HTM
Мстить или не мстить?
Читайте в романе Ирины Ногиной
«Май, месть, мистерия, мажоры и миноры»

Игорь Кичапов

Призрачный страж старой шахты

Обсудить

Рассказ

Опубликовано редактором: Андрей Ларин, 31.07.2011
Иллюстрация. Название: "Заключенный в дерево". Автор: Michael Mendeleev. Источник: http://www.photosight.ru/photos/3242566/

 

 

 

(Быль из жизни старателя)

 

 

Как ни банально звучит, но началась эта история с обычного полутрезвого разговора. Попробую обрисовать саму обстановку, при которой возникали подобные темы в беседах. В те годы у "золотишников" с развлечениями было не очень. А тут ещё, вы не поверите, и милиция, и ОБХСС, и дружинники – все активно боролись за чистоту нравственности… ну и свободу трудового народа от лишних денег. Поэтому, когда была уже у работяги куплена квартира (хотя на Севере это вовсе не обязательно), машина, лодка, аппаратура, желательно новейшая (с импортом тогда было очень трудно), шкафы заполнились одёжкой, обувкой, наступал полный застой в желаниях…. Дальше тратить деньги было не на что. "Болтами" и "цепурами" тогда не хвастались. Золотые цепи скромно носили под майкой, а печатки водружали на пальцы с обкусанными ногтями только при выезде на юга.

Работали, как, впрочем, и сейчас работают, «золотишники» летом, а на зиму устраивались, кто где мог, лишь бы просто числиться. Зарплату там делили конторские, а фартовому народу и летней удачи на всю зиму хватало.

И главным развлечением при таком раскладе был кабак!

Причем особым шиком считалось прийти туда прямо в ватнике, в кирзачах, типа с "поля", и сесть, небрежно развалившись, за столик с белой скатертью. В зале, конечно, публика чистенькая, отглаженная. Впечатление на нее такое явление производило. А вот директора и официанты только рады были «простого» клиента обслужить: денег он не считал, хотя особых изысков в меню не было (из импорта – только болгарские вина).

 

И вот, в один из таких вечеров в начале лета, я сидел в ресторане одного из поселков Эн-ского золотоносного района. И приключилась тут такая петрушка.

Подходит к столику бомжеватого вида мужичок и прямо спрашивает:

– Угостишь, земляк? – Я уже говорил: по одёжке у нас не встречают.

– Падай, наливай! Что, трубы горят?

– Да, вот вчера перепохмелился, – улыбнулся он.

– Пожрать чё заказать?

– Ну, если только салатик какой, и тот – полезет ли…

– Не вопрос! – Я сделал заказ. Мужичок не торопясь налил тут же и вторую, закурил (тогда такое было возможно) и уже затем спокойно представился:

– Николаем меня зовут. "Золотой" погоняло.

– Браток, – я ухмыльнулся, – да здесь в каждом поселке, как минимум, два "золотых".

– Да знаю! – махнул рукой тот и хрипло рассмеялся. – Молодежь лоток намоет и уже – кум королю!

– Ну да, есть такое… Сам-то откуда будешь? – спросил я, чтоб поддержать разговор.

– Да не местный я. – И он назвал поселок отсюда далекий, а до самого Магадана – рукой подать. – А сюда к другану приезжал, хотел его на лето сфаловатьСфаловать – уговорить (жаргон) по нашим местам побегать, а он тут в запое конкретном. Вот я с ним попал! Лаве даже на автобус не осталось. Да и он там помирает….

Коля искоса взглянул на меня. Ну что ж, намек более чем… Я, достав из кармана, протянул ему 25 рублей и показал на целую бутылку водки: – Хватит?

– Да не… Денег не надо – пропью… А водку возьму, спасибо!

– Ну, тогда подходи к закрытию, я еще посижу, а там подумаем, как беде помочь.

Колян засунул пузырек за пазуху, пожал мне руку:

– Я подойду! Обязательно подойду. – И вышел.

 

Ну, что же… Такое случалось частенько. Гуляет народ широко и порой переоценивает возможности организма. Я был уверен, что вряд ли когда снова увижу этого Золотого. К закрытию ресторана он не пришёл, а мне пора было закругляться. Вечер не очень развлёк, приличного ничего не светило, были пару мадамов «боль-мень», но при кавалерах.

Я вышел на стоянку к своей "Ниве", закурил…

В гостиницу не тянуло, решил прокатиться по поселку.

Была уже тёмная колымская ночь. Я медленно покатил по центральной улице, поглядывая по сторонам. Из динамиков "поворачивал" Макаревич. Он тогда еще не был кухмейстером, и мне нравились его песни. И… вот не верь после этого в судьбу! На одном из поворотов я заметил знакомую фигуру в телогрейке, уходящую за угол. Слегка притопив, быстренько догнал знакомца, а так как улица эта шла под уклон, то, заглушив движок, я покатил вслед за мужичком, сам не зная зачем. Коля шел и о чём-то сам с собой спорил, размахивая одной рукой. Тут я решил пошутить: подкравшись почти вплотную к нему, нажал на клаксон! Дурак, конечно, но что же… был нетрезв... Колек от неожиданности хлопнулся на пятую точку, взмахнул уже двумя руками и заорал: «С..! Б...! Козёл!!!» – и что-то в этом же духе…

Распахнув пассажирскую дверку я сказал:

– Ну, за козла ты ответишь! Садись, обоснуй.

– Егор!!! – заорал тот еще громче, – ты что ж творишь? Я ведь пузырь разбил! – Коля чуть не плакал.

– Ты что, его ещё не донес? – удивился я.

– Да нет, тот мы уже оприходовали. Я уже к тебе же собирался, а дружок опять добавить потребовал… Вот я за "сэмом"«Сэм» – самогонка и сгонял. А теперь что? – Он снова покосился на разбитую тару. – Утром сдохнет же мужик… Ну ты накосячил, Егор, – предъявил мне Колян.

Ну, если б не было так грустно, было бы смешно. – Садись, говори куда ехать.

– Да не дадут там больше, я последнюю забрал, – угрюмо пробурчал новый знакомый.

– Да не к травильщикам едем. Друг где живет? У меня есть для него.

– А… Ага… Ну да… Щазз! – Николай залез в машину и махнул рукой, – Трогай! Вон там заправка будет, рядом домик, я покажу

Я снова рассмеялся:

– Щас как трону, ведь вылетишь… – И все-таки «тронул».

– Твоя машинёшка? – спросил Колян.

– Ну, типа да.

– А сам откуда?

– Да с города я, – тогда на Колыме городом называли только Магадан. Официально считался еще Сусуман, но это уже, по-моему, несерьёзно.

– Ты по металлу?

– Ну, а то… – Такой вот разговор.

– Во! Теперь к тому домику!

Я увидел вполне приличный по колымским меркам дом. Забора, как такового, не было. Да и не часто их тогда строили: воровать почти не воровали, а садово-огородные радости были больше для утехи хозяев, а не налетчиков.

Во дворе даже стоял "Москвич".

– Да у тебя кент "в поряде", – заметил я.

– Твоя правда! Он – ходок. Но вот если бухает, то уж на полгода, и лето пропало… – горестно вздохнул попутчик. – Слушай, Егор, пойдём к нему! Я не буду пить, отдам бутылку и всё. Мне поговорить с тобой нужно. Или в машине подожди, но не уезжай, а?

Вот, опять… что это? Если бы мне не было скучно, если бы я не поверил этому бродяге, ведь не случилось бы потом того, что произошло? Ну, это я так, сам у себя спрашиваю.

Решил я всё же взглянуть на легендарного пропойцу, ведь полгода без просыпу – это уметь надо! Вошли в дом. В общем-то, кроме запаха, (Ох, этот запах! Его, что ли, специально разбрызгивают по таким вот местам, где людям плохо? По больницам, вокзалам, тюрьмам…), ничего о "бичарнике" не говорило. Даже, несмотря на запах сивухи, перемешанный в равной пропорции с духом несвежего белья, тела, залежалыми окурками, домик выглядел ухоженным. Когда-то здесь жила женщина. Потому что, на фиг мужику герань (если это она) в кадке? Да и занавесочки весёленькие, полочки… На диване, над которым была распята шкура довольно-таки приличного мишки, (вот уж, северный шик!), лежал мужичок, заросший до самых ушей щетиной. Посмотрев на нас мутными, слезящимися глазами, спросил только одно: «Принёс??!»

– Да, Бурый, все нормалёк! Вот, бродяга выручил. Познакомься, это – Егор со столицы.

Я тут уже молча вытащил из карманов две бутылки "Столичной", поставил их на табурет возле дивана. В компанию к пачке «Беломора», банки с окурками и чайника.

– Бывай, мужик, оклёмывайся! А тебя я в машине подожду. Недолго. – сказал я дружкам и вышел.

 

Возле дома была поставлена аккуратная скамеечка. Да, была хозяйка, однозначно была! За окном что-то бубнили сотоварищи. Я распахнул дверку машины, снова включил магнитофон и вернулся на скамейку. Выкурю пару сигарет, не выйдет – уеду, – решил я.

Но, не успел докурить и первой, как из коридора выметнулся Николай. (Не могу я называть его Золотым, потому что, был реальный знакомый с такой кликухой и уж поприличнее этого). Увидав меня, он облегчённо вздохнул:

– Не свалил! Егор, разговор есть!

– Ну да, небось место знаешь, где Колчак золото зарыл? – ехидно спросил я.

– Да нет, Егор! Всё по чесноку, отвечаю! Хочешь, у Бурого пробей! Дело такого рода: мы с ним прошлым летом на нашу шахту ходили, ну, где в войну рудное добывали.

– Ага…! "Золотая" сопка в каждом районе своя, – поскучнел я.

– Слышь, это реально! Там добывать ещё до конца войны перестали: малое содержание, говорят, было, – убеждённо тарахтел Николай. – Мы, местные, знаем, что там лагерь был "Петровский"(название немножко другое, не могу же я ВСЁ писать).

– Знаю, слышал. Есть такой… и что?

– Так вот. Отец Бурого там сидел!

– Во как! – не удержался я. – Ну и…?

– А то, что батька не раз ему рассказывал про ручей там один, почти у самого лагеря.

– Ясно… Но, браток, там в то время геологи были – не чета нынешним, жизнью отвечали за отработку. Так что, скорее всего, фольклор всё это.

– Да не… ты погодь! Не гони, выслушай!

– Ну, валяй, соблазняй! – Подобных историй за свою жизнь я наслушался – Джек Лондон отдыхает. Но делать особо было нечего, а тут, всё же, интересно.

– Так вот, – продолжал мой собеседник, – мы с Бурым на то три лета угробили. Есть металл, но не фонтан. Еле-еле отбивали затраты. Уже решили махнуть рукой, но прошлым летом, уже под конец, на одном шурфе ТРИ кило взяли! Вот Бурый и забухал….

"Три кило – это серьёзно", – подумал я. Но что-то как-то больно легко. Так ведь не бывает.

– И ты предлагаешь…

– Да, Егор, да! Ты на колёсах, там почти до места доедем. А ниже по реке лодочку соорудим. Там раньше дорога прям до лагеря была, но потом помыло, а может, взорвали…Шахту-то, точно, взорвали! Да сам увидишь.

 

Во, блин! Похмелил бродягу! Планы-то у меня были совсем другие. Но уж очень жарко убеждал меня этот Николай. Да и видимость былого благополучия в жилище этого Бурого подкупала. Не на пустом месте обустроился. Что же делать? А если совсем честно, ещё и интересно стало. То, что связано с теми трудными временами, всегда меня интересовало, притягивало.

Про лагерь Петровский я слыхал, даже читал, а вот сам не добирался. В том районе металл уже практически повыбрали, разработки и саму трассу грозили перекрыть. Плохое для «хищников»«Хищники» – старатели, занимающиеся незаконной добычей золота. место, всё на виду, рядом с дорогой. Но вот Петровский... Это глушь почти.

– Долго до места, чтоб до самого шурфа? – спросил я.

– Если с машиной – за сутки, ну, может, поболе, доберемся. Щас дорога плохая. Но на твоей сможем по руслу пробиться, почти вездеход ведь.

На той своей «Нивушке» я, действительно, давал жару! Пробивался туда, где люди даже мотоциклы бросали. Сильно я её не берег, нодовая, движок – это как часы работал. А внешний вид… Ну, где поцарапал, помял, так она ж, лошадка, меня кормила...

Есть у меня одна хорошая черта (ну, хоть самого себя похвалить): я решения принимаю сразу! Даже если потом жалею, то это уже ПОТОМ. Вот и тогда решил: а схожу на Петровский! Чем чёрт не шутит…

– Ну, что Колёк, за базар отвечаешь? – Посмотрел я напарничку в глаза.

– Да, Егор, мамой клянусь! Всё пучком! Там есть, я знаю!

– Ну, сильно-то не гони! Что, не знаешь, как металл убегает? (Есть у него такая противная черта: идет – идет, а потом – раз!.. И, как отрезало! Хоть насквозь проройся – нету!)

– Да знаю я все, Егор, думаю, что пофартит! Так ты пишешься?

– Когда едем? – спросил я.

– Ща, подожди, я только Бурому скажу!

– А вот говорить, Колек, никому ничего не надо! Зачем Бурому знать, куда и с кем ты идешь?

– Это как?… Мы же… вместе. Он типа в доле.

– Он в ТВОЕЙ доле, браток, если хочешь… Я работаю только на себя! Всегда! Решай....

– Ну, да… А чё тут решать? Один я не потяну. Если пофартит, с Бурым поделюсь. Может, ты и прав. Но все ж скажу ему, что уезжаю... Ты погодь…

Он снова убежал в дом, откуда тотчас же донеслась торопливая речь компаньона. Я прислушался. (Простите, некрасиво, но...)

– Короче, Бурый, ты меня подвёл, ханыжь и дальше… Приедет твоя, оклемаешься, если я буду ещё там, на месте, дойдёшь как-нибудь...

Запойный что-то забулькал, но Коля перебил его:

– И так ты поступил по-скотски! Вот, на похмел есть, а дальше крутись сам! Время уходит… Я уехал. Адьё!

Он вышел на крыльцо и взглянул на меня.

– Слышал?

– Слышал! Все правильно, когда едем?

– Да хоть щас! За ночь как раз докатим до моего посёлка. Если хочешь, я могу тебя подменить, с машиной знаком – шоферил. Так как?

 

Самое трудное – выбор – было сделано. Здесь меня ничего не держало. Заскочив в гостиницу, через полчаса мы уже пылили по трассе.

"Трасса, Колымская трасса… Магадана душаааа…" По дороге Колёк, мужик с понятием, чтобы я не заснул, травил мне местные байки: в каждом районе они свои, хотя мотивы одинаковые. Но одна была выходящая за рамки общепринятых. Кто бы знал, что именно с ней мне и придётся скоро столкнуться. Суть её, если вкратце, в следующем. Когда в лагерь «Петровский» пришёл приказ прекратить добычу, среди заключённых пополз слушок, обычный в то время: основную массу людей вывозить не будут. Кому они нужны, уже отработанные, как тот полигон? Началась паника, никто не хотел работать на свёртывание. Тогда перед ними выступил "хозяин" и сказал, что все это враньё, что мутит воду, как обычно, ворьё. И всем, кто работает, будет увеличен паек. Речь произвела обратное впечатление: "Ну, вот! Точно кончат! Продуктов уже не жалеют!"

Здесь такое и раньше случалось: человек на Колыме был самым дешёвым и легко заменяемым инструментом. Поэтому, когда шахта уже была готова к консервации, несколько десятков, а по другим версиям, несколько сотен "зека", вооруженные кирками и ломами, забаррикадировались в этой шахте, требуя приезда чуть не самого Гаранина (был такой сталинский соколок в то время), для дачи гарантий.

Наивняк… Но люди были тогда тоже немного другими. Пусть на каторге, пусть обездоленные, преданные и проклятые, но они хотели хоть кому-то верить!

Начальник же лагеря, не желая рисковать не такой уж многочисленной "вохрой", после недолгой попытки убедить бунтовщиков, отдал простой и ясный приказ: взорвать вход в шахту, похоронив всех внутри.

Отец Бурого, один из немногих тогда всё-таки вывезенных оттуда и выживших, говорил, что всё так и было. И я верю, что так могло быть.

Но…

С тех пор к людям, которые оказываются ночью в том районе, иногда подходит старый измождённый зек и просит закурить. Говорят, что если старатель при этом в ужасе не убежал, почти сразу обязательно находит ХОРОШЕЕ золото!

– Народ говорит: у них там, в штольне, с куревом плохо. Вот и «стреляет» призрак папироски. Его все Стражем зовут, – закончил Николай.

– Ну, а вы с Бурым тоже угостили бродягу? – хохотнул я.

– Не… к нам он не выходил.

– Но металл-то вы нашли!

– Металл нашли. А его не видели… И слава Богу! – вполне серьёзно ответил напарник.

Вот так, коротая времечко (за руль я всё же его не пустил), разговаривали, да по глоточку прихлёбывали водочку. Благо гаишники на колымской трассе, особенно ночью – невиданное дело.

Доехали мы до посёлка. Подогнав машину под окна дома Николая, вошли внутрь. Вот тут сразу видно: мужик холостякует! Да и побухивает. Хотя телик большой, цветной, магнитофон, по-моему "Маяк", неплохой по тем годам, ковры там, паласы, но... грязно, неухожено, неуютно. В таком доме на кровать, не раздеваясь, прям в «пижмаке с карманАми» – это в порядке вещей.

 

На следующее утро мы снаряжались. Дело это не то что хлопотное, но желательно, чтоб продукты все были свежие и хранились подольше. Поэтому, пока Колян там потихоньку собирался, я смотался в город и затарился со складов: была у меня такая возможность. Вернувшись, я застал Николая уже полностью готовым, трезвым и серьёзным.

– Ну что Егор, с Богом!? Завтра двигаем? – спросил он.

– Ну, давай завтра. "Отваливаться" будем, выдержишь? – спросил я и глаза товарища радостно заморгали.

Последняя пьянка перед выходом в тайгу – святое дело. Там – ни-ни! Даже завзятые алкаши это знают.

– Давай, Егор, по обычаю, что бы не пролететь. Да и бабу помять перед уходом охота! – разохотился Коля.

– А есть приличная? – спросил я.

– Да я тебе приведу! У меня своя тут, повариха! Ухватистая! Вот такой жопец! – Он развел руки во всю ширь. – Не веришь?

– Да бога ради! Мне бы чё-нить попроще, – отмахнулся я от подобных размеров.

– Дык, я и говорю: у ней подруга есть, училка двадцати пяти лет, без мужика… В смысле, мужик ещё не приехал. Вести?

– Да валяй, хвастайся! Но смотри, завтра поутру двигаем!

 

Скажем так: вечер удался! Было немало выпито, орали песни, клялись в вечной любви, целовались-обнимались… Я проснулся в комнате той самой училки. Довольно привлекательная женщина, и в постели не ханжа, по тем временам – это уже за счастье! Наскоро исполнив утренний супружеский кредит, мы распрощались. Конечно же, я обещал вернуться, а она – ждать. Всё, как всегда…

Добрался до Колиного дома. Он был слегка похмелённый и уже один:

– На смену с шести утра ушла, – ответил он на мой немой вопрос. – Все вышло, ну просто ништяк! – Он гордо расплылся. – Вот думаю: приподнимусь, в жены взять, что ли? Готовит – пальчики оближешь, песни здорово поёт… А сиськи! Ты сиськи её видел?!!

– Ну ладно, хорош восторгаться, едем?

– А если в дорожку…? – жалобно взглянул Колёк на меня, но тут же осёкся: – Всё! Все, Егор… Я чё, не понимаю? Душевно всё!..

И мы тронулись в путь.

 

Начало лета на Колыме – то ещё время года! Уже вроде тепло, порой жарко, а в низинах, ущельях, просто в тени деревьев ещё лежит снег. Много снега. И тянет от него такой стылостью! Как будто последний коготок зимы зацепил за шиворот и держит. Утренний туман тоже уходит тяжело, слоями, окутывая вершины деревьев, медленно уползая наверх по склонам сопок. Вот где можно напряжённые сцены для фильмов ужасов снимать!

Но ближе к полудню лето берет своё, и уже кажется, что никогда и не было этой бесконечной зимы! Всё ярко, броско, нарядно. Ну, это снова лирика...

На первом привале я распаковал тайничок. Был у меня в ту пору незарегистрированный карабин 7.62, и вполне официальная МЦ-1201. Кто не знает – это пятизарядный охотничий карабин 12-го калибра. Штука удобная, но патронов жрёт – немеряно! Коля с завистью оглядел мой арсенал: у него была простая Ижевская однозарядка. Попытался её реабилитировать:

– Но зато у меня – кучность! Пристреляна и проверена. А эти многозарядки, говорят, дерьмо. Клинят….

– Ладно, Колюха, не менжуйся, дам пострелять, – подмигнул я. Тот расплылся в улыбке.

– Замётано!

 

Как всё было в дороге, описывать долго. По пути останавливались, пробовали мыть в устьях ручьёв, обследовали старые полигоны. Золото было везде, как обычно, но небольшое.

– Вперёд! Вперёд! – торопил Николай. Дорога была ужасная, прямо сказать, дороги-то как раз и не было. Просто просека, на которой кое-где уже вырастали новые лиственнички. Скоро похоронят её в чаще совсем. А может и хорошо, когда природа за людьми прибирает. Так и надо.

Коля местность знал хорошо, мы часто двигались по руслам ручьёв. Это было быстрее и надёжнее, чем ковылять между ямин, промоин и упавших деревьев. Ехали почти два дня. Наконец выбрались в обширную долину.

– Приехали! – обрадовал мой штурманок. – Вот он – Петровский!

Таких старых лагерей повидал я на Колыме немало, этот если и был отличен, то только тем, что почти все лагерные постройки были сожжены.

– Однако… – покрутил я головой. – Впечатляет…

– Говорил же… Правда всё! – захлёбывался радостью Колька.

– А шахта где?

– Да вон там, смотри выше по тому склону, где как валун большой. Это вагонетка старая. Там и вход… был.

Потом я туда поднимался… Страшновато… Вход, похоже, был взорван, всё же. Осыпь полностью закрывала его, по ней густо стелился цепкий стланик. Еще пару десятков лет – и не увидеть, не понять, не найти.

Не сказать бы, что я суеверный, но на всякий случай перекрестил себя и завал:

– Покойтесь с миром, если вы там, бродяги….

Потом началась работа. В старом ихнем шурфе мы поначалу, буквально за пару дней, взяли грамм 250-300 металла. А потом, как я и предполагал, как отрезало! Били шурфы рядом – пусто. В отдалении – пусто, выше, ниже – голяк!

Маялись так больше двух недель. Коля уже психовал.

– Может, пройдём по ручью, до истока? – как-то предложил он.

– Давай до конца недели ещё пробуем, потом будем сворачиваться. Время уходит. Надо думать, куда успеем ещё прыгнуть, – тоже уже со злостью обрезал разговор я. И следующей ночью случилось то, из-за чего, собственно, и решил я рассказать эту историю.

 

Спал я в машине. Палатка у меня была хорошая, но как-то в «нивушке» мне привычнее. Подмораживало, и под утро я слегка замёрз. Включил двигатель, печку и снова задремал. Не знаю, что это было, но вряд ли я надышался газов. Ни до, ни после я никогда не угорал в своей машине – все работало исправно. А тут… Вот как объяснить?.. Уже снова засыпая, слышу: вроде как сучок треснул. Приоткрыв глаза, увидел какую-то фигуру… нечёткую… расплывающуюся. Знаете, как это бывает в обычном сне: всё вроде видишь, а вот собрать образ не выходит…

До рези в глазах всматриваюсь… и с ужасом понимаю: ...это Он!!!! Если я и спал, то вспотел вполне явно… Отвечаю: я ЕГО видел!! Разглядел до мелочей: старая разорванная телага, бирка на груди, космы волос из-под старой ушанки... И лицо – измождённое, грязное, небритое... Осторожно открыв дверцу, я вышел из машины… Уже стелился тот самый предутренний туман. Клочьями… сползался… расходился… Фигура зека то появлялась, то пропадала. Я потихоньку шёл в его сторону, но… расстояние НЕ СОКРАЩАЛОСЬ!... Это точно, я чувствовал! Было очень тихо, невероятно тихо, неестественно… тихо. Слышал только своё дыхание и стук сердца….

– Тебе курить? – шёпотом спросил я призрака.

Он не ответил. Вроде, стал удалялся, но вдруг!.. Страж сделал движение рукой возле рта. Так обычно, жестом, просят табачка. И кивнул головой…

– Понял, братан, – говорю, – понял, щас сделаю.

Достал из кармана пачку сигарет и протянул ему. Не подходит. Иду навстречу – удаляется! Я нагнулся и положил пачку на пенек. Страж одобрительно моргнул и махнул рукой, мол, уходи. Я опять негромко обратился к нему:

– Братишка, прости, я не верил в тебя… Пусть вам ТАМ будет хорошо…

И вернулся в машину.

Снова туман накрыл поляну.

 

Когда я проснулся, было уже солнышко. Приснилось, решил я, но… в кармане не было сигарет! Я выскочил из машины, метнулся к тому пеньку – пусто! Конечно, если я действительно, что и клал на него, то, скорее всего, пачку уволок первый же бурундук или евражка. Может, я свои сигареты забыл ещё у костра… Хотя в машине же я курил…

В голове всё перепуталось. Сон, явь… Вообще-то, по своей натуре, я скептически отношусь к подобным вещам. Но судить вам: пишу, как было. У костра сигарет тоже НЕ БЫЛО…

Почему-то Коле я ничего рассказывать не стал. Тему эту мы больше не поднимали, а выглядеть смешным я не хотел. Вот впервые решил поделиться….

Да, кстати, металл мы в истоке ручья НАШЛИ!!! Не то чтобы очень много, но ещё и на следующее лето я приезжал добирать!

А к заваленному входу шахты я привез 100 пачек "Беломора". Больше страж ко мне не выходил...

 

 

 

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу

Рассылка '"НОВАЯ ЛИТЕРАТУРА" - литературно-художественный журнал'



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

13.02: Евгений Даниленко. Секретарша (роман)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!