное, но совсем не «по-волшебному».

В два года Герман «тихим, но очень твердым голосом» отчитывает бабушку. Трёхлетним часами сидит за линией на снегу, пока не обнаруживает «умный» способ выйти («Я ведь обещал не наступать на черту, но я не обещал ее не перешагивать»). Старшеклассником отправляется с приятелями в ресторан, наелись там, напились и «потихоньку сбежали. Шли домой и хохотали, как ловко им удался их нехитрый фокус». Сестру, правда, восхищает не это, а что «птица» всё-таки заплатит по счёту. На следующий день куча денег будет взята у мамы под вот этот трогательный аккомпанемент: «Да всплыло перед глазами лицо официантки… Немолодой, с растёкшейся дешёвой тушью под глазами, ещё эти клочки пережжённых водородной перекисью волос… И вчерашняя история сразу перестала казаться шуткой. Ведь в счёт была вписана сумма, равная её зарплате. Конечно, именно её и заставили бы за всё заплатить…».

Всё это, по мнению сестры, было чудесно, и в итоге одарило Германа тем, что и предвещало: «строгим, стройным, замкнутым и в то же время бесконечным, как сверкающие залы Эрмитажа, миром».

Дальше этот мир только рушился, перелом за переломом. Перелом в армии – виновата мама, не так воспитала. Перелом на работе – виновато начальство, жирует и не делится. Жена ушла, любовница не устраивает, вторая жена тоже не сахар, всех денег не заработаешь, «раньше я был королем в своем замке» и так далее, далее.

Что тут скажешь… Такая «диковинность» действительно могла так «переломаться». У неё есть и другие названия: инфантильность например. С «изрядной примесью» фальшивости и чуть ли не врождённого резонёрства…

30 декабря 2009

Умит Салиев

Философское историческое произведение «Программа Высшего Разума (книга первая)»

Несомненно, все люди хотят счастья и мира. Но почему столько страданий и несправедливости на земле? Почему из 6 млрд. населения земли большинство людей прозябает в нищете и бедности? По оценкам экспертов Организации Объединённых Наций, половина богатства всего мира сосредоточена в руках 2% населения Земли; на долю беднейшего населения приходится всего лишь 1% мирового благосостояния.

Сегодня голодает каждый седьмой человек на Земле. Число живущих на 1 доллар в день превысило уже 1,2 миллирда человек; 1,3 миллиарда не имеют источника чистой воды, за последние пять лет около 20 миллионов детей умерли от передающихся с водой инфекций; 113 миллионов детей не знают, что такое школа. По этим проблемам состоялось несколько международных конференций, решивших, что богатые страны будут помогать бедным странам и даже обозначили сумму помощи. Но положение, если и улучшилось, то только в отчётах Организации Объединённых Наций.

Чем дальше – тем хуже и безысходней становится жизнь. Невозможно смотреть в телевизионных новостях на то, как безумное человечество c маниакальным упорством занимается самоуничтожением.

Неуклонно растут преступность, наркомания, катастрофически ухудшается экология. Руководители государств, занятые политикой и борьбой за власть, не способны решить создавшиеся проблемы. Алчность и коррупция разъедает государственные властные структуры. «Покажите мне хоть одно государство, в котором нет коррупции и воровства!» – говорит федеральный прокурор Швейцарии Карла дель Понте, известная непримиримостью к нарушителям законов.

Человеческое сообщество стремительно деградирует. Мораль и нравственность – попраны. Миром правит закон джунглей. Христианский мир и Церковь предали Бога – чего стоят лишь педофилы в рясах и священники-гомосексуалисты англиканской церкви в Америке: «Они говорят, что знают Бога, а делами своими отрекаются, будучи гнусны, непокорны и неспособны ни к какому доброму делу», – сказано о них в Библии.

Не утихают войны на земле. Люди гибнут в межгосударственных конфликтах, в идеологических и вероисповедальных войнах. Отвечающая за безопасность в мире Организация Объединённых Наций совершила политическое самоубийство, допустив войну в Ираке, и следующими жертвами агрессии могут стать Сирия, Иран, Северная Корея.

Над миром нависла глобальная проблема терроризма, рвущегося к обладанию оружием массового поражения. Не исключена возможность развязывания Третьей Мировой войны с применением ядерного оружия.

Нерешённые глбальные проблемы неуклонно нарастают и могут превратиться в необратимые катастрофы, которые покончат с человеческой цивилизацией и планетой навсегда.

Где же выход из создавшегося тупика?... Как уцелеть от гибели?... Или человечество обречено?..

Вопросов множество. Но автор уверен, что предлагаемая книга ответит на все вопросы.

30 декабря 2009

Умит Салиев

Философское историческое произведение «Программа Высшего Разума (книга вторая)»

Люди мечутся от неверия и отрицания – к утверждению, от незнания – к знанию. Но мудрость Высшего Разума Вселенной заповедала срединный путь, она не знает аритмичных качаний человечества. Цель определена Законом Мироздания, который зиждется на непоколебимых Основах. И чтобы не происходило на планете Земля, судьбы человеческой цивилизации определены космическими законами на все времена её существования. И сегодня человечеству, чтобы не погибнуть, необходимо перейти на высший уровень своей устойчивости. Объединённый народ без границ с Мировым правительством во главе – является наивысшим гарантом самосохранения человеческой цивилизации, а также конечной целью Программы Высшего Разума.

Что же представляет собой Высший Разум Вселенной?

Согласно новейшему научному представлению о системе Мироздания, «Сверхразум – это предел развития материи в нашей Вселенной. В материальном отношении Сверхразум имеет ядро и поле. Ядро состоит из множества количественных элементов. Главная функция ядра – производить энергию, затрачиваемую на создание инфотерии (мыслей, содержащих самую разнообразную информацию в мироздании). Поле вокруг ядра – это и есть инфотерия., то есть субстанция, в которой «растворено» сознание искусственного разума, в том числе и сознание человеческой цивилизации. Как материальный объект, Сверхразум закончен. Он неделим. Он представляет собой Целое. В таком состоянии Он будет бесконечен во времени. Но значит ли это, что Его развитие «вообще» закончилось? Нет! Потому что Сверхразум нашей Вселенной есть ничто иное, как количественный элемент следующей Вселенной. Таким образом, количественный элемент нашей Вселенной является Сверхразумом предыдущей Вселенной...

Сверхразум определяется важнейшим качеством – Он достиг Абсолютной Истины и знает Всё, что было в нашей Вселенной в каждой её точке с самого Начала и до самого Конца. Имея такие данные и располагая всей глубиной глобального Закона развития материи до мельчайших подробностей, Сверхразум может моделировать весь ход развития материи, восстанавливать с точностью до места и времени каждое событие. Например, если в каком-то месте Земли с дерева оторвался листочек и унесённый ветром упал в лужу, то в модели Сверхразума всё это будет восстановлено в полном соответствии. Этот аспект имеет очень важное значение для людей, живших ранее и живущих сегодня на Земле…

Располагая Абсолютной истиной, Сверхразум способен конструировать и реконструировать ход развития материи, может восстанавливать мысли всех разумных существ Вселенной, которые находясь в Сверхразуме, продолжают жить и мыслить и тех, которые жили когда-либо в нашей Вселенной…». (В. Н. Губаев. «Философская теория Вселенной»).

Немудрено, что Сверхразум предвидел сегодняшнюю ситуацию на Земле. Для сохранения в целостности человечества Он создал Программу, принеся в жертву для её выполнения судьбу еврейского народа.

Жертвенность присуща всему Мирозданию, которое существует за счёт энергообмена и развивается как гармоничная единая система, благодаря Универсальным Вселенским Законам. Не зная их и постоянно нарушая Вселенский Закон жертвы, человечество живёт в ненависти, злобе и вражде между собою.

Всё живое на нашей планете существует благодаря жертвенности Солнца, которое для всей солнечной системы является животворящим началом. И лишь благодаря постоянным излучениям Солнца возможно развитие жизни в физическом мире нашей планеты. Всё, что развивается, как форма жизни, в пределах солнечной системы, подвержено влиянию Универсального Вселенского закона: всё умирает, и всё рождается вновь, но уже на более высоком уровне развития; эволюционирует всё живое, все формы бытия:

Дерево питается из почвы, жертвуя ей, в свою очередь, опавшие листья и отжившие корни. В мире животных особи умирают, дав жизнь последущим поколениям, жертвуя собой для более развитых форм жизни. В мире людей – аналогичный Закон: каждое поколение трудится, создаёт, преодолевает, страдает для следующего поколения.

Вселенский Закон развития жизни диктует: для того, чтобы жизнь не остановилась в развитии, она должна разбивать одну форму за другой, облекаясь во всё новые и новые прогрессивные формы. Этот Закон проявляет себя в акте смерти всего живого. Формы обречены на разрушение и исчезновение – таков Закон развития. Если любая форма – будет ли это общественное устройство, политическая структура, или форма человеческого мышления – не меняется, она начинает разлагаться и умирать, ибо её дальнейшее развитие невозможно.

29 декабря 2009

Виктория Алейникова

Рассказ «Маленькая девочка, моя душа»

…Ты стояла рядом со мной, похожая на испуганную девочку лет четырех, и у тебя были такие же синие глаза, как и мои, только круглые. Ты плакала – я хорошо запомнил! – совершенно беззвучно, а слезы текли по моему лицу. Ты протянула мне руки, но я испугался и отшатнулся, и тогда ты медленно пошла прочь, спиной вперед, и я все время видел твои огромные глаза. Я не удерживал тебя: ты была такой маленькой, а сотворенное мной – таким огромным!

Маленькая девочка гладила Алешу по руке, разглаживая на коже выпуклые синие вены, и пела:

«Бедный мой Алеша, у нас с тобой одно сердце, и я молюсь за нас Господу. Бедный мой Алеша, плачь моими слезами, и пусть с ними уйдет тяжесть прошедшего времени. Бедный мой Алеша, разлука близка, но ничтожна, а единение далеко, но оно будет вечным. Плачь, бедный мой Алеша».

Старик вдруг вздрогнул, медленно поднялся, медленно надел куртку, закинул на плечи пустой рюкзак, натянул кроссовки и направился к единственной в комнате двери. Он уходил тихо, не произнося ни звука, и лохматая земля под ним дрожала, а он с ужасом оглядывался на осунувшийся дом, на маленькую убогую комнатку, на сморщенную девочку с выцветшими синими глазами. Он отпирал дверь, а девочка пела ему вслед:

«Бедный мой Алеша, когда-нибудь ты уйдешь спиной вперед, и тогда я встану и пойду за тобой, истоптавшим ноги и износившим тело, и мы опять будем вместе, и Господь простит и примет нас, верующих и неверующих, и ты станешь мной, а я стану тобой и верну тебе сердце»…

28 декабря 2009

Ариадна Радосаф

Рассказ «Этот чёртов блюз»

…Да таким он и был, Марк, а каким же еще? Ведь любила-то его Надя уже очень давно, пожалуй, всю жизнь, только она, эта жизнь почему-то поместила их в разные измерения. Что поделаешь, бывает. Сплошь и рядом. Она нисколько не сомневалась в том, что Марк знает о ней, и какое-нибудь ее второе или третье «я» так же обитает рядом с ним в том, его мире… Ходит с ним в джаз-бар по вечерам слушать саксофон, а утром, в голубом клетчатом сарафане и такой же шляпке, бегает на рынок за овощами, чтобы приготовить ему что-нибудь особенное, южное… Они сидят вместе в кафе, и оранжевые светильники выхватывают из мягкой, шоколадной тьмы уютного зала их улыбающиеся лица и спокойные глаза влюбленных, уверенных в том, что они наконец встретились и больше никогда не расстанутся. Хриплый голос саксофона сипит что-то, вздыхает и вдруг, разбежавшись, увлекает низкой и страстной мелодией блюза, несет в облака самолетным расползшимся следом, а потом, внезапным зигзагом – вниз, в лабиринты подземки с толпами разочарованных и усталых людей, тоже когда-то уверенных и влюбленных, а потом привыкших к счастью или, наоборот, отчаявшихся и растерзанных жизнью…

«Да нет, не было смысла в адресе художника, – говорила себе теперь Надя, – да и был ли он, этот адрес?» Бородач производил впечатление бродячего существа, и Марка он поймал в далеком Неаполе, скорее всего, случайно, будучи занесенным туда ветрами странствий, возможно, бросившими на пестрый неаполитанский рынок нелепого человека в котелке лишь для того, чтобы оставить его лицо на картине и подыграть, таким образом, Судьбе, решившей, что портрет должен висеть тут, над журнальным столом вот этой тихой, маленькой квартирки…

27 декабря 2009

Елена Георгиевская

Повесть «Луна высоко»

…Они поехали бы домой автостопом, но, по причине окончания срока аренды, приходится тащить с собой все свое барахло. Вокруг тетки с тележками и дядьки с пивными бутылками. Это не тот год, когда самым модным считался душераздирающе розовый, и треть девиц вокруг казались двойниками глубоко мещанской героини «Трех сестер», зато мода на мужские стрижки a la зэк уже превратила большинство мужиков в лесные убожества. Жирные бритые курносые парни в мятых футболках глупо ржут и помахивают бутылками у края платформы. Колонна баб с сумками и тележками тянется мимо них. Придурок кажется стройным, как тополь, на фоне этих дубов. Он даже перестает производить впечатление придурка, хотя мужчины, пишущие стихи, не слишком часто кажутся умными. В нем есть некое сдержанное изящество. Саша вполне понимает себя. Вообще, довольно легко понять, что она в нем нашла, даже если не иметь в виду темную сторону личной жизни. Он ругает железнодорожников за повышение цен на билеты. Сообщает, что его не напечатали в литературном журнале.

Придурок – глубоко творческая личность. Он, как и Саша, заканчивает психфак и утверждает, что изучает на себе психологию творчества. Ему бесполезно объяснять, что словосочетание «психология творчества» в контексте мировой науки имеет отношение преимущественно к философскому словоблудию, а не к психологии как таковой. Саша не спорит с ним – она молча остается при своем мнении.

Она хочет тишины, чтобы по пространству вокруг нее не ездили машины, у любого входа и выхода тебе не совали разноцветные бумажки с идиотской рекламой, и нигде никто не орал. Осуществимо ли это желание, если у тебя мало денег? Воистину риторический вопрос…

26 декабря 2009

Алексей Сомов

Сборник стихотворений «Незима»

Ты, который по типу
раздает всем сестрам по серьгам
(прости за фамильярность –
бледные малокровные души
маскируют ею смущение,
это общеизвестно) –
не надо мне ни денег (разумеется, вру), ни славы (опять вру, да еще как),
ни шерстяного покоя, –
три вещи, только три вещи, три очень простые вещи,
снова и снова:
Родина,
то есть чувство этой промерзшей земли под ногами,
исполнение снов про белого мальчика с волосами как лен, с кожей как мед
и умение радоваться чужим стихам,
как своим.
Это все, чего мне реально не хватает сейчас.

После –
можешь включать свои стробоскопы.
Я прикрою глаза рукой.
25 декабря 2009

Марина Рябоченко

Рассказ «Глупой»

…Все детство и юность ей по выходным клали на хлеб, как самый большой подарок, кусок вареной колбасы из вонючего сельпо. Теперь же она кушала как царица. Несмотря на скудость советских прилавков, на столе у нее даже по будням бывали и икра, и нежнейшая вырезка, и золотистый балык, и длинные парниковые огурцы, и даже ананасы – круглый год. Доставалось все в буфетах – сначала горкомовском, потом редакционном. У нее уже давно стало правилом начинать рабочий день с похода в буфет. Буфетчицы, такие же незатейливые тетки, встречали ее тепло. Посудачив о житейском минут пять, она убегала на рабочее место, оставив наказ припасти к вечеру то батончик колбасы, то 300 грамм рыбки, то глазированных сырков…

Ни одна трапеза у них с отцом не проходила без пол литра водочки или бутылки портвейна. Пили не ради пьянства, а только ради аппетита. Прижилась у нее эта традиция и на работе – в редакционном коллективе половина мужичков были крепкими выпивохами. В брежневские времена нищеты и тотального вранья было это делом обычным – ну как написать о рекордных удоях молока или перевыполнении пятилетки, не залив совесть бутылкой портвейна? А она себе нашла подружку – на пару лет помоложе, интеллигентную, корреспондентку… Вначале выпивали только по праздникам, да в субботние дежурные дни, а потом разбаловались, стали пить и среди недели. Было для них каким-то особым кайфом, своеобразным адреналином – зайти среди бела дня под носом у трех редакторов в крошечную метровую кладовку за секретарским столом, махнуть стаканчик портвейна, а потом как ни в чем не бывало закусывать салатом из свеклы с чесноком, догрызать рыбную голову, оставшуюся от ужина. Настроение становилось легким, веселым, и казалось им, что никто вокруг ничего не видит, не понимает…

24 декабря 2009

Юрий Осипов

Рассказ «Мстишка»

...Понимаешь, я чувствую себя отрицательным героем. Как в комиксах для первертов садомозо: там все персонажи, кроме жертв, являются отрицательными. То бишь, есть жертвы и все остальные. Будь то случайные прохожие, сами истязатели или их помощники. Да и сами жертвы потом начинают проникаться эстетикой боли и встают на сторону садистов, становятся соучастниками. Я в данном случае: и жертва и исполнитель приговора. Меня поймали, изнасиловали, потом приковали к дну автобуса и повезли дальше. Все что мне дано видеть, это рельеф асфальта или щебень проселочных дорог. А рядом болтается шнур, который при скорости больше 60 км/ч, бьет меня по лицу.

Ты замечал, что в этих комиксах, палачи всегда уродливы, не симпатичны, вызывающие отвращение своей мясистой плотью или дистрофией? А ведь эти истории рисуются для тех, кто жаждет похищать девушек на улицах и насиловать их в подвалах, держать в клетках, заковывать в кандалы. Как Урод из Криминального чтива. Или как Йозеф Фритцль. Так вот, та целевая аудитория, на которую направлена данная тематика, вполне согласна с тем, что их рисуют в образе монстрика в кожаных трусах и бородавкой на члене. Это своего рода компенсация за то, что они могут кончить, плавя соски своих жертв на горелке или устраивая им жесткий double penetration. То есть, вы хотите вот этого, тогда вы будете выглядеть вот так...

23 декабря 2009

Татьяна Калашникова

Эссе «Бунтовала душа. Бунтовало сердце»

…Так сложилось, что отец мой – добрейшей души человек, большой оптимист и жизнелюб, ушёл из жизни относительно рано (ему было 63 года, мне – 28). Смерть отца как-то сразу подкосила, стала уходить почва из-под ног, рассыпаясь в песок. Семья лишилась главы, своего рода внутреннего стержня. Возникло и стало расти чувство потерянности и незащищённости. Казалось, так будет теперь всегда. Но вскоре после этого горького события в моей жизни стали появляться новые лица – люди, которых как будто нарочно провидение посылает мне, люди, которые, хоть и не смогли бы никогда заменить мне родного отца, но уж совершенно точно могли бы и смогли стать для меня поддержкой в различных аспектах. Позже мысленно именно так я их и именовала – мои отцы. Недавно почивший Василий Пригодич (Сергей Сергеевич Гречишкин) из их числа. Я благодарна судьбе за то, что свела меня с этим человеком на безмерных просторах литературного Интернета. От Сергея Сергеевича – джентльмена, прежде всего, в отношениях с женщинами – всегда исходило тепло отеческой заботы.

Знакомство наше было, как принято сейчас выражаться, виртуальным и сводилось к общению на литературных форумах и путём частной переписки. Увы, мы никогда не встречались в реальной жизни. И, тем не менее, я с уверенностью могу сказать, что Сергей Сергеевич, был для меня не только своего рода поддержкой, он стал для меня еще и великолепным примером последовательности, умения держать ноту. Один из моих университетских преподавателей любил повторять «Стабильность – признак высокого класса». Сергей Сергеевич в отношениях с людьми был весьма последователен и стабилен. Во всяком случае, на уровне того, чему я лично так или иначе оказалась свидетелем. На похоронах Сергея Сергеевича прозвучала мысль о том, что он создал особый стиль общения в Интернете («Мои высокие сетевые друзья!»), под чем я лично подписуюсь обеими руками…

22 декабря 2009

Рикки Ли

Рассказ «Тимофей Ильич»

…На перекрестке, пережидая плотный поток автомобилей, собралась небольшая толпа. Мамочки, бабушки и няньки вели по домам отпрысков, закончивших свой трудовой день в школе. Молодой парень в строгом костюме прижимал к себе папку с бумагами и нетерпеливо переминался с ноги на ногу, с нескрываемой досадой поглядывая на светофор. За спиной у него о чем-то шептались две барышни, худенькие и смешливые, очень похожие на юную Ленку из тех далеких, тревожных и счастливых дней. Только не было у неё в их годы стильных юбочек и модных туфель на высоких каблуках – только белый халат поверх гимнастерки, да хромовые сапожки помнил Тимофей Ильич. Это уже позднее, когда он заявился в отпуск после победы над Японией, они вдвоем отправились на барахолку, в надежде выменять на трофейные цацки какой-нибудь цивильной одежки для неё. Сам Тимофей еще не один год донашивал застиранные гимнастерки, все заработанное тратя на любимых девчонок: им положено быть красивыми, а он же, привычный ко всему солдат, как-нибудь перебьется в казенном…

Предавшись воспоминаниям, он едва не пропустил момент, когда стоявшие вокруг люди дружно шагнули с тротуара, повинуясь команде светофора. Тимофей Ильич торопливо засеменил следом, опасливо поглядывая на нетерпеливо порыкивающих стальных коней. Едва пересек он середину дороги, как зеленый свет сменился на желтый. У кого-то из седоков не выдержали нервы, раздраженное бибиканье заставило старика прибавить шагу, но замерший в первой шеренге автомобилей широкомордый, угрожающе-черного цвета монстр, стоял спокойно и твердо, равнодушный к доносившимся сзади истеричным сигналам. Только после того, как последний пешеход освободил проезжую часть, он тронулся с места, полный скрытого за тонированными стеклами достоинства…

21 декабря 2009

Александр Ларин

Рассказ «Актёр-любитель»

…Ну, приступили они к занятиям, обговорили роль, образ. Он у крупного деятеля, известно какой – еще более крупный. Он у нас и жесткий борец с коррупцией, и заступник за обездоленных, и блестящий менеджер – и в то же время наш, родименький, свой...

Начали, как водится, с тела: как большому деятелю следует ходить, на стуле сидеть, чтобы зад не слишком выпирал; мимику, взгляд государственный ему отрабатывали… Потом взялись за голос, дикцию – читали вслух Чехова, басни… Видный деятель, правда, уже тогда начал дергаться – они же там не привыкли, чтобы им гадости в лицо пуляли: и про его сап, и что у него губы с глазами в разные стороны разбегаются… Но самое драматическое развернулось, когда тетя и этот артист-любитель принялись разучивать какую-то его важную речь.

Он ей что-то там бодренько про улучшение, повышение… ну, в общем, любимые их фразы, как же без них? – а она ему тут же "стоп", это у неё вроде знаменитого "не верю" от Станиславского; он – что-то там строго про бюрократию, коррупцию, – а она опять "стоп", и опять на него с критикой; он скорбным голосом – о стариках, инвалидах, – а она и это бракует, в общем, все его программные тезисы раздолбала: то интонация не та, то физиономия, а главное, говорит ему, не захватывает, не верится, что все это его действительно колышет…

20 декабря 2009

Анастасия Бабичева

Сборник переводов «Четвёртый переводческий»

...В минувшем месяце в Самаре состоялся очередной семинар-мастерская по художественному переводу. Этот семинар стал четвертым по счету в череде подобных встреч, посвященных современной англоязычной поэзии. Начиная с 2007 года, когда открылась первая мастерская, эти мероприятия успели обзавестись собственными традициями. Узкий состав, но разноплановый коллектив; камерное обсуждение, но широкий масштаб рассматриваемых текстов; режим полилога, но единый результат.

Традиционно работа начинается с текстов, относительно более традиционных по форме и содержанию, и постепенно обращается ко все более актуальной поэзии. В ходе четырех семинаров мозговому штурму подвергались произведения и знаменитых авторов, таких, как Джон Апдайк, Эзра Паунд, Эмили Дикинсон, и до сих пор мало известных российскому читателю современных поэтов, как, например, Майкл Ивс, Стефани Янг, Розмари Уолдроп и других.

Помимо переводческой практики, семинары неизбежно затрагивают и более общие вопросы: теоретические аспекты современной поэзии, понятия переводимости и непереводимости, пропущенные через призму актуальной литературы, особенности современного перевода в контексте общекультурной ситуации, проблемы современного искусства, в целом...

19 декабря 2009

Алексей Борычев

Сборник стихотворений «Осенний фрегат»

Небесным лоцманом ведомый
В цветную бухту сентября,
Корабль осенних окоёмов
В туманы бросил якоря.

На мачтах корабельных сосен
Качнулся парус облаков
Фрегата под названьем «Осень»,
Плывущего в простор веков.

… А утром якоря подняли,
И, разрезая гладь времён,
Поплыл в тоскующие дали,
Сливаясь с призраками, он,

Где леденеющим забвеньем
Окутан суетливый мир,
Где гаснет пламя вдохновенья
И не звучит страстей клавир.

Пройдя все зимы и все вёсны,
Вернётся в гавань сентября,
И эти мачты, эти сосны –
Спалит прощальная заря.
18 декабря 2009

Джон Маверик

Рассказ «Пчёлки»

…Наверное, самое страшное, что может представить себе взрослый человек – это смерть ребенка. Неважно, по какой причине. Дети должны жить, они – наш шанс на будущее, тот свет в конце туннеля, на который мы идем, сталкиваясь в кромешной темноте и оступаясь в чавкающую под ногами грязь. Если он погаснет, путь лишится цели.

А когда ребенок кончает с собой – это страшно вдвойне. Часто из-за совершенного пустяка: из-за плохой отметки, ссоры с другом или подружкой, обиды на родителей, «не того» подарка на день рождения или на Рождество. Дети еще не успели привыкнуть к миру и увязнуть в его проблемах. Они легко расстаются с жизнью, словно птицу, выпуская ее из рук.

Теперь никто не смог бы сказать наверняка, почему погиб Петер Грасс. Перепутал ли он открытое окно с дверью и вышел в него – по ошибке? Хоть и не высоко, третий этаж, но, упал неудачно. А может быть, он просто ушел в один из своих миров. Вряд ли в тот, где шла война. Хотя, кто знает...

Но говорили, что он сам захотел умереть после того, как учительница немецкого отчитала его перед всем классом. За ерунду какую-то, за то, что якобы испачкал стенку цветными мелками. Мальчик покраснел, но не заплакал. Стоял, опустив голову и комкая неловкими пальцами воротничок рубашки. А потом поднял взгляд и вдруг словно впервые увидел других ребят, и учительницу, и маленькую комнату с окнами-зеркалами, в которую проникало так мало света и так много пыли.

Увидел – и испугался…

17 декабря 2009

Наташа Северная

Очерк «По киевскому времени»

…Кстати, я уже давно убедилась, что рассказы о некоем украинском гостеприимстве, об особой украинской щедрости – полная чушь. Не могут нищие и злые люди быть гостеприимными. Они на это просто не способны. Это особенно чувствуется в метро. В нем ездят только бедняки, а все богачи – на машинах. Город так и делится – на подземную и надземную часть, на бедных и богатых. Это только в первый раз подземка произвела на меня впечатление. Ух ты, какой эскалатор! Ух ты, какие светильники! Ух ты, метро! А потом я увидела реальность. Сначала озлобленная и наглая толпа стоит в очереди за жетонами – крики, ругань, мат, все толкаются, напирают. А ведь эта очередь не из люмпенов состоит: здесь и рабочие, и приезжие, и подростки, и мамочки с детками, и интеллигенция. Затем толпа съезжает на эскалаторе вниз и, сбивая все на своем пути, мчится к поезду, будто он – последний и через минуту не подойдет следующий. Что поделать, воспитанность сейчас не в чести. В вагоне ситуация усугубляется: со всех сторон сыпятся откровенные и унизительные оскорбления – ведь разыгрывается главный приз – свободное место, из-за него вам глотку перегрызут, а уж уступить его добровольно…Особенно трудно даётся это мужчине, перед носом которого стоит беременная женщина. По ее лицу видно, что она страдает – тяжело ей стоять, да еще в бока пихают. Я заметила – в такой ситуации мужчина делает вид, что перед ним не беременная женщина, а пустое место. А если в соседнем вагоне едет твоя жена и вот так же мучается, а сволочь? Плевать, ее проблемы!..

16 декабря 2009

Николай Беляев

Сборник стихотворений «Казанская тетрадь»

За Булаком,
между бензоколонкой и автобусным парком,
в сквере,
разбитом неподалёку от Сенного базара,
три атланта с макетом земного шара
ходят днём и ночью по кругу...
Я мальчишкой был. И однажды утром
мне дружок на бегу
сообщил восторженно, звонко,
что – к чёрту взлетела бензоколонка!
Прибежали мы,
всё как следует, осмотрели...
Где – ни стёклышка в окнах,
а где – с трудом уцелели.
И усатый сержант со значком,
(– Дядя, что за награда?)
грудь расправив солидно,
обоих послал куда надо...
Мы ещё потолкались.
Потом – посмотрели и ладно! –
ничего не поняв, не узнав,
повернули обратно...
Много в памяти годы всего нанесли, намешали.
Но запомнилось: три силача удержали
шар земной… И это было прекрасно!
Остальное забылось,
иль брезжит темно и неясно.
15 декабря 2009

М. Иванов

Сборник текстов «Мыша»

…На самом деле он был не мыш, и не бурундучок, и не суслик. Рядом было озеро-болото как всегда в наших местах, и я так думаю, слегка по-эстонски, что это был выдр. Он вышел из своего болота, и ему надо было на ту сторону, там тоже недалеко болото. И в этот самый момент, так сложилось, я проезжал по дороге на черной немецкой машине, идеальном орудии убийства. Но он об этом не знал, а ему надо было на ту сторону. Он очень спешил, – зачем? Все могло быть иначе, он остался бы жив и его отложенные дела, по лености ли или в силу распорядка, – не остались бы незавершенными, а напротив, были бы доделаны. Типа он выпил бы давно присмотренные яйца в гнезде куропатки на том берегу, или поймал бы наконец ту единственную уже наконец рыбу в его родном озере, что несла в себе паразитов неисчислимо но это было все равно, – ведь он попал под машину. Ему было суждено умереть молодым, не достигнув среднего возраста, не познав присущего ему кризиса, депрессий и фрустраций. Типа он вновь продолжил бы свой род моногамно пользуясь единственной в округе самкой, а как же еще, ведь они составляли возможно единственную пару от Кочердыка до Горелого, если не до самого Чинякино. Типа осталось типа, социальная ячейка разрушена, поражена, самка лишена партнера на долгие месяцы, пока силы природы не расставят все на свои места, дав ей нового партнера, либо некоему новому партнеру – ее. А им всем – нового ангела…

14 декабря 2009

Жан Дабовски

Миниатюра «Иллюзия Ха (Поэма-полуфабрикат)»

…Ха царапает угольком на стене несколько нескладных черточек и называет их буквами. Черточки со временем истираются. Буквы остаются. Ха обескуражен…

Холодно. Ха кутается в ежовые рукавицы и чувствует, как запоздалое тепло касается кончиков его озябших коготков. Ха с недоумением наблюдает природные процессы. Его отогревшиеся коготки желтеют и опадают. Ха приглушенно сопит…

Ха – сквернослов. Работа, только ради того, чтоб не подохнуть от голода, и пожирание плодов собственного труда, лишь для того, чтоб снова работать, в ком угодно убьет зыбкую тень врожденной этики. Для Ха это давно пройденный этап. К нему он не более чем равнодушен.

В своих снах Ха научился падать. Эти сны очень важны для него. Так как, увидев такое сновидение однажды, Ха уже навсегда прикован ртутной цепью к красоте низвержения.

Несомненно, входящие и выходящие привлекают внимание Ха. Во времена их внезапных появлений да безвозвратных исчезновений, он, выкарабкиваясь из-под своего тяжелого стального укрывала, отдает честь пустой головой. Такова его реакция восприятия новых лиц…

13 декабря 2009

Мария Герасименко

Сборник стихотворений «Любимая книжка малыша и малышки»

Прямо с неба на ладошку
Мне упала снега крошка,
Приземлилась на ладони,
Зная: Тёма не уронит.

Смотрит на меня, сверкая,
Крошка снега кружевная.
Улыбается, искрится…
Как такому не дивиться?

Я красавицу-подругу
Дома схороню от вьюги,
А пока мы с ней в пути,
Пусть в кармане посидит.

Прибежал счастливый к маме,
Крошку стал искать в кармане:
– Вылезай, спаслись от стужи!
Только вместо крошки – лужа…
12 декабря 2009

Юрий Осипов

Рассказ «Презент Перфект»

...Я во все оружии, но с холостыми патронами. Ольга предупреждает, что скоро я начну вести полноценную половую жизнь. То есть буду спать на полу и разглядывать половые щели, как они есть. Ольга акмеистка. Она за простоту русского языка.

Здесь у нас неизбежное столкновение: я разделяю мнение несравненного эстета Уайльда, что человеку, который в прозе называет лопату лопатой, следует взять этот инструмент в руки и завязать с творчеством.

Ольга как раз перечитывает «Портрет Д. Г.», и я вижу главного героя, стоящего перед зеркальном столиком, вдыхающим контуры собственного портрета, искусно выложенного пудрой цвета слоновой кости на гладкой поверхности; когда основные штрихи употреблены, он закидывает остатки пыли на десну, и под прозрачной крышкою стола становится виден его портрет, огромная черно-белая фотография; Дориан совершает этот ритуал ежеутренне, и каждый раз после марафета портрет меняется – все по книжке, никакой вольной интерпретации, ну разве что, изображение меняется еще до деяний самого Дориана.

Меня опасаются кошки. Они чувствуют, что я не пинаю перед собой, как футбольный мяч, звук собственной поступи.

Мы долго бродим вместе, как сепажные вина, среди мостов и рек. В ушах у Ольги слышится что-то с претензией на музыку. Все правильно: при перемене пейзажа должна звучать музыка. Только не спрессованная в гробик плеера. Единственное оборудование, пригодное для ее воспроизведения – память. Жаль, что современная музыка застывает быстрее шлакоблоков и пенобетона.

На пустой набережной играет на гитаре бородач в черном. Партия проста, дисторшн на максимуме, комбик шуршит костром. Но есть в нем особая экспрессия. Нажим. Отчужденность. Он будет в нашем оркестре.

– Я бы выпила двойной эспрессо – Ольга прячет щупальца наушников в сумочку. У этой девочки тоже есть…эспрессия. Эспрессо и Я...

11 декабря 2009

Александр Либиэр

Монография «Творчество Бога»

Более десяти лет назад была написана моя первая книга «Философия творчества», в которой проводился всесторонний анализ феномена творчества. Из всех книг, которые мной были написаны до сегодняшнего времени, именно «Философия творчества» оказалась самой сложной для написания. Поговаривают, что так происходит почти у каждого творческого человека: первенец наиболее долгожданен и ценим. Женщины меня поймут, наверно, лучше, чем те мужчины, которые не проходили мук творчества. Но с другой стороны, та первая моя книга, которую я с огромным трудом выносил и выложил миру, обозначила дальнейшее направление всего моего творчества и задала то потенциальное движение, которое нарастает с каждой последующей моей книгой. И теперь, когда я приступаю к написанию очередного своего творческого детища, то понимаю, что зародыш его был сформирован именно тогда – более десяти лет назад – в главе «Творчество Бога». Настало время раскрыть эту главу наиболее подробно.

В этой связи спешу уведомить читателя, что эта книга рассчитана лишь на тех людей, для которых творческое происхождение нашей Вселенной и существование Творца, сотворившего эту Вселенную, являются бесспорными фактами. Остальную часть людей, для которых творческое происхождение Вселенной и существование Творца этой Вселенной остаются спорными фактами, я отсылаю к своей первой книге, именуемой «Философия творчества».

Общий план книги разбит на три основные части. В первой части нашего повествования, мы раскроем читателю основные положения сакральной науки – доктрины, которой обучаются во всех школах, принадлежащих Примордиальной Традиции. Эта часть поможет непосвященному читателю лучше понять картину мира, свою природу и свое место в этом мире. Вторая часть книги излагает механику божественного творчества, именуемого теургией. Задача этого раздела книги дать объяснение того, каким образом был сотворен наш мир, а главное – для какой цели. Третья часть книги будет построена по системе вопрос-ответ. Она призвана дать ответы на более «мелкие» вопросы, возникающие после изучения материала двух первых частей книги.

Итак, имеющий глаза – пусть увидит, имеющий уши – пусть услышит.

10 декабря 2009

Наталья Драгунская

Рассказ «Одноклассники.ру»

…Всегдашняя бодяга: разбитые иллюзии и несбывшиеся мечты. А поскольку Марина не принадлежала к разряду танкеток, которые идут по головам, не задумываясь о том, что с этими чужими головами будет, то, видно, так и суждено ей было пребывать в разряде почасовой любовницы, ждущей каждый вечер и часто не дожидающейся телефонного звонка всю оставшуюся очень долгую жизнь, как им всем тогда представлялось, не догадываясь о том, что жизни этой у Марины осталось не так уж много. Началось все с болей в спине. Она, как положено, сначала к врачу не пошла (и так рассосется!), потом все-таки пошла, ее отправили на физиотерапию и велели греть. Грели довольно долго и догрели до того, что она от слабости и ходить-то еле могла. Тогда догадались послать на рентген, рентген показал рак груди с метастазами в печень и в легкие. Ее положили в больницу, подержали там, а потом отпустили домой умирать, и Гриша, приходящий любовник, как они его все называли, забыв прежнюю осторожность (что уж там он говорил дома о том, где он пропадает каждый божий день?), неотступно сидел около нее часами, и утешал, и поил с ложечки, и осторожно целовал исхудавшие, желтоватые запястья, то есть неожиданно превратился в того, кого она все время и хотела видеть рядом с собой: мужем, преданным, любящим только ее одну, сделав в ту последнюю зиму ее жизни то, что не мог сделать за все годы их связи – сделать ее счастливой…

9 декабря 2009

Евгения Баранова

Сборник стихотворений «Волчий дым»

Я не стану уже собой.
Я не стану никем другим.
Моей памяти волчий вой
превращается в волчий дым.

И горит на боках земля,
брызжет искрами рыжий глаз.
Волк, мы были с тобою зря.
нас никто не сберег – не спас.

Греет шерсть – поднеси огонь.
Зреет шерсть – вырастает дом.
Волк, в какой-нибудь из погонь
обязательно доживем.

Значит – умные взяли след.
Значит – верные им под стать.
В середине больших побед
кто-то вынужден умирать.
8 декабря 2009

Павел Каменев

Рассказ «Otlichnuy»

…Рассказ был вне жизненной хронологии. Егор рассказывал про детство, про то, как учился в институте. Рассказывал про то, что когда у него поднимается высокая температура во время простуды, ему мерещится один и тот же кошмар, как, будто на него летят огромные, с двухэтажный дом, каменные шары, подвешенные как какие-то сатанинские маятники на огромные железные цепи. Эти шары раскачивают знакомые или родственники Егора, или какие-то не известные ему люди, или, вообще не понятно кто, может быть и не люди вовсе. А Егор кричит, чтобы перестали, что ему очень страшно, что его сейчас раздавит. И он падает, и очередной качающийся зловещий маятник пролетает над ним, обдавая спину ледяным воздушным шлейфом.

Ещё Егор рассказывал про то, как несколько раз в жизни чувствовал, что такое счастье. Как в первый раз это было, когда Егор однажды вечером сидел в кресле перед выключенным телевизором, закинув ногу на подлокотник, а на него накатилась волна умиротворения и спокойствия и, именно, тогда Егор подумал, что это должно быть и есть счастье. «Бог по голове погладил». И, что счастье – это не состояние человека протяжённое во времени, а это и есть само время пронизывающее человека: «Время, точнее – секунды, которые проходят через тебя и, которые ты чувствуешь физиологически, всем телом, всеми внутренними органами, каждой мышцей» – говорил Егор…

7 декабря 2009

Сергей Жуковский

Сборник стихотворений «Пять романсов»

…когда мы увидимся вновь
на гари асфальтовой,
в небе ли,
средь судорог сладостных снов,
в плену ли гостиничной мебели,
меж сутолок праздных сует
в промозглом пространстве купе ли
иль – вынырнув рядом на свет
из плена прохладной купели
вечернего моря…

Когда
случайно увидимся сквозь мы
уплывшие в Лету лета,
одетые осенью вёсны,
сквозь изморозь призрачных стуж
иль – озеро звёздочек павших…

Иль вовсе увидеться уж
и душам заказано нашим?..
6 декабря 2009

Ариадна Радосаф

Рассказ «Пикет вчетвером»

…“Когда это началось? Зародилось в душе?.. И как, как, скажите, я мог этого не заметить?”

Савелий нес тяжелые сумки, а Гелена Сергеевна легко ступала рядом. Пшеничные волосы растрепал ветерок, они блестели на солнце, особенно челка, пушистая, девичья. Он старался не смотреть на нее, но взгляд упорно возвращался, ловил каждое движение, любовался изяществом гибкой фигуры, женственностью, которая сквозила во всем и которая оказалась неподвластна времени.

Ей было сорок пять лет. Она много работала, и представить ее без работы, без вечной объемистой рукописи с торчащими листами… Нет, это было решительно невозможно. Она прекрасно справлялась с компьютером, но любила читать, лежа на диване, закинув ногу на ногу и поглощая орешки и сухофрукты из шуршащего целлофанового пакетика.

Савелий давно уже отдавал ей все, что писал, отдавал первой, и с замиранием сердца ждал отзыва. Гелене Сергеевне редко удавалось к чему-нибудь придраться, ведь он был по-настоящему талантлив, и Савелий облегченно вздыхал, успокаивался, выставлял работу в сети.

В реале издавались его переводы. Однако в последнее время он писал рассказы и повести и приобретал в виртуальном мире все большую известность. Инга не знала об этом увлечении мужа, а ее мать знала. Можно даже сказать, была соучастницей. Гелена Сергеевна хранила у себя все рукописи Савелия, и в электронном виде, и в письменном столе, в отдельном ящике, в аккуратных зеленых папочках…

5 декабря 2009

Владимир Набоков

Цитаты из романа «Защита Лужина»

…Лужин действительно устал. Последнее время он играл много и беспорядочно, а особенно его утомила игра вслепую, довольно дорого оплачиваемое представление, которое он охотно давал. Он находил в этом глубокое наслаждение: не нужно было иметь дела со зримыми, слышимыми, осязаемыми фигурами, которые своей вычурной резьбой, деревянной своей вещественностью, всегда мешали ему, всегда ему казались грубой, земной оболочкой прелестных, незримых шахматных сил. Играя вслепую, он ощущал эти разнообразные силы в первоначальной их чистоте. Он не видел тогда ни крутой гривы коня, ни лоснящихся головок пешек, – но отчетливо чувствовал, что тот или другой воображаемый квадрат занят определенной сосредоточенной силой, так что движение фигуры представлялось ему, как разряд, как удар, как молния, – и все шахматное поле трепетало от напряжения, и над этим напряжением он властвовал, тут собирая, там освобождая электрическую силу. Так он играл против пятнадцати, двадцати, тридцати противников и, конечно, его утомляло количество досок, оттого что больше уходило времени на игру, но эта физическая усталость была ничто перед усталостью мысли, – возмездием за напряжение и блаженство, связанные с самой игрой, которую он вел в неземном измерении, орудуя бесплотными величинами…

4 декабря 2009

Алексей Сомов

Скетч «Вылюди»

...Он. Я их прямо вижу.

 

Она. Кого?

 

Он. Этих… вылюдей.

 

Она. Да?

 

Он. Такие… вроде хорька или ласки. Только огромные, под три метра, прямоходящие. Самое страшное, что они как бы… эээ… наследники приматов. Те, кто идет за нами.

 

Она (веселый смайлик). Эк вас прет.

 

Он. Да-да-да. То есть я хотел сказать – они взяли от приматов то, что считали нужным. От нас взяли, от крыс, от голубей, от ангелов… инсектов там всяких.

 

Она. Кого?

 

Он. Насекомых. Жвала, хитин, лапы эти суставчатые.

 

Она. Ужоснах.

 

Он. Постойте. Они что-то говорят.

 

Она (трясет веселым смайликом). Они еще и разговаривают?

 

Он. Ну… это скорее такой ультразвуковой вой, что ли. Но я их каким-то чудом понимаю.

 

Она. Что говорят-то?

 

Он. Сейчас… «Мы идем вслед за вами. Мы – это все, что не вы. Мы – отсутствие слова «мы». Все, чего вы так боитесь»...

3 декабря 2009

Федя Мальгинов

Сборник стихотворений «Какой-то год»

мой друг, мне крылья ваши впору,
а вам к лицу отливы кожи.
так и останемся. без спору,
летать ли, ползать – всё похоже.

когда-то нравы были строже,
не разорви моральных кружев…
как изменилось всё. похоже,
теперь бывает и похуже.

и всё, похоже. дни листая
порой найдёшь, где хорошо, но
я безразлично в небе таял,
вы уползали отрешённо
2 декабря 2009

Антон Рамст

Рассказ «Город с нарисованными домами»

…У нас в городе чтобы найти дом знать адрес мало – надо еще знать, где он находится, потому, что привязка к улице и порядку номеров, зачастую, очень относительна. А в этом квартале, даже местные жители с трудом ориентировались. Особенно когда наступали сумерки, и с адресами творилось что-то невероятное. Выйдя из подъезда, я закурил и пошёл вдоль дома в поисках вывески с названием улицы и номером. Ул. Титановая, дом17 – высветились буквы буквально за углом. «Замечательно, – подумал я, – с утра это была улица Черноморская, как известно сама себе параллельная и перпендикулярная».

Это началось лет двадцать назад, когда я еще ходил в детский сад. Именно тогда начали проявлять себя безликие, и начали происходить непонятные ни для кого вещи. И в один из октябрьских дней город по чьему-то распоряжению обнесли стеной, и вскоре заметили, что хотя за городом наступает зима, в городе, по-прежнему, льют дожди. Хотя эта зима, и была теплее обычной, она в тот год еще не сильно отличалась от той, что была за стеной. Но со временем все менялось и менялось не в лучшую сторону, в Городе словно застыла осень. Город медленно приходил в упадок: жить сюда переезжали немногие, почти все у кого были дети, старались уехать отсюда, старики постепенно умирали – и город помаленьку пустел, особенно окраины, откуда люди, напуганные близким соседством с лесом и безликими, старались перебраться поближе к центру. Кто такие безликие не знал никто. Это была какая-то неизвестная, пугающая сила, какое-то странное сочетание тайного ордена, наподобие масонов, и чего-то нечеловеческого…

1 декабря 2009

Валерий Ян

Сборник художественных работ «Моя малая Родина»

 

 

 


Валерий Ян. "Река Клязьма. Весна". Репродукция.
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

05.12: Записки о языке. Самое древнее слово (статья)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2017 года

Купить все номера с 2015 года:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru


 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Реклама | Отзывы
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!