HTM
Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2017 г.

Архив публикаций за август 2006

2001  2002  2003  2004  2005  [2006]   2007  2008  2009  2010  2011  2012  2013  2014  2015  2016  2017 

январь   февраль   март   апрель   май   июнь   июль   [август]   сентябрь   октябрь   ноябрь   декабрь  


31 августа 2006

Валерий Пайков

Сборник стихотворений «Из цикла «Одесский пляж»»

Всё в пятницу закрыто на шабат –
положенное время для молитвы.
А мы берём с товарищем поллитры,
уходим в тень, в полупрозрачный сад.
В молчании садимся на траву –
для этих целей и стригут газоны.
Бесплатно дышим воздухом озонным,
и, забываясь, грезим наяву:
«А помнишь, мысли не было милей
жить вместе на земле обетованной?»...
Но вот мы здесь, а словно в разных странах,
и холод встреч всё резче, всё больней.
И, как лекарство, вынужденно пьём
отраву непонятного напитка.
Ответь мне, друг, к чему нам эта пытка?
Не возродить минувшее. Пойдём.
30 августа 2006

Paranoid

Рассказ «Дом верёвочной петли»

...Я примерно вычислил, где находится квартира, меня интересовавшая, и остановился перед дверью. По крайней мере, дверь была самая обыкновенная. Сбоку от неё стоял большой горшок с землёй, из которого торчало небольшое деревце, весьма чахлого вида, корявое и со светлыми листьями. Мне так и представилось, как два раза в неделю, где-нибудь ночью, чтобы никто не видел, открывается дверь, и тёмный сгорбленный человек с лейкой в руках поливает дерево. Стало не по себе от этого.

Я огляделся – никого не было – и присел, припав глазом к замочной скважине. Из-за опущенных штор было темно и почти ничего не видно, но дневной свет было очень тяжело сдержать даже крепкой плотной тканью, и редкие лучи, пробивавшиеся в щели, осветили как раз напротив замочной скважины пятно в несколько квадратных дюймов, не больше портсигара. Это была какая-то бесформенная куча, высотой где-то в половину человеческого роста, возвышающаяся посреди комнаты. Мне показалось, что это была земля. Ещё луч выхватывал ногу куклы, обтянутую в бархатные рейтузы. Это было всё, что я смог увидеть. Конечно, лучший способ подсмотреть – явиться сюда ночью, когда он бодрствует, но из-за таких мыслей мне стало совсем нехорошо: не мог понять, чем он меня так заинтересовал. Я никогда не любил паноптикумы.

Я встал с колен, отряхнул брюки и сделал шаг назад от двери. Мне снова пришла на ум мысль о том, что я делаю сейчас совсем что-то непонятное и аморальное, однако развить её или хотя бы довести до конца мне не удалось: косяк двери застонал и она немного приоткрылась. Я тут же решил, что меня за этим негодным занятием как раз и застали, вследствие чего в голове тут же завертелись шестеренки, и я стал бешено искать правильный ответ на ещё незаданный вопрос; но дверь приоткрылась сама. Никого не было. Может, это было тем самым провидением, может, существо забыло закрыть дверь на ключ, как обычно, а ветер из форточки сделал так, что она отворилась. В любом случае, я замер в нерешительности, и если мгновение назад я хотел исчезнуть отсюда, то теперь мне снова стало интересно, и теперь уже густая темнота, медленно выползавшая из комнаты, влекла, а не пугала. Ещё много мыслей могло бы возникнуть в моём мозгу, если бы я дал им для этого время, но я просто сделал шаг вперёд, уже не думая о последствиях...

28 августа 2006

Владимир Ганзенко

Рассказ «Перелёт»

…угловатый человек привычно ерошит ладонью короткие рыжие волосы. У него длинное лицо и добрые близорукие глаза. Они стоят вдвоём на открытой площадке под самым небом. Пол вымощен чёрно-белой плиткой. Ветер посвистывает неодобрительно. О чём мне с ним говорить? Он всё равно не поймёт ни слова.

Рыжий начинает первым.

Ты беспокойный человек. Если будет нужно, я найду повод побеседовать с тобой в подвале. Но… Не думай, что я поволоку тебя на дыбу, начну рвать раскалёнными клещами. Такая боль проходит. От боли люди перестают ощущать свою вину. Они начинаю жалеть себя и ненавидеть правосудие. Ты согласен со мной?

Шах.

Правосудие? Я бы согласился с тобой, если бы мы обсуждали эту философскую проблему за кружкой дешевого вина в приятной компании. Но ты уже запустил свои пальцы в мою душу, это похуже, чем ржавые клещи.

Я прикрылся.

Ты не понимаешь. Я не причиню тебе вреда. Я не могу причинять людям вред. Только боль. Ты не понимаешь.

Ещё шах.

Я не понимаю тебя. Ты кажешься мне несчастным и добрым человеком, но я знаю, что это не так. Ты не несчастный, не добрый и не человек. Я не понимаю тебя.

Жертвую коня.

Ты обвиняешь меня. Это жестоко. Это похоже на мою работу. Но я делаю это гораздо лучше. После моего подвала люди начинают обвинять себя, и такое правосудие поистине безгранично. Любому найдётся, в чём себя обвинить, надо лишь правильно выбрать дорогу к сердцу. Ты хочешь попробовать?

Неудачно.

Эти дороги приводят не к сердцу. Кажется, я начинаю понимать. Ты…

Шах.

Помолчи. Да. Я попробовал раньше других.

Прикрывается слоном.

А ты пытался повернуть обратно?

Шах.

Молчи! С тех пор…

Мат. Я спускаюсь один...

25 августа 2006

Евгений Свинаренко

Роман «Учитель-психопат»

...Готов с прищуром посмотрел в глаза завуча. «Что это, она блефует или у нее действительно что-то есть для меня»? Сафронова качала головой, как бы говоря: «Ну, все, дружок, допрыгался».

– Ой, как я испугался, – иронизировал Готов, – описался даже. Что вы можете? Предупреждение сделать или строгий выговор с занесением? Нашли, чем пугать. За всю жизнь я подобной лабуды столько наслушался! Жалко, что вы не были на том заседании… когда меня из комсомола исключали. Там какая-то толстая девка, в белой рубахе и с пионерским галстуком, чем-то на вас похожая, сказала: «Надеюсь, вы понимаете, товарищ Готов, что путь в партию вам заказан. У вас осталась последняя возможность…» Вы не представляете, как я по полу катался от смеха. Какая, спрашиваю, возможность, застрелиться что ли? А она: «Над этим вы должны сами подумать».

– Я бы на вашем месте так не радовалась, – интригующе заметила Сафронова. – Нам стало известно…

– Откуда? – испуганно перебил Готов. – Кто… кто вам сказал? Я… я не виноват. Я стал жертвой обстоятельств. Они приходили ко мне и оставляли какие-то ящики. Ввели меня в заблуждение. Это для вас они террористы. А я… я простой конторский служащий, в политике ни бум-бум. Я-то думал, что ваххабиты – это такие бородатые добряки, добрые бородачи. У них для меня еще пароль такой прикольный: «Открывай шакал, пока двэрь нэ вышибли».

– Мне стало известно, – недослушала Сафронова, – что вы вынесли из школы бюст Ленина.

– Слава богу, обошлось, – стер пот с лица Готов. – Думал – все, хана мне. Так что вы говорите? Бюст Ленина? У Ленина был бюст? Не знал...

23 августа 2006

Рустам Ниязов

Сказка «История о том, как веселый шаир разучился смеяться»

...От этого рассказа плечи бедного Шаира затряслись еще сильнее, слезы прямо брызнули из глаз. Где-то краешком все-таки скользнула мысль о том, что происходит что-то неладное с ним, что нельзя так плакать и убиваться от рассказов первого встречного человека… Но, не мог ничего поделать с собой.

Неуемная старушка, покряхтывая и поскуливая, выдавала рассказ за рассказом о своих бедных сыновьях. И чем больше просил шаир рассказывать о ее сыновьях, тем жестче и сильнее становился ее голос. От былого скуления не осталось и следа. Зато в голосе появились странные рычащие звуки, как если бы она объелась сорной травы шафран, и у нее разболелось горло.

И чем больше плакал бедный шаир над ее горем, тем больше слабел. Он уже не пытался подняться на ноги, он обливался слезами, чувствуя жжение в глазах и жажду.

Когда взошла луна и осветила разрушенный храм, у стен которого они сидели, у Зарпы возникло смутное, едва тлеющее желание посмотреть на свою мучительницу, так не вовремя подвернувшуюся на дороге. Все-таки с трудом смог повернуть голову… О, увиденное напугало его настолько, что у него мигом просохли слезы...

22 августа 2006

Александр Нинидзе

Эссе «Аутсайдер»

...Именно поэтому в данной статье речь идёт об аутсайдере, постороннем, и не только с точки зрения обучения или нации, а скорее в существенном, даже в социальном плане. В темах подобного рода единственная проблема – это найти стиль, так как идея приходит потом. Таким образом, данная статья не имеет никакого отношения к интеграции, положению беженцев и к исламским мечетям на территории Италии. Этот бесплодный материал я бы оставил для полуфашистских газетёнок. В то время как перед юным сознанием (и не только) предпочитаю наблюдать за посторонним, который иногда замечается в зеркале, то есть человек перед собой, а значит и перед миром...

21 августа 2006

Ашот Бегларян

Рассказ «Дед Мороз (исповедь в канун Нового года)»

...Лишь потом, уже после войны, я ужаснулся – как-то тихо, незаметно ушли друзья-товарищи, не попрощавшись, словно и не жили на этом свете никогда. Я был ошеломлен этим открытием... Неужели и я мог оказаться на их месте?.. Не верится... Живому трудно представить себя мертвым, как, наверное, веселому журчащему горному роднику трудно представить себя льдом. А впрочем, что я говорю?! Ведь родники рождаются из, казалось, мертвого и холодного льда, как, впрочем, и герои рождаются… из смерти, героической своей гибели, а точнее, возрождаются ...

Да, война непонятным, а вернее, понятным только ей образом сберегла меня в самых сложных ситуациях – хотя был достаточно крупной, открытой, неуклюжей мишенью. Впрочем, пуля – дура: однажды, лежа на сопке, в безопасном, вроде бы, недосягаемом месте, вдруг почувствовал в ботинке горячую боль – очередь, сразу три пули, раздробили стопу... «Кажется, задело», – буркнул я себе под нос. И когда из ботинка, словно из фонтана, в три струи хлынула кровь, понял, что теперь настала очередь ребят пособить мне...

– Папа, а почему тебя «выгнали» на войне? – видно, не понимая до конца значения слова, спрашивает малыш.

– «Выгнали»? – переспрашиваю я, с трудом отрываясь от воспоминаний и возвращаясь к действительности.

– Да, выгнали, – твердо и настойчиво говорит он.

И мне приходится выдумывать легенду про то, как меня «выгнали на войне»... Видать, он хотел сказать, почему тебя «выгнали на войну» или «выгнали с войны»? Я начинаю бормотать что-то, не совсем понятное мне самому. Мой ответ, как и следовало ожидать, не убедил его, и он спрашивает:

– Папа, а почему ты стал солдатом, а не Дедом Морозом?..

18 августа 2006

Сергей Решетников

Рассказ «Плотник»

...Честнее не оставлять по себе памяти. Боб так учил. Потому что пока сохраняется память, время теряет смысл. «Чудак, не обижай время, и получишь ты свою вожделенную вечность, время само ее отдаст!». Он купил старый «форд». Зачем человек пространства приобрел автомобиль, застревающий в каждой луже? «Чтобы проехать на нем Сибирь». Для чего пускаться в путь на машине, которую и в Москве трудно отремонтировать? «Чтобы любую сельскую кузню ради такого праздничного случая превращать в фирменный сервис! Ну, как воду в вино...» Ладно, следуя логике парадокса, спрошу дальше: зачем взял в жены женщину с искалеченным лицом? «Да ты и так все понял, приятель, ответ напрашивается сам собой!»

Чудеса в жизни бывают. Например, когда старая шарманка вдруг сыграет незнакомую мелодию. Любила Таня, разумеется, только его, Боба. А прилепилась ко мне в благодарность за минуту соприкосновения с силой, ни названия, ни природы которой мы оба не знали. Кажется, я оставил семью, да, так оно и было. Таня чувствовала себя виноватой: не придумать хлеще пощечины, чем уйти к такой, как она, образине. Но повторить новый мотив шарманка не могла. Хотя я отлично знал ноты: доброта питается злостью, ум – безумием, сила вырастает из слабости. Причем чем дальше шагнешь в противоположном от цели направлении, тем ближе к цели окажешься. Твоя мощь и великодушие будут настолько велики, что даже страшная маска вместо лица не оттолкнет от женщины. Ты обретешь способность видеть сквозь несовершенные покровы, заглядывать в душу и только с ней вести разговор...

17 августа 2006

София Острицкая

Сборник стихотворений «Изнутри»

простите, простите,
я плакса и нытик,
завистливый критик,
но лишь потому, 

что от экономик
устала, политик,
разбитых корыт и
уже не пойму –

где житель, где зритель
во мне... отпустите,
за мной не ходите,
оставьте одну. 

хотите – любите,
но только не врите,
а значит, молчите –
слова ни к чему.
16 августа 2006

Виталий Ключанский

Сборник стихотворений «Дуэтом поражений и побед...»

Идет караван мой по пустоши лет,
Куда караванщик укажет.
И каждый верблюд в нем – певец и поэт.
А как же?
И я – не последний носильщик в роду,
Хотя не дорос до Гомера.
Но счастлив уже тем, что в связке иду,
Без меры.
Мы все перевозим поэмы небес,
Не слишком вдаваясь в подстрочник,
Нас гнет до земли ощущаемый вес
Тех строчек.
Не весь караван, но какая-то часть
Достигнет оазисов Млечных,
И там уж напьется Поэзии всласть
Навечно.
14 августа 2006

Александр Либиэр

Эссе «По ту и эту стороны существования»

...«Кто понял жизнь – тот не спешит». Этот афоризм я впервые увидел на двери отдельного гостиничного номера, в котором мне довелось однажды остановиться. Видно кто-то хотел его увековечить в истории данного отеля. Фраза эта была аккуратно выведена чернилами, и у меня складывалось впечатление при взгляде на нее, что эта мысль, запечатленная на двери, претендует не менее, чем на изречение дельфийского оракула. Но спустя некоторое время я вдруг усомнился в истинности данного высказывания. Мне почему-то казалось, что истинным будет как раз противоположное суждение: «Тот спешит – кто понял жизнь». Я считал, что понимание жизни – это, в первую очередь, осознание ее неизбежного конца, а уже потом, как следствие из этого осознания – обретение смысла жизни. Отсюда и спешность – спешность от желания успеть сделать все намеченное в своей жизни; спешность – от желания оставить свой след на земле; спешность эта – не перед жизнью, а перед смертью. Причем я думал, что если моя жизнь должна когда-то закончиться, то это вовсе не должно означать, что ее вовсе не стоит проживать, а уж тем более, что она не может иметь никакого смысла. Тот неспешный, я бы сказал вальяжный образ жизни, который проповедовал неведомый мне мудрец, показался мне тогда откликом апологии абсурда жизни, который когда-то так болезненно и мучительно переживал Альбер Камю, с творчеством которого я был хорошо знаком. В моем сознании рождались мучительные вопросы: «Не является ли осознание абсурдности своей жизни источником и главной причиной этой жизненной неспешности?»; «Не есть ли жизненная неспешность суть преклонение перед смертью?» Тогда получается, что не спешит – тот, кто понял лишь неизбежность смерти, а не смысл жизни, что противоречило самой сути суждения.

Должно было пройти более пяти лет, прежде чем я смог, наконец, согласиться с тем высказыванием, которое так встрепенуло мою душу. Оказывается, раньше я не мог понять очень простой истины, которая скрывалась под данным высказыванием. Истина эта заключалась в следующем: важно – не сколько проживет человек, а как он проживет. Отсюда и постулирование неспешности, которая должна оберегать и культивировать качественную сторону жизни. Как часто в погоне за жизнью (точнее за ее благами), человек теряет свое достоинство лишь потому, что стремится любым путем достичь поставленной цели. С другой стороны, я также понял, что постулирование неспешности необходимым образом связано с основными положениями теории реинкарнации, в контексте которой это постулирование приобретает особую силу и определенный смысл.

И если нам приходится говорить о спешности жизни, то понятие «спешить жить», на мой взгляд, вовсе не должно означать – успеть взять от жизни все возможные блага, которые она предлагает. Спешить жить – должно означать, в первую очередь, старание отыскать и осуществить ее смысл в бытии мира; спешить жить – должно означать утверждение жизни в ее онтологическом статусе существования, т.е. в том смысле, который предустановлен ей свыше ее Творцом.

О том, что такое жизнь и что такое смерть и в чем смысл их существования, будет идти речь на протяжении всей этой книги. Причем все рассуждения и обоснования, которые будут приведены в ней, излагаются с точки зрения эзотерической науки, основы которой хранятся в таких эзотерических традициях, как Каббала, гнозис, суфизм, йога и др. Все эти традиции имеют единый источник происхождения – Примордиальную традицию, передачу знания от высшего мира низшему...

13 августа 2006

Бауржан Тойшибеков

Сборник авторских афоризмов «Совесть – не судья, совесть – прокурор»

...Настоящий писатель начинается не с той первой строчки, которую он написал, а с той, которую он зачеркнул...

12 августа 2006

Роза Бекниязова

Рассказ «Чинно беседовали старик и старуха»

Съездила старуха в большой город, увидела детей своих и сердце успокоила. Слава богу, все живы-здоровы. Что ещё нужно матери? Пришла домой и принялась с лёгким сердцем за своё хозяйство. Вечером надоила коров. Поставила на печь кумган, налила колодезной воды. Принесла дров, которых нарубил старик, развела огонь и заварила ароматный кара чай с молоком. Пришёл старик. Взял из ведра кружку воды и умылся. Затем чинно сел на своё почётное место и вместе со своей старухой начал пить кара чай с молоком. Старуха достала из хурджума гостинцы, которые привезла из большого города.

– Какая румяная булочка! – сказал старик, пробуя булочку, которую принесла старуха. – Их испекла Паршагул или Айнагул?

– Да что ты, старик? Я купила её на базаре у одной кореянки, – рассмеялась старуха.

– Да-а-а – вздохнул старик. – А эти конфеты, наверное, передала жена Айтбая или Турганбая?

– Да, что ты несёшь, старик, – пуще прежнего рассмеялась старуха – Я купила их в магазине в большом городе для тебя. Они очень свежие и мягкие, таких в нашем магазине не купишь. У Айтбая и Турганбая и на дастархане-то не было конфет.

– Да, что ты говоришь, старая? – удивился старик.

11 августа 2006

Татьяна Коломеец

Сборник стихотворений «Заречемся...»

Парус... Нырнем под вечернюю гладь
И заречемся – не биться о камни
В блеск нарастающий, тающий, став
Равными в силе скольженья пловцами.

Паруса вянет листок-полотно,
В горькой воде его тело полощет.
Парус без ветра и зыбкое дно
Якорем тянет в забытую толщу.

Парус… Нырнем под вечернюю гладь
И заречемся…
10 августа 2006

Ирина Логинова

Рассказ «Исповедальный список»

Преклоненный перед безнадежным простором мокрого поля, Платонов плакал и говорил о простой и неисполнимой мечте: оказаться в купе игрушечного в своей нереальности поезда, и чтоб горела лампа, располагая к душевному разговору со случайным попутчиком. Уехать, говорить о другом или молчать. Платонов плакал и старел на глазах, и природа, вторя ему, теряла ленивую щедрость красок: обезлюдели поля, иссеченные дождем, поблекла зелень лесов.

Понятна мне сегодня тоска моего любимого Платонова? Какого рожна ему надо было? Что понесло его из теплого дома, из-за ломящегося от яств стола, от «многоуважаемого» шкапчика под лестницей, хранящего неиссякаемые запасы мадеры, – в поле, под дождь? Что за прекрасные дали мнились Платонову за горизонтом, обозначенным связкой зеленых вагонов? Платонов не знал. Чехов не знал. Мы так и не узнали, хотя сегодня, сейчас, мы с вами – в той самой дали, куда стремился Платонов. И если б нам столкнуться лбами – не испугали ли бы его наша тоска, а сверх того неизбывная злоба, порой – пустота, часто – безмыслие, и общая для всех – мучительная неуверенность во взглядах и движениях?

4 августа 2006

Вячеслав Перегудов

Рассказ «Счастье»

...Дело в том, что с его появлением изменилось во мне что-то, треснуло.

И стало мне все чаще видеться, что я – маленький, ничтожный, оставленный посреди бескрайнего пустыря, заросшего ковылем и иван-чаем, а чуть поодаль проносится с грохотом локомотив, и вагоны, вагоны, груженные черными полированными роялями и бешено вращающимися балеринами, и арфы блестят на солнце золотом лебединых шей, и там пение невидимых хоров, и смех, и это все мимо-мимо-мимо. А я стою, и держат меня сухие стебли земной травы, сцепляются, обхватив щиколотки, и до крови режут беззащитную плоть. И силюсь я вздохнуть, но нет для меня воздуха, и слезы по моему лицу льются ручьями: жизнь мимо пролетает, с грохотом, звуками оркестра – настоящая, звенящая, большая.

И тысячи раз, захмелев, говорил я ему:

«Завидую я тебе, мой гость, ибо с камнями полевыми у тебя союз, и звери полевые в мире с тобою».

И как легкий газ из прохудившегося дирижабля уходит с шипением, ушел покой из жизни, осознал я – бардак в голове – силосная яма.

Потому что все дни мои – скорби, и мои труды – беспокойство; даже и ночью сердце мое не знает покоя. И это – суета!

И узрел я ,что пуста моя душа, как похоронный барабан, а состояние моего банковского счета велико весьма, но какой в том прок, если то, что я принимал за путеводную звезду, были лишь бледные болотные огни, заведшие меня в трясину безысходности.

И оглянулся я на все дела мои, которые сделали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их: и вот, все – суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем!..

2 августа 2006

Денис Казаков

Рассказ «Савита»

...Когда мы пришли в школу, в актовом зале было уже полно народу. По краям зала, возле стен, скопились группы нарядных школьников в цветастых платьях и черных костюмах. В воздухе стоял монотонный гул, где-то еле уловимо звучала музыка. Мы с Савитой вошли, и никто не стал оглядываться и смотреть на нас, как я представлял. Конечно, кто мы были, – две серые мышки, не представляющие ни для кого никакого интереса. Мы шли посреди зала, будто знали куда идем. Может, Савита знала, а я не знал. Я просто шел.

О том, что Савита знала, куда идет, я узнал потом, когда вдруг обнаружил, что она отсутствует уже довольно долго. Когда мы прошли через весь зал и влились в толпу гудящих людей, Савита отпустила мою руку и что-то сказала мне, но я не услышал из-за большого шума. Но я в принципе понял, что она хотела сказать. По всей видимости она пошла в уборную, как обычно делают девушки, придя на какую-нибудь вечеринку. То ли они думают, будто что-то не так с их внешним видом, то ли им сразу в туалет хочется, черт его знает.

Так вот, я ждал ее, ждал, и что-то нехорошо мне стало на душе, что-то меня начало тревожить. Знаете, так бывает, когда кого-то ждешь, прямо как интуиция какая-то. Ну, я и не выдержал и пошел узнать, что она так долго там делает. Я прошел через зал к выходу. Недалеко, по правую сторону была уборная. Я подошел и открыл дверь. Там стояли три девицы из моего параллельного класса и курили. Они обернулись и посмотрели на меня. Я сразу захлопнул дверь. Где же она может быть? – подумал я и решил выйти на улицу, – может она там стоит? Но и там ее не было. Тогда я решил проверить туалет на втором этаже. Там, конечно, был мужской туалет, но я все равно решил проверить и стал подыматься на второй этаж. Вообще-то туда никто не ходил, уж очень грязно там было и воняло. Ходили все за школу в уличный туалет, и я ходил, но в этот раз меня тянуло что-то, понимаете? Что-то мне подсказывало, что надо заглянуть туда.

И я заглянул. Заглянул и боже мой! То, что я увидел, потрясло меня до глубины души...

1 августа 2006

Елена Зайцева

Критический обзор «Кто к нам пришёл и что бы это значило – II (№21)»

...Странно прозвучит, но понравилось только то, что собаку зовут Блажа. Сразу и «блажь» и «лажа» («Вчера я ехал на пригородной электричке имени Вени Ерофеева «Москва-Петушки» за своей собакой Блажей, которая жила полтора месяца у Катерины Ивановны, пока мы на Соловках и на Селигере»)...

А «Гойя Босховны», «Навна Мятновна», «Маленькая Гугнивая Мадонна» – нет, не понравились. Какой-то парад нарицаний, и видно, что автор им любуется. Вообще, у Янева такая вот «отстранённо-наблюдательная» позиция, он на всех смотрит, всё называет; можно, конечно, сказать, что это и есть литература, но почему-то страшно не хочется, чтобы он на тебя посмотрел. Не потому что будет правда, не потому что будет искажение. Потому что будет такая правда (такое искажение)...

Пользовательский поиск

Клуб 'Новая Литература' на facebook.com  Клуб 'Новая Литература' на g+  Клуб 'Новая Литература' на linkedin.com  Клуб 'Новая Литература' на livejournal.com  Клуб 'Новая Литература' на my.mail.ru  Клуб 'Новая Литература' на odnoklassniki.ru  Клуб 'Новая Литература' на twitter.com  Клуб 'Новая Литература' на vk.com  Клуб 'Новая Литература' на vkrugudruzei.ru

Мы издаём большой литературный журнал
из уникальных отредактированных текстов
Люди покупают его и говорят нам спасибо
Авторы борются за право издаваться у нас
С нами они совершенствуют мастерство
получают гонорары и выпускают книги
Бизнес доверяет нам свою рекламу
Мы благодарим всех, кто помогает нам
делать Большую Русскую Литературу



Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Сейчас собираем на публикацию:

11.07: Дмитрий Линник. Все красивые девушки выходят на Чертановской (рассказ)

 

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:


В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Вы можете мгновенно изменить ситуацию кнопкой «Поддержать проект»




Купите свежий номер журнала
«Новая Литература»:

Номер журнала «Новая Литература» за март 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2017 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2017 года

Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за ноябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за октябрь 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за август-сентябрь 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за июнь-июль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за май 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за апрель 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за март 2016 года

Номер журнала «Новая Литература» за февраль 2016 года  Номер журнала «Новая Литература» за январь 2016 года



 

 



При перепечатке ссылайтесь на newlit.ru. Copyright © 2001—2017 журнал «Новая Литература».
Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.
Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.
Купить все номера 2015 г. по акции:
Литературно-художественный журнал "Новая Литература" - www.newlit.ru
Реклама | Отзывы | Подписка
Рейтинг@Mail.ru
Поддержите «Новую Литературу»!