HTM
Мстить или не мстить?
Читайте в романе Ирины Ногиной
«Май, месть, мистерия, мажоры и миноры»

Архив публикаций за март 2011

2001  2002  2003  2004  2005  2006  2007  2008  2009  2010  [2011]   2012  2013  2014  2015  2016  2017 

январь   март   [март]   апрель   май   июнь   июль   август   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  


31 марта 2011

Елена Маючая

Рассказ «Большая заячья охота»

...Знаний о зайцах к пяти годам у меня скопилось немного. Я слыхал, что их кличут косыми. Исходя из этого, я решил, что у зайцев имеются проблемы со зрением, причем, серьезные проблемы. Еще я знал, что у них длинные уши. Однако, как этот факт мог сказаться на их здоровье, я не представлял. И, в конце концов, я наверняка мог заявить, что зайцы серые. Имелось неопровержимое доказательство сего – шапка, которую по праздникам носил дед моего закадычного дружка Паньки.

На этом все мои познания исчерпывались. Мне не довелось увидеть косого на картинке, а уж тем более, живого. Самому мне заяц казался грозным хищником внушительных размеров, очень хитрым и коварным, но… подслеповатым.

«Нет, тут на тонкую не пойдет. Здоровые пацаны, а такую малость не поймут», – повторял я себе под нос, рыская по всем углам сарая возле дома в поисках проволоки. – «Главное, силки в темноте ставить, тогда косой их не приметит: попрет зверь в ловушки, тут ему и конец».

Моток нужен был большой. Хитрющие зайцы не ходили поодиночке. «Поставлю несколько, – рассуждал я, – зараз вся стая влипнет». Мне страсть как хотелось притащить волоком несколько ушастых зверюг домой и тоном, каким обычно говорил отец, крикнуть с порога: «Принимай, мать! Ставь готовить». «Вот бы она, наверное, обрадовалась», – мечтал я...

30 марта 2011

Елена Зайцева

Краткая повесть «Всё, что сердцу – Мила»

...Мама провалялась на тахте до обеда. Мила тоже лежала. В этом была какая-то дружественность, синхронность. Мила вспомнила, как из такого же затишья спросила: «Ма, а ты меня любишь?». «Да-а… – протянула мама. – Это не Милёнок, это… тупёнок какой-то. Слушаем и запоминаем. Всё, что сердцу – Мила…»…

Но к полудню маме, по всей видимости, стало скучно, и она стала собираться. Миле это не нравилось, но она молчала. Мама всё равно уйдёт. И придёт часа через два, пьяненькая.

Пила мама, чаще всего, гуляя. Не в том смысле, в котором была убеждена бабушка, а – прогуливаясь. По улицам, площадкам. Усаживаясь на лавки во дворах.

– Да это кошмар. Кошмарно это выглядит, мама!

– Хорошо, я не буду. В нашем дворе.

– А в чьём?!

Мила боялась, что будут «приключения». Приключением могло стать всё что угодно, маму не понимали даже голуби. «Гули-гули», – приглашала она, подкидывая семечки куда-то вверх, и гули-гули в ужасе разлетались. Разлетались обычно и люди. Но люди всё-таки не голуби, кто-то нет-нет, да и подлетал.

Мама была симпатичной – симпатичностью клоуна. Одевалась она как-то слоями, что делало её только худее (хуже! – покатывалась мама, когда Мила пыталась донести до неё этот парадокс), блестючки, зачастую недешёвые, блестели с неё как с ёлки. Но кто-то да умудрялся принять это за таинственное сияние. Последнего поклонника мама приобрела вместе с чебуреками – он ими торговал, его звали Гоги.

– Молодой человечек, я замужем, замужем! Вон какое у меня дитятко взрослое, гуд бай, гуд лак!

Мила стояла в прихожей и в панике соображала, не пора ли вызвать милицию – джигит, благоухающий жаренным, рвался в квартиру. Аргумент был такой – «Нэт!»...

29 марта 2011

Алексей Сомов

Рассказ «К.»

...Свет, тьма, полет, твердый сырой воздух, хлесткие удары ветвей. Ей повезло – она угодила прямо в крону одинокого дерева, росшего под окнами, но она этого, естественно, не знала и не понимала своего везения. Она видела перед собой темную, темнее тьмы, громаду, и в ней – сотни светящихся разноцветных прямоугольников. Один из них секунду назад был ее миром, но этого она тоже не знала.

Мир снаружи был исключительно неуютен, холоден и мокр, в нем смутно копошились неприятности, неприятности и только. Да, наверное, собаки. Очень много собак. Наверное, весь этот новый внешний мир целиком состоит из неприятностей и собак. Ну что же, надо привыкать.

Прошло неимоверно много времени, пока где-то далеко внизу она не услышала голос, который уже почти начала забывать. Тот, он бродил под окнами и выкликал ее, издавая нелепые звуки, те самые, какими, по мнению людей, принято манить кошек к себе – имени-то ведь у нее не было. Она вцепилась в мокрый ствол еще крепче и заорала дурным от радости голосом.

Она просидела на дереве, не шелохнувшись, двое суток, и двое суток для нее была сплошная тьма...

28 марта 2011

Алексей Борычев

Сборник стихотворений «Земной мир»

Никто с этим миром не спорит.
Законы его нелегки.
И счастье сменяется горем,
Прекрасным мечтам вопреки.

Сплетаются руки и души
В едином порыве, но вновь
Судьба ликование рушит
И молвит: «К печали готовь

Согретое юное сердце
Короткой любовью!», и вот –
Гармоний сбиваются герцы,
Темнеет грядущего свод…

Откроем забытые книги,
Сдувая священную пыль:
Прозрений спасительных миги,
Изменят ли скорбную быль?

Конечно же, нет, и, как прежде –
Скорбей расцветают цветы
На поле истлевшей надежды,
Туманом грехов повиты.

Где чуда искать? В небесах ли?
За жизненным кругом невзгод?
Терпение, силы иссякли.
За годом проносится год…

И снова по вечной спирали
Кружатся планеты судеб
В пространстве, где счастье украли
Причины-разбойники, где

И жизнь-то – всего лишь – свобода
Спокойного хода времён.
Сознанья напрасна работа,
Чтоб ход был ему подчинён…

И всё же – в каком-нибудь мае,
Забыв обо всём навсегда,
Мы с лёгкостью мир понимаем,
Но поздно… умчались года…
25 марта 2011

Семён Каминский

Рассказ «Саша энд Паша»

Паровозом у них была Саша: грин-карту выиграла – она, хлопотала и за документами выбегала бесчисленные инстанции – тоже она. Даже таможенники в аэропорту их родного города, когда вылетали в одну из европейских столиц, чтобы там пересесть на рейс в чикагский аэропорт О’Хара, сразу же определили, кто в семье главный, и за взяткой обратились именно к ней, а не к Паше. Так ей и сказал один из них – разбитной мужичок средних лет, с прозрачными глазами и намерениями: «Вы – главная в семье? Пройдите, пожалуйста, сюда…» – и завёл в комнату с какими-то металлическими стеллажами по стенам. Так эти серые стеллажи и остались у неё в памяти, как последняя картина родины. И мужичок – тоже, конечно.

– Понимаете, – говорит он, так вразумительно, – согласно американским требованиям, мы должны сейчас вскрыть все ваши чемоданы и баулы и тщательно всё проверить. Это займёт очень, ну, очень много времени, и упаковочку вашу всю нарушит, и на посадку, не дай бог, можете опоздать... А если вы пожертвуете двадцать долляров (так и сказал, «долляров») на пользу таможни, мы сейчас весь ваш багаж опечатаем нашими самыми серьёзными печатями – и никто его больше досматривать не будет, ни на пересадке, ни в Америке…

Саша так и сделала – дала ему эти двадцать баксов. Он их рассмотрел, вежливо поблагодарил, спрятал. Вернулись они в общий зал, где возле многочисленной поклажи околачивались Паша с Ксюшей, а дальше – как по маслу. Таможенный мужичок не обманул: баулы запечатали и действительно больше нигде по дороге не открывали. И к «пограничнице» их подвёл, громко так, ответственно ей сказал: «Это – хорошие люди, всё у них в порядке». Та, видимо, поняла: понаставила печатей, почти без вопросов, быстро и учтиво. Саше так приятно стало, что всего-то за двадцатку у них «всё» стало в порядке! Если б на самом деле – всё...

24 марта 2011

Тимофей Маляренко

Критическая статья «Отзыв на рассказ Станислава Алова «Триумф»»

Бесконечны поиски автора. Казалось, найти интересную тему для рассказа стало практически невозможно, ведь к какому источнику ни припади, окажется, что из него уже испили десятки, если не сотни других людей. Порой нас даже охватывает отчаяние, и мы впадаем в уныние. Но если посмотреть шире, то можно найти множество необычных подходов к тому или иному «роднику».

Тема взаимоотношения социальных классов, конечно же, не является новой, я бы даже сказал, она давно себя исчерпала. Ибо многие авторы, так или иначе, затрагивали ее в своих произведениях. Поэтому создавать рассказ на эту тему, на первый взгляд, было не совсем удачным решением. У автора была очень сложная задача. Во-первых, требовалось так или иначе освятить выбранную тему, во-вторых, надо было написать все это не скучным заумным языком, а, по возможности, просто и ненавязчиво, чтобы читатель не начал зевать на первых же строчках рассказа. И, в-третьих, необходимо было придумать какой-то базисный каркас – небольшую сюжетную линию, на которой бы и строилось все повествование.

На мой взгляд, Станислав Алов блестяще (не побоюсь этого слова) справился с возложенной на себя задачей. Но начнем с самого начала, точнее, с конца, а именно, с выбора сюжетной линии...

23 марта 2011

Артур Шоппингауэр

Сборник стихотворений «Новые Танкетки»

*

хороша

экс бомба

*
22 марта 2011

Елена Мокрушина

Рассказ «Прощение»

Мы едем в Выборг – всего час на поезде от нашей дачи.

На даче есть лес с узкими твёрдыми тропинками – они так и просятся под колесо велосипеда; огромные ледниковые валуны – по ним так весело лазить; залив с мелкими каменистыми островами – их можно исследовать на папиной байдарке. Восхитительное место! Но иногда хочется другого.

– И зачем ехать? Есть мороженое – и всё! – ворчала бабушка.

– Это же удовольствие! – серьезно объяснял брат.

Ему было одиннадцать лет. Как и мне.

И вот мы идём по набережной. Справа – длинный городской залив, а впереди – огромная суровая башня Выборгского Замка. Узкий, едва видный снизу балкон опоясывает её под самой кровлей.

– Наверно, там раньше ходил часовой, – предполагает брат.

В Замке и теперь стоит воинская часть, но часовой в эпоху радио не нужен. Мы уже съели мороженое и совершенно счастливы – кажется, ни капли нельзя добавить в переполненные чаши наших молодых жизней.

Но судьбе в тот день было угодно подлить туда что-то совсем особенное.

Тут же, на набережной, дедушка встретил своего бывшего ученика, который оказался – комендантом Выборгского Замка! И он предложил нам – ПОДНЯТЬСЯ НА БАШНЮ!

Узкие деревянные мостки спиралью идут вдоль стен пустой полутёмной башни на месте давно сгоревших перекрытий и лестниц. Мы с братом бежим вприпрыжку, предвкушая острейшую радость – взгляд с большой высоты во все стороны: на город, залив и ледниковые острова с гладкими гранитными берегами. Всё выше… выше… вот последняя лестница – здесь гораздо светлее, дверь наверху открыта на круговой балкон.

Вдруг...

21 марта 2011

Нина Заря

Рассказ «Барыня»

Мария Волошина ведет исключительно здоровый образ жизни. Заботится о своей внешности. Позитивно мыслит, ограждая себя от вредных эмоций.

Мало ест. И только полезную пищу: фрукты, овощи, злаки, рыбу.

Много двигается: бегает утром и гуляет вечером в сосновом бору, возле своего дома. Спать ложится до 12 часов. Ведь по закону природы регенерация организма происходит в эти часы.

В спальне у Марии много воды. Вода увлажняет лицо, изгоняет морщинки, делая кожу младенчески девственной.

С юности Мария спала с тазиками, которые ставила возле своей кровати. Это она переняла от своей матери, актрисы.

А, когда вышла замуж, то в середине ее спальни появился настоящий бассейн. В центре бассейна возвышалась кровать.

Ее муж, инженер, принял образ жизни любимой жены. И изобрел сложную конструкцию с водоотводом и деревянным мостком.

Теперь вокруг их широкой кровати разливалось море воды и струились фонтаны.

В аномальную жару это впечатляло.

Зимой вода подогревалась. И по утрам Мария плавно скатывалась с постели в бассейн и предавалась блаженству.

Пусть пара мобильных телефонов утонула в этом море, Мария была счастлива, выглядела очень молодо, здорово, спортивно. Ее лицо сияло, глаза блестели.

И пила Мария много воды. По 2,5–3 литра в день. Так делала и ее мамочка.

Каждый раз, как выпить воды, Мария подносила стакан к губам и шептала слова, слышанные с детства.

– «Водичка, водичка, умой мое личико. Что б глазки блестели…!»

Хочу быть здоровой, красивой, счастливой!

И структурированная, наполненная добром вода впитывалась организмом, омолаживая его...

18 марта 2011

Елена Зайцева

Критический обзор «Январь-февраль. Самые-самые (№52)»

...«Мой синий кит» Славы Дмитриева по-своему неплох. Если по-моему, то «думательные» тексты вообще редко получаются. Чаще всего они нудные. Здесь – нет, с этим автор, как может, сражается, у него и параллельная вселенная, и говорящий кит, и «конная армия для уничтожения главного врага человечества – привычки». Но это тактика. А стратегия? Мы должны задуматься о том, что: 1) мечтать лучше, чем не мечтать, 2) нельзя жить одними походами в супермаркет, 3) нельзя позволить себе закоснеть-задеревенеть, слиться с… (с теми, кто не мечтает, живёт одними супермаркетами, закоснел, слился с…) Вот тебе и «уничтожение главного врага». Что же может быть привычней, чем эта троица?.. Из плюсов (проглядывая и другие работы Дмитриева): прямая речь – почти везде – пять баллов; редкое чувство ситуации; способность – опять же редкая – не бубнить себе под нос, а выходить именно на диалог.

Рассказ Семёна Каминского «Чистая душа» – то ли забавный, то ли грустный, то ли про облом вообще, то ли про динамо в частности. И вот в этом «то ли» какая-то недобранность – не добрались ни до какого берега. Хотя видно, что умным пером писано. Да это по всем рассказам С.Каминского видно (их на сайте ещё четыре).

Ну, и отдельное спасибо Анастасии Бабичевой за «Детсадовское фэнтези для взрослых: о сборнике рассказов В.Мавлетова», сборник заслуживал внимания, слава богу, он его получил, и слава богу, что такое –  толковые замечания в удобной форме. Из минусов (сомневаясь и тем не менее): может ли приём быть знаменитым и прославленным? Речь идёт о способе делать что-либо. Он может быть распространённым, удачным, модным, оправданным и т.д. – а вот знаменитым…?..

17 марта 2011

Владимир Галат

Сборник стихотворений «Чужая любовь»

В суматошном окне уходящего дня
Остановка на миг – как пророчество:
Ты, как будто еще и не все растерял,
Можешь что-то вернуть, если хочется.

Разбросать все легко, нелегко все поднять –
Это временем схвачено цепко.
Надо крепко задуматься, чтобы понять,
И понять, чтоб задуматься крепко.

Вспоминается с грустью и мне иногда
Чей-то взгляд удивленный, восторженный.
Как же щедро судьба одаряла тогда,
А я мимо прошел, растревоженный.

То, что свыше дано, это нужно понять,
Терпеливо взрастить, не сгубить.
И потом всему миру щедро отдать.
И взамен… ничего не просить.

Ну а я почему-то от всех убегал.
Всем пожертвовал, всем!..
Ради творчества!
И теперь я один, и сражен наповал
Лучшим другом своим – одиночеством.
16 марта 2011

Светлана Сибряева

Рассказ «Умирать страшно»

...Сегодня он решил покончить с собой. Эта идея посещала его и раньше, проскальзывала тонкой молнией меж отяжелевших, с багровым отливом, тёмным нектаром наливающихся мыслей. Но он всегда откладывал, отнекивался, уговаривал сам себя – подожди, чуть позже, быть может, ещё что-то изменится. Но месяцы непрерывно стаптывали календарь, ничего не менялось, ничего не происходило, никуда ничего не двигалось. Всё застыло на своих местах, как застывают дети в старой игре – хихикая и слегка покачиваясь, но из принятых дурашливых положений не выходя. Тянулась та же никчёмная жизнь, из которой хотелось сбежать, не оборачиваясь, как порой сбегали случайные люди из его промозглой квартирки, запоздало понимая, что делать им здесь, в сущности, нечего. Нет, он не испытывал мук безответной любви, не пребывал в безнадёжно-надёжной,  почти обязующей к смерти ситуации, которая могла бы явиться приятно непоколебимой причиной для прощания с земным миром. Он просто существовал. И само это существование – бесцельное, бесплодное, окаймлённое чем-то беспросветным, опутанное чёрным кружевом, карминным бархатом (будто всечасно пунцовеет над головой крышка дурно обитого, кривобокого гроба) – приводило его в неописуемое отчаяние. Что он здесь делает? Зачем встаёт утром, одевается, ест, куда-то идёт, возвращается, ложится? Зачем она приходит к нему несколько раз в неделю, оставляя после на желтоватой наволочке странную роспись, подтверждение своего недавнего присутствия – светлый волосяной завиток? Они «встречались» пятый год, она уже устала делать весьма прозрачные намёки о замужестве, а он устал делать вид, что их не понимает. Всё он понимал. Что ей «уже пора», что «годы уходят», что «и он уже не мальчик». Но почему-то одна мысль о том, что эта женщина станет совсем его (угнетающая собственность!) – раздражала. Она не была той, о которой хочется заботиться, которую хочется мять, сжимать, целовать, говорить ей «любимая», «дорогая». И дело не в том, что он знает её достаточно давно, настолько долго, чтобы угасли нежнейшие из чувств. И в самые первые их встречи он не ощущал того волшебного подъёма, волнительно-щемящего трепетания, дымчато-розового наплыва набухающего умиления, присущего началу влюблённости. Не было никакой влюблённости. Он просто решил, что она нормальная женщина, ничего особенного, и он – ни аза выдающегося, поэтому им будет комфортно вместе. А она не поняла. И до сих пор не понимает, что любовь – это не то. Это не так...

15 марта 2011

Сергей Жуковский

Сборник стихотворений «Токката трелей синиц…»

…токката трелей синиц –
за тактом
сорок галдящих…

Кровавя облако,
в лазури зреет заката патока…

На восходящих
парю
потоках…

Мерцая еле в елейном солнце,
струится воздух пурпурно-бронзовый…

И тают
елей
среди
пунцовых
созвездий гроздья на блюдце озера…

На восходящих парю потоках…

И, словно грезится –
а, может, умер я?.. –
ко мне,
парящему,
так одиноко
склонился месяц в лиловых сумерках…
14 марта 2011

Елена Маючая

Рассказ «Здравствуй, дорогой…»

...Придя домой, я провела с собой серьезную разъяснительную беседу относительно всяких высоких молодых людей в очках, однако это не помогало. Никита стал преследовать меня повсюду. Я шла на кухню, наливала чай, а он сидел на соседнем табурете и улыбался совсем так же, как час тому назад на остановке. Я включала телевизор, он преспокойно устраивался рядом на диване. «Пошел вон, в Америку!» – кричала я, но призрак Никиты никуда не уходил, и, по-моему, даже не обижался. Я оборачивала учебники целлофаном, а он предупреждал: «Осторожно, не обожгись!» и смотрел на меня, близоруко щурясь.

Он никак не мог понять, в чем состоит моя проблема, что мешает мне спокойно отвечать ему на письма и закончить одиннадцать классов. Это была моя вина, я ничего не рассказала Никите. Ему было невдомек, что последние четыре года я уже ждала одного человека, и что ждать двоих я просто не смогу, просто не выдержу. Никита не мог догадаться, что того – другого – я тоже полюбила с первой минуты, как только увидела. Он не мог почувствовать, что я уже писала другому любимому человеку длинные письма с ошибками, и что однажды, ясным мартовским днем, получила их все обратно нераскрытыми. А еще этот парень в очках в золотистой оправе, конечно же, не знал, что я и сейчас продолжаю каждый день заклеивать конверты с вложенными посланиями, правда, уже не отдаю их матери, идущей на работу мимо почтамта, а просто складываю их в коробку с прорезью под кроватью. Кто бы успел ему рассказать о том, что моя мама втихушку плачет всякий раз, когда я вывожу очередное «Здравствуй, дорогой…», и пытается приводить какие-то глупые доводы? Конечно, Никита не знал, что тем «другим» был мой отец – единственный человек, которого не смогли найти вместе с другими погибшими в геологической экспедиции на Камчатке. Почти год я строчила письма, отдавала их маме, хранившей их на антресолях у бабушки (конечно же, сама я о том и не догадывалась). Как страшно злилась я на отца за то, что он не ответил ни на одно из них, и, сломя голову, неслась к телефону, чтобы услышать, как трубка знакомым хрипловатым голосом спросит: «Ну, как ты там, дочка?». Очевидно, мама просто не выдержала моих бесконечных «Когда?!» и провела черту между прошлым и настоящим, возвратив мне назад мешок с нераскрытыми, подписанными моей рукой конвертами, в каждый из которых я старательно вкладывала маленький кусочек надежды. Их было больше трехсот – белых прямоугольников с марками. Я ненавидела маму и бабушку несколько долгих часов, но, увидев их глаза с одинаковой застывшей болью, простила. Вот только поверить, что отец больше никогда не переступит порог нашей квартиры, не скинет с плеч тяжелый рюкзак с гостинцами и не крикнет: «Девчата, айда подарки разбирать!», я наотрез отказалась. Каждый вечер я усаживалась за письменный стол, брала бумагу, ручку и «протестовала», как говорил обо мне психиатр, к которому меня водила мать и который предположил, что у меня это пройдет безо всякого лечения...

11 марта 2011

Алексей Сомов

Сборник рассказов «Фасеточное зрение. Пять рассказов о живых»

...И картины.

Их идея, видимо, пришла Юриванычу, когда он смешивал краски для очередного плаката. На куске картона, превращенном в палитру, глаз хорошо поддавшего оформителя вдруг разглядел какие-то пылающие города, бесшумно валящиеся вниз громады воды, стремительные драккары, ну и все в таком духе. Оставалось прояснить лишь некоторые детали.

Ценители прекрасного фыркали, называли это махровой самодеятельностью, работягам были больше по душе чеканенные олени да бутафорское оружие. По мере того, как отслаивалась юриванычева сетчатка, цветовая гамма дичала. Викинги, пробирающиеся куда-то сквозь завихрения миров, становились все непреклоннее, красотки, рождающиеся из гибнущих галактик – все грудастее. Иные оплывали, как воск, иные трансформировались в явления нездешней природы, кармические сгустки энергий и прочая, и прочая – в иллюстрациях к любой эзотерической чуши можно найти подобное.

А юриванычева сетчатка отслаивалась все больше...

10 марта 2011

Владимир Ерошин

Сборник стихотворений «Страна Портфельетон. Циклы танкеток»

 

 *   *   *

 

денег нет

водки нет

женщин нет

интернет

 

 

 

9 марта 2011

Семён Каминский

Рассказ «Боб, форшмак и рок-н-ролл»

...Боб был для меня... всем.

Он владел черной с серебром гэдээровской «Мюзимой», он играл в ВИА (считай, рок-группе) нашего факультета и, самое главное, у него водились фирменные диски, которые он переписывал всем желающим прикоснуться (за трешку) к сокровищам мирового рока.

Именно от него я услышал такие слова, как «темная сторона луны» и «чайлд ин тайм».

Именно он утверждал, что две самые нежные мелодии на свете – это песня Сольвейг и «блюз из третьего Цеппелина».

Именно у него, в двухкомнатной квартирке четырехэтажного дома, где он жил с маленькой мамой Асей Львовной, стояла на самом почетном месте совершенно потрясающая вещь – радиола «Эстония» с напольными колонками, снаряженная алмазной иглой польского производства. Под окнами дома, сотрясая его дореволюционные стены, визжал и грохотал трамвай на повороте к проходной металлургического завода, но за постоянным рёвом музыки это не всегда было слышно. А когда мы, большой джинсовой компанией, приходили «балдеть» от очередного альбома кого-то из рок-небожителей, Ася Львовна незримо присутствовала где-то в районе крохотной кухни и появлялась только после финального аккорда пронзительных гитар и убойных барабанов, чтобы раздать вечно голодным студентам бутерброды из свежего белого батона и украинского сыра...

8 марта 2011

Алексей Антонов

Сборник стихотворений «Луна над дремлющей землёю»

Движение, движение, движенье.
В прозрачном воздухе луч света растворен.
Кругом – зимы холодное круженье,
В ее дыханье город погружен.
Неуловимая волнующая нота
Едва слышна в пространстве ледяном.
Еще белы снега, еще весны работа
Не началась. Еще спокойным сном
Природа спит. Но трепетным лучом
Ее покой светило нарушает.
И синева на белом проступает,
И тает лед в сознании моем.
7 марта 2011

Patriot Хренов

Рассказ «Маленькой ёлочке холодно зимой»

– А сейчас Леночка Касьянова из 3-го «б» прочитает нам своё собственное стихотворение про Новый год! Попросим, попросим, ребята! – снегурочка Изольда Тихоновна – училка по физре – захлопала в ладоши и отошла от микрофона.

Светлана Владимировна опустила руки мне на плечи, слегка пожала, и подтолкнула на сцену. Я сделала два шага и остановилась.

Мы стояли у правой… или у левой?… нет, у левой – это если смотреть из зала… мы стояли у лесенки из четырех ступенек – и немножко на лесенке, и совсем чуть-чуть на сцене. Наши училки – Татьяна Сергеевна, Светлана Владимировна и Вера Константиновна – бегали по ступенькам, поправляли бантики, бабочки, галстучки, воротнички, гладили по головкам, шептали на ушко и вздыхали: «Дай Бог, я всё это переживу!…» А мы стояли у правой… или у левой?… нет, левой – это если смотреть из зала… ну, у той самой – она у нас одна… Кто-то повторял свои стишки или песенки; кто-то поправлял бантики, бабочки, галстучки; кто-то уже успел подраться и поправлял свои рубашечки, штанишки, шмыгал носом и шептал: «Ну, погоди! Я с тобой еще разберусь!…» Я была уже на сцене, потому что следующее выступление – моё, и смотрела в зал.

Наш Актовый зал большой, и его можно разделить на две части: в большой части были зрительные ряды и сцена; в малой части была ёлка, и уже раздавали подарки.

Мама мне сказала: «Понимаешь, Лёня… тут дело такое… Мне обещали зарплату, – обещали! точно! – но выплатят её только в январе… ориентировочно… А тут за квартиру платить надо… сапожки у тебя вон совсем прохудились… да и праздник – тоже… ты же хочешь праздника? Вот… Ты уж не обижайся, но мне нечем заплатить за подарок. Я тебе потом во-от такой торт куплю! Ты уж не обижайся… вот и сапожки тебе купить надо. Зато на Новый год мы с тобой «Наполеон» испечем! Или «Птичье молоко»? И еще мороженого купим. Ладно?»

У елки уже раздавали подарки.

Если у тебя была половинка открытки с номером – ты мог подойти к дяденькам с тётенькой, которые раздавали подарки, взять свой подарок и идти в большую часть Актового зала смотреть концерт...

4 марта 2011

Ольга Капцевич

Эссе «Познай себя в меру»

...Люди нуждаются в высшей сфере, и, может быть, она действительно есть. Может быть, действительно есть такая грань, за которой психика перестает быть прямым следствием телесных процессов, и начинается нечто, недоступное познанию, нечто, имеющее материю лишь в качестве далекого субстрата, но не прямо из нее следующее? Может, есть в психике нечто принципиально нематериальное, что основывается больше на психических процессах как результате действия материи, а не на самой материи. Я не буду говорить о какой-то разумности мира, природы, о существовании красоты и высшего закона в нем. Я в это не верю, но это – личное дело каждого. Я позволяю себе верить в принципиальное наличие в психике чего-то нематериального, недоступного человеческому пониманию. Психика – источник всего прекрасного, мистического, запредельного, загадочного, всего известного, понятного, – источник всего, что наполняет жизнь человека смыслом, источник и изобретатель самого этого смысла, и именно как нечто нематериальное, «не от мира сего», она имеет силу в глазах человека.

Люди поэтому постоянно нуждаются в идеальном, ибо иначе просто невозможно объяснить, обосновать многое из того, что позволяет жить человеку. Недаром испокон веков люди верили сначала в духов природы, тотемизм, возрождение каждого члена племени в новом поколении и проч., затем – во множество богов, потом – в единого. Не было такого периода в истории более-менее разумного человечества, когда существовало общежитие, и одновременно не было мистической, религиозной и проч. веры во что бы то ни было, ибо эти явления (вера в иной мир и общежитие) взаимосвязаны. Люди не могут, имеючи хоть какие-то уже зачатки разума, вышедши из полностью животного состояния, жить совместно, если у них нет никаких верований, если они уверены, что все исчерпывается материей. Чтобы не убивать друг друга и не посягать на чужую собственность, чтобы соблюдались табу, необходим высший мир.

По мере развития разума необходимость веры в высший мир для общежития не уменьшается. Можно вообразить, конечно, что люди однажды поймут разумом, что им нужно выполнять определенные законы для совместной жизни. Но как развит должен быть разум для такого понимания, чтобы люди себя ограничивали, лишали себя удовольствия для того, чтобы соблюдать какой-то сухой регламент! Нет, сейчас такое невозможно, и неизвестно, возможно ли будет в будущем. Ведь для этого разум человеческий должен постоянно развиваться, а он, скорее, деградирует… Поэтому необходима вера в высшие сферы, поскольку она воздействует как внушение, заставляя человека подчиниться правилам, которым разум не следует...

3 марта 2011

Ая Ахметова

Миниатюра «Сутки»

Сутки стояли в дверях и пытались привлечь к себе внимание, чтобы демонстративно уйти. Любили они показушность. Ещё они любили маячить перед глазами, бить посуду и терять  ключи. Что ни день, то разбитая тарелка, что ни вечер, обязательно ключи не на месте. Совсем как дети малые.

А ещё они любили быть особенными. Я уже не помню, какие по счету сутки маячили в дверном проеме моей комнаты, но все они приходили ко мне радостные, свеженькие, с новыми идеями и предложениями, деятельные и энергичные. Все они приходили с твердым намерением изменить меня, во что бы то ни стало; и искренне верили, между прочим, во все свои намерения.

А уходили вот такие… как эти, например: кислые, обиженные, думали, будто их недооценили...

2 марта 2011

Джон Маверик

Рассказ «Невесомость»

...– Ну, Джон, – тараканьи усы деда шевелятся, пряча улыбку, – еще год, и вступаешь во взрослую жизнь? На кого пойдешь учиться?

Я опускаю голову. Слова «взрослая жизнь» влекут и дразнят, манят долгожданной свободой, и одновременно пугают. Чудится в них что-то недоброе и жесткое – беспощадное. Больше никаких поблажек. Никаких скидок на возраст. Ты – взрослый, так что изволь получать по полной.

– На агронома, – отвечаю. – Если получу место в университете.

– Хорошо, – одобрительно хмыкает дед. – Ты любишь землю. Если хочешь – то значит, так и будет... Не унывай, дружок, дети часто бывают жестоки, – он как будто считывает мои мысли, только не буквально, а как будто слегка искаженно. Или это я мыслю искаженно, а он, Йонас, считывает правильно? – С годами в человеке пробуждается милосердие.

– Да? – я хватаюсь за чашку, как за спасительную соломинку, обжигаюсь и отдергиваю пальцы. – А что ты скажешь об отце, который семь лет держал ребенка в затемненной комнате и с повязкой на глазах, чтобы развить у него сверхчувственные способности? Нам рассказывали на биологии. Когда повязку сняли, мальчик оказался слепым, все зрительные клетки мозга погибли. Это называется сенсорная депривация. А мать, которая привязывала сына к батарее, и... – запинаюсь, чувствуя, как глаза наполняются даже не слезами, а почти сухими кристалликами соли. Я не договариваю фразу до конца: история аутичной матери, заморившей голодом трехлетнего малыша, известна Йонасу из газет. – Не понимаю, дед, правда, не понимаю, как они могут? Кто эти люди? Инопланетяне? Ведь не могут они быть такими, как ты и я?

«Мужчины не плачут, показывать чувства – стыдно», – так считают все взрослые, но только не Йонас. «Слезы, Джон, это та же молитва, – не раз говорил он мне. – Если не умеешь обращаться к Богу, плачь, когда тебе больно. Бог видит нашу скорбь и знает, как помочь». Спасибо деду, только этими – слезными – молитвами я жив до сих пор.

Беспомощно закрываю лицо ладонями и тут же чувствую на плече ласковое прикосновение деда.

– Так..., – произносит Йонас мягко. – Думаю, я должен тебе кое-что показать. Пойдем, прогуляемся до пустыря, только возьми в чуланe лопаты...

1 марта 2011

Алексей Сомов

Сборник стихотворений «О чуде воскресения»

Вот он появляется на свет
будто бы с повесткой в страшный суд
(В комнате его покамест нет
в комнату его сейчас внесут)
Грузчики ругаются внизу
утро ковыряется в носу
и в тяжелом колченогом гробе
горячо и злобно мертвецу
словно в механической утробе

(Как по смрадным улицам везли
хорошо еще хоть не роняли
в недрах уцененного рояля
душу неживую растрясли)

Вот он выпускает коготки
обрывает заспанные шторы
как больной или неместный что ли
бьется в окна двери потолки
лезет по незримой вертикали
превращаясь в желтую осу
а внизу толпятся вертухаи

Свяжут руки
выломают локти
в полотенца спеленают ловко
и вперед ногами понесут
…………………………………………..
Люди в голубых татуировках
музыку из дома понесут
Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.02: Евгений Даниленко. Секретарша (роман)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!