HTM
Мстить или не мстить?
Читайте в романе Ирины Ногиной
«Май, месть, мистерия, мажоры и миноры»

Архив публикаций за март 2009

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  [2009]   2010  2011  2012  2013  2014  2015  2016  2017 

январь   март   [март]   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  


31 марта 2009

Сергей Ручко

Рассказ «Нежить»

…Как-то всё остановилось вокруг. Ничто не живет, сплошная нежить. “Русь! Почто стоишь ты как надгробие?”. Люди – все равно, что тени, призраки. Они появляются откуда-то из пустоты и пропадают в ней. Каменные изваяния, имеющие способности ходить, перемещаться в пространстве, издавать какие-то звуки. Они символичны, символично их житие, но они не понимают этих символов, хотя и увлекаются астрологическими прогнозами.

Пришел, зачем-то, к дубу. В детстве любил сидеть на его могучих ветвях. Приходилось трудно залезать на него. Теперь рукою достаю до того места, куда раньше еле-еле взбирался.

Дуб, угол школы, дорога, остановка, на остановке девушка с молодым человеком. Она называет его “бамбусиком безголовым”, ему нравится. Что такое “бамбусик безголовый”, решительно непонятно. Понятно, что нечто приятное, молодому человеку нравится быть “безголовым бамбусиком”. Лучше, чем каким-нибудь Иван Иванычем Ивановым. Если подойти и спросить девушку, зачем она таким вопиющим и безобразным символом кличет своего любимого, то и она и любимый, сразу же оскорбятся, сразу же почувствуют, что в “бамбусике безголовом” скрыто что-то пошлое и неприятное. Но не потому, что словосочетание таково, а потому, что оно открылось кому-то другому. Пока оно суть их потаенное, то и, значит, хорошее, интимное, родное. Ей останется лишь одно, ответить на вопрос обыкновенным “кури бамбук, неандерталец!”…

30 марта 2009

Анастасия Бабичева

Рассказ «Непримиримый критик»

…Но тревога засела где-то в мозгу, на задворках и весь день напоминала о себе головной болью, ужасным настроением, неспособностью работать и думать. На следующее утро в редакции я специально крутился около людей, особенно, около тех, кто, как я знал, любил доносить до народа всякую потрясающую своей новизной информацию. Сплетни, проще выражаясь. И вот теперь я вслушивался в разговоры – тайком от всех, и даже себе не признаваясь, с опаской. Как будто я, действительно, мог услышать что-то опасное для себя. День прошел напряженно и почти не принес результата. Я не мог себе позволить такое безрассудство – уже два дня я не мог работать, а ведь кроме критики у меня было полно редакционных забот. Всё, пора завязывать с этой паранойей, говорил я себе, выкуривая последнюю «рабочую» сигарету. Сейчас домой, отсыпаться, а всякую чепуху – вон из головы!..

29 марта 2009

Игорь Якушко

Статья «Игры разума. Памяти Джона Фаулза»

...В данном случае поступлю избирательно по отношению к рассматриваемому материалу и намеренно умолчу о самой яркой стороне таланта Фаулза – таланте романиста. Ведь почувствовать вкус к его слову можно буквально по любому его сюжетному произведению. Тут главное – не напороться на эффект обманутого ожидания, провоцируемый бездушным книгоиздательским бизнесом. Так, например, в аннотации к первым русскоязычным изданиям «Любовницы французского лейтенанта» написано, что перед вами – эротический роман с любовной интригой, «Коллекционер» обозвали детективом, а на обложке «Волхва» нарисовали такого домового, что под ним ожидается не иначе как Дин Кунц по-русски, с лешими, ведьмами и русалками. Поэтому для неподготовленных читателей могу порекомендовать сначала ознакомиться с парой-тройкой критических работ о творчестве Фаулза или хотя бы с мнением уже прочитавших его книги, а затем уже браться за чтение; и никогда не забывать, что в ваших руках – изысканная и тонкая эстетическая ткань, для постижения смысла которой требуются серьёзные душевные усилия и напряжение ума. Тем же, кто уже приобщился к художественному слову Фаулза, думаю, будет небезынтересно побеседовать о малоизвестной стороне его творческой натуры – Фаулзе-мыслителе, Фаулзе-философе.

«Я не хочу, чтобы мои идеи нравились только потому, что они привлекательно поданы; я хочу, чтобы они нравились сами по себе» – заявил Фаулз на первых страницах своей книги «Аристос», о которой и пойдёт речь ниже. Эти слова – крик души философа, на которого читатели и издатели уже повесили ярлык «романист» и ожидают от него соответствующих движений аки кукловоды от марионетки. И написание «Аристоса» стало для него, по сути, жестом обретения свободы от пресса социальных условностей, свободы, которую так упорно ищут герои всех его художественных произведений...

28 марта 2009

Джон Фаулз

Цитаты из произведения «Аристос (размышления, не вошедшие в книгу Екклесиаста)»

...Я живу в мире случайности и бесконечности. Вокруг меня простирается космос: луга галактик, ширь тёмных пространств, звёздные степи, океаны тьмы и света. В нём нет ответственного бога, ни особой заботы, ни особого милосердия. Но повсюду я вижу живое равновесие, трепетное напряжение, бездонную, но таинственную простоту, беспредельное дыхание света. И я постигаю, что бытие заключается в понимании того, что я должен существовать в мире случайности, однако целое случайности не подвластно. Видеть и знать это – значит быть человеком...

27 марта 2009

Анна Иванова

Сказка «Сказка о любви и холодном сердце»

…– Ты сам себя так измучаешь сначала сомнениями, вопросами, потом сожалениями, если отречешься. Ты ведь до конца своих дней будешь тогда сожалеть об упущенной возможности, о том, что у тебя был шанс, и Фортуна улыбалась тебе, а ты из-за своих сомнений, из-за неверия в Любовь, не решился принять этот священный дар.

– Помни, выше и дороже этого дара, ничего на этом свете, – и улыбка Фортуны стала таять и растворяться в колеблющемся воздухе.

– Не исчезай! Дай мне еще минутку подумать! Я сейчас решусь и отвечу!– и он стал так глубоко думать, что не заметил, как облик богини становился все прозрачнее и призрачнее, пока она не исчезла совсем.

– Что я наделал! Я упустил свой шанс на счастье. Шанс, что мне дарила судьба и сама богиня удачи. Теперь мне уже никогда не суметь открыть свое сердце, теперь я уже не смогу никого полюбить…. – и он в отчаянии опустил голову на руки…

26 марта 2009

Олеся Брютова

Критическая статья «Вода от воды, в которой варился заячий суп, или Критика на критику критики»

…Для того, чтоб решить, что ситуация устарела, надо либо вовсе не ходить по книжным магазинам, либо жить в Москве.

Или где еще искать современную литературу, как не в книжных магазинах?

В сети? Сетевая литература – не совсем литература, простите. Современная литература – это то, что доступно для всех. То, что формирует современные умы. То, что создает культуру. Не массовую, а обычную, «культурную». Т.е. культуру не в социологическом, а в эстетическом смысле. Сеть же является определенным фильтром; она не для всех, и на умы она не влияет – скорее, умы влияют на нее. Потому что сеть не предлагает, в сети ищут. И вообще, книга должна быть книгой, со своей неповторимой фактурой, обложкой, запахом, аурой, если хотите. В этом вопросе я консерватор. Книга в сети – всего лишь информация; не знаю, как кому, а мне хочется большего.

Итак, стало быть, я настаиваю, что проблема существует; говорить есть о чем…

25 марта 2009

Сергей Жуковский

Сборник стихотворений «Эклер эклектик»

…исчезли гости…
Ты – один с подарком…
Воистину – что малое дитя –
обёртку разворачиваешь,
яркой
и глянцевой бумагой шелестя…
Какой же изувер –
внутри матрёшкой,
одна в другой –
коробочки…
Пыхтя,
ломаешь ноготь…
Отгоняешь кошку…
Ну, право… будто малое дитя…
И вот последней
махонькой коробки
распутываешь узел…
Чуть хрустя,
снимаешь
из картона крышку робко…
Там – ничего…
Ты плачешь…
Как дитя…
24 марта 2009

Анастасия Бабичева

Критическая статья «Еще раз о критике (№10)»

Олеся Брютова, “Каменный кулак”.

Начну с хорошего. Не для того, чтоб подсластить; просто хорошее в данном случае еще и главное. Итак: Олесе Брютовой я поверила. Значит, цель ее статьи (в том смысле, как я ее поняла) достигнута. Значит, написано уже не зря. А это, согласитесь, и важно, и хорошо.

Но вот, что плохо: на мой взгляд, Олеся допустила две не простительные для критика ошибки (отговорка, что, мол, «я вовсе не критик, а это просто от души», не принимается – статья названа критической, Олеся дает оценку, а это значит, что планка установлена, пусть даже только на этот раз).

Первое – обобщение; пошлость. Обобщение и есть пошлость, а пошлость тем и плоха, что обобщает.

Прямо с первого предложения: «балующийся литературой» человек садится за критическую статью. Это, позвольте, что? Автор себя так характеризует? Тогда считаю дальнейшее чтение статьи и даже сам факт ее публикации не просто бесполезным, но даже невозможным. Или это, вообще, о критиках? Тогда это даже на высокомерие не похоже – у высокомерия должны быть основания. А если Олеся просто, невзначай употребила это невыносимейшее клише (как, подозреваю, и было на самом деле), то… пошлость; обобщение...

23 марта 2009

Виктор Дронников

Сборник стихотворений «Русский колодец»

Так внезапно окончилось лето.
Стало грустно в осеннем краю.
В белых рощах, кипящих от света,
Лунный холод земли узнаю.
И в сухих камышах над водою
Кто-то плачет иль, плача, поёт…
Этим звукам с неясной бедою
Вторят долгие крики с болот.
Эти крики и странные плачи,
Этот свет, что клубится во мгле,
Не несут мне, как прежде, удачи
На когда-то счастливой земле.
И над всей этой ночью, глядящей
Отчужденностью меркнущих звёзд,
Все тревожней к луне восходящей, –
Выкипающий холод берёз.
И от звуков, что душу мне ранят,
И от света, что веет огнём,
Нелегко удержаться на грани
Между небом и небытиём.
22 марта 2009

Алёна Гвардейская

Рассказ «Быть матерью»

...Машка вздохнула, громко отхлёбывая из чашки.

– В общем, когда он ушёл, жить не хотелось. Родила на нервах раньше срока. Хотела в роддоме оставить, но когда посмотрела на него… Эх, надо было, надо. Знаешь, Жека, я его иногда выкинуть хочу. В форточку. Или оставить на скамейке. Или подушкой прикрыть, чтобы не орал. Чтобы больше не слышать этого. Или глаза закрыть, и словно всё это не со мной.

Машка уставилась на свои руки.

– Я ведь, Жека, не играю больше. Вот как он родился, так и не играю. Он отнял у меня всё. Мужа, молодость, карьеру. Всё.

Машка заревела в голос, не сдерживаясь. Я снова делаю попытку её обнять.

– Вот только не надо меня жалеть! – орёт Машка.

Растирает слёзы по лицу.

– Знаешь, раз уж ты тут. Я схожу погулять. Просто погулять. Ведь я не хожу никуда.

Маша встала и попятилась к выходу.

– Я бегом. Туда, раз, и обратно. Воздухом подышу. А то вон синяки какие, – она смотрит в зеркало. Накидывает плащ. – Ну, я успокоюсь и приду. Ведь ты мне всё ещё подруга?

– Подруга, – машинально отвечаю...

21 марта 2009

Михаил Вишняков

Сборник стихотворений «Земляника поспела»

Плечи в ситце, руки в белых маках.
Сколько можно сниться, приходить,
тучей оборачиваться, плакать,
ерунду земную городить?
Целовать ладони осторожно,
провожать, как заметать следы,
в твой Читинский железнодорожный
техникум измены и беды.
На бугре у трассы в воскресенье
ждать автобус, укрывать коня,
обжигаться черным подозреньем,
блеском снега, криком воронья.
Жить нелепо, горестно и сложно,
тайно ждать свидания с тобой,
и уйти, как в путь неподорожный,
в ревность, одиночество и боль.
Вспыхнуть вновь, как первый жар колосьев,
и любить, и сколько хватит сил –
быть последним, кто тебя не бросил,
памяти твоей не изменил.
20 марта 2009

Елена Зимовец

Сборник стихотворений «Игра ни во что»

Белым по белому вышит небесный свод.
Только бы не споткнуться об этот сон…
Эхо играет на флейте, не зная нот,
Чтобы любой был услышан и повторён.

Ладно бы сюр, но реальный вполне сюжет,
Мир за кулисами быта и мелодрам.
Можно не сбыться, но это пока секрет.
Можно случиться, а как – ты придумай сам.

Этой негромкой участи не избежать.
Молча плати по счёту своей мечты.
Время поставит двойку тебе в тетрадь
За остроумную версию пустоты.

Чёрным по чёрному лягут твои слова.
Тихим по тихому будет тебе ответ.
Эта вселенная в нас до того жива,
Что невозможно свести её к точке «нет».

Шансы на вечность равны, а итог знаком.
Розданы роли от пешки и до ферзя.
Можешь назвать это жизнью, а можешь – сном.
В этой игре ни во что проиграть нельзя.
19 марта 2009

Игорь Солнцев

Критический обзор «Разночтения. Февраль ’09 (стихи).»

...С первых строк «Чёрного Коленкора» нас охватывает тревога: Евгения Красноярова с помощью образного ряда подпитывает эту неугасающую читательскую тревогу. Где-то в середине цикла понимаешь, что попал в перевёрнутый мир, который создан автором с помощью кусочков и обрывков мира реального. Ничего не придумано и не приукрашено. Правда. Только правда. И ничего, кроме правды. Вот откуда эта тревога. Мы ведь не привыкли жить так: без прикрас, без оправданий и «розовых очков». Если честно, то это, наверное, и невозможно. Жить в мире постоянной и абсолютной правды. Мы ещё не научились «жить просто и мудро». Может быть, единицы из нас… Тревожно-щемящие стихи, проникающие в микроскопические поры сознания. Вот что такое поэзия от Евгении Краснояровой...

18 марта 2009

Бенедикт Спиноза

Цитаты из произведения «Краткий трактат о Боге, человеке и его счастье»

...Ибо, как мы сказали, любовь есть соединение с объектом, который наш разум считает прекрасным и добрым, и мы разумеем здесь соединение, посредством которого любовь и любимое становятся одним и тем же и составляют вместе одно целое. Поэтому всегда несчастен тот, кто соединяется с какими-либо преходящими вещами. Ибо, так как они вне его власти и подвержены многим случайностям, то невозможно, чтобы при их страдании он был бы свободен от него. Поэтому мы заключаем: если уже так несчастны те, которые любят преходящие вещи, имеющие еще некоторую сущность, то как несчастны будут те, которые любят почести, богатства и сладострастие, не имеющие никакой сущности?..

17 марта 2009

Владимир Рубцов

Сборник стихотворений «Восьмистишия»

Сначала нить, потом игла,
Потом остывшая изба,
У санного пути осина
И табуретка у камина.

Сверкающий на солнце наст,
Прозрачный дух и запах снежный
Зимы... подстерегает нас
В осенней памяти безбрежной.
16 марта 2009

Тайфер

Рассказ «Дар»

...Старик посмотрел на меня и стряхнул рукой крошки с губ. Казалось, что он был очень доволен, что меня встретил, будто я его старый знакомый.

– Вы знаете певицу П.? – он назвал её фамилию. Она действительно была известной певицей и не знать её я, даже если учесть моё равнодушие к популярной музыке, не мог.

– Знаю, про какие-то там цветы поёт!…

– Да-да-да… – старик мямлил это «да-да-да» почти в один звук, еле открывая рот. – Алые цветы, алые… Я тогда сказал ей, что лучше бы какое-нибудь другое прилагательное. Алые – это как будто из советского прошлого.

Я удивился и ещё более внимательно осмотрел соседа. Нет, никого он мне не напоминал. Обычный тип проворного старичка, возможно доброго, возможно хитрого. Свои маленькие глаза он чуть что сразу отводил в сторону, будто боялся, что я в них что-нибудь подсмотрю.

Поскольку последняя фраза меня заинтересовала, я решил переспросить:

– Вы ей родственник или поклонник?

– Не… Выходит, уже никто. А так вообще-то мужем был.

Вот и на тебе! Повстречался мне старик в багетной. На вид полунищий или уж во всяком случае маргинал, а, оказывается, он – муж известной певицы. Я попытался разглядеть собеседника повнимательнее, но тот сразу же отвернулся. Он захрустел своим багетом и уставился в витринное стекло, рассматривая не то прохожих, не то отражение. Мне становилось интересно.

– Вы её муж?

– Уже нет, давно нет. Теперь я совсем не знаю, кто я.

Что-то промелькнуло у меня в голове, какие-то заголовки газет: «развод П.», «кто и сколько заработал на разводе П.», «куда подевался бывший муж П.», «П. вновь свободна» и т.д. Тут я чуть было не вспомнил, как зовут этого старика. Впрочем, он ведь не должен был быть стариком. Тому ведь около сорока. А сколько же всё-таки этому? И как же его зовут? Я напряг память, но так и не вспомнил. Тем более, что сосед меня остановил.

– Не морщитесь, не надо. Всё равно не вспомните. Да, и зачем…

15 марта 2009

Андрей Гринько

Сборник стихотворений «Качели»

Падает лист осенний
Быстрее…
Ты – радуясь, ловишь;
Поймать пытаешься;
Или мои
Руки взяв,
Щекою прильнув,
Глаза закрываешь.
Завтра – проснешься –
Слово мне скажешь;
Быстрее мгновенья
Мы, радуясь, смотрим.
Я это
В минуту впишу.
14 марта 2009

Алексей Догадаев

Рассказ «Паркер»

...Потом началась война, и про мой день рождения никто не вспомнил. Все нервничали и говорили про какую-то эвакуацию. «Не обижайся, сынок, – сказал отец, – не до подарков…» – и ушел навсегда, перепоясанный скрипящими ремнями. Дядя Саша так быстро засобирался к себе в Красноярск, что забыл у нас некоторые свои вещи. Его малахитовый «Паркер» так и остался стоять в стеклянном стаканчике для карандашей на зеленом сукне письменного стола.

«Не трогай ручку, Сашенька, ладно? Всё-таки, это чужая вещь. Он, когда вернется – заберет!» – сказала мне мама. Он не вернулся. Александр Бармин погиб уже осенью 41-го. В письме, которое мама получила от тети Лены, его жены, сообщалось, что он отправился на фронт военным корреспондентом. А через месяц пришла похоронка на папу – мы остались одни.

Мама не поехала в эвакуацию, каким-то образом мы остались в Ленинграде, и она стала работать на заводе. Там делали снаряды для фронта. Зимой 42-го туда приняли и меня. На мамино место. Она умерла в конце февраля – несмотря на её рабочий паек, у неё не хватило сил пережить столько горя – гибель мужа, брата, непрекращающиеся артобстрелы, холод и голод первой страшной зимы ленинградской блокады.

Я завернул мою маму в старенькое одеяло и отвез на санках невесомое тельце во двор больницы Куйбышева. Вернувшись в пустую квартиру, я сел за зеленый стол и открыл тонкую тетрадку. Слезы капали на чистую страницу, я плакал и никак не мог придумать название своей будущей книги...

13 марта 2009

Виктор Дронников

Сборник стихотворений «До свиданья всё, что сокровенно»

Кто этот мир? И что мы сами?
Перетекают жизнь и смерть…
О, если б Божьими глазами
Хоть раз на землю посмотреть.
Вот почему, светло и слепо,
Когда зияют небеса,
Я запрокидываю в небо
Осиротевшие глаза.
Не удержать звезды в ресницах…
Но сколько лет, но сколько лет
Душа сама летит, как птица,
На Божий свет! На Божий свет!
Когда-нибудь родное небо
Меня приблизит без следа…
Не говорите: был иль не был?
Я там, я там, где был всегда?..
12 марта 2009

Евгений Русских

Рассказ «Несвершение»

...В парке включили освещение, но здесь, на пятачке, в кустах, было темно.

– Вам не холодно? – невольно вырвалось у Юры. Он спросил искренне – вечер был холодный, – но получилось как-то пошло, двусмысленно…

– Холодно, – ответила она, и глаза их встретились.

Дальше произошло ужасное. Какая-то неподвластная ему сила повлекла его к ней. Придвинувшись, он, почти без сознания, неловко обнял ее за плечи и – о боже – уткнулся лицом в ее белый пушистый шарф на груди. Пьянея от ее близости, он хотел умереть…

Медленно она провела рукой по его голове, потом вдруг крепко прижала к себе. Он задохнулся от нежности, благодарности, любви… Она как-то покорно сразу дала ему свои губы. Юра парил с ней над парком среди звезд…

Потом, целуя ее мокрое лицо, податливые губы, он зачем-то расстегивал пуговицы ее пальто. Что-то еще под ним, и она помогала ему. Пока его рука не коснулась ее теплой груди с отвердевшим под его пальцами соском.

Казалось, прошла вечность.

– Подожди, – тяжело дыша, проговорила она. – Ах, ты мой миленький… – и он услышал звук расстегиваемой на юбке «молнии»...

11 марта 2009

Геннадий Головатый

Сборник стихотворений «О стихах»

Поэты бывают разными:
трудягами и бездельниками,
здоровыми и израненными,
семейными и бездетными.
Бывают шутами базарными
и главами кабинетов…
Не могут лишь быть бездарными:
бездарные – не поэты.
10 марта 2009

Михаил Вишняков

Сборник стихотворений «Тропинка детства»

Я родился для песен в непесенный полдень России.
Тяжело дозревали намокшие в ливень хлеба.
И крестьянские вдовы в несжатых полях голосили
и ссыпали зерно в непроветренные погреба.
Над большими дорогами шли косяки перелётных.
Возвращались солдаты в шинелях, как небо, седых.
Их встречали в полях. Обступали устало и плотно.
И так долго глядели, так жадно глядели на них.
Эта послевоенная осень. Как нивы сырые,
с молоком материнским впитал непонятливый я
боль несжатых хлебов и протяжные всхлипы России
с её грозной судьбой, с драматизмом её бытия.
Я родился на жатве. И вечером с хлебным обозом
был отправлен домой, и, когда мы въезжали в село,
у околицы ветер сломал молодую берёзу,
и багряной листвою мою колею замело…
9 марта 2009

Дмитрий Шабанов

Сборник стихотворений «Близкие ветви дерева или Цикл, написанный с балкона»

Есть место, где можно уйти только в один конец,
Словно в берлогу, где алчущий зверь залег,
Телом своим тропы протащив свинец,
Как серебрянка – воздуха пузырек.

Есть поле, в котором не нужно искать тропы,
Где ночью все рушится и шуршит
В ногах, потому что ковыль тяжелей крупы
Созвездий, и нет больше дома, и слух зашит.

Есть дом, в котором с балкона представить все:
Как ты убредешь, шарахаясь в ковыле,
Как будет ветвиться ужас, как мрак снесет
Запуганным ветром
можно неспешно,
кантабиле…

Есть страх, что ты никуда не пойдешь вообще,
Что слишком уютно, а в поле уже зима,
Что теплоцентраль исправна, в дождь можно сходить в плаще
До ближнего магазина…

И есть неприязнь к домам.
8 марта 2009

Евгений Русских

Рассказ «Хипыч»

Братья Сапрыкины, бритоголовые, приземистые, в одинаковых черных майках, топтались у магазина, шныряя взглядами по прохожим. Им нужен был третий, чтобы купить в складчину бутылку водки.

– Погодь, это ж кто там пылит? Никак, Хипыч? – сказал один из них, младший.

Долговязый, с длинными седеющими волосами до плеч, к магазину действительно шел Хипыч.

– Как всегда один, как всегда печальный, – процедил старший из братьев, взгляд его стал злобным.

В райцентре Хипыч появился весной. Говорят – приплыл по реке в безвесельной лодке. Вернее, лодку прибило к берегу, а в ней – залетный. Поселился Хипыч в развалюхе покойной Кручинихи. И зажил незаметной, обособленной от мира жизнью. Мясо не ест, покупает только хлеб да молоко. И все чего-то пишет по ночам в сторожке, что на «объекте», где братья Сапрыкины, выпущенные из лагеря на «химию», добывали себе хлеб насущный.

Кто он, залетный? Ясно одно – странный, не такой, как все. Это раздражало братьев Сапрыкиных, не терпевших тайн. К тому же, залетный явно игнорировал их, зазнавался. «Теперь не уйдет!» – одинаково подумали братья, поджидая Хипыча на крыльце магазина...

7 марта 2009

Алексей Борычев

Сборник стихотворений «Разное»

Как можно быть счастливым в настоящем,
Когда полна печалями Земля.
Доволен жизнью был далёкий пращур, –
Незнание своё благословлял.

Как можем мы – далёкие потомки
Среди бетонных стен покой искать,
Когда просторов нет и нет котомки,
В которой – хлеб да Божья Благодать?
6 марта 2009

Елена Зайцева

Критический обзор «Начало. Январские рассказы (№43)»

...Не упрощает Алексей Черепанов (рассказ «Углы обзора»). Я уже как-то говорила об авторе, как раз о том, что он «сложный» («…находит возможным называть жар сублимированным, а дорогу – асфальтированной горизонталью. Пока получается – почему бы и нет»). Немножко остановимся на том, почему же он находит всё это возможным. Как получается, что «снег мне не нравился своей неубедительной обстоятельностью». Понятно ведь, что ни холодно ни горячо от такого снега. Да его тут попросту нет, не добудешь ниоткуда. Тогда как «мне» – практически с любой точки… Это ведь даже не самовлюблённость (которая вполне может быть открытой всем ветрам), это самоупоение, тут «извне» теряется. Что находится, что получаем? Замкнутый цикл, в-себе-изоляцию. Потому-то тексты ничего по-настоящему не касаются, нет в них никаких снегов, сигарет и дорог. А несуществующие снега могут нравиться или не нравиться чем угодно, просто как заблагорассудится, вот и неубедительной обстоятельностью – тоже… Отсюда же, от «изоляции», и такая стойкая – застоявшаяся – серьёзность. Такой почти всегда грозит стать комичной. «Я лил кровь, рассыпал мешки с рубинами…» – просто по поросёнку Фунтику («– Пули свистели над головами!»). И тем не менее: при всей своей «болтологии энд терминологии» – при всей своей обстоятельности :) – Черепанов читается, во всяком случае «Углы обзора». Хотя, конечно, такое чтение – уже игра в поддавки, в «да, я слушаю», когда скорее стараюсь слушать…

5 марта 2009

Ольга Андреева

Сборник стихотворений «Шесть иероглифов»

Лапкой куриной начертаны в мокром песке
шесть иероглифов – Сей Сёнагон отдыхает.
Где эта вздорная курица ныне порхает?
Вольного неба тебе и дыханья в строке!
Это не лестница вверх и не соты пчелы,
подвиг трёхмерный творящей с упорством завидным,
это попытка нащупать в пространстве узлы,
точки прорыва, каналы. Снаружи не видно
вечной готовности всем пренебречь и пролечь
вдоль по лучу, растворив анфиладу засовов,
словно стрела Одиссея – двенадцать колец
разом пройти и найти потрясённое слово,
волка с луною роднящее… Главное – быть.
Нам не дожить до конца фельетонной эпохи,
но спасены навсегда от нелепой судьбы
жертвой безмолвной стоять на краю катастрофы.
4 марта 2009

Георгий Либерман

Рассказ «Дети больного города»

...Мы не богатые. Мы не бедные. И уж тем более не средний класс. Мы не отягощаем себя проблемой выбора. Мы едим то, на что хватает собранных денег. Мы пьем то, что есть. И закидываемся тем, что можем себе сегодня позволить. Есть каша – застынем. Есть взвар – повисим. Иногда – колёса. Бывает, и клей. Клей хорошо, но чтобы не всегда. Клей нужно редко. Каждый день клей могут себе позволить лишь дураки. Троещинские, оболонские… с окраин. Дуракам жить немного. Гурьга говорил, что клей склеивает мозг. И он был прав.

По вене тоже не все. Кто уже сел, те варят, но только себе. Малых не подсаживают, обычно. Есть, конечно, разные случаи, но обычно – нет. Оттуда ведь нет обратного хода. Такие, как мы, недолго сидят на игле. Игла – тоже удел не бедных. Те, кто уже сжег ноздри кокосом, могут себе позволить, более сильные стимуляторы нервной системы. У них хороший героин, стерильные шприцы. Лечение. Они могут жить дольше… Наши живут мало. От силы год, два. Использованные шприцы, закопченная чайная ложка, тряпка, мазью пропитанная. Они быстро сохнут. Как цветы, которые никто не поливает. Желтеют. Кожа морщится, стягивается. Потом отказывают ноги, и речь становится похожей на мычанье.

Влас – исключение. У Власа своя кастрюлька. Свой рецепт. Он сам. Уже пятый год. Но у Власа есть Библия. И надежда. Он делится с нами своей надеждой и от этого как-то всем хорошо и без клея с кашей. Мы верим, что когда-нибудь Влас купит машину. Мы оденемся в дорогие костюмы, те, что показывают по телевизору в пиццерии. И Влас повезёт нас в «Рембрандт». И мы закажем гуся, или мясо по-французски и выпивку. Вино. Мы когда-нибудь обязательно поедем в «Рембрандт». Ибо, как сказал Влас – последние станут первыми...

3 марта 2009

Сергей Жуковский

Сборник стихотворений «Сгущая краски – не иначе…»

…сгущая краски –
не иначе,
а по-другому –
как слепец
живописует бедным зрячим
и тот октябрьский багрец
на полотне лазурном,
и те
тончайшей выделки,
почти
глазам невидимые нити
осиротевших паутин?..

И, отколовшийся взлетая
от группы гипсовой резной
на фризе арки сизой,
стае
вдогонку
трепетной живой,
не ангел –
голубь белоснежный –
кружит легко,
и небеса
располовинивает нежно
сверхзвуковая полоса
на акварели –
не иначе,
а по-другому –
как ещё
живописать несчастным зрячим
сиюминутное ничьё?..
2 марта 2009

Ашот Бегларян

Рассказ «Бакинский разворот»

...На широком скуластом лице Гургена играли желваки. Он рассказывал просто, незатейливо, и лишь «этика жизни» заставляла невольно призадуматься и переосмыслить услышанное. Иногда казалось, что эта фраза не к месту, но потом, по размышлении, становилось ясно, что в принципе всякое проявление жизни, пусть даже нестандартное и драматическое, можно охарактеризовать именно так – как норму и логику развития той или иной ситуации.

– Я сел за руль. Разумеется, до этого принял на грудь, влив в себя полфляжки зелёного коньячного спирта. В глазах действительно замкнуло – теперь мне ничто не было страшно, и даже азарт какой-то появился: я готов был перехитрить саму Смерть и чувствовал в себе достаточно сил для этого. Трюк, который я должен был проделать на простреливаемом участке, в нашем батальоне называли «бакинским разворотом». Почему этот короткий и быстрый обманный манёвр назывался именно так? Не знаю. Может, его действительно бакинские лихачи придумали, а может, это просто ирония над противником – мол, одолеваем его собственным же его оружием... Как видишь, всё прошло удачно. Там, наверное, и не поняли, что произошло... После, уже в казарме, я выпил залпом целую кружку коньячного спирта и отрубился до следующего утра...

1 марта 2009

Михаил Вишняков

Поэма «Даурский трилистник (венок судьбы)»

Могила Ивана с отцовской рядом.
Сижу между них на пригорке:
– Как жить мне, отец? Что мне делать, Иван?

 

 

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.02: Евгений Даниленко. Секретарша (роман)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!